Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Было ли нападение Германии на СССР превентивным?   10

Истории в лицах

22.06.2017 08:00  

Иван Рюриков

446

Было ли нападение Германии на СССР превентивным?

Было ли нападение Германии на СССР превентивным?

Скоро наша страна будет в очередной раз вспоминать 22 июля 1941 года. Очередной день скорби и памяти. И в очередной раз найдутся те, кто скажет, что эту войну СССР спровоцировал сам. Как же так получилось, что 76 лет спустя, потомки победителей должны доказывать очевидные вещи? А именно, что СССР не собирался нападать на Германию, из-за чего последняя якобы была вынуждена нанести превентивный удар. 76 лет спустя надо доказывать, что чёрное - это всё-таки чёрное...

Вообще то, нападающие стороны всегда стремились придать своей агрессии благородный вид. Так, имеется сообщение, что в одной из церквей Франции есть гобелен, посвящённый высадке Вильгельма Завоевателя в Англии (1066 год). Уже на том гобелене показано, что Вильгельм вовсе не хотел захватывать власть в Англии. Но он был прямо-таки вынужден усмирять своих, не в меру агрессивных, родственников. Ну, а из более свежих примеров, мы все прекрасно помним, как Пауэл тряс пробиркой в стенах ООН. И США прямо-таки были вынуждены напасть на Ирак, что бы не допустить атаки биологическим оружием со стороны Ирака. А то, что Ирак не может применить биологическое оружие, по причине отсутствия у него такого оружия, так это уже дело десятое.

К чему я всё это пишу? На сколько мне известно, версия о превентивном характере нападения на СССР, была публично озвучена Гитлером уже 23 июня 1941 года. С тех пор это официальная версия сторонников Гитлера. Например, Кейтель, в своих воспоминаниях, написанных перед казнью, так же говорит о том, что Гитлер был вынужден напасть на СССР.

"На следующий день я испросил разрешения фюрера коротко обсудить упомянутую им угрозу со стороны России. Гитлер объяснил мне, что в своих намерениях он исходит, прежде всего, из осознания неизбежности столкновения двух диаметрально противоположных мировоззрений. Неотвратимость военной конфронтации заставляет его действовать решительно и без промедления — во имя будущего Германии он возложит решение этого вопроса на себя, а не оставит своему преемнику. Имеются все признаки того, что Россия готовится к войне против рейха: пользуясь тем, что наши главные силы связаны на Западе, она уже давно вышла за рамки германо-советских договоренностей по Прибалтике и Бессарабии. Пока речь идет только о некоторых мерах предосторожности, чтобы Советы не застигли нас врасплох. Окончательное решение будет принято не раньше, чем он убедится в основательности своих подозрений. На мое замечание о том, что наши главные силы связаны на других театрах, фюрер ответил, что уже принял решение о сокращении нашего военного присутствия во Франции и отдал приказ о формировании новых дивизий... " (1)

Но я ещё раз скажу, что прежде чем повторять версию о "превентивной войне", надо делать скидку на то, что агрессор всегда пытается обелить себя.

Так может быть всё-таки, не чёрное? Может быть, СССР действительно хотел ударить первым? Хорошо. Дадим слово самим "обороняющимся" немцам, и пусть они сами расскажут, как планировали "обороняться" от СССР. Говорят только немцы.

Знакомьтесь. Начальник генерального штаба сухопутных войск вермахта, генерал-полковник, Франц Гальдер. В 60-х годах опубликовал свой "Военный дневник за 1939-1942 годы". Этот дневник хорош для изучения ещё и тем, что точно показывает время появления тех или иных мыслей, документов, конкретных действий.

"3 июля 1940 года.

Грейфенберг: В разговоре были затронуты:

а. Оперативные вопросы. В настоящее время на первом плане стоят английская проблема, которую следует разрабатывать отдельно, и восточная проблема.

Основное содержание последней: способ нанесения решительного удара России, чтобы принудить ее признать господствующую роль Германии в Европе. Наряду с этим возникают и второстепенные проблемы вроде балтийской, балканской и других."  (2)

Эта дата знаменательна тем, что впервые на страницах дневника упоминается необходимость войны с СССР. Здесь же Гальдер слегка касается мотивов нападения.

"22 июля 1940 года.

9.00 — Совещание. Присутствуют: генерал-инспектор инженерных войск, генерал-квартирмейстер, начальники оперативного и организационного отделов, Лойке, начальник службы военных сообщений.

...

  1. Сталин заигрывает с Англией с целью заставить ее продолжать войну и тем самым сковать нас, чтобы иметь время захватить то, что он хочет захватить, но не сможет, если наступит мир. Он стремится к тому, чтобы Германия не стала слишком сильной. Однако никаких признаков активного выступления России против нас нет.
  2. Русская проблема будет разрешена наступлением. Следует продумать план предстоящей операции." (2)

Итак, за 11 месяцев до начала войны ОКХ начинает планировать эту войну. При этом, никаких признаков выступления СССР против Германии нет! Хотя, конечно же, некоторые действия СССР можно трактовать как агрессивные - было бы желание. Планирование продолжается всю осень, но время окончательного принятия решения о войне с СССР - декабрь 1940года

"5 декабря 1940 года.

15.00–19.00 — Совещание у фюрера

...

  1. Детали программы «Отто» [высказывание Гитлера]:

а. Задача состоит в том, чтобы не допустить отхода противника.

б. Самая дальняя цель — овладеть таким рубежом, который исключал бы проведение противником воздушных налетов на Германию. После достижения этой цели — комбинированные действия с целью разрушения источников военной и экономической мощи противника (военная промышленность, шахты, нефтяные источники).

в. Цель операции — уничтожить жизненную силу России. Не должно оставаться никаких политических образований, способных к возрождению.

...

Заметки о совещании у Гитлера 5.12 1940, 15.00:

...

Всякое ослабление позиций стран оси влечет за собой усиление русских. Сами же они не могут навязать нам свою волю, хотя и используют любую возможность, чтобы ослабить позиции стран оси."

"13 декабря 1940 года.

Совещание у фюрера:

...

Переговоры с Молотовым позволили сделать нашу оценку общей обстановки более ясной, в особенности в отношении Финляндии и Балкан. Каких-либо острых разногласий не имеется. Решение вопроса о гегемонии в Европе упирается в борьбу против России. Поэтому необходимо вести подготовку к тому, чтобы выступить против России, если этого потребует политическая ситуация.

...

Мы не ищем конфликта с Россией, однако мы должны быть начиная с весны 1941 года готовы к выполнению такой задачи."  (2)

Итак, немцы не ищут конфликта, что, однако же, не мешает им уже 5 месяцев планировать нападение, что бы уничтожить жизненные силы России и решить вопрос о гегемонии в Европе. И это несмотря на то, что "русские не могут навязать нам свою волю". Но вот следующая запись...

"7 апреля 1941 года.

Анализ группировки русских войск дает основание сделать следующий вывод: если отказаться от избитого утверждения о том, что русские хотят мира и сами не нападут, то следует признать, что их группировка вполне допускает быстрый переход в наступление, которое было бы для нас крайне неприятным"  (2)

Вы только оцените всю красоту момента. Кейтель утверждает, что война началась из-за агрессивных действий СССР в Прибалтике и Бессарабии. Идея войны возникает в начале июля 1940 года. Проходит девять месяцев и операция "Барбаросса" уже явно вышла из стадии планирования на стадию подготовки. И только сейчас, на девятый месяц, человек, непосредственно отвечающий за планирование, пишет, что а) считается, что русские хотят мира, и не будут нападать, б) это утверждение возможно ложное.

Однако же хорошую "превентивную" войну собирался вести против нас Рейх, если на девятый месяц подготовки у тех, кто готовит нападение, ВПЕРВЫЕ возникает мысль: а вдруг русские ударят первыми!!! А до этого: "никаких признаков выступления СССР против Германии нет" и "русские не смогут навязать нам свою волю"! Так может быть, агрессивные планы СССР на самом деле существовали исключительно только в головах Гитлера и его сообщников?

Дневник - это, конечно же, хорошо. Однако немецкие генералы оставили после себя огромный массив воспоминаний о тех годах. Оставим пока Гальдера и обратимся к другим участникам событий.

Вальтер Варлимонт, начальник отдела обороны страны генерального штаба вермахта (отдел Л), генерал артиллерии, написал книгу "В ставке Гитлера. Воспоминания немецкого генерала", вышедшую  в 1964 году.

 

"Поэтому мы очень удивились, когда 29 июля Йодль дал знать, что хочет встретиться с офицерами отдела «Л». Хотя не так уж много мы и сделали, но все решили, что это необычное посещение должно быть связано с каким-то особым признанием вследствие нашей победы на западе. Нас присутствовало четверо, и мы сидели за отдельными столиками в вагоне-ресторане. Вопреки ожиданиям, Йодль прошелся по вагону, чтобы убедиться, что все двери и окна закрыты, а затем без всякого вступления объявил, что Гитлер решил «раз и навсегда» избавить мир от опасности большевизма, осуществив внезапное нападение на Советский Союз, которое намечено на ближайшее время, то есть на май 1941 года.

Эффект от слов Йодля был как удар током. Мы ужаснулись еще больше, когда из ответов на первые же наши вопросы поняли, что нет необходимости доводить сначала до конца войну против Англии и что победа над Россией, последней «влиятельной силой на континенте», — это наилучший способ заставить Англию заключить мир, если не доказана возможность добиться этого другими средствами. Возражали почти хором: не означает ли это, что такое решение приведет нас к войне на два фронта, чего до сих пор нам посчастливилось избежать? И если основная часть вооруженных сил должна направиться на восток, то как быть с воздушными налетами, от которых все больше и больше страдают наши города? Во всяком случае, откуда столь внезапная перемена, если всего лишь год назад с Москвой был подписан и с восторгом встречен пакт о дружбе и ненападении, если, насколько известно, условия этого договора о военных поставках России в Германию выполняются пунктуально и в полном объеме? Йодль отражал каждый вопрос, и на каждый у него имелся ответ, хотя никого из нас он не убедил. Мне особенно запомнились два из его ответов: первый — когда он повторил точку зрения Гитлера и, вероятно, свою собственную, заявив, что столкновение с большевизмом неизбежно, а потому лучше провести эту военную кампанию сейчас, когда мы находимся на пике нашей военной мощи, чем оказаться перед необходимостью снова призывать германский народ к оружию через несколько ближайших лет; второй — когда он сказал, что самое позднее к осени 1941 года всю мощь авиации, боеспособность которой поднимется на новый уровень благодаря грядущим победам на востоке, снова можно будет задействовать против Англии."  (3)

Заметьте, что совещаются военные. Ни о какой опасности вторжения СССР в Германию речи не идёт. Оно и понятно, ведь разговаривают сотрудники генштаба, непосредственно отвечающие за оборону страны. Они-то лучше, чем кто-либо знают, кто хочет напасть на Рейх, а кто нет. То есть ни о какой угрозе со стороны СССР в ближайшие ГОДЫ и речи не может быть! Остаётся только напомнить, что до начала "превентивной" войны оставалось чуть меньше одиннадцати месяцев.

Курт фон Типпельскирх, генерал пехоты, в начале войны начальник разведывательного управления генерального штаба сухопутных сил, непосредственно отвечал за оценку состояния вооружённых сил противника, с 1942 года командовал дивизией, армией, группой армий. В 1954 году вышла его книга "История Второй мировой войны".

"1. Подготовка нападения

...

Советский Союз оставался в глазах Гитлера идеологическим врагом Германии. Но Гитлер и на политической арене считал его потенциальным врагом, который , рано или поздно перейдет к политике шантажа. Гитлер считал, что это начнется , уже в 1940 г. Чем дольше длилась война, тем больше Германия зависела от сырья, которое в значительной части мог поставить — и до сих пор действительно поставлял на основании заключенных договоров — только один Советский Союз. Если война против Англии затянется до бесконечности и, как полагал Гитлер, с 1943 г. полностью проявится военная мощь Соединенных Штатов, то Германия окончательно попадет в зависимость от Советского Союза. Такая перспектива казалась Гитлеру невыносимой."  (4)

и далее

"2. Красная Армия.

...

То, что Советский Союз в скором будущем будет сам стремиться к вооруженному конфликту с Германией, представлялось в высшей степени невероятным по политическим и военным соображениям; однако вполне обоснованным могло быть опасение, что впоследствии при более благоприятных условиях Советский Союз может стать весьма неудобным и даже опасным соседом. Пока же у Советского Союза не было причин отказываться от политики, которая до сих пор позволяла ему добиваться почти без применения силы замечательных успехов. Советский Союз был занят модернизацией своих устаревших танков и самолетов и переводом значительной части своей военной промышленности на Урал."  (4)

По-моему, более открыто и не скажешь! Во-первых, начальник разведки ОКХ считает возможность нападения СССР на Германию невероятной в высшей степени. Во-вторых, Германия имеет критическую зависимость от советского сырья. В-третьих, эта зависимость невыносима для Гитлера. Думаю, в таких условиях, любое действие СССР будет расценено как агрессивное. Но суть то от этого не меняется! Нам нужно сырьё, сырьё есть у русских, уничтожим русских и захватим контроль над сырьём. "Твоя вина лишь в том, что хочется мне кушать" - Такова причина "превентивной" войны.

Кто-то заметит: "Ну, и что! Всё равно у СССР было больше танков и самолётов. А весной 41-го года СССР стягивал войска к границе. Это же явно Сталин собирался напасть первым!" Эта версия особенно популярна у нас в стране. Популярность её обусловлена книгой "Ледокол" В. Резуна, а так же многими другими книгами, как самого Резуна, так и его сторонников. Якобы, тоталитарный режим бережно охранял страшную тайну: до войны в СССР были построены десятки тысяч танков и самолётов, а перед войной вся эта масса была стянута к западной границе. Эта страшная тайна неоспоримо свидетельствует об агрессивных замыслах Сталина!

Я не знаю, где именно эту "тайну" узнал Резун. Лично я узнал эту "тайну" из книги "Воспоминания и размышления" Георгия Константиновича Жукова. В этой книге Жуков по годам расписывает производство танков и самолётов. Их действительно производили десятками тысяч! В этой же книги Жуков говорит о перемещении войск внутренних округов в приграничные весной 41-го года. Хочу напомнить, что первое издание книги было в 1969 году, а общий тираж книги "Воспоминания и размышления" - более семи миллионов экземпляров! Первое издание в сто тысяч экземпляров было раскуплено в первый день продаж. Данные по производству оружия жуков берёт из труда "История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.". Первый том этого труда, с этими самыми данными вышел в свет в 1960 году и имел тираж в сто двадцать пять тысяч экземпляров. Общей же тираж труда "История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 гг.", думаю, так же составляет несколько миллионов экземпляров. Такая это была страшная тайна, что её воспроизвели в миллионах книг!

Но, что ещё более интересно, так это то, что численность и вооружение РККА не являются секретом и для немецких генералов, планирующих нападение на СССР!!! Всё тот же "Военный дневник" Гальдера бесстрастно свидетельствует об этом.

"14 марта 1941 года

...

Россия: Имеются данные о мобилизации четырех возрастов (речь идет только о пополнении соединений, так как специалисты уже находятся на службе). Отмечено подтягивание войск к границе в Прибалтике. Имеются сведения о перебросках войск из района Москвы через Минск к границе."  (2)

и далее

"4 апреля 1941 года

...

Доклад о положении в России: Отдел «Иностранные армии — Восток» теперь признает, что численность русских сухопутных войск в европейской части России следует считать большей, чем предполагалось до сих пор. (Это уже давно утверждали финны и японцы.) Предполагается, что войска русских насчитывают 171 стрелковую дивизию, 36 кавалерийских дивизий и 40 мотомеханизированных бригад."  (2)

По ходу дела, численность войск в европейской части СССР, их вооружение, и перемещения к 1989 году (год выхода "Ледокола") оставались секретом только для Резуна. Весь оставшийся мир знал об этом из советских трудов, выпускаемых миллионными тиражами. А разведки иностранных армий знали об этом ещё ДО начала войны. Вот только, в отличии от Резуна, Гальдер НЕ считает эту массу войск чем-то таким уж страшным! Даже три дня спустя, когда он признаёт возможность первого удара со стороны СССР, последствия этого удара он оценивае, как "весьма неприятные", но никак не "катастрофические". Почему так?

 

Дело в том, что Гальдер, в отличии от Резуна, несколько по-другому оценивает качество советской военной техники. Продолжаем читать "Военный дневник".

"5 декабря 1940 года

...

  1. Россия:

...

Русские уступают нам в вооружении в той же мере, что и французы. Русские располагают небольшим количеством современных полевых артиллерийских батарей. Все остальное — модернизированная старая материальная часть; наш танк T-III с 50-мм пушкой (весной их будет 1500 шт.), как нам представляется, явно превосходит русский танк. Основная масса русских танков имеет плохую броню."  (2)

и

"30 марта 1941 года (воскресенье)

...

Высказывание о русских танках (заслуживают уважения). 47-мм пушка, неплохие тяжелые танки, но в своей массе — устаревшие типы. По численности танков русские сильнее всех в мире, однако они имеют лишь небольшое количество новых гигантских танков с длинноствольной 105-мм пушкой (танки-колоссы весом в 42–45 тонн).

Русская авиация велика по количеству, но многие ее самолеты — устаревших типов, и лишь незначительное число — современные машины."  (2)

Если Резун считает советские танки, появившиеся до Т-34, чуть ли не лучшими в мире, то начальник штаба ОКХ Гальдер, сравнивая эти танки с немецкими, почему то приходит к выводу о превосходстве немецких танков. Впрочем, здесь уместно дать слово более узким специалистам.

Гейнц Вильгельм Гудериан, генерал-полковник, создатель бронетанковых войск Германии, военный теоретик. К сожалению, прямого сравнения немецких Т-3 и Т-4 с нашим основным танком на начало войны - Т-26, Гудериан не приводит, однако некоторые моменты его мемуаров неплохо показывают реальное положение дел.

"Об уменьшении числа танковых частей в составе дивизии я уже говорил. Уменьшение количества танков в дивизии до некоторой степени компенсировалось вооружением дивизии танками новых типов T-III и Т-IV, которые почти полностью вытеснили старые танки типов T-I и Т-II. К началу войны против России мы думали, что сможем рассчитывать на техническое превосходство наших танков над известными нам в то время типами русских танков, что смогло бы до некоторой степени сократить известное нам значительное численное превосходству русских (в начале войны с Россией у нас было 3200 танков). Однако мне уже было известно одно обстоятельство: как раз весной 1941 г. Гитлер разрешил русской военной комиссии осмотреть наши танковые училища и танковые заводы, приказав все показать русским. При этом русские, осматривая наш танк типа T-IV, не хотели верить, что это и есть наш самый тяжелый танк. Они неоднократно заявляли о том, что мы скрываем от них наши новейшие конструкции, которые Гитлер обещал им показать. Настойчивость комиссии была столь велика, что наши фабриканты и офицеры управления вооружения сделали вывод: «Кажется, сами русские уже обладают более тяжелыми и совершенными типами танков, чем мы».

Появившийся в конце июля 1941 г. перед нашим фронтом танк Т-34 и был типом танка новейшей конструкции." (5)

И ещё.

"В бой было брошено большое количество русских танков Т-34, причинивших большие потери нашим танкам. Превосходство материальной части наших танковых сил. имевшее место до сих пор, было отныне потеряно и теперь перешло к противнику. Тем самым исчезли перспективы на быстрый и непрерывный успех. Об этой новой ,для нас обстановке я написал в своем докладе командованию группы армий, в котором я подробно обрисовал преимущество танка Т-34 по сравнению с нашим танком Т-IV, указав на необходимость изменения конструкции наших танков в будущем." (5)

То, что Т-34 является лучшим танком Второй мировой войны, сейчас известно всем. То, что танков Т-34 было мало в войсках, так же известно всем. А вот то, что ДО появления Т-34, материальные части немецких танковых сил ПРЕВОСХОДИЛИ советские материальные части, похоже, будет явным открытием для Резуна и его сторонников.

И про самолёты. Альберт Кессельринг, генерал-фельдмаршал Люфтваффе. Он так же напрямую не сравнивает немецкие и советские самолёты. Однако три отрывка его воспоминаний дают вполне определённую картину происходившего.

"В первые два дня операции мы сумели завоевать господство в воздухе. Решение этой задачи облегчила прекрасно проведенная аэрофотосъемка. Ее данные свидетельствовали о том, что в воздухе и на земле было сразу же уничтожено до 2500 самолетов противника — Геринг поначалу отказывался поверить в эту цифру. Однако, когда мы получили возможность проверить эти сведения после нашего наступления, он сказал, что наши подсчеты всего на 200 или 300 машин превышали реальные потери русских."

"Достижения 2-го воздушного флота в период с 22 июня по 30 ноября говорят сами за себя: им было уничтожено 6670 самолетов противника, 1900 танков, 1950 орудий, 26 000 автомобилей и 2800 железнодорожных составов."

"Я очень хорошо знаю ситуацию, складывавшуюся на центральном участке фронта, и уверен в том, что нашими худшими врагами, особенно в 1941 году, были время от времени имевшие место периоды непогоды, грязь на дорогах и ужасное состояние самих дорог." (6)

Однако если начальник Люфтваффе победоносно рапортует о тысячах уничтоженных самолётов, а самым главным врагом считает не авиацию противника, а грязь, то о чём-то это должно говорить? Например, о качестве машин.

Хотя, если хотите прямых сравнений, то тот же Типпельскирх пишет:

"Русская авиация справедливо считалась слабее немецкой, хотя количество ее самолетов могло быть в несколько раз больше." (4)

Я только напомню, что Типпельскирх был руководителем разведки ОКХ и отвечал за оценку сил противника.

И про построение войск. Говорит Эрих фон Манштейн, генерал-фельдмаршал, командир различных дивизий и корпусов, автор идеи разгрома Франции ударом через Ардены.

"Много спорили о том, носило ли развертывание сил Советской Армии оборонительный или наступательный характер. По числу сосредоточенных в западных областях Советского Союза сил и на основе сосредоточения больших масс танков как в районе Белостока, так и в районе Львова можно было вполне предполагать — во всяком случае, Гитлер так мотивировал принятие им решения о наступлении, что рано или поздно Советский Союз перейдет в наступление. С другой стороны, группировка советских сил на 22 июня не говорила в пользу намерения в ближайшее время начать наступление." (7)

И далее

"Более всего будет соответствовать правде утверждение о том, что развертывание советских войск, начавшееся уже с развертывания крупных сил еще в период занятия восточной Польши, Бессарабии и Прибалтики, было «развертыванием на любой случай». 22 июня 1941 г. советские войска были, бесспорно, так глубоко эшелонированы, что при таком их расположении они были готовы только для ведения обороны. Но картина могла в зависимости от развития политического и военного положения Германии быстро измениться. " (7)

Как это всё-таки по родному выглядит - иметь один план на все случаи жизни! Но наличие такого плана вовсе не означает, что СССР собирался на кого-либо нападать. Другое дело, что генштаб РККА явно почувствовал подготовку Германии к нападению. И стягивал войска к границе. Читайте всё те же "Воспоминания и размышления" Жукова. К сказанному остаётся добавить, что Манштейн имел репутацию наиболее одарённого стратега в вермахте.

Однако, неважные дела у Резуна и его сторонников. Да, техники было много, но этого никто и не отрицает. Да, техника была устаревшая, и это подтверждают воевавшие с нами немцы. Да, СССР стягивал войска к границе - для обороны. Но уже по качеству техники можно смело говорить, что никаких планов по нападению на Германию с целью её захвата (считай, захвата всей Европы), у СССР не было. А все выводы Резуна и его сторонников, что СССР якобы готовился напасть на Германию, являются не более чем безосновательными фантазиями.

Как известно, историю пишут победители. Могли ли победители в той войне предположить, что когда-нибудь их страна рухнет? И что новые "победители" назовут их агрессорами? Что их память предадут? - Вряд ли...

А впрочем, было ли предательство? Ведь кроме кучки отщепенцев, для которых наша страна явно чужая, наш народ помнит, как это было. А приведённые воспоминания Гальдера, Варлимонта, Типпельскирха, Гудериана, Кессельринга, Манштейна, дают нам право на эту память. Как бы кто-то не хотел обратного. И наша обязанность эту память хранить.

Иван Рюриков, более известный, как Дикарь.


Оцените статью