Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Двойной шах США от Китая и России: эндшпиль Збигнева Бжезинского   4

Геополитика

11.01.2017 11:48  

EADaily

435

Двойной шах США от Китая и России: эндшпиль Збигнева Бжезинского

9 января 2017 года на информационном ресурсе Российского совета по международным делам (РСМД) и т. н. «Совета по внешней оборонной политике» — «Россия в глобальной политике» была опубликована в русском переводе статья бывшего помощника президента США по национальной безопасности в 1977—1981 годах Збигнева Бжезинского под названием «Кризис мировой власти и тройственный союз США, Китая и России».

«Тройственный союз» в свете известных исторических аналогий звучит весьма громко и впечатляюще… если бы в оригинальном тексте Бжезинского, опубликованном на английском языке ресурсом Huffington Post, речь шла не о «тройственном союзе», а о некой «трехсторонней связи» — trilateral connection. В этой связи непонятно: кого хотел больше всего обмануть этим «тройственным союзом» редактор «России в глобальной политике»: себя или читателей ресурса — известного сообщества, группирующегося вокруг РСМД? Достаточно сравнить два текста. Вот оригинал: «The ideal geopolitical response is a trilateral connection between the United States, China and then Russia». А вот перевод этого предложения в публикации «России в глобальной политике»: «Идеальным геополитическим ответом стал бы тройственный союз или ассоциация между США, Китаем и Россией». В оригинале у Бжезинского нет ни слова «союз», ни, тем более — «ассоциация». Весьма характерен и оборот Бжезинского: «затем Россия» — «then Russia». Перевод оригинального текста Бжезинского явно сфальсифицирован. С какой целью?

Из текста статьи становится ясным, что под «trilateral connection» Бжезинский понимает не систему «формальных отношений» с зафиксированными обязательствами сторон — «союз», а некие неформализованные отношения — избирательное по отдельным вопросам и иногда тайное сотрудничество, которое обязательно обусловлено присутствием заокеанских США на материке Евразия.

Еще одна особенность — в переводе статьи Бжезинского явно смазан смысл предлагаемого им для России условия участия в «трехстороннем сотрудничестве» — «необходимость лучших отношений и с Китаем, и с Соединенными Штатами». Т. е. России предлагается равноудалиться и от Китая, и от США, составить как бы равносторонний треугольник отношений. И это при том обстоятельстве, что в своем недавнем интервью от 23 декабря 2016 года на все том же Huffington Post Бжезинский утверждал, что «Россия на самом деле — это не игрок мирового класса», и «Россия — это не соперник Америки с точки зрения того, что она может предложить в отношениях с Китаем».

Очевидно, что проблема «равноудаленности России» у Бжезинского связана в первую очередь не с Россией, а Китаем — точнее с американо-китайскими отношениями. И Бжезинский не скрывает этого в своей статье: «Соединенные Штаты должны помнить о серьезной опасности заключения стратегического альянса между Китаем и Россией, к которому их может отчасти подтолкнуть внутренняя политическая и идеологическая инерция, а отчасти непродуманная внешняя политика США… Для Соединенных Штатов не может быть ничего опаснее тесного союза этих двух держав». Бжезинский указывает на то, что чрезмерно тесные военные связи Китая с Россией чреваты угрозой их совместного противостояния США. В упомянутом выше интервью Huffington Post Бжезинский прямо говорил о том, что глобальное влияние Америки зависит от сотрудничества с Китаем. И в американских интересах тесно сотрудничать с китайцами, чтобы «заставить русских последовать их примеру, если они не хотят, чтобы их [русских] оставили на холоде». Бжезинский вводит новое условие в свою евразийскую геополитику: Если китайцы выступят против США — они проиграют, но если США оттолкнут Китай, то проиграют они.

Бжезинский перечисляет факторы, которые, по его мнению, должны заставить Россию отдалиться от Китая, отказаться от провозглашенной Кремлем в 2014 году политики «поворота на Восток». Так, Бжезинский пишет: «Стратегическое проникновение Китая в Среднюю Азию с целью получения прямого торгового доступа к Европе уже приводит к существенному ослаблению экономического господства России в восточной части бывшего Советского Союза… Честолюбивая китайская инициатива „Один пояс — один путь“ поставила Москву в неловкое положение, и теперь она старается притормозить и замедлить запланированное выстраивание Китаем торговых путей до самой Европы». Российская Восточная Сибирь и Дальний Восток «могли бы стать долговременной стратегической целью Китая в процессе геополитического восстановления этой усиливающейся азиатской державы». Китай и Россия имеют исторические обиды, заставляющие их с подозрением относиться к намерениям друг друга. Поэтому, по мнению Бжезинского, под российско-китайским сближением не может быть твердых оснований. Отдаление России от Китая неизбежно.

Попытаемся определить, как Бжезинский видит условия для каждого из участников предлагаемого им глобального треугольника «трехстороннего сотрудничества» — trilateral connection.

Условия для России. Россия, верит Бжезинский, «станет страной, более ориентированной на Европу». Очевидно, что под «большей ориентацией» Бжезинский понимает продвижение Европы и НАТО на страны «Восточного партнерства» ЕС — Украину, Белоруссию, Молдову и Грузию, которому Россия не будет оказывать противодействия. Тем временем все постсоветские республики развивают первоначально формальную независимость в полноценную государственность. Они «отказываются от участия в каких-либо структурах, напоминающих распавшийся СССР». «Это устремление [т. е. развитие национальной государственности] также разделяют славянские республики, исповедующие русское православие, такие как Украины и Беларусь. Обе они твердо намерены стать суверенными государствами с собственным флагом, вооруженными силами и развивать более тесные связи с Европой». Очевидно, что Россия на пути к «трехстороннему сотрудничеству» должна отказаться от попыток реинтеграции постсоветского пространства, от Евразийского союза (ЕАЭС).

По Бжезинскому, в «трехстороннем сотрудничестве» равноудаленной России придется неформально выстраивать все более сложные отношения с КНР и США, «которые неизбежно будут сдерживать ее [т. е. России] далеко простирающиеся амбиции». России удастся реализовать свои стремления, только если она освободится от иллюзии достижения превосходства на всем континенте и стать ведущим игроком в самой Европе. Подобное положение статьи полностью согласуется с идеями, изложенными Бжезинским в его известной книге «Великая шахматная доска».

Условия для Китая. Бжезинский предлагает: «Китаю пора задуматься, сможет ли он позволить себе избежать ответственности за то, что происходит в соседних странах». Т. е. Китай, в первую очередь, должен активизировать свою внешнюю политику по периметру своих границ, хотя Бжезинский и предлагает еще Китаю в настоящее время сотрудничать с Россией и США по вопросам безопасности на Ближнем Востоке в краткосрочной перспективе. Однако активность КНР, как мы увидим ниже, не должна распространяться на американские протектораты — Японию и Южную Корею.

Однако проблема безопасности, которую представляет Северная Корея, потребует углубленного сотрудничества в сфере безопасности между США и Китаем, а также между Соединенными Штатами и Россией. Китай должен в интересах безопасности трансформировать Северную Корею.

В более отдаленной перспективе, как видится Бжезинскому, «в течение следующих нескольких десятилетий нынешние территориальные договоренности по северо-восточной Азии могут стать нестабильными в геополитическом смысле, временами даже взрывоопасными. В конечном итоге это способно ускорить начало самого длительного пересмотра критических водоразделов на огромном евразийском континенте». Далее Бжезинский делает по тексту рассматриваемой статьи характерную оговорку: «Очевидно, что Америка будет лишь удаленным наблюдателем, хотя может благоразумно расширять двусторонние связи и с Японией, и с Южной Кореей». Таким образом, в отдаленной перспективе нескольких десятилетий США приглашают Китай к аннексии российской Восточной Сибири и Дальнего Востока и обещают оставаться «удаленным наблюдателем», заинтересованным лишь в контроле над Японией и Южной Кореей. О Тайване Бжезинский, что весьма характерно, почему-то умалчивает.

Условия для США. Здесь Бжезинский предлагает: в Евразии США не следует вести себя по отношению к Китаю, как врагу, и не следует «отдавать явного предпочтения Индии как главному союзнику США в Азии». Разумеется, американцы и далее сохранят присутствие на островах Тихого океана. Они будут готовы защитить Японию и Южную Корею. В этом ряду Бжезинский опять не называет Тайвань. Однако двусмысленность — «острова» может предполагать, как американские гарантии безопасности Тайваню, так и возможность торга с Китаем по этому «острову».

На другой оконечности Евразии, по Бжезинскому, США должны «подтвердить готовность защищать Западную и Центральную Европу». Очевидно, что он хочет сказать, что США не будут воевать с Россией за т. н. «Восточную Европу», что и подтверждается далее по тексту статьи пассажем относительно Прибалтики. В случае российского вторжения в Латвию и Эстонию Бжезинский обещает Москве не войну, а морскую блокаду с закрытием доступа к порту Санкт-Петербурга на Балтике и Новороссийска на Черном море. «Решительная реакция Соединенных Штатов резко ограничит способность России заниматься выгодной международной торговлей и даст необходимое время для ввода более серьезного американского западноевропейского воинского контингента в Центральную Европу». Бжезинский полагает, что, если Россия в этом военном конфликте в Восточной Европе (а Прибалтика по европейским классификациям относится к ней) не получит поддержки Китая, то ей придется выбирать между экономической изоляцией и отводом войск. Вне этого «прибалтийского сценария», утверждает Бжезинский, «США не планируют создавать серьезные политические или военные контругрозы с целью изоляции России». Следовательно, на остальных направлениях, т. е. подразумевается Крым, американцы не будут создавать «серьезных угроз» и изолировать Россию. Под «изоляцией», очевидно, понимаются всеобъемлющие санкции. Бжезинский, таким образом, в рамках своей предложенной концепции «трехстороннего сотрудничества» пытается «умиротворить» Россию, обеспокоенную продвижением США и их союзников на постсоветское пространство — более того — на территорию «исторической России» во время украинского кризиса.

Бжезинский в своей статье признается, что США в настоящее время занимают в большей степени оборонительную позицию «в политически пробуждающейся Евразии». Он признает, что Америка стала проводить более двусмысленную политику в отношении Китая, в которой нет общего стратегического плана. Очевидно, что предложение «трехстороннего сотрудничества» и является таким стратегическим планом.

Последнее предупреждение об опасности отталкивания Китая прямо адресовано новому президенту Дональду Трампу, который в ходе избирательной кампании обещал пересмотреть американские стратегические императивы по отношению к КНР. В частности, 12 декабря 2016 года в эфире телеканала Fox Трамп заявил, что Соединенные Штаты не обязаны придерживаться политики «единого Китая», согласно которой Тайвань считается частью КНР. В изложении Reuters, Трамп будто бы сказал: «Я хорошо понимаю политику „одного Китая“, но не понимаю, почему мы должны ее придерживаться, если мы не договоримся с Китаем по другим вопросам, включая торговлю». Трамп вновь раскритиковал Китай за его валютную политику, деятельность в Южно-Китайском море и позицию по отношению к Северной Корее. Ранее, 4 декабря, Трамп в своем Twitter также подверг критике экономическую политику Китая и его военную активность в районе Южно-Китайского моря. МИД Китая, в свою очередь, сделал жесткое представление США по поводу телефонных разговоров Трампа с тайваньским «президентом Китайской Республики» Цай Инвэнь.

Очевидно, что полные двусмысленностей интервью и рассматриваемая статья на Huffington Post Бжезинского адресованы американской аудитории и являются предостережением Трампу от неосторожных шагов в отношениях с КНР. Сам Бжезинский на пару с Киссинджером числятся теми американскими стратегами холодной войны, которые достигли «двухсторонних отношений» между США и КНР, направленных против Советского Союза. Американским бонусом КНР в этой политике стало открытие рынка США и передача невоенных технологий американских и других западных ТНК китайцам. Очевидно, что Бжезинский на склоне своих лет остается в парадигме этой политики. Однако, что делать с тем, если эта инерционная политика США автоматически превращает КНР сначала в «мастерскую мира» и копировщика западных технологий, а потом и в самостоятельный незападный центр развития и сверхдержаву? Бжезинский не знает, что предложить при таком весьма вероятном сценарии, когда Китай и Россия поставят США в ситуацию двойного шаха. Трамп же, по крайней мере, видит опасность этой инерции для мирового лидерства США и их национальной экономики — потому и пытается снять шах хотя бы с российского направления.

Другой вопрос. Очевидно, что «геополитикам» в Москве показались созвучны идеи Бжезинского их недавно предложенной концепции российской внешней политики под знаком «отстраненность вместо конфронтации». «Отстраненность вместо конфронтации» предлагает России спрятаться от идущего на нее наступления в пределах «беловежских границ» и под лозунгом десятилетий «сосредоточения» продолжать свое гниение и дальше. Для того, чтобы сделать концепцию «отстраненности» более фундированной, ее авторы и привлекли текст Бжезинского, предварительно фальсифицировав его в ключевом положении о «тройственном союзе». Последнее обстоятельство выглядит особо позорно для нашего околомидовского сообщества, тем более, что сам одряхлевший международный провокатор Бжезинский ничего подобного России не предлагал, кроме того места, что уготовано нам на нарисованной ИМ «шахматной доске» Евразии.
Подробнее: https://eadaily.com/ru/news/2017/01/10/dvoynoy-shah-ssha-ot-kitaya-i-rossii-endshpil-zbigneva-bzhezinskogo


Оцените статью