Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Современный марксизм   46

Глобальные проекты

24.07.2017 17:00  8.2 (17)

Гриживнов Юрий

6092

Современный марксизм

Главы из ещё не дописанной книги "Обществоведение для всех, от школьника до президента". Часть 2 Марксизм.

Глава 2.Марксизм как научный метод. Диалектический материализм.

Многие убеждены, что марксизм это теория классовой борьбы и социальной революции в условиях капитализма, и о неизбежности построения бесклассового общества (коммунизма), однако, это только частное и незначительное приложение к марксизму. Тем не менее, зачастую приверженность к марксизму определяется принятием идеи коммунизма как цели развития общества. Это формальный и неточный признак, если не сказать ложный. Более правильно говорить, что единственная связь марксизма с коммунизмом в том, что он дал научное обоснование столь древней политической идее.

Марксизм это научный метод наблюдений, предназначенный для естественных наук, его также называют диалектический материализм. Марксизм как метод очень прост и основан на двух основных утверждениях:

  • У всякого наблюдаемого явления есть материальная причина.
  • Все наблюдаемые явления, как проявление единой реальности, имеют между собой диалектическую взаимосвязь.

И если Вы признаёте эти два утверждения как основу научного познания мира то Вы, безусловно, марксист.

Отсюда следует простая истина, что в марксизме нет, и не может быть догматов, так как марксизм не даёт абсолютных истин, это способ получения исключительно истин относительных. Для чего марксизм использует все открытия всей науки и по возможности в полном объёме. Любой догмат как бы его не силились отнести к марксизму, ни чего общего с ним не имеет. Наиболее сложным утверждением марксизма будет диалектическое единство наблюдаемой реальности.

ДИАЛЕКТИКА (греч. dialegomai— веду беседу, рассуждаю) — 1) спор, столкновение противоположных мнений, 2) научная практика познания наиболее общих законов развития природы, общества и мышления, определяемых внутренними противоречиями, теория и метод познания явлений действительности в их развитии, самодвижении.

Это определение, взятое из одной из публичных энциклопедий, достаточно типично и вводит два очень важных понятия: противоположность и противоречие. Хотя в быту зачастую они рассматриваются нами как синонимы, но в практике познания это самостоятельные и очень разные понятия.

Противоположность – это утверждения равной истинности, указывающее на иную грань рассматриваемого явления, например: черное-белое, холодное-горячее и т.д. Противоположности могут сосуществовать совместно как состояния явления равного порядка, кроме того, они определяют множество иных состояний, которые также могут существовать совместно. Например, черный цвет вполне может соседствовать с белым, при этом как границы состояний одного и того же явления, они определяют существование всех оттенков серого, а также всех остальных цветов и их оттенков.

Противоречие – это утверждения, взаимно исключающие друг друга как ложные, на ограниченной грани рассматриваемого явления. Например, этот цвет может быть либо черным, либо не черным, т.е. иным и третьего не дано. Рассмотрение противоречий привело к появлению формальной логики (булевой алгебры).

Диалектика рассматривает движение вообще как взаимосвязь в наблюдаемой реальности.

Эта взаимосвязь достаточно сложна и определена законами диалектики. К.Маркс и Ф.Энгельс начинали разработку этого метода, когда было известно только три закона диалектики заново открытых Гегелем на заре XIX века, сегодня известно пять таких законов. Как утверждают математики открывшие (скорее разыскавшие в древних текстах) два первых закона диалектики, больше законов диалектики нет, но возможно открытие 20 следствий из них. Спорить с этим утверждением не будем, и рассмотрим эти законы в их смысловой последовательности. Кстати эта последовательность также установлена математиками, в процессе поиска основ своей науки.

Закон ограниченности полноты. Для рассмотрения любой системы её надо отделить от иных систем, т.е. ограничить, но ограничить во всей её целостности и полноте. В математике это введение нуля, что означало начало математики как целостной системы. Ноль это не просто число, это условное обозначение всей области числовой, а затем и функциональной математики. Именно отсюда вытекают следующие свойства нуля; его произведение с любым числом всегда равно нулю, и на ноль делить нельзя, так как это уводит результат действия за область рассмотрения.

Закон единственности начала. Рассмотрение всякой выделенной области начинается с её первого элемента, счет предметов с первого предмета, а путь с первого шага. Кроме того, этот закон совместно с первым законом завершает строительство системы как цельной области рассмотрения. Введение в ноль системы, единицы системы, вводит и действие системы, которые вместе образуют самодостаточную полноту системы рассмотрения, т.е. первоэлемент системы. В математике это (0 + 1), это двоичная система исчисления, которая способна описать (вместить в себя) всё здание математики. Кстати ЭВМ во всех своих внутренних вычислениях используют именно эту троицу.

Закон единства и борьбы противоположностей (Гегель). Любое свойство окружающего мира, несет в себе изначальный дуализм – разницу потенциалов, что обеспечивает вечное движение материи. В сознании человека это приводит к функциональному делению этих свойств на «свои» и «чужие», помогающие или мешающие, выполнению конкретной задачи. Однако это деление неустойчиво то, что при решении одних задач мешает, при решении других задач помогает. Так, например, мы боремся с трением в подшипниках и иных механизмах, но стремимся увеличить трение для сцепления автомобиля с дорогой. В математике введение понятий «свой-чужой» привело к появлению отрицательного числа и такого действия как вычитание.

Закон перехода количественных изменений в качественные (Гегель). Этот закон имеет двойственную природу, с одной стороны он описывает агрегатные, а с другой функциональные свойства проявлений мира. Так если в куске льда (Н2О) увеличивать количество движения его молекул (нагревать его), то он переходит в агрегатное состояние жидкости, дальнейшее нагревание приведёт его в иное агрегатное состояние - газообразное. Но при этом количество воды (молекул), будет неизменно. Теперь если у нас есть только одна капля воды, и мы будем постоянно увеличивать количество воды. Вначале у нас получиться озеро, затем море, далее океан, продолжая увеличивать количество воды и далее, у нас получиться планета. Всё это разные функциональные состояния, нашего отношения к этим объектам как к целостности. В математике использование этого закона привело к появлению умножения и деления, а главное к появлению рациональных и иррациональных (геометрических) чисел.

Закон отрицания отрицания (Гегель). Любое вводимое утверждение (закон) ограничивает (отрицает) и (или) разграничивает действие прежних утверждений (законов). Наиболее часто приводится пример с зерном, но он не удачен, так как в нём каждый этап утверждения-отрицания, использует дополнительно иные законы диалектики, а это смазывает картинку. Наиболее правильным здесь будет обратиться прямо к математике. Наиболее просто рассмотреть действие этого закон на изменении системы исчисления. Пока у нас в рассмотрении участвовала только двоичная система исчисления, но обычно мы пользуемся десятичной системой исчисления. Ни одно правило (результат вычислений) не меняется от смены системы исчисления, но форма записи чисел в десятичном исчислении полностью отменяет таковую двоичного исчисления. Возможность столь просто и кардинально менять числовую форму записи позволяет легко доказать что периодические дроби это рациональные числа (конечные дроби) так в десятичном исчислении 1/3=0,3(3), то в троичном исчислении 1/3=0,1 ч.т.д. Для иррациональных чисел, таких n-исчислений найти невозможно. Но математика не ограничивает себя в использовании этого закона, она свободно вводит дополнительные формализованные агрегаты: интегрирование, дифференцирование, логарифмирование, вводит разграничения математики в виде теорем, лемм, аксиом и свойств.

Диалектику как таковую можно в равной степени отнести как к материалистическому, так и идеалистическому рассмотрению реальности, чем в свое время великолепно воспользовался идеалист Гегель. Но существует небольшая проблема, связанная с идеализмом. При столкновении с непознанным, идеалист в рассмотрении реальности очень часто сам себя ограничивает фразой – «на то воля божья». После это фразы идеалист считает свое рассмотрение реальности законченным. Получается, что идеалист стремиться наиболее полно и системно описать уже известное, но не стремиться познать неведомое.

Материалист при столкновении с непознанным может сказать только – «Я не знаю». И далее если возникла потребность, он начинает исследование. К.Маркс эту особенность материализма очень успешно привязал к диалектике, создав научный метод – диалектический материализм (марксизм).

Диалектически материализм это научный метод наблюдения и писания состояния движущих сил наблюдаемой реальности, т.е. рассматривает динамические различия между наблюдаемыми состояниями таковой. Служит для построения гипотезы причин изменений состояний наблюдаемой реальности и оснований постановки эксперимента (если это возможно) для подтверждения выдвинутой гипотезы.

Теперь в поисках материальных причин явления при описании выделенной реальности, нет ограничений, и всякая выявленная причина может быть рассмотрена как самостоятельное явление, у которой может быть собственная причина. С одной стороны это делает познание бесконечным, а с другой подобным итерационному исчислению, т.е. пошаговым. При этом каждый следующий шаг раскрывает более тонкие материальные причины явления, но не отрицает результат предыдущего шага, сохраняя его истинность. Рассмотрение более тонких материальных причин увеличивает число рассматриваемых явлений в геометрической (или даже факториальной) прогрессии. Это очень сильно усложняло картинку реальности, препятствуя её рассмотрению и пониманию. Единственным вариантом решения этой проблемы стал пятый закон диалектики (отрицание отрицания), позволяющий синтезировать новые объекты рассматриваемой реальности, значительно упрощая систему рассмотрения.

Наиболее полно как алгебраическая запись диалектике подходит гамильтониан.

Гамильтониан для консервативных систем в механике представляет полную энергию (выраженную как функция координат и импульсов), то есть - в классическом смысле - сумму кинетической и потенциальной энергий (противоположностей) системы. В общем случае форма записи состояния гамильтониана зависит от избранной стационарной точки отсчёта этой системы и избранных границ системы.

В диалектике этому соответствует полное описание системы, в первую очередь правило её ограничения и установление точки отсчёта (ноль системы), и далее по остальным четырем законам диалектики, что в итоге даст гамильтониан высказывания. После чего можно применять булеву алгебру.

Рассмотрим диалектические законы через гамильтониан простейшей механической системы состоящей из нескольких объектов. Данным утверждением, мы ввели ограничение полноты рассматриваемой системы, что соответствует первому закону диалектики, но ноль этой системы пока ещё не ввели. Для введения нуля системы необходимо избрать точку отсчета. Мы свободны в выборе этой точки, она даже может совпасть с любым из объектов системы. Но в любом случае при любом изменении точки отсчета изменятся значения координат и импульсов объектов системы, т.е. у нас каждый раз получится новый гамильтониан одной и той же системы. При этом каждая такая форма записи будет отрицать все остальные, хотя это будет описанием одной и той же системы объектов. Это позволяет говорить о виртуальности представления любой системы, в том числе и их совокупности как реальности (виртуальность всякой реальности).

Насколько известно первым эту задачу поставил Лейбниц как общую задачу онтологии, а современное философское обоснование возможности решения этой задачи дал В.И.Ленин. Для максимально полного использования неограниченности познания, которое даёт материализм, было необходимо снять ограничение рассмотрения с виртуальности, как любой системы, так и самой реальности. С чем В.И.Ленин блестяще справился, введя новое понимание материи, что дало новую жизнь очень древней философской школе, теперь по праву именуемую марксизм–ленинизм.

Далее при рассмотрении нашего гамильтониана мы выбираем первый объект системы, а затем к нему прибавляем последующие объекты, т.е. вводим первоэлемент системы – второй закон диалектики.

Поскольку гамильтониан рассматривает взаимодействие, как противоположность потенциальной и кинетической энергии элементов системы это вводит третий закон диалектики единства и борьбы противоположностей.

Как, угодно суммируя элементы системы или дробя их по выделяемым признакам можно создавать её новые агрегаты – новые объекты системы, а это есть форма реализации четвёртого закона диалектики о переходе количества в качество.

Ну и наконец рассматривая взаимодействия между новыми объектами мы используем пятый закон диалектики отрицания отрицания. При этом если вы заметили, эффект пятого закона диалектики присутствует уже на момент выбора точки отсчёта.

В первую очередь диалектический материализм рассматривает все известные нам естественные законы природы (физика, биология и т.д.), и принимает их исключительно как модели действительных взаимодействий. Но для естественных наук наблюдение обычно это начало исследования, которое развивается через эксперимент и верификацию его результата. Наиболее развитые из них приобретают форму математических моделей, которые позволяют приближенно рассчитывать технические устройства, использующие такие взаимодействия.

Все математические модели законов природы имеют свои пределы рассмотрения действительных материальных процессов. В случае возникновения комплексных чисел или деления на ноль такие модели считаются несовершенными, так как, они либо выходят на границу области рассмотрения действительного явления, либо вообще покидают таковую. Обычно это свидетельствует об ошибочности гипотезы послужившей основанием для такой математической модели. Но даже несовершенный модели могут давать вполне приемлемый результат при современных технических расчётах, т.е. быть ограниченно полезными.

Глава3. Исторический материализм. Основные понятия.

Диалектический материализм (марксизм) как научный метод оказался универсальным и легко применимым к любой области человеческих знаний. Поскольку его разработали юрист К.Маркс и экономист Ф.Энгельс, то и применить его они решили в первую очередь к обществоведению. Однако общество имеет очень неприятную особенность, оно всегда выглядит, так как на него смотрят (с чьей позиции), впоследствии это свойство назвали «классовостью общественных наук». Второй неприятной особенностью стало невозможность использовать такой способ познания как эксперимент, довольствоваться приходится только наблюдением. Это определило исторический материализм, как специальное приложение марксизма, которое рассматривает динамические различия между хозяйственно-практической жизнью общества и институциональном (классовом) представлении о таковой.

Исторический материализм это научный метод познания и писания состояния движущих сил общества, т.е. рассматривает динамические различия между хозяйственно-практической жизнью общества и институциональном представлении о таковой, является специальным приложением диалектического материализма.

В начале двадцатого века произошло разделение исторического материализма на практический (революционный марксизм) и академический (более известный как институционализм). Развитием революционной ветви марксизма занялись как теоретик политической борьбы В.И.Ленин (Ульянов) и как практик И.В.Сталин (Джугашвили), а академическую ветвь возглавил Торстейн Веблен, сегодня это разделение уже несущественно. 

Но сам марксизм (исторический материализм) не является идеологией, хотя он и дал теоретическое обоснование социалистическим и коммунистическим политическим идеям. Как научный метод марксизм нейтрален, например антикоммунист Кейнс также был марксистом, о чём кстати говорил он сам. Благодаря этому методу он создал современную финансово-экономическую модель капитализма, благодаря которой тот существует до сих пор.

Торстейн Веблен, наименее известный из великих марксистов XXвека, прожил в Канаде и США весьма тихую и спокойную, но творчески активную жизнь университетского профессора, где стал основателем институционализма как ветви политэкономии. Поскольку его убеждения могли повредить карьере, он о них ни когда не заявлял, хотя и не скрывал своей опоры на работы К.Маркса и Ф.Энгельса. Что привело к множеству попыток использовать его работы против марксизма, но по понятной причине всегда безуспешных.

Т.Веблен дал понимание процессов созидающих и разрушающих общественные институты их сложность и возможность существования во множестве параллельных форм, значительно расширил их понимание и способы их выявления. Это значительно обогатило марксизм и дало возможность объяснить существование множества особенных форм общественно-экономических формаций.

Пожалуй, одним из важнейших открытий институционализма является невозможность заговора как межинституционального взаимодействия. Благодаря развитию общей теории управления (кибернетики) это будет звучать так:

Все общественные институты вследствие ограниченности по основанию их создания являются конечными автоматами, т.е. полностью предсказуемы, следовательно, предсказуемы и все межинституциональные взаимодействия, это значит, что эти взаимодействия не зависят от личностей участвующих в таковых.

Но это не говорит о предсказуемости конечного результата таких взаимодействий, он носит вероятностный характер, подчиняющийся своим пока неизвестным законам. Поэтому история всё чаще мыслиться как поток, поток событий, во многом подчиняющийся законам гидроаэродинамики, и имеющий собственную турбулентность, т.е. вихри, это значит, что в общем историческом потоке всегда могут существовать ретроградные струи, когда общество сдаёт ранее завоёванные позиции. Во многом эту турбулентность определяют преграды, создаваемые или ликвидируемые взаимодействием общественных институтов. 

Этот же взгляд дает гипотезу, что при возрастании турбулентности (чрезмерная активность ретроградных институтов) выше некого предела, возникают условия для гидроудара, который разрушит канал потока событий – уничтожит общечеловеческую цивилизацию. К сожалению, всё большее число критически мыслящих людей считает, что мы на пороге гибели нашей цивилизации и падения в очередную дикость.

Главным свойством исторического материализма является историчность (прошу простить за вынужденную тавтологию), т.е. все, что описано в моделях общества имеет в своей основе конечное по времени (имеет свое начало и конец) конкретное историческое событие. Отсюда естественным образом вытекает доктринальность исторического материализма. Для каждой исторической эпохи (совокупности конкретных исторических событий) необходима своя доктрина.

Из доктринальности марксизма следует его вечная молодость, и восприимчивость ко всему новому. Исторические события имеют свойства заканчиваться, так же как и начинаться, и всякое такое явление может привести к недействительности прежней доктрины и необходимости создания новой. Это требует постоянного критического взгляда на существующую доктрину.

К.Маркс разрабатывал свой вариант доктрины для «конкурентного европейского капитализма XIX века». Ленину пришлось разрабатывать две доктрины для «империализма начала XX века», и для «построения государства осуществляющего переход к социализму в условиях империализма». При этом на основании доктрины Маркса очень многие считали Ленина антимарксистом, но с точки зрения методологии марксизма он 100% марксист. Сталин, также 100% марксист, успел только поставить вопрос о необходимости разработать новую доктрину «построения социализма в отдельно взятой стране». Причем в заказе на эту доктрину он предлагал очень серьёзно пересмотреть и всю политэкономию Маркса, так как она годилась только для капитализма, а заодно привести в единую систему понятийный аппарат марксизма. Но всего этого так и не было сделано вплоть до сегодняшнего дня.

Для исследования общества исторический материализм сравнивает рассматриваемую конкретную историческую ситуацию со всей общечеловеческой историей, а по возможности с учетом прогноза её развития. И для этого требуется то, что было бы для всех безусловно объективно. Таковыми стали: орудия труда и технологии (Средства производства), и правовые документы (нормы и договора) по порядку и способу их использования (Производительные отношения). Так был осознан экономический базис общества. 

Базис – сочетание производительных сил (люди, средства производства и технологии) и производительных отношений (отношения в обществе по поводу участия в производстве и распределении).

Однако кроме этого в обществе было и зеркало, которое отражало этот базис на само общество, иначе говоря, обеспечивало обратную ветвь (связь) управления. Это зеркало назвали политическая надстройка общества.

Надстройка – совокупность политических, правовых (законодательство) и религиозных институтов общества, а также нравственно-философских воззрений о нём.

И тут само собой прояснилось, кто же смотрит в это зеркало и создаёт его. Ими оказались общественные институты и в первую очередь самые крупные из них, которые впоследствии назвали социально-политическими классами, современное определение которых дал В.И.Ленин (по работе «Великий почин»): 

Социально-политическими классами называются большие группы людей, различающиеся: 
- по их месту в исторически определенной системе производства,
- по их отношению к средствам производства,
- по их роли в общественной организации труда, 
- по их участию в распределении и соответственно доли присваиваемого общественного богатства.

Как только были определены эти наиболее крупные социальные институты общества, так сразу бросилось в глаза, что исторически существуют несколько «устойчивых» форм существования общества, которые различаются классовым составом. Классики марксизма эти усреднённые устойчивые состояния назвали – общественно экономическими формациями или строем. Таковых исторически известных было четыре, но для полноты картины нужно было дать прогноз развития общества. Научный метод дал основные параметры этой цели, которая была названа коммунизмом, так как ещё с античности было поверье о пришествии «нового золотого века», что было связано с рождением новой общины (коммуны). Где-то в тридцатые годы XXвека была добавлена шестая формация – социализм, который до этого считался переходной фазой между капитализмом и коммунизмом.

Маркс и Энгельс ещё ни чего не могли утверждать об этом будущем, они могли только отрицать существующее, что хорошо заметно по «Коммунистическому манифесту» (1848г). Но их отрицание уже было целевым, и даже читались некоторые возможные особенности коммунистического строя как рабочей гипотезы. 

Сравнивая классовый состав известных обществ и особенности их надстроек, основоположники марксизма смогли определить, что в классовых обществах строй определён всегда двумя основными антагонистическими классами, классом эксплуататоров и эксплуатируемых. Беглое рассмотрение правовых основ известных общественно экономических формаций сразу указал на различие отношений к грабежу – узаконенным формам грабежа (эксплуатации).

При этом всегда между этими классами существует прослойка, как остаток прежней формации и как ростки будущей. Всю эту какофонию сословий и осколков, включающую себя люмпенов (криминальные и околокриминальные социальные круги), в традициях марксизма называют мелкобуржуазной средой, но это название излишне эмоционально и отдаёт откровенным вульгаризмом. Поэтому было предложено переименовать эту среду в третий или средний класс (далее средний класс), т.е. класс, не относящийся к двум ведущим антагонистическим классам рассматриваемого социального строя.

Примерно тогда же было определено, что преступность характерна для всех классов и сословий, и зависит только от личностных свойств человека, при этом все эксплуататорские классы изначально преступны. Что дало основание рассматривать преступность как среду, искусственно поддерживаемую и зачастую управляемую самим классом эксплуататоров, для своей реабилитации в глазах общества, что достаточно хорошо видно по особенностям уголовного и гражданского права. Поэтому сегодня преступность в средний класс не входит, её даже иногда определяют как особую форму (сословие) существования эксплуататорского класса, и как дополнительный способ эксплуатации.

Средний класс в современном понимании это класс, не относящийся к двум ведущим антагонистическим классам общества и желающий быть полноценным владельцем результатов своего труда.

Как социальная среда он в равной степени несёт в себе начало всех общественно-экономических формаций, включая коммунизм, является источником для модернизации общества в интересах правящего класса. То есть в эксплуататорском обществе средний класс это основная база роста класса эксплуатируемых, и он же основная база для осознания и развития новых более совершенных производительных отношений. Многие его рассматривают как первичное состояние общества искаженное действующим строем.

Для буржуазного общества определены два основных антагонистических класса, класс буржуазии (капиталистов) и класс пролетариата или наёмных работников.

Класс буржуазии - исторически при капитализме это господствующий класс, осуществляющий свою политико-правовую диктатуру; является основным владельцем средств производства; как посредник организует общественное разделение труда посредством несправедливой сделки как-то покупка чужой рабочей силы; имеет долю с каждого рабочего места, которую присваивает в виде прибыли, и как следствие обладает наибольшей частью общественного богатства.

Класс пролетариата — исторически при капитализме полностью подчинён политико-правовой диктатуре буржуазии; не обладает достаточными средствами производства для организации собственного рабочего места в сложившейся системе разделения труда; тем самым он принуждён к продаже своего труда как рабочей силы; как следствие он лишается значительной части им произведённой стоимости, обычно наибеднейший класс буржуазной ОЭФ.

Обычно, потому что, нередко средний класс бывает значительно более угнетённым чем пролетариат, что необходимо буржуазии для расширения своей базы получения прибыли. Так крестьянство как основное сословие среднего класса Российской Империи с 1861г влачило значительно более тяжёлое существование чем пролетариат, регулярно миллионами умирая от голода.

Надстройка как зеркало, в которое смотрятся эти институты, нуждается в рамке, которая бы его держала в определённом положении силой закона, дабы всех убедить в истинности и правильности видимого в нём отражения, т.е. возникла потребность в государстве. Государство существует исключительно как технический инструмент, при этом это инструмент коллективного пользования. Оно появляется ещё в доклассовых обществах и соответственно может существовать и после ликвидации антагонистических классов. Отсюда следует, что само по себе государство отмереть не может, его необходимо ликвидировать волевым образом.

Государство это аппарат насилия, изначальной целью которого является принуждение частных лиц к исполнению ранее взятых ими на себя имущественных обязательств, что естественно поставило его в положение инструмента обеспечивающего исполнение общих дел (равных взаимных публичных обязательств между членами общества). 

Владельцем государства (любой инструмент всегда чья-то собственность) всегда выступает правящий класс, который, осуществляет через него свою правовую диктатуру, для силового подавления всех остальных классов и слоёв общества. Это дало первоначальную гипотезу о порождении государства классовым обществом, но более правильно говорить, что государство своего наивысшего развития достигло благодаря классовому обществу.

Эволюционное развитие общества от формации к формации определялось развитием базиса, но различно по динамике для производительных сил и производительных отношений.

Производительные силы в обществе полностью самостоятельны (замкнуты на природное окружение) и развиваются относительно равномерно – эволюционно.

Производительные отношения кибернетически связаны с политической надстройкой общества, как следствие они под давлением производительных сил развиваются рывками - революционно.

Это связано с обратной кибернетической связью производительных отношений через политическую надстройку, которая как бы консервирует таковые, восстанавливая их форму. Это предопределило в ходе революции, как гибель, прежней политической надстройки, так и прежних социальных классов общества. Чему естественно правящие классы активно сопротивлялись посредством активных силовых (военно-полицейских) актов контрреволюции, в том числе посредством гражданской войны.

В связи с постоянным развитием производительных сил социальные революции неизбежны, условие их успешности определяет революционная ситуация, когда, «низы не хотят жить по-старому, верхи не могут управлять по-новому». Иначе говоря, исходя из развития производительных сил, более удобно и выгодно пользоваться новыми уже очевидными производительными отношениями, при этом действующий закон даже посредством запретов уже не может более сдерживать внедрение таковых. 

Социальная революция это всегда мирный, политически волевой и исторически единовременный правовой акт по приведению в соответствие производительных отношений и поддерживающей его политической надстройки, действующим на этот момент производительным силам. 

Контрреволюция это всегда силовое военно-полицейское противодействие правящих классов происходящим революционным процессам, в том числе посредством гражданской войны. В случае если это противодействие было достаточно интенсивным смена государственного строя становиться неизбежной.

Иначе говоря, любое изменение закона, открывающее дорогу новым производственным отношениям, является социальной революцией, то и произойти таковая может без изменения государственного строя (формы государства), например, именно так произошла отмена крепостного строя в России. Ещё более эффективны «микро революции» когда смена общественной формации происходит постепенно в ходе нескольких последовательных правовых реформ.

При этом всегда наиболее важной составляющей революции является ликвидация эксплуатируемого класса, так как только это приводит к гарантированной победе социальной революции, так как только после этого гарантированно исчезает возможность существования и реставрации прежнего класса эксплуататоров. В свою очередь ликвидировать эксплуатируемый класс можно только подняв его социально-политический статус, в чём заинтересован он сам и значительная часть среднего класса.

Глава 4. Исторический материализм. Особенности общественно-экономических формаций.

Все шесть выделенных общественно-экономические формации (ОЭФ) различаются между собой классовым составом и соответственно правовыми нормами поддерживающими таковой. Также марксизм в своей типологии указывает только на идеальные формы ОЭФ. Порядок следования ОЭФ указанный в типологии не является обязательным, но обоснованным общим эволюционным процессом.

Все известные в истории реальные общества являются смешением основных общественно-экономических формаций, форма которых определена местной традицией и различным приоритетом используемых правовых норм. Реальный исторический путь развития народов также значительно сложнее, чем предложенная типология, так как подчинён значительно большему числу факторов. Так, например Россия из буржуазно-демократической республики (конфедерации городов республик) в XIII веке в результате гражданской войны проваливается в феодализм, а с рабством (фактическим) знакомиться только в XVIII веке, и уже во второй половине XIX века сразу переходит к капитализму в фазе империализма.

При этом ОЭФ как идеальная форма имеет только два основных признака:

1. Классовость ОЭФ — самостоятельная структура ведущих классов общества определенная действующим правом;

2. Неизбежность революций — кардинальная трансформация надстройки при смене ОЭФ.

Типологию всех ОЭФ можно условно разделить на три этапа — доисторические, исторические и перспективные.

1.Доисторические ОЭФ – до возникновения письменной истории человечества.

Общинно-родовой строй – классов нет, но есть множество сословий, культурным основанием этого строя является жесткое деление «свой-чужой».

2. Исторические ОЭФ появляются как результат превращения деления «свой-чужой» в деление на эксплуататоров (грабящих) и эксплуатируемых (ограбляемых), т.е. как узаконивание отдельных форм грабежа, и защита их силой права. Соответственно революция не только отменяет прежнюю надстройку, но и вводит системную правовую защиту от узаконенной формы грабежа, которым пользовался предыдущий класс эксплуататоров:

a. ОЭФ Рабовладельческий строй;
- основные классы – рабовладельцы и рабы;
- революция – отмена рабства, введение системной защиты от бандитизма;
b. ОЭФ Феодальный строй;
- основные классы – феодалы и крепостные;
- революция – отмена закрепления человека за участком земли и обретение им личной свободы, введение системной защиты от вымогательства и рэкета.
c. ОЭФ Буржуазный (Капиталистический) строй;
- основные классы – буржуазия и наёмные работники (пролетариат);
- революция – запрет на прибыль (куплю-продажу рабочей силы), введение системной защиты от мошенничества.

3. Перспективные ОЭФ появляются как сознательный отказ от всех форм грабежа, где высшей мерой защиты от возможностей реставрации таковых, является ликвидация государства.

a. ОЭФ Социализм; 
- основные классы – только один, но разделённый на сословия: кооператоры, бюджетные работники и государственные работники, включая сословие чиновников;
- революция – ликвидация государства.
b. ОЭФ Коммунизм
– полностью бесклассовое и бессословное общество.

Если перевести политико-экономическую сущность ОЭФ в правовую, то она будет определена формой собственности. При этом в правовом смысле единственно возможна только частная собственность. Поскольку собственность как таковая всегда в своей основе является результатом действия конкретного человека, с другой стороны она создает единое искусственное тело для всего социума, поэтому собственность это всегда часть (доля) в совокупном искусственном теле социума. Как правовая форма собственность отражает момент её присвоения, а значит и формы эксплуатации, если они есть. Поэтому выделяют:

Частно-рабовладельческую собственность;
Частно-феодальную собственность;
Частно-капиталистическую собственность;
Частно-трудовую собственность (изначальную или коммунистическую).

Легко заметить, что частно-трудовая собственность характерна как доисторическому обществу, так и перспективному, т.е. коммунизму и социализму. Можно сказать, что говоря об «исторических ОЭФ», мы говорим об истории заблуждений человечества во мнении о самих себе и о своей роли в производстве и потреблении. И соответственно главной задачей преодоления заблуждений является переход к осознанному развитию народной традиции.

При этом если брать историю общества, то возможности перехода к коммунизму, были при любых формациях. До наступления капитализма основной формой перехода была анархия, научное обоснование которой дал видный философ и натуралист князь П.А.Кропоткин. Впрочем в любом случае коммунизм это победа анархии как формы политического правления обществом.

Кропоткин как натуралист и учёный, в основание своей теории положил явление симбиоза. Внутривидовой социальный симбиоз это действительно важнейшее условие перехода к коммунизму, но он ограничил правило перехода исключительно соседским соглашением. Это было правильно и возможно только при преимущественно натуральном хозяйстве, т.е. до возникновения общественной собственности. В ситуации с уже существующей общественной собственностью (при капитализме) использование исключительно соседских соглашений приводит к её временной потере. Это в свою очередь делает анархическое общество временно беззащитным перед буржуазным агрессором.

Всего определено три основания для построения систем политического правления обществом как-то государством:

Элитаризм, как частный случай монархизм — система основанная на обмане, как-то божественном (легендарном), или ином особом происхождение родов правителей, которые правят и устанавливают закон по праву своего происхождения.

Национализм — система основанная на развитии гражданского общества, как единой политической общности — нации, посредством установления и развития общественно-политического договора равноправных граждан.

Анархизм — эгалитарная система развития соседских общин, и построения их вертикальных связей за счёт развития технологических связей производства и разделения труда.

Общественная собственность появляется, вследствие углубления общественного разделения труда, как результат появления сложных многоуровневых технологических связей. Соответственно появилась необходимость участия в этих соглашениях сложных (юридических) лиц и государства как гаранта таковых.

Само понятие общественной собственности классики марксизма вводят уже в «Коммунистическом манифесте» как условие перехода к капитализму через «буржуазную посредническую ренту», но без ясного установления причины таковой, сегодня её определение будет выглядеть так.

Общественная собственность, это качественное совокупное единство частных собственностей, которое не зависит от её обобществления и определяется исключительно уровнем общественного разделения труда.

Общественная собственность, характеризуется связанностью, т.е. любое решение, принимаемое владельцем собственности относительно исключительно своей собственности, приводит к автоматическому изменению состояния всякой иной частной собственности, независимо от её участия (не участия) в формах обобществления.

Отсюда же была выведена возможность создания класса буржуазии. Так как взаимодействие собственности в обществе происходит как бы через голову своих владельцев, то для контроля над таковым нужны вертикальные соглашения. Следовательно, появляется возможность организации места, где возможно посредничество по таким соглашениям, вот это место и занимает класс буржуазии. Поскольку вертикальные соглашения можно поддерживать за счёт развития соседских соглашений, т.е. без буржуазии, то буржуазия покупает государство и осуществляет через него свою правовую диктатуру, обеспечивая себе монопольное право на посредничество по таким соглашениям.

Сегодня считается, что общественная собственность возникает, когда развитие общественного разделения труда становиться более 20%, т.е. в среднем 20% всех участников рынка участвует в производстве каждой единицы товара представленного на нём. Развитие общественной собственности осуществляется чрез постепенное углубление разделения труда, основным условием которого является развитие производительных сил – науки и техники.

Уже К.Маркс и Ф.Энгельс главными революционерами считали учёных и создателей новых машин и технологий, так как внедрение их разработок в жизнь, неизбежно ведут к социальной революции. При этом сами машины с одной стороны требуют расширения и углубления общественного разделения труда. А с другой углубление разделения труда дробит сложные технологические операции на простые действия, которые способна выполнить машина сама. Постепенно должна сложиться ситуация когда технологическая цепочка целиком и полностью заменит потребность в вертикальных соглашениях и само место съема «буржуазной ренты» исчезнет. Считается, что этот момент должен наступить, когда уровень развития общественного разделения труда достигнет 80%.

Уже сегодня возможна экономически выгодная автоматизация и роботизация примерно 90% всех технологических операций по всем видам производства. Но пока средний показатель роботизации менее 20%. Можно говорить о действующем с конца 70-х годов договорном ограничении на широкое внедрение робототехники между крупнейшими капиталистами. Это соглашение объясняется тем, что робот имеет в себе ярко выраженную технологическую вертикаль, ликвидирующую место получения «буржуазной ренты», т.е. роботы не дают прибыли. Это конечно не ликвидирует саму «буржуазную ренту» её можно перенести на момент потребления, но это делает её публично заметной и общественно неприемлемой, что делает социалистическую революцию неизбежной и необходимой.

Многие до сих пор считают социализм не формацией, а переходным периодом между формациями. Но тогда любая ОЭФ является переходной к коммунизму, так как от любой из них была возможность непосредственного перехода к коммунизму, как это было с уже рассмотренной нами анархической моделью построения коммунизма, но эти возможности в своё время реализованы небыли. 

Социализм имеет свой собственный классовый состав, и он также завершается революцией – ликвидацией государства, что по основаниям определения ОЭФ относит его к самостоятельной формации. В то же самое время В.И.Ленин указывал на специальную переходную форму капитализма к социализма – особый госкапитализм, сегодня именуемый по праву ленинским госкапитализмом. Его определение Ленин попытался сформулировать в одной из последних своих работ («О кооперации»).

Ленинский госкапитализм — форма развития социалистической революции, которая характеризуется использованием старого буржуазного государственного аппарата находящегося под диктатурой пролетариата. Завершающим этапом этого периода развития революции должны стать, с одной стороны полная перестройка государственного аппарата под задачи социализма, а с другой диктатура пролетариата заменяется диктатурой «цивилизованных кооператоров», что означает, полный и окончательный переход к социализму. 

В соответствии с этим определением в СССР, да и пока ещё ни где в мире, социализма не было, но были и есть страны, ступившие на путь построения социализма как явно, так и неявно (есть и такие). Но если в 1919г. В.И.Ленин говорил, что мы вообще ни чего не знаем о социализме. То после полной реализации ленинского госкапитализма в начале 50-х и тех мер, которые в последствии использовал Н.С.Хрущёв для перехода на путь реставрации капитализма, в общих чертах уже можно определить, что же такое социализм.

Причем, говоря о социализме, мы должны говорить о сохранении и развитии национальной традиции народов как важнейшем факторе успеха. Хоть наука вообще и соответственно марксизм интернациональны, но практика марксизма (исторического материализма) осуществляется в конкретных социальных и исторических условиях, т.е. исторична и сугубо национальна. 

Социализм – это общество, осознанно отрицающее все формы эксплуатации и стоящее на пути их полной ликвидации, т.е. в основу имущественного права положен примат авторства (право создателя стоимости).

В социальном плане состоит из одного класса (среднего класса) представленном в виде нескольких сословий: кооператоров, бюджетников работников, чиновников и т.д. 

В политическом плане состоит из вертикально интегрированных традиционных (национальных) самоуправляемых общин, которые посредством государства осуществляют правовую и политическую диктатуру трудового народа.

В идеологическом плане представлено несколько идейно-политических течений (партий), большая часть различий которых лежит в понимании национальной традиции, поскольку все они своей конечной целью ставят построение коммунизма.

Исторически, правовая и политическая диктатура непосредственно принадлежит сословию кооператоров, как единственному сословию, которое способно ликвидировать государство за ненадобностью.

Именно поэтому, сегодня нам необходимо говорить о построении в России именно национального русского социализма, так же как в Китае нужно говорить о китайском, а во Франции о французском социализме и т.д. Так как в любом случае социализм можно построить только с опорой на национальную идею, соответственно в России с опорой на русскую национальную идею. Следовательно, мы должны утверждать национализм не только как идеологию и направление политики, базовым принципом которого является тезис о высшей ценности гражданина и его первичности в государство-образующем процессе, но и как исторически сложившуюся основу всякого антифашизма. 

При этом необходимо помнить, что национализм это единственное политическое основание, которое позволяет построить национальное государство (гражданское общество), но оно, же стремится к защите интересов всей совокупности граждан как единой нации, зачастую политэтнической общности в отношениях с государственной властью, которые зачастую принимают очень сложные и острые формы.  Всё это в свою очередь ставит вопрос о сложных межэтнических взаимодействиях, многие из которых уже были проработаны Л.Гумилёвым, что позволяет нам использовать их при переходе к социализму.


Оцените статью