Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Санкции и политическая карьера: почему отношения США и России будут ухудшаться   9

Геополитика

09.08.2017 09:33  5.7 (22)  

Ведомости

5907

Санкции и политическая карьера: почему отношения США и России будут ухудшаться

Подписанный президентом Дональдом Трампом «Акт о противодействии врагам Америки с помощью санкций» означает, что противостояние России и США юридически зафиксировано на долгие годы вперед. Это важный, но не единственный признак того, что отношениям России с Америкой есть куда ухудшаться. Белый дом, пусть и топорно, хотя бы пытался бороться против санкций. Однако любая следующая администрация, будь то демократы или республиканцы, будет настроена по отношению к России куда более враждебно. Рычагами внешнеполитической машины США будут управлять представители поколения, искренне считающего нашу страну угрозой для Америки и знающего о ней гораздо меньше, чем политики времен холодной войны. Это явление, ставшее прямым итогом российско-американского конфликта последних лет, важнее и опаснее новых санкций.

Американская внешнеполитическая элита находится в процессе смены поколений. На смену профессионалам, сформировавшимся в годы холодной войны, приходят новые люди, большинству из которых еще нет 50. Представители этого поколения начали заполнять средние этажи бюрократии, столь важные для работы американской государственной машины, уже при администрациях Джорджа Буша и Барака Обамы. Вскоре эти люди вышли бы на еще более заметные роли: например, Джейку Салливану, который в случае победы Хиллари Клинтон стал бы советником по национальной безопасности, всего 40. Неожиданная победа Дональда Трампа затормозила приход этого поколения к власти, причем как у демократов (например, Салливан вместо Белого дома теперь работает в Фонде Карнеги), так и у большинства участвовавших в движении Never Trump республиканцев, но не остановила его.

Эти люди формировались в то время, когда Россия уже не была главным приоритетом американской внешней политики. Свою карьеру они строили, когда звездное будущее на госслужбе светило специалистам по Китаю, терроризму или кибербезопасности. Обамовская характеристика России как «региональной державы» – речевой штамп, отражающий консенсус этого нового поколения, для которого Россия не воспринималась как важнейшая угроза американской национальной безопасности и вообще не вызывала большого интереса.

 

Вмешательство в американские выборы эту картину резко изменило. Не так важно, делали ли что-то российские спецслужбы в ходе президентской кампании 2016 г., были ли их действия подчинены цели посадить в Белый дом Дональда Трампа и насколько серьезно они могли повлиять на результат голосования. Важно лишь то, что для нового поколения американского внешнеполитического истеблишмента Россия – это иностранная держава, всерьез вмешавшаяся в демократический процесс у них на родине и способствовавшая приходу к власти человека, который в ближайшие годы будет расшатывать основы любимой ими страны. Учитывая, что в США политические назначенцы планируют почти всю жизнь в привязке к электоральным циклам (включая вступление в брак и рождение детей), некоторым сейчас кажется, что Россия украла у них лучшие годы.

Вскоре именно это поколение окажется у руля в совете национальной безопасности, Пентагоне, госдепе, казначействе и ЦРУ. Только в отличие от своих предшественников эпохи холодной войны они будут знать и понимать Россию гораздо хуже. Не будут они связаны и уважением, которое испытывали друг к другу противники в противостоянии двух сверхдержав. Россия будет восприниматься как реальная угроза, дерзкий и озлобленный игрок, сознательно стремящийся разрушить либеральный международный порядок и навредить интересам США в любом уголке мира. А значит, Москву надо поставить на место, дав как следует по рукам любыми доступными способами: новыми санкциями, поставками оружия в зоны конфликтов с участием российских военных, действиями в киберпространстве.

Проблема в том, что и с российской стороны уходящее поколение холодной войны во внешнеполитической элите (не говоря уже о спецслужбах) замещается людьми, которые искренне воспринимают США как врага России, а борьбу против Америки – как неизбежную часть своей работы и даже миссию нашей страны. Так же, как и их американские собратья, многие из этих людей считают, что противник находится в долгосрочном упадке (именно поэтому Америка все время и пытается навредить России), а реальные знания о США им заменяют штампы собственной пропаганды. Будущее столкновение двух этих групп, движимых не знаниями и прагматичным расчетом, а стереотипами и эмоциями, может быть гораздо более разрушительным, чем нынешний уровень конфронтации. Для России это крайне опасно. Даже если угроза ядерного сдерживания предотвратит крупномасштабный военный конфликт с США, силовое и системное противостояние со все еще самой мощной державой на планете будет отвлекать у страны массу ресурсов, необходимых для преодоления серьезных внутренних вызовов.

Корень проблемы не в противостоянии двух систем, которое было стержнем борьбы во времена холодной войны, а в череде взаимных ошибок и просчетов, вызванных невниманием политических лидеров и крайне низким (и падающим) уровнем знаний друг о друге. Это относится и к непосредственному знанию ключевых игроков: в критический момент для двусторонних отношений российское государство и гражданское общество мало с кем общались на Капитолийском холме и в вашингтонском универсуме. Количество россиян, которые имеют в Вашингтоне хороший доступ и пользуются доверием как патриоты России с независимым мнением, а не агенты СВР, крайне ограниченно. В будущем из-за токсичности российской темы количество и качество каналов связи с обеих сторон будет неизбежно падать и это лишь сделает ситуацию в российско-американских отношениях еще более опасной.

Рано или поздно России все равно придется начать работать над проблемой слабого понимания американского истеблишмента и плохих контактов с ним. Издержки от эмоциональной конфронтации с США крайне высоки вне зависимости от того, собирается ли Россия в будущем становиться более свободной или останется на авторитарном пути. Конечно же, сделать так, чтобы американский истеблишмент резко потеплел к нашей стране, невозможно: без маловероятной трансформации режима в РФ это вряд ли под силу даже всемогущим русским хакерам. Целью России должно стать формирование сети личных контактов с ведущими представителями американского внешнеполитического истеблишмента и гражданского общества, а также профессиональных отношений, в которых существуют хотя бы робкие зачатки доверия и взаимного уважения. Это позволило бы начать строить каналы общения с широким кругом американской элиты, влияющим на внешнюю политику своей страны, и помогло бы более адекватно понять эту политику. Такие контакты позволят и американцам, влияющим на систему принятия решений, более адекватно понимать Россию.

В нынешней ситуации развивать диалог и формировать доверие с будущими лидерами американской внешней политики через официальные каналы российского государства крайне сложно. Не в последнюю очередь потому, что в США российские дипломаты находятся под неусыпным надзором не только американских спецслужб, но и собственной контрразведки, которая в последние годы жестко ограничивает контакты в стране пребывания (поход российского кадрового дипломата на круглый стол в мозговой центр в США – это целая бюрократическая спецоперация, которая нередко заканчивается провалом). Именно поэтому гражданскому обществу стоит играть более заметную роль, а государству – хотя бы не мешать. Частные инициативы вроде Alfa Fellowship, которая дает возможность провести год в России молодым профессионалам из США, Великобритании и Германии с лидерскими задатками, – это шаги в правильном направлении, которых должно быть больше. России следовало бы способствовать диалогу своих мозговых центров с американскими, которые являются кузницей кадров для внешнеполитической элиты США. В этом смысле сокращение финансирования для Российского совета по международным делам и Фонда Горчакова – тревожный знак. Не менее важно сохранение контактов с институтами американского гражданского общества, работающими в России (у российских спецслужб есть масса инструментов, чтобы мониторить их деятельность, не выплескивая вместе с водой ребенка). Наконец, России нужны инвестиции в профессиональную американистику: даже если воспринимать США как противника, его надо знать в лицо.


Оцените статью