Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Прогноз для России на 2017 год   204

Главные тексты МХ

25.02.2017 12:53  9.5 (4)

Михаил Хазин

3126

Прогноз для России на 2017 год

Как обычно, прогноз на будущийточнее, уже начавшийся, 2017 год для России предваряется анализом прогноза на год предыдущий. Прогноз этот был традиционно опубликован в начале марта, так что прошел год и нужно подробно обсудить, что же там было сказано. 

Отмечу, что традиция держать все годовые прогнозы, история которых уже довольно длинная, в одном разделе на сайте, представляется многими «экспертами» как не очень разумная — но я с негодованием отметаю саму идею ограничить доступ к старым прогнозам.  Дело в том, что в основе этих прогнозов (а других я, кстати, и не делаю, все остальное — это публицистические или даже полемические рассуждения на тему) лежит наша теория современной капиталистической экономики и, как следствие, текущего кризиса — и демонстрация истории развития этой теории является важным фактором ее верификации. Так что всем, кто пытается объяснить, что «все предсказания Хазина не сбылись», я настоятельно рекомендую эти прогнозы прочитать.

Так вот, первым утверждением предыдущего прогноза было то, что развитие ситуации, как экономической, так и политической (тогда, когда писался прогноз на 2016 год, это было предположение, сейчас стало реальностью – в США пришли к власти антилиберальные элиты), создаст серьезную угрозу для системы управления страны. Собственно, в тексте эта проблема получила название «административный коллапс». Отметим, что до катастрофы дела тут (пока?) не дошли, но количество, например, бытовых аварий в ЖКХ резко выросло. Так что общая проблема никуда не делась и тенденция проявляется достаточно четко. 

Отметим, что либеральная «команда» тут решила вопрос с выборами очень просто - приписав либеральной по происхождению и бюрократической по сути «Единой России» 150% от реально полученных голосов, она нанесла Путину жесточайший удар, резко ограничив его возможностям по модернизации (о чем ЕР прямо сказала сразу после выборов) и конструктивной работе с правительством. И, кстати, существенно ограничив его возможности во внешней политике, поскольку обещать Трампу что-то «антиклинтоновское» с учетом совершенно «проклинтоновской» направленности правительства теперь будет достаточно сложно. Что, собственно, в прогнозе и было предсказано.

Отдельно в прогнозе было много сказано про девальвацию 2014 года – как либеральной атаке на Россию. Здесь подтвердилось все — и то, что итог 2016 года оказался сильно лучше результатов года 2015, и то, что спад в отечественной экономике продолжился. Вообще, о роли МВФ как «штаба» нашего правительства, интересы которого к интересам России не имеют вообще никакого отношения, в прогнозе говорилось очень много и, в общем, ничего отрицать из него я не могу. Единственное что, сегодня, после первого месяца президента Трампа, можно много чего добавить — но это можно прочитать в текущих моих текстах на этом сайте.

Довольно много в прогнозе было посвящено сложным отношениям конкретных лиц в правительстве и администрации Президента, но здесь, как понятно, можно говорить только о совпадении тенденций, а не о конкретике, она зависит от слишком большого количества случайностей. Так, в прогнозе ничего не было сказано о падении рейтингов правительства и Путина по итогам думских выборов, об отставке С.Б. Иванова и странном положении патриотических сил по итогам выборов. Дело в том, что частная информация показывает, что, например, в некоторых регионах «Родина» набрала довольно много голосов (и даже преодолела 5%-ый барьер на федеральном уровне), но тема фальсификации выборов, как крайне опасная для устойчивости государства, продолжения не нашла. Но в результате у общества исчезли последние иллюзии о «демократии».   

К слову, в прогнозе специально отмечалась тяжелая ситуация для Путина. Дело в том, что он за последние годы показал себя выдающимся мастером тактики, чего никак нельзя сказать о стратегии. Но к анализу раскола мировых и внутренних элит по итогам последних лет, раскола, который еще более усилился по итогам выбора Трампа, у меня претензий нет — и отказ Путина сделать стратегический выбор очень усиливает проблемы. О причинах такого отказа можно много говорить, в том числе об этом будет сказано ниже, но факт тут очевиден.

Довольно много места в прогнозе было уделено той «красной» линии, которая ограничивает политику «реального» (а не легендарного) Путина. События прошедшего года показали, что он (даже с учетом необходимости делать стратегический выбор) так эту «виртуальную» линию и не пересек и в этом смысле (и это уже некоторый прогноз) очень интересен вопрос: насколько эту линию сдвинуло избрание Трампа. Судя по аресту Улюкаева – сдвинуло (хотя посадить последнего в тюрьму пока (?) не удалось), но вот насколько – большой вопрос.

Главным достижением прогноза стал анализ потенциальных отношений Путина и Трампа (напомним, прогноз был опубликован в конце февраля 2016 года, за 8 месяцев до выборов в США), к которым и сейчас, по истечении года, у меня претензий нет. И в этом смысле еще одним его достижением стало описание того факта, что конструктивного сценария у Трампа до сих пор нет. Собственно, как это следует из нашей теории и написано в прогнозе для мира, и быть не может. В отличие от нас. 

Это еще одна важна часть прогноза, которая реализовалась в теории (то есть, у нас есть серьезное конкурентное преимущество), но совершенно не используется на практике. Это понятно — поскольку, как это подробно объяснялось в прогнозе и других текстах, экономическую политику у нас определяют «финансисты» (анализ девальвации 2014 года тому пример), для которых Трамп — лютый враг и поэтому все действия, направленные на усиление «изоляционизма», ликвидируются «как вид». И вот здесь имеет смысл перейти собственно к прогнозу на 2017 год, поскольку в экономической части прогноз на 2016 года реализовался полностью, то есть имел место вялотекущий спад, который совершенно не собирается останавливаться. 

Я уже написал о «красной» линии политики Путина, которая связана как с его личными качествами (он с большим трудом расстается с людьми, которые сделали ему что-то хорошее), так и с политическими предпочтениями. В первую очередь — с принципиальным отказом от обострения ситуации, чреватым движением к гражданской войне. Жертвы карательной «судебной» системы России (кавычки поставлены потому, что суда, в классическом понимании этого слова, в современной России вообще нет) могут думать иначе, но в реальности они просто жертва «приватизационной» элиты 90-х, которая в этой части реализовала свою мечту о воссоздании сословного общества. Те, кто входит сегодня в судейское сословие искренне убеждены, что соответствующую сферу государственной жизни они получили «во владение» и действуют в соответствии со своими представлениями об оптимизации этой системы.

Среди них есть люди более приличные (кто-то имеет какие-то остаточные представления о морали, кто-то понимает, что это все может закончиться плохо) или менее приличные (то есть откровенные садисты), но суть системы это не меняет. Кстати, аналогичное представление о жизни имеет МВД и многие создаваемые или реформируемые государственные структуры, например, новая опека, которая очень хочет получить права, аналогичные тем, которые она имеет в рамках ювенальной юстиции в Англии или Франции. Собственно, в рамках либеральной концепции это все было вполне можно было реализовать, но, судя по всему, времена меняются. 

Это очень хорошо видно по антитрамповским митингам в США — там либеральные единомышленники нашего правительства как раз демонстрируют сословный подход: их мнение куда важнее, чем мнение каких-то там «реднеков» (от red neck – красная шея – простые работяги), пусть последних и существенно больше. Но понятно же, любому «рукопожатному» человеку, что мнение произвольного, даже самого захудалого либерала, даже если он не является «альтернативно одаренным», стоит сотен и тысяч мнений консерваторов или даже, прости Господи, христиан! С мусульманами вопрос немножко более сложный, поскольку есть мусульмане «правильные», что нам хорошо показала политика Хилари Клинтон в арабском мире.

Но абсолютно очевидно, что вся эта «альтернативно одаренная» команда будет драться за добытые последние десятилетия «ништяки» всерьез. И поскольку именно она контролирует значительную часть экономики России (вкупе с соответствующими финансовыми потоками), то драка эта может быть и долгой, и кровавой. И я не знаю, как другие, но я бы, оказавшись на месте Путина, тоже долго бы думал, как эту кровь минимизировать… Кто-то может сказать, что Путин думает только о том, как бы побольше украсть, но, как человек, который немножко понимает как устроена система государственного управления, я могу сказать с уверенностью, что у Путина есть и другие мысли…

И здесь я сделаю небольшое отступление, задав читателю совершенно абстрактный вопрос, который я в свое время придумал для того, чтобы объяснить, что роль и позиция Сталина много сложнее, чем считают и транслируют «рукопожатные» демократы. Представьте себе, что вы живете в Германии 30-х годов и занимаетесь наукой, где-нибудь в тихом провинциальном городке. Нацисты вам не очень нравятся, но они подняли промышленность и уровень жизни населения и поэтому вы не считаете необходимым идти против поддерживающего их общества.

А вот дальше наступает 1939 год и вам неожиданно звонит дальний родственник из Берлина, который говорит, что для вас нашлась очень важная и интересная работа. Что, конечно, вы можете отказаться, но тогда есть вероятность, что на этом месте окажется страшный негодяй и это будет очень плохо для многих людей. Ну и для семьи  полезно, чтобы вы эту должность заняли.

Вы вяло отбиваетесь, и в конце концов соглашаетесь, после чего узнаете, что должность эта — коменданта Освенцима. И вот здесь у вас начинается выбор. Можно начать обличать порок и сгинуть в этом же Освенциме вместе с теми, кто там погиб. Можно – тупо выполнять приказы и убивать, убивать, убивать… А можно – вести невероятно сложную игру и в результате сохранить жизнь паре миллионов человек… Правда, еще пару при этом придется убить… И вот вопрос – если вы выбрали именно этот, последний сценарий, кто из этих двух миллионов оставшихся в живых будет понимать, кому он своей жизнью обязан? И кем вы войдете в историю?

Я, разумеется, специально утрировал сам момент выбора (хотя в случае Сталина явно преуменьшил масштаб), но сам по себе он встречается в жизни человека много чаще, чем многие думают. Я, например, с ним один раз столкнулся – в середине 90-х, когда для продолжения карьеры, до того достаточно успешной, нужно было просто закрыть глаза на откровенное воровство, которое я в тот раз мог остановить. Я не закрыл и остановил – и это достаточно дорого обошлось и мне, и моей семье. А вот в случае современной России этот выбор реально страшен. 

Впрочем, вернемся к прогнозу. «Альтернативно одаренная» команда, уже понимая, после ареста Улюкаева, чем ей грозит дальнейшее развитие ситуации, будет работать по нескольким основным направлениям. Первое – продолжение попыток ввести в России сословное государство. При этом главным «ударным инструментом» стала довольно специфическая группа, которая уж точно не является либеральной: это православно-монархическая группа. Она активно пропагандирует соответствующие ценности, от пропаганды «белого» движения до прославления Николая II. При этом главной особенностью их пропаганды является то, что, скажем, в отличие от Франко, который в какой-то момент перешел к политике национального примирения, у нас речь идет не о примирении, а о ликвидации альтернативного имперского направления - социалистического. То есть, иными словами, в реальности православно-монархическая группа в нашей политической элите используется либералами для разрушения единства в рамках имперского направления в политике России. Ну, и провокации геноцида.

Для меня, поскольку моя мама происходит из семьи людей богатых, активных участников «Белого» движения (вплоть до участия в Великой Отечественной войне на стороне немцев), а папа - из семьи, которая из тотальной многовековой нищеты вышла с индустриализацией, вопрос о примирении не является пустым. И поэтому меня категорически не устраивают нападки на СССР. Более того, судя по всему, такая позиция не устраивает и российское общество.

Характерным примером является история с передачей Исаакиевского собора РПЦ. Казалось бы — какая разница? Более того, в 90-е годы общество такие процессы поддерживало, поскольку церковь рассматривалась как, в общем, пострадавшая (причем  за правду, что в реальности не всегда соответствовало реальности) и распространявшая правильную идеологическую и ценностную позицию. Но со временем ситуация изменилась. Тут сыграла свою роль и не совсем приличное поведение отдельных (но достаточно многочисленных) иерархов, и некоторая демонстративная отдаленность от общественных проблем и, как мне кажется, главное – готовность ко введению сословного общества. 

Вообще, резкий рост позитивного отношения к СССР и Сталину (которые в конце 80-х и начале 90-х были в глазах населения достаточно спорными явлениями), скорее всего, связан именно с тем, что новая «приватизационная» элита (к которой церковные иерархи относятся безоговорочно) в массе своей игнорирует русский (и российский) народ, причем игнорирует цинично и публично. Это, кстати, очень хорошо было видно на дискуссиях в интернете, когда сторонники передачи Исаакия церкви демонстративно отметали не воцерковленных русских людей, как не имеющих права голоса. 

Как следствие, тяга российского общества к империи все более и более приобретает социалистические оттенки, как бы это ни раздражало монархистов. Более того, усиливаются и националистические тенденции, причем не только в национальных регионах, но и чисто русских. Дело в том, что демонстративное игнорирование бюрократией населения ведет к тому, что неминуемо появляются силы, которые объясняют такое пренебрежение национальной дискриминацией (русской верхушкой для национальных элит и, наоборот, антирусской – для русского населения).     

При этом бюрократия России в этом месте поддерживает монархистов в части воссоздания сословного общества, хотя и побаивается, что «государь-император» может потребовать ответственности. Вообще, это главный элемент современной политической жизни – восстановление политической активности на базе понятий «ответственности» — для власти и «справедливости» — для общества. В этом и причина роста популярности Сталина — он ассоциируется с ответственностью чиновничества перед обществом. И все попытки пропаганды, направленной на привязке к Сталину репрессий (кстати, не всегда исторически оправданной, поскольку, например, террор 36-38 гг. организовали люди, которые своей целью ставили ликвидацию Сталина и собственный приход к власти), сводятся к одному единственному тезису: «Расстреливал? Чиновников? Этих? Мало!» 

Отметим, кстати, что объединение либеральной «приватизационной» элиты и православных монархистов на теме тяги к сословному обществу показывает, что для них на самом деле является главным. Провал всех праволиберальных партий связан, на самом деле, с одним очень простым обстоятельством: лидеров этих партий совершенно не волновали гражданские свободы и необходимость соблюдать законы, не говоря уже об интересах предпринимателей (что они очень хорошо показали в рамках осуществленного ими сценария дефолтов 1998 года), они думали о своих личных коммерческих интересах. И это проявлялось в реальных политических действиях, что и привело к известным результатам. Что касается монархистов, то они прямо говорят о необходимости вернуться к основному обществу, но в рамках ряда других тезисов и только их готовность к сотрудничеству с либеральной «приватизационной» элитой говорит о том, что именно восстановление сословного общества является их главной целью. 

Отметим, кстати, что именно сословное общество стало не просто главным тормозом для развития Российской империи в конце XIX - начале XX века, но и привело к поддержке практически всем образованным обществом эсеровского террора. Просто потому, что все понимали, что «по-доброму» сословная элита от своих позиций не откажется. Очень бы не хотелось, чтобы и в начале XXI века мы вернулись к аналогичной ситуации, тем более что, сегодня террор будет куда опаснее, поскольку направлен будет не против сословного общества, а против всего государства в целом.   

И это разделение внутри российской элиты и российского общества очень усиливается победой изоляционистов в США (а в этом году - возможно, и во Франции), поскольку они не либералы, а традиционалисты. То есть – для них «ответственность» и «справедливость» – понятия базовые, о чем Трамп все время и говорит. Не говоря уже о ненависти к либералам. Но в результате мы имеем следующую замечательную картинку, которая полностью укладывается в знаменитую китайскую «связку трех сил». У нас это условные «либералы», к которым относится вся «приватизационная» элита, часть бюрократии и часть предпринимательского сообщества (в основном связанные с госзаказами). Ее задача – ликвидировать Путина, по возможности организовав управленческий и общественный хаос. Судьбы России этих людей не волнуют, они будущее себя и своих детей с нашей страной не связывают, хотя поворовать еще какое-то время готовы. Эта группа контролирует экономическую политику страны со времен Гайдара. Их, локально, устраивает сословное устройство государства, но только при условии, что они будут определять его политику. Эта группа находится в активной позиции.

Вторая группа, православно-монархическая. Они патриоты (и в этом смысле с «либералами» они согласиться никак не могут), но при этом хотят возрождения «старого доброго времени», в предположении, что именно они станут основой привилегированных сословий. Очень важная вещь: церковь нужна потенциальным дворянам (читай – патриотическим чиновникам) для того, чтобы провести «мостик» между царской Россией и нынешним временем, поскольку преемственность дворянского сословия была полностью разрушена. При этом эта группа сосредоточена на чисто идеологических вопросах, поскольку описывать экономику сословного общества они не могут: она в любом случае будет находиться на уровне начала ХХ века, более сложные системы отношений при таком устройстве государства невозможны. Собственно, современная экономическая деградация как раз является следствием того, что в современной «приватизационной» элите эти сословные отношения уже устоялись. Эта группа также находится в активном состоянии.

Третья группа - это социалистические патриоты, которые хотят возрождения империи, но на принципах справедливости и равенства людей. Эта группа находится сегодня в глубоком пассиве, но поддержка ее со стороны населения, как я уже писал выше, очень растет. И если вспомнить логику связки трех сил» («если две силы в пассиве, а одна в активе, то выигрывает активная; а если две в активе, а одна в пассиве, то выигрывает пассивная»), то можно сказать, что политическая ситуация в России будет характеризоваться усилением социалистической идеологии, направленной на справедливость по отношению ко всем гражданам.

Эта тенденция еще более усилится в связи с тем, что крайне ужесточается во всем мире противоречие с исламским фундаментализмом, который, в условиях либеральной глобализации, поднял флаг борьбы с неравенством. Да, равенство, которое он предлагает, весьма и весьма специфическое, но в условиях полного отсутствия альтернативы и постепенного перехода «среднего» класса в состояние «новых» бедных, он будет идти по планете с триумфом. Если - ему не предложат альтернативы. Которая на сегодня может нести только социалистические оттенки. Собственно, именно этого ждет сегодня мир от России, именно этим вызван повышенный интерес к нашей стране.

И усиление социально-политической активности, которое лучше всего видно в Санкт-Петербурге, как раз показывает, что общество поддерживает не православно-монархическую альтернативу «приватизационной» элите, а именно социалистическую. Что хорошо видно по численности митингов «за» и «против» передачи Исаакия церкви. Отметим, что в Москве это, судя по всему, поняли, даже в Патриархии, в связи с чем в последние дни принято решение о том, чтобы отложить процесс передачи. 

Повторю еще раз, поскольку это принципиальный вопрос: общество протестует не против православной Веры (за которую почти все, за исключением мусульман, конечно), а против конкретного института, живущего (как бы не была сложно устроена его внутренняя структура) в рамках «приватизационной» логики. Кстати, один из факторов протеста – это поведение Патриархии (как целого), которая, судя по всему, совершенно не понимает, что ее имущественные интересы и вера в Бога – это не совсем одно и тоже.

С точки зрения политики, начавшийся год будет годом борьбы за явку на выборах. Дело в том, что явка в сентябре 2016 (35%) уже была очень низкой, а показатели Санкт-Петербурга (22%) продемонстрировали, что тенденция направлены на еще большее ее снижение. Уровень жизни населения падает, уровень налоговой и неналоговой (коррупционной) нагрузки на граждан растет, наглость чиновников не уменьшается, свой уровень жизни они снижать не собираются, здравоохранение продолжает ликвидироваться, ситуация с образованием пока ощутимо не улучшается. И в этой ситуации, особенно после циничного «кидка» со стороны власти на думских выборах, необходимо что-то делать, поскольку явка на выборах это явная демонстрация отношения народа к власти. Да и не может Путин себе позволить стать президентом за счет голосов мусульман. 

Один из способов поднятия явки – создание некоторой интриги на выборах. Судя по всему, было решено повторить вариант с выборами Собянина (реальной целью которых было вывести его из кандидатов в премьер-министры) и ввести в качестве кандидата в президенты Навального. Судебный приговор тут не показатель: дело в том, что, по Конституции, к выборам не допускаются люди, находящиеся в местах заключения. Закон, который не допускает сегодня Навального в кандидаты в Президенты, в этом месте явно противоречит Конституции, расширяя этот список до тех, кто осужден, но обращение в Конституционный суд (которое, скорее всего, состоится осенью) это противоречие исправит и путь на выборы Навальному будет открыт. 

Да, сегодня он мало известен большей части населения. Но, с учетом вышесказанного, если он «оседлает» социалистическую тему и начнет пропагандировать соответствующую программу — у него появится очень серьезный шанс серьезно поколебать устойчивость нынешней российской элиты. Теоретически, есть и другие возможности, в частности, эту риторику могут подхватить какие-нибудь соратники Путина, не замешанные в приватизации. Не хочу сказать, что эту линию может использовать единоросс Володин, но, теоретически, тут могут появиться и другие персонажи. 

В любом случае попытки навести «порядок» в рамках «приватизационной» элиты, которая продолжает определять «правила игры» стране не получится: многочисленные исторические примеры показывают, что на фоне экономического спада локальные игры с наведением порядка эффекта не дают, наоборот, только усиливают конфронтацию внутри самой элиты и создают альтернативных власти лидеров. И вот переход самой власти на социалистические рельсы (к слову, в полном соответствии с пресловутыми «майскими указами») вполне возможен. Поскольку только этот путь дает шанс на то, чтобы создать реальную альтернативу исламскому фундаментализму. Две другие формальные альтернативы (националистическая и православная), как мы видим, к справедливости для всех сегодня не ведут: первая, в условиях перемешанного населения ведет к резне и геноциду (см. Украину и другие бывшие республики СССР), вторая фактически строит сословное государство. 

При этом отказ от борьбы с «приватизационной» элитой и сословным государством сводит «на нет» те преимущества, которые могла бы получить Россия от прихода к власти в США Трампа. Сам Трамп активно борется с сословным по сути истеблишментом в своей стране (который, как и у нашей «приватизационной» элиты носит, во многом, не супер-традиционалистский, а либерально-финансовый характер) и со своими откровенными врагами «дружить» не будет. Таким образом, мне кажется, что политического успеха в сегодняшней России может добиться объединение социалистической (по построению экономики) идеи с православно-нестяжательской. Интересно, Навальный православный? А если он публично крестится у старообрядцев-нестяжателей? Интересно, какой будет эффект? А вот схватка православно-монархической группы с историей в виде СССР идет на пользу только либеральному крылу, которое без подобной схватки довольно быстро потеряло бы власть.

Я вполне целенаправленно не пишу о конкретных деталях кремлевских «разборок», о которых много пишет профессор Соловей (который в отличие от меня — политолог), поскольку мне кажется, что в этом месте имеет место колоссальный разброс по части развития событий. В качестве примера можно привести арест Улюкаева: то, что «наезд» на либеральный лагерь, как демонстрация его слабости, будет, я писал неоднократно, но выбор конкретно Улюкаева – результат довольно сложного стечения обстоятельств и предсказать именно его было бы достаточно сложно. 

Отдельно нужно остановиться на взаимодействии России с другими странами. Я уже много писал о том, что тенденции «сборки» евразийского экономического пространства усиливаются, но сейчас мы вошли в некоторый новый этап этого процесса. Во-первых, экономический кризис усиливается и тем самым партнерам необходимо несколько умерить аппетит. Не всем это нравится (смотри поведение Лукашенко), но это результат не имперской агрессивности, а объективная тенденция. И поэтому я жду, что интеграционные процессы на евразийском направлении будут усиливаться, несмотря на отдельные «взбрыки» его участников и саботаж российской либеральной элиты. 

Во-вторых, будет усиливаться восточное направление российской политики, направленное на сближение с Китаем. Раскол в китайских элитах («либеральное» крыло во главе с премьером Ли Кэцяном и «националистическое» - во главе с Си Цзиньпином) вынуждает Си двигаться в сторону реального сотрудничества с Россией в логике взаимодействия «незападных» цивилизаций. И есть серьезные основания считать, что эта линия себя существенно проявит в начавшемся году. 

В-третьих, будет ослабляться линия взаимодействия Россия – ЕС. Брюссельские элиты, плоть от плоти либеральные, будут продолжать (довольно самоубийственную на текущий момент) политику противодействия России. Даже если на выборах во Франции придет к власти Марин Ле Пэн, она сможет лишь ускорить развал ЕС, но не изменить направленность его политики. И эта ситуация все сильнее и сильнее утомляет Россию, и в этом году, особенно, с учетом активности Китая, это раздражение, скорее всего, перейдет на качественно новый уровень.

Про отношения с США я уже частично писал, но повторю еще раз: пока экономический дискурс в России определяют либералы, более или менее внятного взаимодействия с США быть не может. Более того, поскольку о чем-то Путин с Трампом разговаривать будут, то Путин какие-то обязательства со своей стороны возьмет — и получит со стороны правительства откровенный саботаж (как и по любым своим инициативам). В результате все договоренности и возможности работы с Трампом (с учетом его менталитета американского бизнесмена) пойдут прахом.

Если говорить об экономике – то ситуация 16 года повторится практически полностью. Нас ожидает вялотекущий спад ВВП (примерно 3% в год), резкие колебания рубля, обеспечивающие близким к ЦБ спекулянтам большие доходы, падение уровня жизни населения, рост тарифов ЖКХ, сокращение малого и среднего бизнеса. Административное давление на бизнес будет расти, как официальное (с целью «выбить» налоги), так и неофициальное. Уровень социального напряжения будет нарастать и его будет поддерживать как различного роста аварии и катастрофы, так и рост политической активности в преддверии выборов. 

Я не думаю, что эта активность может привести к каким-то серьезным политическим изменениям, но «антикоррупционная» (кавычки поставлены, поскольку ее целью является не борьба с коррупцией, а межклановая борьба различных властных группировок) кампания будет продолжаться, скорее всего, даже будет усиливаться. Но общество, лишенное политических инструментов (после думских выборов прошлого года у людей исчезли последние иллюзии о возможности такого варианта влияния на политику власти), будет все больше и больше склоняться к поддержке экстремистов. В этом смысле ситуация будет очень напоминать ту, которая сложилась в Евросоюзе, только там «новые» бедные будут протестовать против того, что не могут вернуться в «средний» класс, а у нас - против грядущего сословного общества и давления со стороны бюрократии.

В этом смысле система построения российского общества будет все более и более напоминать Россию начала ХХ века, только вместо консервативного и безграмотного крестьянства у нас сегодня городская беднота, не имеющая никаких шансов на то чтобы «подняться» (поскольку нет ни системы образования, ни потребности в грамотных управленцах). Но ненависть к власти и в том, и в другом случае беспредельная. А если учесть, что и Февральская революция и Великая Октябрьская социалистическая революции были, на деле, верхушечными переворотами, то это наводит на определенные ассоциации. Да, они, безусловно, в 2017 году себя еще не проявят, но тенденция, что называется, налицо. 

На этом, собственно, прогноз заканчивается. Как и в предыдущий год, он получился очень общим и, по мере развития событий и конкретизации процессов, я планирую его уточнить.

 


Оцените статью