Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Почему США отказывается от мирового господства   7

Геополитика

17.01.2017 12:00  

Константин Воронов

242

Почему США отказывается от мирового господства

«Доктрина Трампа»: неопрагматичная картина мира

Удивительная победа на выборах и уже близкое водворение в Белом доме 45-го президента США Дональда Трампа обоснованно предвещают фундаментальные, коренные изменения в мировой политике, беспрецедентные сдвиги после падения Берлинской стены и распада Советского Союза в 1989—1990 гг. Базировавшийся во времена холодной войны мировой порядок на противостоянии двух сверхдержав был заменен, как известно, в постбиполярный период на безоговорочное доминирование Соединенных Штатов, самолично занявшие исключительное положение в мире, особенно, после начала войны в Ираке в 2003 г. Дональд Трамп проводил свою оригинальную избирательную кампанию (практически в отсутствие соответствующей стандартной экстракоманды), основываясь, в частности — и прежде всего — на том тезисе, что Соединенные Штаты не намерены дальше вести себя в качестве мирового полицейского, не заинтересованы больше в интервенциях в другие страны мира для смены действующих там режимов.

Согласно тезисам, положениям, высказываниям избранного президента, достаточно логично вытекает, что практически единственная сверхдержава не имеет ныне желания, ресурсов, а главное — намерений безраздельно господствовать на планете. В противовес прежней «неудачной» администрации новый хозяин Белого дома заинтересован, например, во взаимопонимании, даже тесном сотрудничестве с Россией. Хотя многое из политического багажа Д. Трампа ещё не устоялось, противоречиво, не совсем ясно, но, тем не менее, уже сейчас можно сказать, что его «новаторские» взгляды, самобытные подходы получили неожиданно энергичную поддержку большей части американского населения и элиты.

Стоит отметить, что пока не добавляет большей ясности для осмысления будущего политического курса вновь избранного президента и набор персоналий его разнородной команды, которая представляет собой достаточно разношерстный состав как по политическим взглядам, так по уровню профессиональной подготовки, своим пристрастиям etc. Но даже на этих основаниях, прочих неустойчивых признаках, расплывчатых предположениях, индивидуальных ощущениях можно заключить, что в «доктрине Трампа» (как системы воззрений, руководящих политических принципов) включены заметные составляющие традиционного американского экономического и политического изоляционизма. Д. Трамп и многие его сторонники твердо, видимо, убеждены в том, что национальные экономические и торгово-политические американские интересы определенно имеют сейчас бóльший приоритет над оборонными и военно-политическими проблемами страны. Центральная задача новой администрации «очень крепкого хозяйственника» — создать больше рабочих мест и сократить дефицит торгового баланса.

Инструменты также им, надо думать, хорошо известны — снижение налогов на промышленный сектор совместно со значительными государственными, общественными инвестициями в национальную инфраструктуру. Исходя из такой перспективы, Трамп заинтересован даже в снижении военных расходов, он также намерен попутно сократить уровень бюджетного дефицита. В этом свете вполне понятна его публичная острая критика искусственно сверхзатратной программы Пентагона по созданию суперсовременного многоцелевого боевого самолета F-35.

На международной арене согласно «доктрине Трампа» предполагается использовать, прежде всего, торговые и финансово-коммерческие рычаги. Снижение налогов на американскую промышленность вместе с развертыванием значительных инфраструктурных проектов поможет, как полагают новые власти, не только реанимировать печальный «Ржавый пояс (англ. Rust Belt)» (известный также как Индустриальный или Фабричный пояс, от Детройта до Мичигана), но и возвратить в массе иностранный капитал, укрепить курс доллара, конкурентоспособность в отношении остального мира, и к тому же, поспособствовать увеличению уровня занятости, положительного торгового баланса.

Известно, вновь избранный президент намерен ввести налог на импорт на уровне 15% в течение 150 дней со дня начала его каденции ссылаясь на проблемы национальной безопасности, поддержания макроэкономического баланса и так далее. К тому же отдельные ограничительные меры могут быть введены в отношении ряда стран, некоторых экономических секторов. Соответствующие законодательные предложения, сообщают СМИ, уже готовятся.

Цель подобных шагов состоит в том, чтобы любым путем уменьшить громадный торговый дефицит США с рядом ведущих промышленных и экспорториентированных стран, прежде всего с КНР и Германией. Содержательное, законодательное обоснование этому курсу будет избрано новой командой, надо думать, по своей потребности. В отношении Китая могут отдать предпочтение тактике борьбы против манипулирования Пекином валютным курсом юаня, а в отношении успешной германской автопромышленности — борьба с фальсификацией данных выбросов двигателей внутреннего сгорания (дело «Фольксваген»), защиты окружающей среды. Д. Трамп обещает использовать в этом отношении многие возможности, неожиданные, оригинальные ходы.

Исходя из таких стратегических предпосылок, первостепенных перспектив многое из довольно туманных высказываний Д. Трампа звучат вполне рационально и понятно. Россия не несет какой-то экономической угрозы Соединенным Штатам, напротив, представляет собой новое драгоценно-рыночное Eldorado с громадными возможностями для американского бизнеса. Поэтому Вашингтону, безусловно, ныне крайне важно иметь с ней тесные двусторонние связи, в частности ещё и потому, что взаимоотношения со Старым Светом и Китаем могут обостриться. Ожидаемая первоначальная инициатива Д. Трампа по налаживанию контактов с Москвой встретит, безусловно, позитивно-конструктивную реакцию со стороны президента Владимира Путина. Поэтому вполне ожидаемы комплексные соглашения по Украине в течение 2017 г., где Крым — там, где он политисторически находится, а антироссийские санкции упразднены.

Напротив, Германия как экономическая сверхдержава со своими значительными промышленными инвестициями и постоянным положительным торговым балансом объективно представляет вызов для США. Евросоюз исполняет роль равноценного торгово-экономического партнера, но ослабленного предстоящим Brexit — выходом Великобритании из ЕС. Согласно представлениям новой команды в Вашингтоне, евро вначале 2000-х гг. был своего рода конкурентом доллару, но роль и значение евро сократились в результате неудачной финансовой политики ЕЦБ под германским руководством, что ныне вполне соответствует американским интересам.

В качестве главной угрозы для Соединенных Штатов прорисовывается в настоящее время «красный колосс» — коммунистический Китай с его громадным положительным экспортным балансом, растущими внешнеполитическими амбициями, геополитическими претензиями. В отношении китайского бизнеса могут быть применены вашингтонской командой штрафные санкции и высокое налогообложение, особенно тех компаний из Поднебесной, которые прочно обосновались в США, успешно работают на Уолл-Стрите. Смысл уже завязавшегося (рискованного) флирта Трампа с Тайванем можно оценить лишь в связке с растущей угрозой, исходящей от материкового Китая.

Приоритетность внешней торговли и экономических оценок будет, видимо, доминировать в «доктрине Трампа». Новый президент и его команда вряд ли намерены рассматривать Россию в качестве военной угрозы, ни по отношению себя, ни в отношении Европы. Напротив, Россия может даже стать необходимым партнером Вашингтона на Ближнем Востоке. Исходя из этого, текущая и перспективная роль НАТО заметно снижается, особенно по сравнению с эпохой холодной войны. В тот острый период Соединенные Штаты были заинтересованы в сильном Европейском союзе в качестве плацдарма, форпоста против Советского Союза и его ОВД. Сегодня ситуация в корне изменилась, сейчас, напротив, США заинтересованы в том, чтобы в интегрирующейся Европе торговая и денежная политика были «размягчены», дисперсированы. Даже кратковременный импортный контроль Вашингтона может привести к снижению уровня мировых цен на нефть, но завершится, вероятно, сбалансированным повышением курса доллара. Трамп прямо намекнул на отсутствие у него желания патронировать ЕС: пусть Европа разберется внутри самой себя. Ненавязчиво избранный президент похоронил надежды на подписание договора о Трансатлантическом торгово-инвестиционном партнерстве. Ещё одним тяжелым ударом по европейским союзникам, мечтающим о «зеленой экономике», будет деструктивная политика новой администрации США в отношении Парижского договора и решений Конференции по климату в Париже (COP21).

Резюмируем: в новой картине мира Европе как коммунитарному игроку Запада уделяется в Вашингтоне меньше внимания из-за её расколов, деструкций и текущих фрустраций, ограниченных ресурсов. Напротив, в Штатах видят большие резервы и возможности России в качестве своего прагматично-заинтересованного близкого партнера. Хотя становится очевидным, что «медовый месяц» отношений Пекина с Западом завершается, попытки Вашингтона изолировать Китай скорей всего вряд ли увенчаются успехом. Руководство КНР будет неуклонно стремиться укрепить свои стратегические позиции в Азии и Африке. Давно ожидаемое коренное изменение геостратегического подхода Вашингтона при Трампе в отношении РФ в качестве перспективного и, что важно — приятельски надежного — партнера Соединенных Штатов, скорее всего, позволит российскому руководству вывести страну из изоляции, санкционирует занятие ею естественного, заслуженно-достойного места в глобальном консоциуме.


Автор — к.и.н., завсектором ИМЭМО им. Е.М. Примакова РАН.


Оцените статью