Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Кадры решают все

Отставки и назначения

13.12.2016 16:32  

Максим Исаев

182

Кадры решают все

Избранный президент США Дональд Трамп продемонстрировал удивительную смелость, когда раз за разом призывал к «снижению напряженности и улучшению отношений с Россией — с позиции силы», несмотря на активную его критику со стороны внешнеполитического сообщества Вашингтона и центральных СМИ. Для достижения его цели ему потребуется не только политическая смелость, но и стратегический план того, кого включить в свою администрацию. Без такого плана его попытки окажутся тщетными, пишет Пол Дж. Сондерс в статье для National Interest.

Политика будущего президента в отношении России играет особенно важную роль в свете того, что с помощью неё США смогут продвинуть большое число других компонентов своей внешней политики. Так, без сотрудничества с Россией переориентировать политику США в сторону Китая и решить ряд сложнейших проблем Ближнего Востока будет непросто. С Москвой необходимо взаимодействовать и в вопросах стабилизации Европы.

В сложившихся условиях выбор членов новой администрации будет носить для Трампа критически важный характер. В некоторых отношениях это связано не столько с тем, кто станет государственным секретарем, советником по национальной безопасности — то есть людьми, которые в силу своего согласия с назначением на должность будут следовать и внешней политике президента, — сколько с высокопоставленными официальными лицами, на плечи которых возложены повседневные обязанности разработки детальной политики. И здесь для успеха потребуется не только согласие, но и готовность работать энергично и творчески.

К решению этой задачи можно подойти с двух сторон. Во-первых, попытаться поставить нужных людей на посты в существующей правительственной структуре. С этой точки зрения тремя самыми важными постами являются кресла заместителей помощника глав Госдепа и Минобороны по делам России, а также должность специального советника президента и старшего директора по делам России в Совете национальной безопасности.

Во-вторых, можно обратиться к тому, каким образом устроено правительство США, и задаться вопросом, подходит ли существующая структура для достижения целей Трампа. С этой точки зрения двух заместителей помощников министров и старшего директора Совета национальной безопасности вряд ли будет достаточно, чтобы с помощью бюрократических методов проводить неоднозначную политику Трампа.

Добиться от Государственного департамента того, чтобы он следовал новому подходу в отношении России, будет сложно, если не сделать эту задачу приоритетной для заместителя секретаря по делам Европы и Евразии, которому придется совмещать политику в отношении России с политикой в отношении НАТО, Украины и другими вопросами. Если Трампу удастся назначить кого-либо, кто мыслит по-иному в отношении России, такому назначенцу придется пройти непростой процесс одобрения. Этот процесс будет носить особенно непростой характер в свете обвинений России во вмешательстве в выборы в США.

Поскольку в обязанности заместителя главы Минобороны США по делам международной безопасности входят не только Россия и НАТО, но и Ближний Восток, то структура Пентагона лучшим образом отвечает бюрократическим требованиям решения проблем не только Украины и НАТО, но и американо-российского диалога по Сирии. Но попытка добиться назначение кого бы то ни было, кто может последовать иной, нежели привычная, стратегии в отношении России, может столкнуться с еще большим количеством проблем. Это связано с тем, что Сенатскую комиссию по делам вооруженных сил возглавляет Джон Маккейн.

Несомненно, «ослабление напряженности» и «улучшение отношений» с Россией может также оказаться непростой задачей без сотрудничества со стороны главы Европейского командования вооружённых сил США.

В Совете национальной безопасности Трамп может столкнуться с другой проблемой, поскольку там нет ни одного человека, который в одиночку был ответственным за политику в отношении России и Европы. Это может стать препятствием для разработки новых отношений с Россией и координации их с европейскими союзниками США. Однако благодаря тому, что члены Совета не нуждаются в одобрении Сената, у президента больше свободы для оперативной реорганизации этого органа.

Одним из вариантов может стать интегрирование аспектов политики на более высоком уровне, вероятнее всего, с помощью назначения заместителя советника по национальной безопасности, который будет заниматься американо-российскими отношениями и связанными с ними вопросами. Другим станет объединение отделов Совета по делам Европы и России. Тогда его структура будет в большей степени соответствовать организационной структуре Государственного департамента и Пентагона. Будет также назначено отдельное лицо, которые будет действовать в качестве специального советника президента и старшего директора по делам России в Совете национальной безопасности. Такая структура Совета сохранялась в течение всей холодной войны.

Последней альтернативой, конечно же, для Трампа станет назначение высокопоставленного специального посланника в Россию, который будет вести переговоры напрямую с высшим руководством страны и докладывать напрямую президенту США. В теории следующая администрация может возложить на его плечи и координацию политики США по отношению к России.

Добиться результатов в изменении такой сложной структуры, как правительство США, — задача сложная. Еще сложнее будет добиться этого в как можно более сжатые сроки для проведения сложного и неоднозначного курса в течение четырех лет. Поэтому не преувеличением будет сказать, что, когда дело касается политики в отношении России и других ключевых внешнеполитических вопросов, люди и станут этой политикой. Таким образом, назначение не тех людей приведет к не тем результатам, поэтому новая администрация должна как можно быстрее взять под контроль кадровую политику и выстроить её в соответствии со своими целями.


Оцените статью