Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Президент Эстонии: Трамп заверил, что НАТО — важный альянс   5

Интервью

03.02.2017 16:00  

Ingmar Nevéus

240

Президент Эстонии: Трамп заверил, что НАТО — важный альянс

Они выглядят не особенно устрашающе, эти два солдата в очках и темно-зеленых униформах, стоящие на часах у президентского дворца в парке Кадриорг к востоку от центра Таллинна. Перед ними над внутренним двором развеваются четыре поднятых флага: два эстонских и два украинских.

Президент Керсти Кальюдайд только что встречалась со своим украинским коллегой Петром Порошенко, который приехал с официальным визитом. Я спросил ее, обсуждали ли они Дональда Трампа и что его вступление на пост значит для Европы.

«Нет, мы оба не любим строить догадки. Мы не разговаривали о Трампе», — говорит она.

Конечно, проверить, о чем два президента говорили наедине, невозможно. Может, они и правда единственные, кто не обсуждал Трампа. Во всяком случае, имя Путина точно упоминалось.

В это время желто-голубые флаги Украины спустили и заменили на звездчатое знамя ЕС и синий флаг НАТО с его компасом.

В 2004 году Эстонии позволили присоединиться к западному оборонному альянсу. Членство в организации — краеугольный камень в политике безопасности страны, и его поддерживает большинство населения.  С ее вооруженными силами в 6,5 тысячи человек и из-за агрессивного соседа у страны нет другого выхода, кроме как положиться на силу коллективного устрашения, которое совместно могут обеспечить 28 стран.

К тому же, сейчас начинается усиление, о котором было принято решение на прошлогодней встрече НАТО в Варшаве. Через пару месяцев прибудут 800 британских и 300 французских солдат, а также бронетранспортеры и танки, которые разместятся в Эстонии на постоянной основе.

Передвижение войск НАТО к восточным границам альянса (это касается также Литвы, Латвии и Польши) рассматривается как необходимая мера по сдерживанию России в связи с ее действиями на Украине.

И не обязательно быть параноиком, чтобы представить как «украинский» сценарий происходит здесь, в Эстонии: управляемые из Москвы беспорядки среди этнических русских в сочетании с кибератаками и дезинформацией переходят в вооруженный конфликт.

Вмешается ли тогда НАТО? Для эстонцев это вопрос жизни и смерти.

Во время американской предвыборной агитации они получили ответ от Ньюта Гингрича (Newt Gingrich), видного республиканца, преданного Дональду Трампу. Он сказал, что Эстония — «пригород Санкт-Петербурга», из-за защиты которого США вряд рискнет развязать войну против России.

Сам Трамп говорил, что ценит Путина, и намекал, что может отменить санкции против России. Несколько раз он называл НАТО «устаревшей» организацией и давал понять, что остальные страны-члены платят слишком мало, что они сидят на шее у США.

Он продолжил ставить под сомнение необходимость альянса и после выборов. В известном интервью две недели назад он сказал, что НАТО «устарела, так как не справляется с терроризмом». А в своей инаугурационной речи Трамп пожаловался, что США «защищают чужие границы, не защищая при этом свои собственные».

Все это очень взволновало Эстонию и другие страны Балтии. Когда я спросил у Керсти Кальюлайд, не обеспокоена ли она, она сослалась на генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга (Jens Stoltenberg).

«У Столтенберга была возможность поговорить с Трампом. И Трамп заверил его, что НАТО — важный альянс и останется таковым по обе стороны Атлантики. Мы живем этим заверением, — сказала она. — Очень важно для Эстонии принятое в Варшаве решение по размещению солдат НАТО на эстонской земле».

Против этого никто не сказал ни слова, добавила Кальюлайд.

«А президенту Трампу стоит как следует подумать, прежде чем что-то менять в отношении НАТО. Всегда есть что-то, что можно опротестовать. Но есть и ценности, которые нельзя опротестовать никогда».

Dagens Nyheter: Есть ли что-то, что с точки зрения Эстонии стоит изменить?

Керсти Кальюлайд:  Нет, не думаю. Варшавские договоренности тверды. Они предполагают, что НАТО будет проводить политику сдерживания более активно.

И все-таки Кальюлайд немного обеспокоена трудно поддающимися истолкованию посланиями Трампа. Но она говорит, что хочет подождать и посмотреть, что будет, ведь все новые президенты США хотят «провести перезагрузку» в отношениях с русскими, когда вступают в должность.

— Но вот этот «пригород Санкт-Петербурга» все равно ведь задел за живое?

—  Ну, я подумала так: наши отношения с Америкой сильнее, чем одно неудачное высказывание.

Эстония переживала в прошлом кризисы в отношениях с Москвой. Когда советский монумент решили убрать из центра Таллинна в 2007 году, начались беспорядки среди русскоговорящего населения, и более ста человек были ранены.

Неделей позже Эстония подверглась кибератаке, которая стала самой значительной за всю историю страны. Правительство объявило, что за произошедшим стоит Россия. А на военном параде в том же году Путин ответил тем, что обвинил Эстонию в «разжигании розни» между странами.

Может ли нечто подобное произойти вновь и стать началом «гибридной войны» России против Эстонии? Нет, «кризис со статуями» был единичным происшествием, считает Кальюлайд. При этом она остается тверда в своем осуждении действий России на международной арене.

«Для того, чтобы начать более глубокий диалог, Россия должна измениться. Так как именно Россия — агрессивная сторона, Россия не уважает международное право. Поэтому взять и вернуться к обычным деловым отношениям пока просто-напросто невозможно».

Когда британские и французские солдаты прибудут на свою базу в Тапе, к востоку от Таллинна, их примут с радостью. Целых 88% населения, говорящего по-эстонски, поддерживают решение НАТО укрепить границы. Между тем, лишь 29% русскоговорящего меньшинства Эстонии одобряют постоянное присутствие союзников. В городах с преимущественно русским населением, таких как Нарва, большинство настроено против НАТО.

Именно в таких местах некоторые беспокоятся насчет «пятой колонны», ежедневно видя по русскому телевидению сюжеты об агрессивном НАТО и русофобии на Западе.

«Русскоговорящее население — неоднородная группа, — протестует Кальюлайд. — Вы можете встретить людей, которые поддерживают Путина и не считают, что Крым оккупирован, причем делают это на чистом эстонском. В то же время, у нас десятки тысяч русскоговорящих граждан придерживаются европейских ценностей. Они 25 лет жили в стране свободной и дающей право выражать свое мнение».

Предшественник Керсти Кальюлайд Тоомас Хендрик Ильвес (Toomas Hendrik Ilves) из принципа отказывался учить русский. Но сама она говорит, что ничего не имеет против использования этого языка.

«Мой официальный язык как президента — эстонский и только эстонский. И я готова, например, поехать в Нарву и напомнить, что язык страны — эстонский. Я могу это сделать на моем убогом русском, если понадобится. Лучший способ общаться — использовать тот язык, который люди знают лучше всего».

Президент не хочет указывать на каких-то соотечественников как на потенциальных предателей. Но она самокритична и считает, что Эстония могла бы сделать больше, чтобы интегрировать русскоговорящее население.

«Да, нам следовало раньше запустить государственный телеканал на русском. На сегодняшний день он уже существует. А еще иногда людям было трудновато начать изучать эстонский, ставились различные условия и так далее. Кроме того, нельзя забывать, что когда мы получили независимость, мы были очень бедной страной».

 


Оцените статью