Возвращение классической геополитики и достоинство американского народа   7

Геополитика

13.04.2017 13:00

Александр Дугин

257

Возвращение классической геополитики и достоинство американского народа

В истории новейшей геополитики была очень короткая пауза, когда ситуация сложилась таким образом, что актуальность методов этой науки немного отошла на второй план. Предвыборная компания Трампа была построена на возврате к классическому реализму в духе Э.Карра и Г.Моргентау, когда государства просчитывают рационально свои национальные интересы и действуют соответствующим образом в тех пределах, которые соответствуют ресурсам и силовому потенциалу других держав с их собственными интересами. В международных отношениях в таком случае  преобладает принцип хаоса (абсолютизация суверенитета и отказ от превосходства международного права над национальным). Все суверенны и все вольны поступать так, как хотят, но с той поправкой, что и другие будут вести себя также. Если страна большая, то она может сама строить свою политику. Если маленькая, то вынуждена искать альянса с сильнейшими. Возвращение к Вестфальской системе, одним словом, с некоторыми постмодернистскими дополнениями – типа Мексиканской Великой Стены.

Если продлить предвыборные тезисы Трампа на несколько лет вперед и допустить, что они реализовывались бы, то геополитическая повестка дня качественно изменилась бы. Я назвал это переходом к «вертикальной геополитике», где сторонники глобализма (Мировое Болото) противостоят сторонникам суверенитета, а оппозиция Суша – Море, Восток – Запад отходят в сторону. Именно это приветствовали в Трампе все – от европейских евроскептиков до Путина, а также сами сторонники Трампа. Все было более или менее складно. Не верилось, что Трамп победит с такой программой, зная насколько Болото сильно, но раз уж он сделал невозможное, то можно было ожидать именно такого поворота. Это совсем не значит, что Трамп признал бы немедленно Крым нашим. Но просто ему было бы все равно, чей он, поскольку напрямую к национальным интересам США это не имеет никакого отношения.

Отношение Трампа к шиитам было уже более тревожным, поскольку и это США теоретически касаться не должно было бы. Но тут все можно было списать на его яростную полемику с Обамой, сделавшим ставку на приручение Ирана через сеть представителей иранского Болота, а также на симпатии к правым реалистам из Израиля (Нетаньяху). Более того, раз Трамп отозвал бы свою сеть в Иране, это пошло бы на пользу самому Ирану, и там более консервативные силы утвердили бы снова свое влияние – такие как Ахмадинеджад (вот он сейчас и выдвигается в Президенты). Да и Россия получила бы новую роль в отношениях с США, выступая от лица Ирана – ведь Иран нас касается непосредственно, это уже зона наших национальных интересов. Про Сирию и говорить не приходится: если Трамп хотел назло Обаме и CFR уничтожить созданный их усилиями исламский терроризм, тогда лучше всего сделать это вместе с нами, оставив Асада в покое, чего, собственно, и следовало бы ожидать от Трампа, и о чем он неоднократно прямо заявлял.

И наконец, Юго-Восточная Азия – Китай, Северная Корея и проблема Тайваня. Для США – это область обеспечения их интересов. А Россия, в свою очередь, в этом регионе прямых и острых интересов не имеет.

Таким образом, Трамп пообещал возврат к реализму, что и стало бы новой моделью для понимания структуры международных отношений. Вероятно, геополитика когда-нибудь дала бы о себе знать, но игра в реализм и соответственно пересдача карт увлекла бы на определенное время все основные силы.

Показательно, что в моей беседе с Алексом Джонсом, самым пассионарным сторонником Трампа, выяснилось, что он имел весьма отдаленные представления о геополитике, а под «атлантизмом» понимал книгу Фрэнсиса Бэкона «Новая Атлантида». Формат телеинтервью не позволял осветить этот вопрос должным образом, но показательно, что Алекса Джонса это не особенно волновало. И явно Трамп, судя по его словам и его книгам, предельно далек от геополитики. О ее существовании он, скорее всего, не подозревает. Поэтому для него и русские это просто один из факторов международного расклада сил: с ним можно работать, их можно использовать, их можно обманывать, с ними можно конфликтовать, а можно и не конфликтовать – ничего личного или идеологического, чистый бизнес.

Если бы все так и шло дальше, то этим стоило бы воспользоваться и начать вместе с Трампом атаку на Болото, на глобализм, на либералов в защиту суверенитета, консерватизма и традиции. Именно так себе и мыслили интеллектуалы из Брейтбарта, и даже серьезные спонсоры из числа американских крайне-правых миллиардеров – Мерсеры и Кохи. America first – вполне приемлемый реалистский лозунг, отражающийся в нашем случае в симметричном «Russia first!», или старая наша формула «Россия – всё, остальное ничто». Условное, конечно, ничто, но все же ничто. И с двух сторон реалистский Вашингтон и реалистская Москва могли бы нанести удар по европейскому Болоту, поддержав реалистов и евроскептиков и там и везде. Все было очень перспективно и заманчиво.

Но длилась эта идиллия многополярного мира, надо сказать, совсем недолго. На исторической шкале – одно мгновение. Когда Трамп нанес удары по сирийской базе в ответ на фэйк-ньюс об использовании Асадом химического оружия, вся эта картина рухнула. Как Трамп, который в течении года сам был целью лавины фэйк-ньюс, объектом слежки и провокаций со стороны Deep State, мог в это поверить, не укладывается в голове. Истории про Кушнера и Иванку, изображающие его законченным кретином, скорее всего предназначены для массового пользования. Но факт остается фактом: Трамп упразднил реализм, вся система американской стратегии вернулась на привычные атлантистские рельсы. Трамп, конечно, не прочитал за это время Макиндера, Бжезинского или мои книги о евразийской геополитике. Он даже Бэннона упрекнул, что тот слишком много времени уделяет чтению Шарля Морраса. Значит, сам он либо не читает, либо читает какую-то чушь. Но в его поведении теперь (в отличие от предвыборной компании) явно наличествуют все следы атлантизма – классического и свойственного неоконсам. Сирия находится под покровительством России. Асад совершить химическую атаку не мог, прежде всего потому, что это было бы самоубийством и никакого резона ее осуществлять у него не было. Сделали ли это боевики запрещенного в России ИГИЛ или бравые убийцы Белые Каски, не имеет большого значения. Это была чистая дезинформация – такая же как и в случае нападения на Ирак. Тогда эту дезинформацию провели неоконсы. И сейчас явно они же. И Болото вздохнуло с облегчением: вместо войны с ним на всей территории планеты снова начнется виток противостояния цивилизации Моря и цивилизации Суши. Опять никакой «вертикальной геополитики», просто привычная и классическая великая война континентов.

Вернуться к этой шкале анализа просто и естественно, с какой бы стороны мы не смотрели. С евразийской – достаточно трудов, учебников, лекционных курсов и пособий. С американской – трудов и учебников в сотни раз больше. Но методологически обе стороны концептуально вооружены. Не Трамп, конечно, а неоконсы, которые отныне и будут задавать тон в Белом Доме. В их геополитике больше, чем оно того заслуживает, уделяется значения государству Израиль и исламофобии, а в остальном это прямой и эксплицитный атлантизм, однополярность, империализм и гегемония, включая различные формы интервенционизма. И все это мы уже в течении недели увидели в поведении Трампа. Оптическая иллюзия реализма длилась недолго.

Но все-таки невозможно вступить в одну и ту же реку дважды: любой цикл несет в себе нечто новое. Поэтому следует внимательно приглядеться к тем факторам, которые сделали саму победу Трампа возможной. Ведь выбрали его не за неоконсерватизм, а за его программу, сверстанную и очень технично доведенную до масс Брейтбартом Бэннона (включая Alt-Right), Алексом Джонсом и специалистом по соцопросам Кэльяной Конуэй. За этой группой стояли теневые фигуры миллиардеров семьи Мерсер. Роль Ребекки Мерсер в делегировании Бэннона и Конуэй в предвыборной штаб Трампа сегодня всем известна. Решающую роль сыграла помощь еще более крупных миллиардеров братьев Кохов, традиционно поддерживающих сети американских палеоконсерваторов. Если Болото пошло на сговор о блокаде кредитования президентской компании Трампа, то этим финансовым группам, которые были и остаются противниками как глобалистов из CFR, так и атлантистов неоконсов, запретить никто ничего не мог. Но… они ставили на Трампа-реалиста, на того Трампа, которого поддержала еще одна чрезвычайно важная и, на самом деле, главная инстанция – американский народ. Этот народ в последние десятилетия почти совсем сошел со сцены, будучи подмененным симулякром, медийной карикатурой. При столкновении с реальностью Трампа образ американского общества, который так усердно десятилетиями лепило Болото, рухнул. И оттуда выглянуло лицо настоящего американца, не имеющее ничего общего с нормативным толерантным трансгендером или иммигранткой-феминистской, каким представляет типичных «американцев» инфосфера Болота, его виртуальная копия мира. Понятно, что это большинство молчаливое, dispossessed majority, лишенное всего, и лишь возмущающееся вместе с infowars.com Алекса Джонса. Но это и есть американское сопротивление (you are resistance!) – сопротивление отобранной у самого народа Америки, который в победе Трампа увидел чрезвычайно важный знак –вкус силы и могущества, давно забытый этим народом. Поэтому в США помимо Трампа, который оказался блефом, открылись не просто привычные CFR и неоконсы, но и нечто еще, что дает основание не отказываться от «вертикальной геополитики» полностью, а просто отнестись к этому фактору серьезнее. Да, момент такой «вертикальной геополитики», борьбы народа против глобалистской элиты, против Болота, длился недолго. Но это симптом. Разочарование Трампом – явление естественное, у предателей вообще гнусная судьба. Но все же мы уже не можем однозначно и упрощенно отождествлять глобализм и атлантизм с США и Америкой. Мы видели в эти выборы другую Америку, глубинную Америку, достойную и мужественную. И даже если нас заставят вступить в мировой конфликт Суши против Моря, а мы – Суша, и ничем иным быть не можем, то и в этом случае необходимо будет строго разделять американские элиты, которые начнут войну и которые необходимо за это заставить заплатить, и настоящую Америку, американскую Америку. Анти-американизм снят с повестки дня не только из-за пророссийских обещаний Трампа, и вообще не из-за него. А из-за американского народа, доказавшего свое достоинство тем, что проголосовал за правильную идею. И не его вина, что носитель этой идеи оказался ничтожеством. Важен сам выбор. А кроме того мы видели и новый феномен -- американских консервативных интеллектуалов, и даже традиционалистов. Это разрушает образ типичного американца как законченного глобалистского дебила и потребителя с одной извилиной. Настоящая Америка может думать. Это открытие. И наконец, эта настоящая Америка имеет влиятельных и могущественных представителей в лице определенного сектора финансовой элиты. Как бы это ни расходилось с марксизмом, существует не только интернациональная олигархия, хотя она и преобладает, но и вполне национальная и даже националистическая. И она также в эти выборы дала о себе знать.

Значит не все потеряно. Все только начинается.  


Оцените статью