Центральных банков и финтех — дивный новый мир?   22

Заявления

10.10.2017 08:18  8.3 (8)

МВФ

5923

Центральных банков и финтех — дивный новый мир?

Текст выступления директора-распорядителя МВФ Кристин Лагард на конференции Банка Англии. Лондон, 29 сентября 2017 года.

Доброе утро господин управляющий, уважаемые гости, дамы и господа!

Благодарю Вас, Марк [Карни], за любезные слова приветствия в мой адрес, и спасибо Банку Англии за приглашение на это замечательное мероприятие.

Настал момент, чтобы отпраздновать 20-летие независимости, в течение которого Банк Англии служил стабилизирующей силой экономики Соединенного Королевства, вдохновляя сотрудников других центральных банков, не в последнюю очередь благодаря Вашему, Марк, руководству.

Пришло также время извлечь уроки из нашего опыта, развить достигнутые успехи и задуматься о будущем, о следующем двадцатилетии, в то время как мы продолжаем движение вперед.

Сегодня утром я прошла по Флит-стрит, это всегда воспринимается как прогулка по истории. В средние века эта улица была важным центром торговли, значительная часть которой сейчас перешла в режим онлайн. К XIX веку в зданиях на этой улице размещались биржевые телеграфные аппараты и работали репортеры, которые старались опередить друг друга, чтобы успеть к вечерним выпускам газет. Этот мир также в основном переместился онлайн.

Многое также изменилось для банкиров и директивных органов здесь, в лондонском Сити. Но это только начало. Давайте переведем стрелки «Биг Бена» вперед в 2040 год, чтобы заглянуть в мир людей того времени. Мы сможем заметить, что:

  • Автомобили исчезли, поскольку люди перемещаются в беспилотных летательных аппаратах, или «капсулах», которые элегантно избегают столкновений друг с другом в утренний час пик.

  • В одной из этих капсул находится управляющая центрального банка, которая недавно начала свой второй срок. Как обычно в утреннее время, она просматривает голограмму новостных видео, подготовленных цифровым помощником, до прибытия на Треднидл-стрит.

  • Затем управляющая высаживается из капсулы, подходит к фасаду здания с колоннами, открывает дверь и ....

Кого она встретит в здании? Есть ли там экономисты, которые сидят за рабочими столами или обсуждают вместе разные варианты политики? Или там находится мыслящая машина, которая принимает решения, устанавливает ставки и осуществляет эмиссию денег?

Иными словами, каким образом финтех изменит деятельность центрального банка в течение жизни следующего поколения? Именно этой теме я хочу посвятить свое сегодняшнее выступление.

Я хотела бы рассмотреть возможное воздействие трех инноваций —виртуальных валют, новых моделей финансового посредничества и искусственного интеллекта .

Некоторые из этих инноваций уже нашли применение в наших кошельках, смартфонах и финансовых системах. Но это только начало.

Готовы ли вы забраться в мою капсулу и отправиться в будущее вместе? Как могла бы сказать одна из жителей Лондона, Мэри Поппинс: возьмите с собой чуточку воображения!

1. Виртуальные валюты

Начнем с виртуальных валют. Чтобы внести ясность, речь здесь не о цифровых платежах в существующих валютах — через Paypal и других поставщиков электронных денег, таких как Alipay в Китае или M-Pesa в Кении.

Виртуальные валюты относятся к другой категории, поскольку они обеспечивают свою собственную расчетную единицу и платежные системы. Эти системы позволяют проводить пиринговые операции (между равными по рангу участниками) без центральных клиринговых палат, без центральных банков.

Пока виртуальные валюты, такие как биткоины, практически или вообще не бросают вызов существующему порядку необеспеченных валют и центральных банков. Почему? Потому что они слишком волатильны, слишком рискованны, требуют слишком много затрат энергии, потому что лежащие в их основе технологии еще не масштабируются. Многие слишком непрозрачны для органов регулирования; некоторые были взломаны хакерами.

Но многие из этих трудностей имеют технологический характер и со временем могут быть преодолены. Не так давно некоторые эксперты утверждали, что персональные компьютеры никогда не получат распространения, а планшеты будут использоваться лишь как дорогие кофейные подносы. Поэтому мне кажется, сбрасывать виртуальные валюты со счетов было бы неразумно.

Более высокая отдача от денег?

Возьмем, к примеру, страны со слабыми институтами и нестабильными национальными валютами. Вместо того чтобы принять валюту другой страны, такую как доллар США, некоторые из этих стран могли бы более широко использовать виртуальные валюты. Назовем это долларизацией 2.0.

Опыт МВФ показывает, что есть переломный момент, после которого ориентация на новую валюту приобретает экспоненциальный характер. Например, на Сейшельских Островах долларизация взлетела с 20 процентовв 2006 году до 60 процентов в 2008 году.

И все же, почему граждане могут предпочесть держать виртуальные валюты, а не физические доллары, евро или фунты стерлингов? Потому что однажды это может стать более легким и безопасным делом, чем получение бумажных денег, особенно в отдаленных районах. Потому что виртуальные валюты могут стать даже более стабильными.

Например, они могут выпускаться по курсу один к одному с долларом или со стабильной корзиной валют. Эмиссия может проводиться полностью прозрачным образом, определяться вызывающим доверие заранее установленным правилом, алгоритмом, который можно контролировать ... или даже «умным правилом», которое может реагировать на меняющуюся макроэкономическую ситуацию.

Поэтому виртуальные валюты во многих отношениях могут составить реальную конкуренцию существующим валютам и денежно-кредитной политике. Оптимальным ответом для центральных банков является продолжение действенной денежно-кредитной политики при открытости для свежих идей и новых требований по мере развития экономики.

Более совершенные платежные услуги?

Например, рассмотрим растущий спрос на новые платежные услуги в странах, где формируется децентрализованная экономика услуг, экономика совместного использования.

Эта экономика базируется на пиринговых сделках, частых платежах на небольшие суммы, во многих случаях осуществляемых за рубеж.

Четыре доллара за рекомендации по садоводству от дамы из Новой Зеландии, три евро за мастерский перевод японского стихотворения, 80 пенсов за виртуальное изображение исторической Флит-Стрит: эти платежи могут производиться с помощью кредитных карт и других форм электронных денег. Но взимаемая плата с относительно высока для операций с небольшими суммами, особенно для платежей за границу.

Вместо этого граждане могут однажды выбрать виртуальные валюты, поскольку они потенциально обеспечивают такие же издержки и удобства, как и наличные деньги, —без расчетного риска, задержек с клирингом, централизованной регистрации, посредников для проверки счетов и идентификации. Если виртуальные валюты, выпущенные частными эмитентами, будут оставаться рискованными и нестабильными, граждане могут даже призвать центральные банки выпустить законные платежные средства в цифровой форме.

Итак, когда новая сервисная экономика постучится в дверь Банка Англии, пригласите ли вы ее зайти внутрь? Предложите ей чая ―и финансовуюликвидность?

2. Новые модели финансового посредничества

Это позволяет перейти ко второй части нашего путешествия в капсуле — к новым моделям финансового посредничества.

Одна из возможностей заключается в дроблении или разделении банковских услуг. В будущем, возможно, мы станем поддерживать минимальные остатки средств для платежных услуг по электронным кошелькам.

Остальные средства могут держаться во взаимных фондах или инвестироваться в пиринговые кредитные платформы, обладающие передовыми технологиями больших данных и искусственного интеллекта для автоматического кредитного скоринга.

Это — мир с шестимесячными циклами разработки продуктов и постоянными обновлениями, в основном программного обеспечения, где превыше всего ценятся простые пользовательские интерфейсы и внушающая доверие безопасность. Мир, где данные играют решающую роль. Мир со многиминовыми участниками, не нуждающимися в солидных зданиях филиалов.

Некоторые станут утверждать, что это ставит под вопрос фракционную модель банковской деятельности, известную нам сегодня, если количество депозитов уменьшится и деньги будут поступать в экономику по новым каналам.

Как в таких условиях будет определяться денежно-кредитная политика?

Центральные банки сегодня, как правило, влияют на динамику цен активов через первичных дилеров или через крупные банки, которым они предоставляют ликвидность по фиксированных ценам, — проводят так называемые операции на открытом рынке. Но если эти банки станут менее востребованными в новом финансовом мире, а спрос на остатки в центральном банке уменьшится, то будет ли механизм передачи воздействия денежно-кредитной политики оставаться таким же действенным?

Как бы то ни было, центральным банкам, вполне возможно, придется увеличить число контрагентов в своих операциях. Банк Англии прокладывает путь в этом направлении, включая брокеров-дилеров и клиринговые центры с использованием центрального контрагента.

Все это, разумеется, сказывается на системе регулирования. Большее число контрагентов означает, что больше компаний подпадает под регулирование центрального банка — такова цена возможности получить ликвидность в трудные времена. Вопрос о том, станут ли трудные времена в будущем явлением более частым или редким, остается открытым. Вместе с тем, улучшение регулирования теневых банков представляется все более настоятельной задачей. Совет по финансовой стабильности уже добился успехов в этой области под вашим, Марк, руководством.

Сфера ответственности центральных банков будет расти, наряду с нею будут расти, вероятно, степень общественного контроля и политическое давление. Независимость, по крайней мере в определении денежно-кредитной политики, потребует дополнительных средств защиты и еще более четких коммуникаций.

Мы, возможно, будем также наблюдать сдвиг в практике регулирования. Традиционно, органы регулирования сосредоточивают свое внимание главным образом на надзоре за четко определенными структурами. Но новые поставщики услуг возникают в новых формах и видах, и отнести их к определенным категориям может оказаться нелегко. Например, компания, занимающаяся социальными сетями, предлагает платежные услуги, не располагая активным балансом. Какой ярлык на нее наклеить?

Все это хорошо для юристов, но не так хорошо для регуляторов. Сотрудникам органов регулирования, скорее всего, придется еще более расширить сферу внимания и перейти от финансовых структур к видам финансовойдеятельности, при этом возможно, они станут экспертами по оценке надежности и безопасности алгоритмов. Легче сказать, чем сделать.

Сотрудничество имеет важнейшее значение

Для того чтобы облегчить эти задачи, хотя бы немного, нам необходим диалог. Между опытными регуляторами и теми регуляторами, которые лишь начинают заниматься финтехом. Между директивными органами, инвесторами и компаниями, предоставляющими финансовые услуги. И между странами.

Налаживание трансграничных связей будет иметь критически важное значение по мере расширения сферы регулирования — от национальныхструктур до видов деятельности, не признающих границ, от местного филиала банка к глобальным операциям с использованием квантовых шифров.

В силу всемирного охвата МВФ, с 189 государствами-членами , он является идеальной площадкой для этих дискуссий. Технологии не подвластны границам: что является страной происхождения, что принимающей страной? Как мы можем предотвратить регулятивный арбитраж и «гонку уступок»? Это связано с мандатом МВФ по поддержанию экономической и финансовой стабильности, безопасности наших международных платежей и финансовой инфраструктуры.

Ставки и польза от сотрудничества велики. Мы не хотим пробелов в глобальной системе финансовой безопасности, как бы она не растягивалась и не меняла свою форму.

Я уверена, что МВФ предстоит сыграть активную роль в этом отношении. Но Фонду также потребуется быть открытым к переменам, от привлечения к участию новых сторон до рассмотрения вопроса о возможной роли цифровой версии СДР.

Иными словами, МВФ предстоит путешествие в капсуле.

3. Искусственный интеллект

Это подводит меня к третьей и последней части путешествия — преобразующему эффекту искусственного интеллекта.

Зайдет ли наша управляющая в 2040 году в Банк, чтобы провести тонкую настройку машины для определения денежно-кредитной политики? Скажется ли ваш прогноз, Энди [Холдейн], относительно автоматизации 15 млн рабочих мест в Великобритании на Банке Англии и его сотрудниках мирового уровня?

Одно совершенно очевидно: у нас все время появляется больше данных. Некоторые оценки показывают, что 90 процентов имеющихся на сегодня данных были получены за последние два года [1] . Это не только информация по объему производства, безработице и инфляции, но и данные о поведении, характеризующие странности и иррациональность homo economicus.

Благодаря смартфонам и Интернету эти данные сейчас имеются в изобилии, повсеместны и приобретают все большую ценность, когда мы сочетаем их с искусственным интеллектом.

Развитие искусственного интеллекта идет семимильными шагами. В прошлом году, некоторые из самых лучших игроков го (древней настольной игры) в мире проиграли самообучающемуся компьютеру. Многие считали, что этот день наступит через десятилетия. Машина освоила тактику, выявила закономерности и оптимизировала свою игру — лучше, чем мы, люди.

Несомненно, экономика намного сложнее, чем игра го. Но в течение жизни следующего поколения машины, почти несомненно, будут играть более значительную роль, помогая политическим руководителям, предлагая прогнозы в режиме реального времени, выявляя «пузыри» на рынке и сложные макрофинансовые связи.

Но позвольте мне заверить вас, люди все еще будут необходимы.

Начнем с того, что экономике присуща огромная неопределенность. Необходимо выявлять изменения в базовых экономических взаимосвязях и проводить оценку рисков. Оценочные суждения и постоянные вопросы коллег, разнообразие мнений, даже наличие нескольких «белых ворон» будут оставаться необходимыми для надлежащей экономической политики. Но что если это смогут делать и машины?

Далее возникает вопрос о коммуникациях. Надлежащая денежно-кредитная политика, как нам всем известно, требует хорошего повествования. Политика эффективна, если она может быть четко объяснена так, чтобы у общественности могли сформироваться ожидания относительно будущей политики. Можно ли ожидать от машин способности четко объяснить свои решения простым понятным языком?

Но даже если это препятствие удастся преодолеть, остается еще одно последнее препятствие. Даже при самых лучших алгоритмах и машинах целевые показатели могут не выполняться, будут происходить кризисы и совершаться ошибки. Но можно ли машины в действительности призвать к ответу — перед молодой парой, которая не может приобрести жилье, перед работающей матерью, которая оказалась безработной?

Подотчетность имеет решающее значение. Без нее у нас не может быть независимости; как еще можно наделить технократическую организацию столькими полномочиями? А без независимости политика неизбежно будет уходить в сторону, как четко и ясно напоминает нам эта конференция.

Поэтому я не вижу возможности того, что машины возьмут на себя проведение денежно-кредитной политики. В 2040 году управляющая, входящая в Банк Англии, будет живым человеком, и за дверью она встретит людей, по крайней мере, несколько.

А значит, на Треднидл-стрит всегда будет жить «Старая леди» [2] . Надеюсь, вы согласитесь, что разговор с женщиной определенного возраста может быть очень информативным!

Заключение

Наше путешествие в капсуле подходит к концу, и некоторые из вас, возможно, удивятся моему оптимистичному тону. Для многих этот новый мир деятельности центрального банка меньше напоминает Мэри Поппинс, а больше — книгу Олдоса Хаксли, дивный новый мир в кавычках — во многом похожий на описанный в знаменитом романе Хаксли.

Я считаю, что мы как индивидуумы и сообщества обладаем возможностями формировать технологическое и экономическое будущее, которое отвечает интересам всех. Мы несем ответственность за то, чтобы это случилось.

Именно поэтому я предпочитаю описание дивного нового мира у Шекспира в «Буре»: “О чудо! Какое множество прекрасных лиц! Как род людской красив! И как хорош тот новый мир, где есть такие люди!” 

Спасибо за внимание!



[1] IMB (2017), “Ten Key Marketing Trends for 2017,” имеется по адресу:https://www-01.ibm.com/common/ssi/cgi-bin/ssialias?htmlfid=WRL12345USEN

[2] Аллюзия на выражение «Старая леди с Треднидл-стрит», которое обозначает Банк Англии.


Оцените статью