Синергия «Чистых Идеалов» – прорывная методология социального проектирования   25

Глобальная самоорганизация

04.07.2017 09:29  6 (2)

Михаил Елизаров

840

Синергия «Чистых Идеалов» – прорывная методология социального проектирования

Влияние идеологии на синергетические свойства общественной системы. Универсальные закономерности явлений организационной природы. Математическое описание синергетической функции и определение условий экстремума. Главная дихотомия идеологического профиля, определяющая базовые свойства системы. Механика работы альтернативных идеологических конструкций.

Задача синергетического подхода. Загадки материализации мысленных образов, физического воплощения умозрительных конструкций, воздействия незримых стихий на материальный мир всегда занимали умы разного рода любителей сверхъестественного. Почему одни идеи способны поднимать огромные массы людей на колоссальные самопожертвования ради великих свершений, а другие лишь разлагают общество, не принося никакой пользы? Как объяснить, что человек готов стоять насмерть за одни идеалы и совершенно равнодушен к другим? В каких таинственных уголках души скрыты эти мотивы? Как происходит их формирование и что влияет на этот процесс? И самое главное – какой должна быть идея, чтобы ее полезность для общества была максимальной?

В сухом остатке, все вышеперечисленные вопросы можно свести к одной базовой задаче выявления ключевого параметра идеологической доктрины, ответственного за эффективность общественных взаимодействий, то есть за синергетическую составляющую жизнедеятельности социальной системы. Грубо говоря, речь идет все о той же эффективности (Э) коллективных усилий, которая, очевидным образом, должна быть как-то связана с системными возможностями общественной консолидации.

Важное свойство явлений организационной природы. Другими словами, любая система имеет определенный набор организационных возможностей – какую-то «врожденную» способность создавать и поддерживать порядок, которая совсем необязательно полностью преобразуется в конкретные формы, действия или процессы. Фактической реализации может и не быть, например, в отсутствие такой надобности. Но каким-то уровнем организационных возможностей обладает любая система. И это свойство ранее уже получило авторское понятийное обоснование как представление об организационном ресурсе (Ro) – загадочном феномене двойственной природы.

Дуализм состоит в том, что это свойство формируется как комбинация двух разных составляющих – системной когерентности (внутренней координации) и уровня индивидуальной активности (результата работы встроенных стимулирующих механизмов). Другими словами, чем лучше скоординированы элементы системы и чем активнее каждый из них, тем большее совокупное усилие может генерировать система. Получается, что идею организационного дуализма можно представить в виде мультипликативной зависимости: организационный ресурс системы (ее совокупная мощь) есть произведение градиента активности (проявления внутренней асимметрии) и координационных возможностей (когерентных свойств) системы.

Ro = А х K; где,
Ro – организационный ресурс;
А – асимметричность, отвечающая за наведение активности;
К – когерентность, характеризующая согласованность коллективных взаимодействий;

Не правда ли, это выражение чем-то напоминает формулу электрической мощности? По крайне мере, очевидно, что общество вовсе не обязано функционировать на максимуме своих организационных возможностей. Более того, на продолжительных периодах релаксации это просто невозможно. Получается, что синергия системы, конечно, зависит от организационного ресурса, но может проявляться в разной степени, например, в зависимости от стадии общественной зрелости или уровня внешних угроз. Но в настоящем контексте наибольший интерес представляет влияние характера идеологической парадигмы на величину синергетического эффекта.

Интересная аналогия. Идея организационного дуализма предполагает возможность преобразования одной организационной составляющей в другую. Но если вспомнить закон необратимости эволюции Долло, который запрещает деградацию больших систем, то с его учетом понимание данной предметной области значительно углубляется, так как буквально означает неизменность уровня организационного ресурса в рамках отдельной системы. И это очень гармонично вписывается в предлагаемую методологию и даже позволяет несколько развить математический аппарат:

Ro = А х K = const;

Эта зависимость очень похожа на закон Бернулли, описывающий переходы потенциальной энергии в кинетическую и наоборот. По аналогии представление об организационном дуализме позволяет говорить о возможности взаимного преобразования потенциальной составляющей порядка (когерентности) в его активную форму (производную внутренней асимметрии). Получается, что система, обосабливаясь, переходит в когерентный режим, но теряет внутреннюю активность, как бы застывая. И, наоборот, в условиях активации, потенциал когерентности «тратится» на создание напряженности для образования новых форм, но при этом теряется внутренняя согласованность.

В этом разрезе, кстати, четко просматривается задача масштабного метауправления, которая сводится к стимулированию активности такого уровня, чтобы в зависимости от интенсивности внешних вызовов как минимум обеспечивать темпы развития, достаточные для достойного ответа. Иначе – внешний фактор является причиной возникновения внутренней напряженности, обуславливая необходимость расходования какой-то части организационного потенциала (ранее сохраняемого в форме пассивной когерентности) на производство активной изменчивости и прогрессивное созидание.

Экстремум синергетической функции. Отталкиваясь от очевидного тезиса, что организационный ресурс и синергетические свойства системы связаны как-то пропорционально, но, возможно, не жестко, то есть – через какой-то промежуточный коэффициент, можно записать:

Э = k х Ro; где,
Э – синергетический эффект;
k – коэффициент утилизации организационного ресурса;

Получается, что чем больше значение коэффициента (k), тем выше синергия системы, так как организационный ресурс – константа. Это значит, что коэффициент (k) – величина переменная. Более того, бесспорно, что этот коэффициент находится в явной зависимости от тех же системных свойств ассиметричности (как первопричины внутренней активности) и когерентности (согласованности), так как их комбинация будет определять эффективность коллективных взаимодействий, то есть – синергию, которая одновременно требует и согласованности, и активности.

Зависимость синергетических проявлений от комбинации этих организационных составляющих неоспорима, но она не может иметь мультипликативный характер, иначе бы все переменные сокращались в числителе и знаменателе коэффициента (k = Э/ Ro), который бы превращался в константу. Но синергия явно непостоянна, что означает наличие зависимости другого не мультипликативного характера. Но тогда какого?

В самом деле, а может быть, есть другой вид математической функции, допускающий одновременное положительное влияние двух параметров на ее значение? Да, такая альтернатива существует в аддитивной форме – когда параметры не перемножаются, а складываются:

k = А + К;

Все вышесказанное можно записать в виде простой формулы:

Э=к х Ro= (A+K) (A x K);

C учетом (Ro = A x K =‎ const), один параметр можно выразить через другой, например. (K= Ro/A) и подставить в уравнение:

Э = (A + Ro /A) (A x Ro /A);

сокращая, получим:

Э = Ro A + Ro 2/A;

Интерес представляет даже не сама полученная зависимость, а ее производная, нулевое значение которой, как известно, соответствует экстремуму функции, поиск которой, собственно, и является решением первоначально поставленной задачи.

dЭ/dA= d(Ro A)/dA + d(Ro 2A-1)/dA = Ro – Ro 2A-2;

Приравнивая полученное выражение к нулю, получим условие синергетического экстремума:

Ro – Ro 2/A2 = 0 => A2 = Ro => A = √Ro => А = К

Неожиданный поворот. Но самое удивительное, что найденный экстремум – не максимум, а минимум синергетической параболы. Несмотря на то, что, на первый взгляд, может показаться, что синергия должна достигать максимума при одновременном равновеликом проявлении активности и согласованности, но на поверку получается, что все наоборот. Эффективность растет в направлениях доминирования любой из составляющих.

Занимательные примеры. Как ни странно, но это подтверждается на практике. Такие фокусы, например, демонстрировал легендарный Брюс Ли, эффектно генерируя невероятные усилия на микродвижениях, как бы собирая их воедино (создавая высокую когерентность). Вряд ли подобное можно исполнить на больших амплитудах, что, вероятно, вытекает из ограниченности совокупных возможностей. При этом не меньшего эффекта достигают мастера, работающие с большими амплитудами и развивающие невероятные скорости, использую принцип хлыста, то есть – последовательной передачи усилия по цепи свободных звеньев. Но, что – правда, добиться высоких результатов можно на базе какого-то одного принципа. Их смешение не дает никакого положительного эффекта, а лишь приводит к потере ударной мощи.

И этот принцип полярных дихотомий, похоже, работает во всем. Так, Л.Н. Гумилев обратил внимание, что метисация народов с разными ментальными основами приводит к культурному вырождению и структурной деградации уже в третьем поколении, часто заканчиваясь гибелью. Иначе, синергетический коридор открывается только для «чистых» абсолютов, что одинаково применимо к любым явлениям организационной природы, включая и вопросы общественного устройства. Под так называемой чистотой, конечно, подразумевается непротиворечивость идеологических постулатов.

И это непустой звук... Если, например, раскрутить очередной политтехнологический суррогат, смешав в одну кучу ожидания максимального числа потенциального электората, безусловно, можно добиться высоких рейтингов и массовой поддержки, но вряд ли удастся привлечь настоящий пассионарный актив, что практически полностью исключает победу такого аттрактора в реальной конкурентной борьбе.

Магия «чистого» абсолюта. Не секрет, что только «чистая» идея привлекает внимание истинных адептов с их искренней верой в торжество своих утопических идеалов. И эта иррациональная сила, способная менять окружающий мир, безусловно, является мощнейшим фактором идеологической конкуренции, зачастую даже определяя ее результат, несмотря на кажущуюся практическую бессмысленность. Да, материальную составляющую, конечно, никто не отменял, но, как известно, активы ищут эффективного хозяина, то есть переходят в руки наиболее организованной группы.

Понятие «чистоты» идеологической доктрины, на первый взгляд, производит обманчивое впечатление какой-то виртуальной отвлеченности. Но в действительности это метафизическое качество обладает способностью оказывать самое серьезное влияние на бесперебойное функционирование общественной системы, способствуя обретению значительной определенности во всех ее сферах. Вырабатываются единые понятные всем подходы, поведенческие модели, организационные схемы, создавая в сознании человека иллюзию очевидности реальности, которая так важна для четкости работы общественной машины.

Альтернативные сценарии. Из всего вышесказанного вытекает, что для системы крайне опасно пребывать в неопределенном идеологическом состоянии на продолжительных исторических периодах. Она рискует ослабнуть и развалиться. Имеет смысл смещаться в область высокой когерентности или сильной асимметрии. А это значит, что эти аспекты должны очерчиваться в рамках идеологической доктрины. Другими словами, водораздел в концептуальных подходах и базовых системных характеристиках проходит по границе дихотомии ассиметричность – когерентность.

Общество, исповедующее принципы асимметрической дифференциации, строится на эксплуатации индивидуальных амбиций, стимулирование которых, собственно, и заложено в основу этой концепции. В своем предельном проявлении это банальный поголовный снобизм как драйвер социальной самореализации, выраженный в стремлении каждого максимально возвыситься над окружением. Мерой успеха могут выступать, конечно, разные критерии – слава, статус, привилегии, но базовым, как правило, является денежный эквивалент, но не как средство потребления, а как некая высшая идея, возведенная до уровня сакральной ценности (вплоть до печати богоизбранности).

Безусловно, такой идеологический заряд наводит бурную внутреннюю активность. Человек стремится вырваться из обыденной оболочки, ломая преграды и снося препятствия на своем пути. Все жизненные силы брошены на реализацию значимых достижений, способных выделить его из окружающей толпы. Здесь важно видеть прямую отдачу от прилагаемых усилий в достижении заветной (американской) мечты. Только богатые, успешные, выдающиеся и сильные обладают в таком обществе реальным голосом, правом и уважением. Удел остальных восхищаться и завидовать. Уже понятно, что классический пример асимметрического общества – Штаты.

Если же в идеологическую основу заложены принципы когерентности, воспитывающие в человеке совершенно другие качества – дисциплину, коллективизм, единообразие, то общество функционирует совсем по иным законам. Ментальной основой является догматический порядок, который выступает тем идеалом, стремлением к которому и призван жить человек. В этом состоит его предназначение и главный жизненный мотив. Степень соответствия стандарту – мерило общественной значимости и критерий социальной состоятельности.

Во всем чувствуется давление высших императивов. Знания, умения, таланты, не встроенные в общую структуру, не вызывают никакого интереса, не имея ни малейшего шанса на самореализацию. Всем правит масштабная целесообразность, недоступная понимаю простого обывателя. Поэтому никакого тождества между личным вкладом и видимым результатом и быть не может, что определенным образом осложняет механику социальной мотивации. Индивидуальная активность в таком обществе, как правило, ограничена критерием соответствия социальной роли, расчищая пространство для деятельности крайне малочисленного самомотивированного меньшинства, обладающего внутренним порывом. Советский строй, наверное, является наиболее яркой иллюстрацией такого общественного уклада.

На распутье. На первый взгляд, может показаться, что эти разнонаправленные идеологические векторы, по большому счету, равнозначны по силе и живучести. Важно только стратегически определиться – выбрать исторический путь развития и занять свою геополитическую нишу. Главное – не поддаться на заманчивый соблазн идеологического компромисса – смешения несовместимых установок. В самом деле, те, кто в свое время попал в эту ловушку, уже почили в бозе. Эта участь, например, постигла Союз, вставший на путь красно-белого примирения. Похожая трагедия разворачивается сегодня в Штатах, где в капиталистических джунглях бурно прорастает идея социальной справедливости. И нынешние попытки правоконсервативного реванша выглядят не очень убедительно.

Русский Мир тоже оказался сегодня на распутье. Хаос 90-х окончательно перемешал непримиримые идеологические установки (несовместимые ценности, враждебные символы, разнонаправленные императивы) в одну кучу, запутав и ославив ментально-семантическую структуру. Ни государство, ни общественные институты, ни экономика неспособны эффективно функционировать в сложившейся ситуации полнейшей неразберихи и неопределенности, пронизанной лицемерным цинизмом и двойными стандартами. Системная автоматика не выдерживает перегрузок, дает сбои и выходит из строя. Хаос нарастает, дезориентируя сознание, лишая элементарных морально-нравственных установок. Но выхода не видно, точнее – он неочевиден...


Анализ альтернативных сценариев долгосрочного исторического развития, а также выявление некоторых основополагающих принципов конструирования профиля оптимального идеологического аттрактора будут предложены вниманию уважаемого читателя в следующем выпуске...


Оцените статью