Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Трамп и персидский вопрос

Геополитика

16.12.2016 16:43  

Виктор Михин

209

Трамп и персидский вопрос

Внешняя политика нового президента США Дональда Трампа, вне всякого сомнения, как считают многие политики, дипломаты и наблюдатели, позволит внести новые, неожиданные коррективы во многие аспекты мировой политики. 

«Трамп в предвыборных речах клялся «полностью демонтировать созданную Ираном глобальную сеть террора» и сулил Тегерану прочие разные кары»

Например, Трамп уже торжественно заявил, что не намерен в дальнейшем свергать правительства за рубежом в интересах Соединенных Штатов. По его словам, Вашингтон собирается способствовать всеми мерами стабильности на международной арене.

«Мы будем вести новую внешнюю политику, которая учитывает ошибки прошлого. Мы прекратим стремиться к свержению режимов и правительств. Наша цель – стабильность, а не хаос, потому что мы хотим воссоздать свою страну».

Такое мнение можно только приветствовать, если оно действительно будет воплощено в жизнь, поскольку оно существенно отличается от агрессивного, наступательного курса «лауреата» Нобелевской премии мира, бывшего уходящего в небытие президента Барака Обамы.

Трамп, например, подчеркнул, что собирается изменить политический курс в отношении Ближнего Востока и сотрудничать с любой страной, которая борется с терроризмом, в частности с ДАИШ. Он признал, что на сегодняшний день США потратили на данный регион более шести триллионов, причем «Ближний Восток находится в гораздо худшем состоянии, чем когда бы то ни было».

Правда, в чем конкретно будут выражаться перемены и какие изменения он собирается внести в политику своей страны по данному поводу, новый президент не пояснил. Видимо, пока его команда не сформирована, он и никто из его соратников не знает ни деталей предстоящей американской политики, ни ее изменений.

Но на Ближнем Востоке есть одна страна, с которой Трамп пока не определился – или он просто не знает, какую политику следует проводить Соединенным Штатам. Однако продолжает говорить штампами предыдущего президента и готовится даже ужесточить американскую политику. Причем все это ярко противоречит его риторике о так называемых изменениях внешней политики. Эта страна – Иран. Если почитать его предвыборную риторику в отношении Тегерана, то здесь в основном превалирует негативный тон.

И поэтому ныне в мире активно обсуждаются возможные внешнеполитические стратегии США, в частности перспективы одностороннего выхода Вашингтона из ядерной сделки с Ираном, на которую Тегеран согласился в обмен на частичное снятие санкций и которую новоизбранный президент США, как известно, ранее называл «позором» для Штатов, обещая разорвать это соглашение.

Как известно, сам Трамп в предвыборных речах клялся «полностью демонтировать созданную Ираном глобальную сеть террора» и сулил Тегерану прочие разные кары. Позицию Трампа только что активно поддержал и сенат, который единогласно принял законопроект о продлении санкций против Ирана на 10 лет. Теперь документ будет направлен президенту США Бараку Обаме, который, вне всякого сомнения, подпишет его до ухода со своего поста 20 января.

Но эксперты, работавшие с Трампом в прошлом или хорошо его знающие, считают, что никакого резкого разрыва сделки по иранской ядерной программе, скорее всего, не последует. Разрыв – это, пожалуй, слишком сильный и решительный поступок, и, вероятно, новый президент возьмет это соглашение, пересмотрит его, направит в Конгресс, постарается потребовать от иранцев вернуть некоторые пункты или изменить их в пользу США, и это будет в дальнейшем обсуждаться. Но факт остается фактом: в нынешнем виде новая президентская администрация иранское соглашение, скорее всего, не примет.

Дело в том, что соглашение с Ираном, по мнению Трампа, недостаточно эффективно и в действительности не решает всех проблем с американской точки зрения. Но пересмотр иранской ядерной программы все же не является приоритетной внешнеполитической задачей самих США и новой администрации, которые скорее сконцентрируются в ближайшей перспективе на внутренних проблемах.

В той же Сирии иранский фактор довольно весом, что, безусловно, будет учитываться и новой администрацией. Но вопрос опять же в том, насколько иранская проблематика вписывается в первоочередные приоритеты внешней политики Трампа.

Эксперты считают, что с помощью введения новых санкций США смогут оказать на Иран давление, в том числе чтобы вынудить его пойти на уступки в вопросе о поддержке вооруженных групп на Ближнем Востоке, в частности в Сирии и Йемене. При этом новая администрация, введя новые санкции, сможет избежать необходимости выхода из соглашения с Ираном по атому.

В то же время введение США новых санкций против Ирана вызовет, как отмечают европейские аналитики, негативную реакцию европейских союзников Вашингтона. Другими словами, в данном случае Трампу в выработке нового иранского курса, как некогда легендарному Одиссею, придется искусно пройти между международной Сциллой и иранской Харибдой.

Посмотрим, удастся ли ему сделать это, и тогда уже можно делать заключение о способности мощных Соединенных Штатов и их нового президента разумно проводить внешнюю политику, направленную не на конфронтацию, а на мирное сосуществование государств с различными формами правления.

Что касается руководства Ирана, то внешне там вначале довольно спокойно восприняли планы нового президента по пересмотру внешнеполитического курса Вашингтона, считая все это обычной пропагандой, направленной на укрепление позиций Трампа.

Например, глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф четко заявил, что продление санкций со стороны США станет причиной недоверия мирового сообщества по отношению к США. По мнению Тегерана, санкции не скажутся на отношениях с Ираном других стран, подписавших с ним в свое время так называемое ядерное досье.

Тем не менее по этой теме еще раз высказался уже президент Ирана Хасан Роухани, который открыто пригрозил США ответными мерами. По мнению иранского президента, США сами нарушают достигнутые ранее договоренности, которые предусматривают снятие с Ирана ряда санкций.

И уже довольно резко 4 декабря глава Организации по атомной энергии ИРИ Али Акбар Салехи предупредил США о «твердой и решительной реакции», если американская сторона будет продолжать действия, которые ставят под угрозу ядерное соглашение. На конференции по ядерной безопасности глава Организации по атомной энергии Ирана призвал Вашингтон отказаться от «иррациональных и провокационных» шагов.

Вслед за этим, как показывают факты, иранское руководство, видимо, весьма озабочено намечающимся изменением американской политики и решило прибегнуть к другим мерам. В пользу этого говорит тот факт, что Иран внезапно изменил свое мнение по поводу использования Россией авиабаз на своей территории. Если еще в августе из-за такого использования в Иране возник внутриполитический скандал, то сейчас Тегеран едва ли не призывает Москву воспользоваться своими аэродромами. Видимо, у этой перемены настроения есть глобальный политический подтекст, связанный с новым президентом. 

«Если у России возникнет такая необходимость и вопрос будет согласован с российской стороной, то российские ВКС смогут использовать эту базу в Хамадане для осуществления своей военной миссии в Сирии, – заявил советник главы МИД Ирана Хоссейн Шейхольэслам. – Если того потребует ситуация в Сирии, то, как и в прошлый раз, мы готовы снова предоставить возможность российской стороне совершать полеты и заправку ВКС с этого аэродрома» (газета Tehran Times, 1 декабря).

Внутри страны подготовлены и другие меры борьбы. В частности, Исламский консультативный совет Ирана принял закон о запрете импорта американских товаров широкого потребления. Отмечается, что иранские депутаты единодушно поддержали данный законопроект, «принимая во внимание постоянную враждебность (в отношении Ирана) и игнорирование американским Конгрессом обязательств США в рамках многостороннего соглашения по иранской ядерной программе».

Следует заметить, что законную позицию Ирана поддерживает и Москва, где выступили против политического давления на Тегеран с помощью санкций США.


Оцените статью