Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Маневры Трампа в Европе: как Москва и Вашингтон будут делить Берлин   12

Геополитика

16.07.2017 12:39  

Ростислав Ищенко

907

Маневры Трампа в Европе: как Москва и Вашингтон будут делить Берлин

В течение последней недели президент США успел побывать в Польше на саммите Междуморья, проведя заодно переговоры с варшавским руководством, поучаствовать в Гамбурге в очередной конференции "Большой двадцатки" (там на правах хозяйки его принимала Меркель). В качестве логического завершения — встреча с Макроном. Тоже не просто так — президент США вроде бы приехал отметить 100-летие вступления своей страны в Первую мировую войну, но заодно нашел 27 часов на переговоры и протокольные мероприятия с президентом Франции.

С мая это уже второй облет Дональдом Трампом своих европейских союзников. Во время первого (майского) европейского турне хозяин Белого дома только знакомился со своими контрагентами и заодно шокировал европейцев новым ресурсосберегающим прочтением американцами своих союзнических обязательств — требованием не просто начать выполнять обязательства по финансированию НАТО, но еще и вернуть недоплаченное.

В этот раз формально единая европейская программа отсутствовала. Просто так получилось, что несколько визитов наложились друг на друга, почти совпав по времени. Однако с точки зрения формулирования Вашингтоном своей внешнеполитической стратегии июльские встречи оказались значительно более продуктивными.

 
Президент РФ В. Путин принимает участие в саммите "Группы двадцати" в Гамбурге

Перед Трампом стояла нетривиальная задача. В ходе встреч с Владимиром Путиным и Си Цзиньпином в Гамбруге он должен был определить шансы достижения компромиссных договоренностей на обоих направлениях и окончательно решить, на каком из политических фронтов, открытых американцами (европейско-ближневосточном или азиатско-тихоокеанском), наступит затишье, а на каком следует сконцентрировать ресурсы для наращивания давления.

 

Второе (а по важности, возможно, и первое) задание, стоявшее перед американским лидером, — консолидация европейских союзников вокруг новой американской стратегии. Имеется в виду не только и даже не столько новая стратегия в отношении России и Китая. Здесь Запад в целом и так един. Кроме того, на азиатском "театре военных действий" США полагаются на поддержку местных союзников, роль Европы в этом регионе незначительна. Речь идет прежде всего о консолидации ЕС на основании новых правил сотрудничества с США.

Первую задачу Трампу до конца решить не удалось. С Россией достигнут формальный компромисс по отдельным аспектам сирийского урегулирования, но не более того. Главное же, что Москва не изъявила готовности отказываться от поддержки Китая и Ирана. Более того, сразу же после переговоров с Трампом в очередной раз появилась утечка об "окончательном согласовании" поставок Турции комплексов С-400. Это прямое вторжение в сферу американских интересов. Россия, помимо укрепления своих позиций в сирийской партии и на Ближнем Востоке в целом, заходит на оружейный рынок важнейшей страны НАТО в регионе, обладающей вторыми по значению, боеготовности и численности вооруженными силами в Альянсе. Между тем, кто девушку вооружает, тот ее и танцует.

 Характерно и то, что утечка появилась сразу же после информации о достижении Польшей и США соглашения о закупках Варшавой противовоздушных/противоракетных комплексов "Патриот". С-400 — более эффективный аналог "Патриота". В случае их получения Турцией Анкара совместно с силами ВКС России в Сирии сможет при желании закрыть небо над всем Восточным Средиземноморьем. 

Так что на Ближнем Востоке стороны пытаются использовать перемирие для занятия лучших позиций перед следующим раундом борьбы. Тем не менее и Москва, и Вашингтон пока стремятся выполнять условия тактической сделки в Сирии (включая те, что не были озвучены). Так, например, после встречи с президентом США Макрон резко изменил французскую позицию и заявил, что Париж больше не настаивает на смещении Асада. Напомню, что первыми накануне встречи "Двадцатки" в Гамбурге формулу "судьбу Асада решит Россия" приняли в Госдепе. На этом фоне изменение французской позиции по результатам переговоров с президентом США не выглядит случайностью, скорее знаком того, что Вашингтон убедил своего союзника присоединиться к сделке.

 

А Франция наряду с Польшей начинает претендовать на роль приоритетного союзника США в Европе, начиная оттеснять Германию, у канцлера которой, любимицы Обамы Ангелы Меркель, отношения с Трампом явно не сложились и которая не скрывает раздражения новым форматом американской политики.

Надо сказать, что американский президент действительно выбрал не лучшее время, когда чуть ли не в ультимативной форме предложил канцлеру Германии отказаться от "Северного потока — 2" и приступить к закупкам американского сжиженного газа. У Меркель уже в сентябре парламентские выборы, в ходе которых решится, получит ли она канцлерство вновь. Отказ от "Северного потока — 2" с точки зрения ее политических перспектив так же нежелателен, как и публичная ссора с американцами по этому (сотрудничество с Россией) поводу. Поэтому отказ канцлера от поддержки американской инициативы был по возможности смягчен, но все же прозвучал резко.

Очевидно, это был последний тест на перспективу сохранения формата сотрудничества США с Германией, как с доминионом ЕС. Как мне уже доводилось писать раньше, Дональд Трамп в Польше получил недвусмысленные намеки на то, что Варшава готова принять на себя роль гегемона Восточной Европы — представителя США в регионе. Это фактически попытка отобрать у Германии контроль над половиной ЕС — "новыми европейцами" — и замкнуть его на США.

В ходе продуктивных переговоров с Макроном начала вырисовываться ориентированная на США антигерманская ось в ЕС "Париж — Варшава". Ставшему слишком самостоятельному, готовому принять на себя ответственность за Европу без участия США Берлину приготовлена традиционная англосаксонская альтернатива в виде намечающегося франко-польского континентального союза. Его отличие от прошлых подобных союзов заключается в том, то Германия, как финансово-экономический локомотив ЕС, окажется еще и вынужденной финансировать своих конкурентов по борьбе за влияние в ЕС. 

Все это ослабляет внутриевропейское единство и должно усилить позиции США на континенте. Похоже, что Трампу удалось решить как минимум проблему нейтрализации Европы (германской Европы) на период американской относительной слабости на этом направлении. Причем решение это достается Вашингтону бесплатно. Если же учесть, что Польша выступает в поддержку американского проекта отвязки ЕС от газпромовских поставок и перехода на заокеанский сжиженный газ, а Франция готова поддержать идею, поскольку от поставок газа из России не зависит, то на новой европейской конфигурации Вашингтон имеет шанс еще и заработать. Если, конечно, удастся отобрать у ПАО "Газпром" часть рынка.

В целом вырисовывающаяся новая стратегия США пока базируется на готовности легко снимать идеологические требования (особенно если они невыполнимы, как, например, уход Асада), но жестко бороться за свои торгово-экономические интересы. В рамках этой стратегии под удар должны первыми попасть Китай и Германия — главные торгово-экономические оппоненты США и потенциальные партнеры России.

Если с Китаем все, в принципе, ясно — у нас с ним неформальный военно-политический союз, который при необходимости может быть в любой момент формализован, то с Германией будет куда сложнее. Она — союзник США по НАТО и связана своими обязательствами в рамках ЕС. Ни германские политики, ни общественное мнение не готовы к резкому (на 180 градусов) развороту внешней политики. 

Как и 72 года назад (в мае 1945-го), будущая европейская конфигурация определяется в ходе битвы за Берлин. Причем интересы участников многослойны, а связи, обязательства и контакты взаимно пересекаются. Так что партия обещает быть очень сложной и безумно интересной.


Оцените статью