Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

О «казахской столице новой Шелковой империи»   1

Геополитика

01.07.2017 08:10  

Тимур Никитин

305

О «казахской столице новой Шелковой империи»
На этой неделе израильская Jerusalem Post опубликовала текст под названием «Казахстан добивается роли столицы «Нового Шелкового пути».

Едва ли добивается. Но то, что у Казахстана в проекте НШП довольно неожиданная, в том числе и для него самого, роль — факт.

...Еще совсем недавно сам Шелковый путь был всего лишь частью истории. А его упоминание политиками - всего лишь протокольной увертюрой к обозначению исторических и соседских общих интересов.

Сегодня же КНР предлагает связать национальные экономики целого ряда стран Азии и Африки в единый комплекс, прообразом которого является древний Шелковый путь. В современном исполнении появится морской вариант пути и будет вовлечено больше стран. Эти планы озвучил в 2013 году глава Китая, товарищ Си. Точный объем предполагаемых инвестиций пока не определен, но уже сегодня фигурирует цифра в $4 трлн. Оценить общий экономический эффект вообще пока трудно, но он, как и все обещания, выглядит невероятно привлекательно.

Это прежде всего стратегическая программа развития КНР, развития их экономики, которая по мнению множества экспертов, в том числе и на западе, “уперлась в потолок”. Логично, что КНР же и рассчитывает стать главным выгодоприобретателем мегапроекта. А вот на этот счёт у всех участников свои планы.

Базовая площадка для реализации - это Шанхайская Организация Сотрудничества, организованная 2001 на базе “Шанхайской пятерки” образца 1996 года. А значит, главными участниками “Одного пути” логично считать, кроме самой КНР, Россию, Казахстана, Узбекистан, Кыргызскан и Таджикистан.

При всем скеписисе в отношении ШОС за 16 лет её участники получили успешный опыт сразу в нескольких сферах внешней политики, где особенно важен опыт соблюдения баланса интересов участников очень разных весовых категорий.

Возможно именно это и является фактором доверия для множества стран, участие которых для проекта практически критично, но которые в то же время могут обойтись и без него. Речь о Пакистане и Индии. Последняя вообще ранее публично отказалась от участия из-за нерешенных территориальных споров с КНР (оккупация 1962 года) и Пакистаном (Кашмир). 9 июня Индию и Пакистан официально приняли в ШОС, что как минимум подразумевает достижения каких-то договоренностей.

Теперь к роли РФ и РК. Собственно в образовании ШОС и в том, что она не стала “клубом исполнителей Китайских распоряжений”, главная заслуга - РФ и РК, пропорционально возможностям, специфике и имиджу этих стран, конечно. И если для КНР это сначала было больше сдерживающим фактором, то сегодня, участие “создателей ЕАЭС” в возрождении “Пути” - великое благо для Китая. Ведь одно дело - сорвать чисто китайские планы. И совсем другое - противиться новой глобальной тенденции, учитывающей естественные интересы всех стран региона. В результате идею поддержали в ООН, а также в МВФ и других международных структурах.

А раз “весь цивилизованный мир” согласился с тем, что проекту быть (пока на словах, но все же), то от стратегии следует переходить к тактике. Дело в том, что как сами КНР, так и все участники проекта не вполне искренни. Реальные ожидания отличаются от декларируемых “за все хорошее - против всего плохого” как в браке по любви. У каждого - своя картина реальности. И чем меньше игрок, тем проще его задача.

Узбекистану, Таджикистану и Кыргызстану бесспорно нужны инвестиции в инфраструктуру, десятки тысяч рабочих мест, поступления в бюджет от транзита и налогов. Ни альтернативы китайским инвестициям, ни способа уберечься от “китайского влияния” у этих стран не просматривается. Но при этом ни одна из них не согласна на безропотное втягивание во внутреннюю орбиту Китая(никто особо не спрашивает, но и во всеуслышание объявлять тоже неприлично).

У Индии, Пакистана и Ирана при всех сложностях развития есть пути, не подразумевающие такого тесного сотрудничества с Китаем. Хотя совсем без этого не обойтись ни одной стране Азии, все же можно развиваться и иначе. Страны этого ряда нужно как следует убедить в том, что им это все-таки нужно. Ведь нет такой страны, для которой потепление объятий с Китаем не гарантировало бы капризов со стороны ЕС и США.

Россия в этом процессе стоит совершенно особняком. Имея гораздо меньшую экономику, РФ обладает куда большим весом в других аспектах. И, как было отмечено выше, вообще выступает одной из опор всей конструкции. Если принимать западный взгляд на описываемый нами процесс, то РФ имеет множество поводов для беспокойства. Ведь “на западе” утверждают, что интеграционные процессы по-китайски оставляют Россию на обочине мирового глобального развития. Но если подойти к оценке ситуации более взвешенно, то ничего более логичного для России, чем глубокое, но весьма ограниченное участие. Ведь на фоне роста нестабильности во всех мировых центрах силы нет ничего более разумного, чем связать огромную территорию, огромные запасы и огромные деньги едиными долговременными планами и ожиданиями. Да и обойтись друг без друга две соседствующие мировые державы всё равно не могут.

Вы скажете, что обещано было про Казахстан и его роль, а вместо этого автор рассказывает нам то, что можно прочитать и в другом месте. Но дело в том, что Казахстан и его роль абсолютно во всех региональных и глобальных процессах строго обусловлена региональной и мировой конъюнктурой.

Достаточно большой и богатый ресурсами, Казахстан слишком неразвит и слаб, чтобы эту конъюнктуру определять. Многолетняя вынужденная политика многовекторности привела к довольно неожиданной новой роли - посредника и арбитра. Основная задача заключается в том, чтобы из этого противоречивого и непрочного статуса извлечь достаточно дивидендов для решения наиболее острых проблем своей государственности. Казахстану также, как и всем остальным республикам Центральной Азии нужны инвестиции в инфраструктуру, новые рабочие места и проче. Но кроме этого нужен транзит через свою территорию - настоящий, полноводный, объединяющий потоки товаров, денег и технологий. По-хорошему, задача Казахстана стать эффективным, технологичным связующим звеном между Азией и Европой. И эта задача осознана раньше, чем Китаем был озвучен план “Один путь”. Поэтому целый ряд инфраструктурных проектов в РК был “случайно” приостановлен, а сейчас - - довольно спешно интегрируется в новый общий “китайский” план. Например, старая новая программа “Нурлы жол”, подразумевающая создание современной транспортной системы через РК, соответствующую требованиям мирового транзита. Или сеть ЛРТ (легкорельсовый транспорт) в Астане, которая должна была быть к нынешниему моменту уже построена, а в итоге только начинает строиться. Сегодня Казахстан, как и Россия, пытаются извлечь из китайской инициативы больше, чем этого хочет Китай. Отсюда и ощущение у некоторых, что Казахстан намерен даже стать столицей НШП.

На рубеже 1 и 2 тысячелетий первое русское государство образовалось как раз благодаря взятию под прочный контроль большей части пути “Из варяг в греки”. Казахское ханство в 15 веке тоже во многом образовалось за счет связи как раз своего участка Шелкового пути с волжским и уральским торговыми путями. Сегодня пустить через себя торговую артерию - по-прежнему эффективный рецепт государственного строительства. Вот только китайцы тоже помнят, что инвестиции в торговый путь без сопутствующего влияния обернулись для них провалом и 1000, и 500 назад. Их участие в экономике Казахстана уже не один год дает повод для “страха перед китайской угрозой”, одного из самых популярных страхов в РК. Получится ли у РК получить больше, чем отдать - неизвестно. И самое обидное, что это во многом зависит не от нас.


Оцените статью