Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

За кулисами евродемократии: «народники» теряют вес

Выборы

16.01.2017 10:53  

Сергей Мануков

222

За кулисами евродемократии: «народники» теряют вес

Во вторник, 17 января, европейцы узнают, кто будет руководить Европейским парламентом (ЕП) следующие два с половиной года. Мартин Шульц, руководивший главным законодательным органом континента последние пять лет, покинул свой пост, чтобы участвовать в осенних выборах в немецкий парламент. Избирательная кампания в ЕП, обычно спокойная в отличие от национальных парламентских выборов, никогда еще не проходила в такой острой и напряженной борьбе, как сейчас.

Европарламент может возглавить старший по возрасту претендент

Европарламентариев выбирают на пять лет, однако срок полномочий руководителей вдвое меньше — 2,5 года. 17 января в Страсбурге будет названо имя нового президента Европарламента. Кроме президента, депутатам предстоит выбрать также 14 вице-президентов и пять квесторов, которые занимаются административными и финансовыми вопросами. Попытаться стать президентом ЕП может любой европейский законодатель, поддерживаемый какой-нибудь фракцией или имеющий голоса как минимум 5% депутатов, т. е. 38 человек.

Голосование начнется во вторник, в 9 часов утра по центрально-европейскому времени. За техническим процессом голосования будут следить 8 счетчиков, тоже выбираемых из европарламентариев.

Для того, чтобы возглавить Европарламент, необходимо набрать 50% голосов евродепутатов плюс один голос, т. е. не меньше 776 голосов. Процедура предусматривает три тура голосования. Причем, перед каждым новым туром список может пополняться новыми кандидатами. Если после третьего тура победитель так и не будет определен, двое претендентов, имеющих наибольшее количество голосов, встретятся в четвертом туре. В последнем туре для победы достаточно набрать простое большинство. В случае ничейного результата президентом будет объявлен старший по возрасту кандидат.
После выборов президента европарламентарии приступят к выборам 14 вице-президентов. На следующий день, 18 января, состоятся выборы квесторов.

Новые реалии

Законодательной власти Старого Света, похоже, следует привыкать к новой реальности. Главный итог предвыборной кампании состоит в полной неопределенности: даже сейчас, за день выборов, едва ли кто-то рискнет назвать имя нового президента Европарламента. Такого расклада сил на выборах руководителя ЕП, пожалуй, еще не было. Обычно руководящие посты в главном законодательном органе Европы распределяются задолго до выборов путем тайных переговоров между основными парламентскими фракциями: правоцентристской Европейской народной партии (ЕРР) и левой партии «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D). Несмотря на то, что европарламентарии не привыкли к острым баталиям, первый блин не вышел комом: кандидаты, а всего их первоначально было восемь человек, в том числе три представительницы слабого пола, во время дебатов, как заправские политики, лихо задавали друг другу каверзные вопросы и заключали самые неожиданные союзы и соглашения, ставившие в тупик политологов. Несмотря на неясность с результатами выборов имена фаворитов были известны с самого начала избирательной кампании. По забавному стечению обстоятельств оба они — итальянцы по национальности: представитель ЕРР Антонио Таяни, бывший еврокомиссар по промышленности и транспорту и бывший пресс-секретарь Сильвио Берлускони, а также бывший вице-председатель Европарламента, представитель S&D Джанни Пителла. Отличительной чертой предвыборных баталий стало то, что они уделили особенно много времени нападкам друг на друга. Обращает на себя внимание, что речь больше шла не о политических взглядах оппонента, а об личных качествах.

«Я был избран здесь, — рассказал Таяни каналу Euronews в декабре прошлого года. — У меня было огромное большинство, когда я был первым вице-президентом Европарламента. В отличие от остальных я всегда состоял в одной партии, так что у меня нет никаких проблем с моей политической организацией».

«Мы хотим иметь Европейский парламент с ясным, гражданским, правильным выбором между консерваторами и прогрессивными политиками, — заявил в последних числах 2016 года Джанни Питтела. — Что касается нас, то мы являемся фундаментальной частью прогрессивного крыла».

Говоря о фаворитах предстоящих выборов, следует сказать, что шансы Таяни оцениваются немного предпочтительнее еще и по причине возраста, который теоретически может сыграть главную роль: Таяни 63 года, Пителла на 5 лет моложе.
Шансы Таяни и Питтелы намного выше, чем у соперников. Теоретически слабую конкуренцию им может составить лишь бывший премьер-министр Бельгии Ги Верхофстадт, лидер либеральной фракции ЕП «Альянс либералов и демократов за Европу) (ALDE). 63-летний главный европейский либерал также представляет Европарламент на переговорах с Лондоном по выходу королевства из Евросоюза.

Остальные пять кандидатов на пост президента Европарламента представляют остальные фракции главного европейского законодательного органа, но являются статистами. Так, 40-летняя итальянка Элеонор Форенца представляет левую фракцию «Европейские объединённые левые/Лево-зелёные Севера (GUE/NGL)» и входит в Партию коммунистического возрождения. Еще одну женщину политика — 38-летнюю бельгийку Хельгу Стивенс, члена умеренно консервативной партии «Новый фламандский альянс», кстати, единственного в ЕП глухонемого политика, выдвинула консервативная фракция «Европейские консерваторы и реформисты» (ECR). Третья «амазонка», британка по национальности, 66-летняя Джин Ламберт, состоит в «Зеленой партии Англии и Уэльса» и хочет добыть председательское кресло для фракции «Зелёные — Европейский свободный альянс (Greens — EFA). К слову, из 29 президентов Европарламента двое были женщинами.
Что касается двух оставшихся претендентов на пост главного европейского законодателя, то среди них есть еще один житель Апеннин. 37-летний Пьерникола Педичини состоит в итальянской популистской партии «Движение Пять звезд», которая входит в правоконсервативную евроскептическую парламентскую фракцию «Европа за свободу и прямую демократию (EFDD)». Правда, 11 января он снял свою кандидатуру.

Наконец, последний кандидат в президенты ЕП — 40-летний румын Лаврентий Ребега, член Консервативной партии, входящей в крайне правую националистическую фракцию «Европа наций и свобод» (ENF). Он, кстати, является вице-председателем этой фракции.

До отказа Педичины половина кандидатов представляла Италию, так что достаточно велика вероятность того, что Европарламент шестой раз возглавит итальянец. Чаще всего ЕП возглавляли немцы — 7 раз. У французов 6 высших постов, у итальянцев — 5, у испанцев и бельгийцев — по 3, у голландцев — 2.

Обращает на себя внимание отсутствие в списке кандидатов немцев и французов и присутствие в нем англичанки Джин Ламберт, представительницы страны, которая покидает Евросоюз. Немцы, возможно, решили немного «отдохнуть» от европейской власти и предпочитают руководить континентальной политикой как внутренней и внешней, так и законодательной из-за кулис. Что же касается отсутствия французов, то им скорее всего не до выборов президента Европарламента. Они, похоже, не хотят отвлекаться от выборов президента Франции, которые должны состояться в апреле. В выборах примут участие пять европарламентариев от Пятой республики: Жан-Люк Меланшон, Яник Жадо, Венсан Пейон, Мишель Аллио-Мари и Марин Ле Пен.

Отказ от «санитарного кордона»

Немецкий депутат Манфред Вебер, возглавляющий фракцию ЕРР в Европарламенте, обвинил Пителлу и Верхофстадта в попытке уничтожить так называемый «санитарный кордон», при помощи которого крупные проевропейские партии блокировали евроскептикам дорогу в руководство ЕП.

«Я бы хотел прояснить этот вопрос, — объяснил Вебер в интервью журналу Politico. — Всякий, кто хочет разрушить этот договор между проевропейскими силами, несет ответственность. Это может позволить евроскептикам и радикалам влиять на принятие решений в Европарламенте. Мы не хотим этого и намерены бороться до последнего вздоха с теми, кто стремится допустить евроскептиков к власти».

Удо Буллман, еще один немецкий депутат, только из S&D, назвал Таяни «президентом экономии», явно намекая на его деятельность на посту еврокомиссара и приверженность к фискальной политике жесткой экономии, которую такие страны, как Греция и Италия считают «удавкой».

«Таяни — ведущий политик в неолиберальной политической семье, которая провозгласила экономию политической догмой по всей Европе, — говорится в заявлении Удо Буллмана. — Такие политики „старой закалки“, как он, поддерживают и защищают антисоциальную экономическую политику, которая погрузила Европу в наиболее сильный и глубокий экономический и социальный кризис в ее истории». «Европа продолжает испытывать очень неприятные последствия политики жесткой экономии, — добавляет немецкий европарламентарий. — Мы, социалисты и демократы, хотим, чтобы Европа двигалась в новом направлении, в основе которого лежат инвестиции, справедливые налоги и социальная справедливость».

EPP и S&D обмениваются «уколами» несмотря на то, что их Большая коалиция уже более десяти лет руководит ЕП. Нынешняя воинственная риторика между главными европарламентскими партиями была бы немыслимой еще какие-то три-четыре месяца назад. Сейчас же она быстро вошла в норму. Впрочем, отдельные ветераны ЕП считают, что новые политики, рвущиеся к власти и нападающие на вчерашних союзников, ничего по большому счету не изменят, потому что главный законодательный орган континента не сможет нормально функционировать без коалиции крупнейших фракций.

В минувшую среду как бы в подтверждение этой мысли французский европарламентарий Сильвия Гулар из фракции ALDE призвала главные фракции ЕП договориться и даже предложила отложить выборы, чтобы успеть создать коалицию. Гулар, выдвигавшая свою кандидатуру на пост президента ЕП от фракции до тех пор, пока лидер ALDE Верхофстадт не решил баллотироваться сам, также призвала к транспарентности в переговорах, которая станет, если ее предложение будет принято, еще одним удивительным новшеством в европарламентской политике, основой которой ранее всегда были закулисные сделки.

«Существует огромный риск, особенно при тайном голосовании, как у нас, — добавила она, — что президент ЕП будет избран простым большинством при поддержке экстремистов».

Конечно, личность президента ЕП Мартина Шульца, покинувшего свой пост в ноябре 2016 года, оказывала значительное влияние на работу этого важнейшего европейского учреждения все пять лет его руководства. Шульц, напоминает Politico, работает в ЕП с 1994 года. В Европе он обратил на себя внимание в 2003 году, когда в ответ на его критику Сильвио Берлускони, тогдашний премьер-министр Италии, предложил ему сняться в роли нацистского охранника в фильме о концентрационном лагере времен Второй мировой войны.

Шульц возглавил Европарламент в 2012 году в результате традиционной закулисной сделки. В прошлом году многие уговаривали его остаться на беспрецедентный третий срок. Однако он решил вернуться домой, где ему прочат пост министра иностранных дел в новом правительстве. Его решение уехать на родину застало всех, включая коллег по S&D, врасплох и полностью изменило весь ход избирательной гонки.

Коалиция мертва, да здравствует коалиция!

Несмотря на очень оживленную и абсолютно непривычную для Европарламента избирательную кампанию, основополагающим в борьбе за пост президента Европарламента станет компромисс между главными группами и фракциями. В отличие от выборов в национальные парламенты, на результат могут влиять не политические взгляды кандидатов, а то, что они могут предложить коллегам. Иными словами, без новой Большой коалиции, считает большинство политологов, не обойтись.

«От Большой коалиции, существующей с 1979 года, никуда не деться, — считает евродепутат от Франции Ален Ламассур, проигравший праймериз в ЕРР Антонио Таяни. — Разрушение Большой коалиции напоминает итальянский театр. Мы не можем и не хотим позволять группам евроскептиков участвовать в принятии важных для всего континента политических решений…»
Напомним, в 1979 году начались прямые выборы членов Европарламента.

EPP не только самая многочисленная фракция Европарламента, имеющая в нем 217 мест. Эта партия рулит и в других институтах европейской власти. «Народники» делегировали своих представителей на посты руководителей Еврокомиссии и Евросовета: Жана-Клода Юнкера и Дональда Туска соответственно. Не стоит забывать и членство в ЕРР лидера главной европейской экономики — федерального канцлера Ангелы Меркель. 17 января эта партия надеется возглавить и третью главную политическую силу Европы — Европарламент.

Не очень сильно, но все же уступает Европейской народной партии S&D, у которого в ЕП 189 мест. Далее в рейтинге представительства идут Европейские консерваторы и реформисты (ECR) — 74, и либералы (ALDE) — 68. У GUE/NGL в Европарламенте 52 депутата, Greens — EFA — 50, EFDD — 45, ENF — 38. Оставшиеся 18 европарламентариев не входят ни в какие партии, т. е. считаются независимыми.

Большую коалицию, которая сейчас фактически распалась, цементировала закулисная сделка, заключенная 24 июня 2014 года главными европарламентскими фракциями. Обнародование тайного соглашения на прошлой неделе вызвало небольшой скандал, потому что об его существовании знали лишь немногие депутаты. Оно было подписано два с половиной года назад Мартином Шульцем, который возглавлял S&D, и Манфредом Вебером, лидером EPP, кстати, его и опубликовавшим. Лидер ALDE Верхофстадт поставил свою подпись под приложением двумя днями позже. В соглашении говорится о том, что в 2014−19 гг. EPP и S&D разделят пост президента Европарламента. Это значит, что после двух с половиной лет руководства Шульца главный пост ЕП должен перейти к кому-то (Антонио Таяни) из «народников».

Однако S&D и ALDE фактически нарушили соглашение от 2014 г., выдвинув на пост президента ЕП своих кандидатов: Джанни Питтелу и Ги Верхофстадта соответственно. Обе фракции утверждают, что в высших эшелонах власти сейчас явное засилье представителей ЕРР и что переход под контроль «народников» и Европарламента будет реально угрожать европейской демократии, которую в Старом Свете считают главной континентальной ценностью. S&D также сомневается в правомочности выдвижения бывшего еврокомиссара Антонио Таяни.

Пока не очень понятно, знал ли о существовании тайного документа Джанни Питтела? В любом случае, сейчас он о нем знает. Тот факт, что Пителла не снял свою кандидатуру, говорит о фактическом отказе выполнять соглашение. Если он еще может как-то объяснить свое решение незнанием существования соглашения, то Верхофстадт этого объяснения лишен, потому что его подпись стоит под документом. Трудно предположить, что он мог забыть о подписанном им собственноручно соглашении.

В ответ на не очень убедительные аргументы S&D и ALDE о засилье ЕРР, Манфред Вебер заявил на пресс-конференции, что соглашение от 24 июня 2014 г. не имеет никакого отношения к другим институтам европейской власти, и что речь в нем идет исключительно об Европарламенте.

Вебер сделал на пресс-конференции еще несколько важных заявлений: о том, что дверь ЕРР открыта для всех, кто придерживается демократических принципов, и что Таяни хочет быть президентом всего Европарламента, а не фракции Европейской народной партии. Он также подчеркнул, что ЕРР не намерена вести обсуждения и переговоры с евроскептиками, и что «народники» будут изо всех сил защищать «санитарный кордон».

В связи с борьбой с евроскептиками и радикалами обращает на себя внимание критика главным «народником» Джанни Питтелы и Ги Верхофстадта не только в нарушении тайного соглашения, но и в заигрываниях с евроскептиками.
Больше всего от Манфреда Вебера и не только от него досталось бельгийскому политику, который в погоне за голосами едва не произвел сенсацию, заключив соглашение с итальянскими популистами и националистами из «Пяти звезд». Предлогом для столь резкого поворота стали появившиеся в прессе не подтвержденные, правда, официально сообщения о том, что итальянские популисты проголосовали 9 января за то, чтобы 17 депутатов «Пяти звезд» вышли из фракции EFDD, в которую они входят вместе с 20 депутатами из Партии независимости Соединенного Королевства (UKIP) и другими евроскептиками. Однако в тот же день ALDE отверг предложение итальянской партии об объединении и итальянцы остались в EFDD.

«Я счастлив заявить, что все разногласия между „Пятью звездами“ Беппе Грилло и мной к нашему взаимному удовлетворению решены», — заявил пару дней назад в Брюсселе президент EFDD и UKIP Найджел Фараж.

Антонио Таяни, кстати, в декабре прошлого года тоже пытался наладить контакты с «Пятью звездами», но из этого «ухаживания» ничего не вышло. Не отличается от соперников и Джанни Питтела, который в погоне за голосами тоже пытался договориться с небольшими группами, включая «зеленых» и коммунистов. На прошлой неделе, в среду, он, к примеру, встретился с радикальной левой фракцией GUE/NGL и для того, чтобы завоевать ее расположение, пообещал активно бороться с поддерживаемой Берлином политикой жесткой экономии…

Манфред Вебер очень недоволен вероломством конкурентов из S&D и ALDE, нарушивших, по его твердому убеждению, соглашение от 24 июня 2014 года. Впрочем, он уверен в победе кандидата от «народников», о чем не преминул сказать на пресс-конференции. Политологи считают эту уверенность в значительной мере напускной, потому что преимущество Антонио Таяни над Джанни Питтелой слишком мало, чтобы заранее отдавать кандидату от «народников» победу. По крайней мере, называть имя победителя президентских выборов 17 декабря никто из авторитетных политологов не рискует.


Оцените статью