Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Электоральный прагматизм: как Герт Вилдерс не сумел стать голландским Трампом   1

Выборы

18.03.2017 13:00  

Александр Ивахник

243

Электоральный прагматизм: как Герт Вилдерс не сумел стать голландским Трампом

Сторонники европейской либеральной демократии поздно вечером 15 марта вздохнули с облегчением. Состоявшиеся в этот день парламентские выборы в Нидерландах рассматривались как первый в Европе крупный электоральный тест на влияние крайне правого популизма и реальную поддержку националистических, евроскептических партий, которые стали претендовать на власть. Олицетворяющая этот тренд в Голландии Партия свободы Герта Вилдерса не смогла совершить рывок.

Основная борьба на выборах шла между партией Вилдерса и правоцентристской Народной партией за свободу и демократию, возглавляемой премьер-министром Марком Рютте. Герт Вилдерс, которого прозвали «голландским Трампом», шел на выборы с откровенно националистическими, антиевропеистскими и антиисламскими лозунгами. Он предлагал выход Нидерландов из Евросоюза – Nexit, запрет на въезд в страну иммигрантов из мусульманских стран, запрет на продажи и распространение Корана, закрытие мечетей и исламских школ, депортацию правонарушителей, имеющих двойное гражданство.

Такие вполне экстремистские лозунги нашли сочувствие среди довольно большого числа голландцев. Опросы в декабре 2016 года и январе этого года давали Партии свободы свыше 30 мест в Палате представителей (нижней палате голландского парламента) из 150, а Народной партии Марка Рютте – 21-23 места. Хотя в силу крайней фрагментированности голландской партийной системы (в выборах участвовали 28 партий) Партия свободы при всех раскладах не имела шансов получить большинство, а другие партии отказались участвовать с ней в коалиционных переговорах, мейнстримные политики и в Нидерландах, и за рубежом крайне опасались, что Вилдерс займет первое место. Такой исход имел бы большое символическое значение, воодушевил бы правых популистов во Франции и Германии, где в этом году тоже предстоят выборы, а для самой Голландии был чреват глубоким политическим кризисом.

Но этого не случилось. В конце февраля – начале марта опросы выявили, что поддержка Партии свободы и Народной партии практически сравнялась. Результаты же выборов 15 марта показали, что партия премьера Рютте заметно вырвалась вперед. Она получила 33 места в парламенте (более 21% голосов) и сохранила статус ведущей партии страны. Партия свободы Герта Вилдерса получила 20 мест (около 13% голосов).

Выравнивание электоральных шансов двух главных соперников ближе к выборам объясняется несколькими причинами. Слишком большой акцент Вилдерса на необходимость выхода из Евросоюза оказался контрпродуктивен, особенно по мере того, как стали проявляться сложности в связи с «Брекситом». В целиком зависящей от внешней торговли Голландии антиевропейские настроения не очень распространены. Неумеренные восторги, выражаемые Вилдерсом по поводу Дональда Трампа, также оттолкнули некоторых сторонников, когда после инаугурации стало понятно, что политика нового президента порождает в США большие проблемы.

С другой стороны, лидер Народной партии Марк Рютте выстроил довольно грамотную электоральную тактику. Он постоянно подчеркивал, что как премьер-министр со всей ответственностью подходит к своим предвыборным предложениям, а Вилдерс – всего лишь безответственный демагог. Во время личных теледебатов с Вилдерсом Рютте язвительно заметил: «Есть разница между отправлением твитов со своего дивана и управлением страной». Кроме того, глава правительства не стал отгораживаться от повестки, связанной с проблемами культурной идентичности, интеграции в общество, непозволительного поведения иммигрантов, которую выдвигал на первый план лидер крайне правых. Рютте прямо заявил: те иммигранты, которые «отказываются адаптироваться» к голландским нормам и ценностям, должны сделать выбор – «вести себя нормально или уехать».

Наконец, в пользу премьер-министра, несомненно, сыграл острый кризис в отношениях с Турцией, который случился за несколько дней до выборов. Твердость, проявленная Марком Рютте в отношении непрошенных гостей из турецкого правительства, а затем перед лицом оскорблений со стороны президента Эрдогана, резко прибавила ему популярности и позволила совершить предвыборный рывок. Свой взнос в неожиданно большой отрыв от Партии свободы внесла и самая высокая за последние 30 лет явка – 81%. Угроза победы опасного правого радикала явно подстегнула активность либерально настроенных избирателей.

Впрочем, успех правоцентристов из правительства не следует переоценивать. Народная партия за свободу и демократию все же потеряла 8 мандатов в парламенте по сравнению с выборами 2012 года. А Партия свободы завоевала второе место, получив на 5 мандатов больше, чем прежде. Но это, конечно, не тот результат, на который рассчитывал Герт Вилдерс и его единомышленники в других странах Европы. «Наш месседж Нидерландам сработал. Мы хотим продолжить в предстоящие годы сохранять страну безопасной и стабильной», – заявил Марк Рютте сторонникам после оглашения результатов. «Голландцы после «Брексита» и выборов в США сказали «нет» неправильному популизму», – подчеркнул премьер-министр.

Всего по итогам выборов в новый парламент Нидерландов попали 13 партий. Третье-четвертое места разделили правоконсервативный «Христианско-демократический призыв» и леволиберальная партия «Демократы-66», получившие по 19 мест (они добавили себе соответственно 6 и 7 мандатов). Наибольшего прорыва на выборах добилась партия «Зеленые–Левые», завоевавшая 14 мест вместо прежних четырех. 30-летний харизматичный лидер партии Джесси Клавер сказал журналистке ВВС: «Мы являемся противоположностью Вилдерсу, он проповедует ненависть, а мы – любовь». А вот традиционная левоцентристская Партия труда потерпела сокрушительное поражение: ее представительство в парламенте сократилось с 38 мест до 9. Поддержку Партии труда подкосило ее участие в правительстве Рютте, которое проводило жесткую политику экономии, бившую прежде всего по традиционным избирателям социал-демократов.

Политическая элита Европы встретила итоги выборов в Нидерландах с большим энтузиазмом. Канцлер Германии Ангела Меркель приветствовала «очень проевропейский результат, ясный сигнал и хороший день для демократии». Ее будущий главный соперник в борьбе за пост канцлера социал-демократ Мартин Шульц назвал поражение Герта Вилдерса «хорошей новостью для Европы и Нидерландов». Премьер-министр Испании Мариано Рахой особо отметил «ответственность» голландских избирателей. Глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер подчеркнул, что голландцы сделали выбор в пользу «свободного и толерантного общества». Глава итальянского правительства Паоло Джентилони заявил: «Антиевропейские правые проиграли выборы в Нидерландах. Теперь нужно вместе приняться за изменения и перезапуск Евросоюза».

Представляется, Джентилони попал в точку. Рост популярности правых популистов в Европе в огромной степени связан с параличом решимости и действий, который в последние годы поразил Евросоюз. Если этот паралич не удастся преодолеть, то ощутимая электоральная неудача Герта Вилдерса станет для приверженцев европейского проекта лишь непродолжительной передышкой.

 


Оцените статью