Чем чревата ядерная демагогия   5

Геополитика

01.12.2017 07:20  8.3 (13)  

Project syndicate

3451

Чем чревата ядерная демагогия

МАДРИД – Летом 2012 года теоретик международных отношений Кеннет Н. Уолтц опубликовал статью под названием «Почему Иран должен получить бомбу», в которой он утверждал, что ядерное оружие у Ирана восстановит желаемый баланс сил на Ближнем Востоке, выступая в качестве противовеса Израилю.

Позднее в том же году Уолтц утверждал, что стратегия сочетания санкций с дипломатией вряд ли поможет отговорить Иран от развития ядерного потенциала. «Трудно представить, – писал он в «Foreign Affairs» в сентябре 2012 года, –, как, кроме применения военной силы, можно было бы помешать Ирану обзавестись ядерным оружием, если он решит это сделать».

Уолтц ошибался в двух отношениях. Во-первых, защищая ядерное оружие как источник региональной или глобальной стабильности, он основательно недооценил опасность его попадания в руки террористов или применения по ошибке.

Во-вторых, Уолтц не предвидел успех ядерных переговоров с Ираном (или их «провал» с точки зрения тех, кто действительно хотел, чтобы у Ирана было ядерное оружие). Уолтц умер в 2013 году, но если бы он был жив сегодня, то, несомненно, отметил бы нестыковки Совместного всеобъемлющего плана действий (JCPOA), который в 2015 году приняли Иран, P5 + 1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН плюс Германия) и Евросоюз. Тем не менее ему пришлось бы признать, что JCPOA достигает большего, чем считали возможным он и многие другие, что демонстрирует силу дипломатии, особенно тем, кто выступал за военное решение.

JCPOA стал важным этапом развития многосторонних отношений. Несмотря на это, – или, возможно, из-за своего пренебрежения к любой многосторонности, ‑ президент США Дональд Трамп назвал его «самой глупой сделкой всех времен» и предсказал, что он «приведет к ядерному холокосту». Бесчисленные аналитики, такие как Стивен М. Уолт из Гарвардского университета, доказали, что эти утверждения совершенно необоснованны и крайне преувеличены. Но это не помешало Трампу в октябре отказаться «повторно подтвердить» JCPOA.

Поступок Трампа оставляет за Конгрессом США решение о том, следует ли повторно вводить «ядерные» санкции в отношении Ирана, что будет означать нарушение соглашения. Даже если Конгресс решит ничего не делать на этом фронте, антииранская риторика Трампа и другие инициативы республиканцев в Конгрессе создали напряженность для JCPOA и привели к его уязвимости.

В то время, когда США уже находятся в ядерном противостоянии с Северной Кореей, им совсем не нужна аналогичная угроза на Ближнем Востоке. К счастью, Германия, Китай, Франция, Великобритания, Россия и ЕС взяли на себя обязательство защищать JCPOA, дистанцируясь от администрации Трампа, не желающей этого делать.

Внешняя политика Трампа пополняет длинный список порочных стимулов к распространению ядерного оружия. Возьмем, к примеру, вторжение США в Ирак в 2003 году, которое было начато под предлогом того, что Саддам Хусейн скрывал оружие массового уничтожения. Оружия у него не было. И когда он был свергнут, две другие страны, отнесенные президентом США Джорджем Бушем к так называемой оси зла, Иран и Северная Корея, пришли к выводу, что отсутствие ядерного оружия делает их уязвимыми для попыток смены режима со стороны Америки. Этот вывод еще более укрепился в 2011 году, когда США помогли свергнуть ливийского лидера Муаммара Каддафи, который восемь лет назад отказался от своей ядерной программы.

В Северной Корее Ким Чен Ын пришел к власти через несколько недель после скоропалительной казни Каддафи боевиками-повстанцами, что, несомненно, повлияло на его подход к международным отношениям. Вместо того чтобы заставить Кима отступить, угроза «огня и гнева» со стороны Трампа еще больше убедила северокорейского лидера в том, что как его собственное выживание, так и выживание династии Ким зависит от ядерного оружия. Одни лишь жесткие карательные санкции не заставят его передумать. Ким готов без колебаний ввергнуть северокорейский народ в пучину лишений ради того, чтобы остаться у власти.

Конечно, между Северной Кореей и Ираном есть заметные различия. Наиболее очевидно то, что ядерная программа Ирана еще не началась, тогда как Северная Корея, которая, в отличие от Ирана, вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия, уже имеет около 60 ядерных боеголовок и, похоже, продвигается в направлении создания межконтинентальной баллистической ракеты, способной доставить ядерную боеголовку до материковой части США. Короче говоря, тотальный военный конфликт с Северной Кореей повлечет за собой немедленные глобальные угрозы.

Трамп, возможно, начал понимать, что усиление давления на Северную Корею не исключает возможности сесть за стол переговоров с Кимом. Действительно, сочетание обоих методов есть наиболее разумная альтернатива.

Но, чтобы дать дипломатии шанс, Трамп должен отказаться от зажигательной риторики и максималистских позиций, а также конструктивно сотрудничать с председателем КНР Си Цзиньпином. Консолидировав не так давно свою власть на 19-м Национальном съезде Коммунистической партии Китая, Си, вероятно, возьмет на себя более активную роль в разрешении международных конфликтов, особенно в районах, непосредственно затрагивающих Китай. Эффективный глобальный лидер должен быть способен выступить против своего союзника и протянуть руку своему противнику, если этого требуют обстоятельства.

Поиск стратегии, которая приведет к надежному сдерживанию северокорейской угрозы – единственный способ не допустить, чтобы Южная Корея и Япония приняли достойное сожаления решение о вступлении в ядерный клуб. Как заметил Уолтц, ядерное оружие имеет тенденцию к распространению. Но это не значит, что мы должны смириться с распространением, а тем более недооценивать его катастрофический потенциал. Международная безопасность зависит от сохранения таких дипломатических успехов, как JCPOA, которые крайне важны для того, чтобы не допустить распространения ядерного оружия и раз и навсегда положить конец опасным тенденциям антагонизма и поляризации.


Оцените статью