Голосования

За кого вы бы проголосовали, если бы во второй тур выборов прошли Путин и Грудинин?




Под кого раздувают пузырь биткоина и кого он накроет?

Всем толковым детям тут же говорят: «Ребята, уезжайте!»   84

Интервью

12.01.2018 11:41  8.6 (124)  

Русская Idea

10967

Всем толковым детям тут же говорят: «Ребята, уезжайте!»

Русская Idea неоднократно обращалась к сюжету перспектив модернизационного развития России в условиях господства в отечественной экономической мысли и правительственной команде сторонников открытого рынка и глобального либерализма, традиционно связываемых с именами Евгения Ясина, Алексея Кудрина и др. В 2016 году складывалось впечатление, что их монополия в определении векторов экономической политики может быть поколеблена альтернативными программами, в частности, «программой роста» Бориса Титова. Однако по итогам года 2017-того, в общем-то, можно утверждать, что внятной альтернативы по-прежнему не появилось. А запрос на неё, по крайней мере в экспертном сообществе, растет, о чем может свидетельствовать хотя бы неожиданная популярность в дискуссиях в социальных сетях директора ЗАО «Совхоз имени Ленина» Павла Грудинина, выдвинутого КПРФ в кандидаты в президенты. Впрочем, сведение «патриотической повестки» исключительно к левому спектру представляется также не столь уж позитивным явлением.

Что такое национально-ориентированный бизнес сегодня, есть ли у него собственный голос в политических кругах и может ли он опираться на какие-либо существующие экономические институты – об этом главный редактор РI Любовь Ульянова спросила известного российского экономиста, аналитика, теле- и радио-ведущего Михаил Хазина.

***

Любовь Ульянова

Уважаемый Михаил Леонидович! Существует ли в России слой предпринимателей, готовый в какой-то степени противостоять господствующему в мире неолиберализму, включению в мировую экономику на условиях сырьевого придатка, людей, ориентированных на прорывные технологии на национальном уровне? Назовем их за неимением другого слова «патриотическими предпринимателями».

Михаил Хазин

Да, такие люди есть. Это люди, которые считают, что они должны жить, работать, зарабатывать и строить то, что они должны строить, здесь, в России, в рамках того стиля жизни, культуры, той традиции, которые свойственно России. И таких людей много.

Любовь Ульянова

Существует ли у этих людей способ выражения их запросов и интересов? Если говорить о политической проекции, то, скажем, справедливо ли утверждать, что Борис Титов представляет таких людей в политических кругах?

Михаил Хазин

Нет, Борис Титов их не представляет. Нужно понимать, что современная институциональная инфраструктура предпринимательства создана конкретной группой, которую можно назвать компрадорским бизнесом или иначе в политическом плане их называют либеральной командой. К подлинному классическому либерализму они не имеют никакого отношения. Это элитная группа, ориентированная на Запад, которая под либеральными словами скрывает свое единственное желание остаться у власти, которую она имеет. У нее были попытки в 1990-х, в 2000-х получить всю полноту власти, но, к счастью, они не удались. Все объединения — «Деловая Россия», «Опора», РСПП – это институты, созданные этой группой для продвижения своих задач. Борис Титов не пытается противостоять разрушительной программе, которую предлагает Алексей Кудрин, он говорит: «Давайте мы эту программку немножко заполним отдельными элементами». Это принципиально, я считаю.

Патриотическая же группа, которую мы условно назовем «национально-ориентированным бизнесом», очень слабо институционализирована. Частично она институционализирована в рамках государственной системы оборонного заказа. Потому что значительная часть оставшегося у нас – это оборонка, все остальное было уничтожено практически полностью за исключением сырьевого бизнеса, который находится как раз под контролем либеральной команды. Да, у либеральной команды в части бизнеса тоже происходят сложные пертурбации, связанные с тем, что они поняли – в условиях кризиса им не дадут места для жизни, но пока никаких принципиальных изменений не видно.

Любовь Ульянова

Вы сказали, что патриотический сегмент бизнеса, в основном, сконцентрирован вокруг оборонной промышленности, вокруг так или иначе государства. А может ли существовать какой-то бизнес «само стояния», т.е. бизнес людей, которые с государством никак не связаны, но при этом они занимают патриотические позиции? Или все же без государственной помощи в данном случае не обойтись?

Михаил Хазин

Самостоятельные – это люди, которые ориентированы на то, чтобы жить в стране. Поскольку взаимодействие со страной происходит через государственный аппарат, взаимодействие неизбежно. Государственный аппарат последние двадцать пять лет работал против этих людей, т.е. экономическая система, налоговая, кредитно-денежная и прочие составлены так, чтобы ликвидировать национально-ориентированный бизнес, бизнес, ориентированный на внутренний рынок. Система работала на то, чтобы отдать рынок импортным фирмам-производителям. Была поставлена и во многом решена вполне конкретная задача – прикрыть национально-ориентированный бизнес. Попробуйте сейчас запустить российскую авиатехнику. У нас все заполнено импортными самолетами, при том, что государство снимает защитные пошлины. И, в результате, производить самолеты внутри страны становится невыгодно.

Ситуация в этом смысле очень тяжелая. Нам нужно восстанавливать с нуля всё. И, конечно, без помощи государства этого сделать нельзя, но проблема состоит в том, что институтов, которые бы защищали национального производителя, — нет. Та часть государства, которая контролируется либеральной командой, объясняет, что все институты уже есть. Но есть только институты, которые поддерживают не патриотическую часть бизнеса, а либеральную, т.е. компрадорскую.

Любовь Ульянова

В последнее время много говорят про прорывные технологии, инновацию, роботизацию, про то, что связано с наукоемкими отраслями промышленности.

Михаил Хазин

Здесь есть тонкости. Например, чтобы делать робототехнику и заниматься прорывными технологиями, нужны специально обученные люди. А система обучения бизнесом не поддерживается, это государственная структура. Иными словами, мы должны за счет государства создать систему образования, но она государством целенаправленно разрушается. Опять та же самая ситуация. Т.е. теоретически, тот самый бизнес, который хочет производить робота, должен объяснить государству, какие нужны специалисты. Государство же демонстративно игнорирует бизнес и вместо этого выпускает непонятно кого. Вот, например, Высшая школа экономики пролоббировала решение о том, что в технических ВУЗах закрыли экономические специальности. Автоматом вырастает неуч. Как может инженер проектировать что-то, если он не понимает, как устроена экономика? Это целенаправленная политика на то, чтобы готовить неучей.

Любовь Ульянова

«Русская Idea» брала интервью у ученого Дмитрия Сапрыкина, который возглавляет не только отдел в одном из РАН-овских институтов, но и научно-исследовательское подразделение фирмы, производящей лазерное оборудование. В общем-то он не ничего не говорил о том, что есть какие-то препятствия, чтобы бизнесмен пришел в ВУЗ, сказал, что ему требуется такой-то объем людей по таким-то специальностям и оплатил их обучение. Более того, мы знаем, что такие примеры есть, но как из этого сделать какую-то ролевую модель?

Михаил Хазин

Это очень сложно. Вся система образования очень жестко контролируется министерством, а программы министерства пишет Высшая школа экономики, а программы Высшей школы экономики пишет The Boston Consulting Group. И очень жестко отслеживается, чтобы у нас не появились собственные центры обучения компетенции. Это конкуренция, ничего личного. Всем толковым детям тут же говорят: «Ребята, уезжайте! Зачем вам жить в этой мрачной России, приезжайте к нам». С такой позицией и надо что-то делать, причем очень жестко. Надо радикально менять государственную политику и железной рукой выгонять оттуда всех либералов.

Любовь Ульянова

Но когда выгонят либералов, кто же займет их место? Консерваторы или кто-то иной?

Михаил Хазин

Это даже неважно, должны прийти люди, ориентированные на российское государство.

Любовь Ульянова

То есть система утечки мозгов заграницу не только сама по себе существует, она еще и подпитывается со стороны государства?    

Михаил Хазин

Да, да.

Любовь Ульянова

Но, например, за последнее время была создана университетская программа «5-100».

Михаил Хазин

Это пиар-компания.

Приведу пример из своей сферы: есть группа, которая занимается экономическими исследованиями. 17 лет назад нас считали маньяками. Сегодня нас публикуют на Западе. Но какие российские университеты пытаются нас куда-то пригласить? Объяснить, что Россия сегодня лидер в мировой экономической науке? Вообще никто. Потому что экономическое образование полностью контролируется либеральной командой. А у либеральной команды одна идея: «вся мысль – там. Откуда в этой стране вообще может что-то взяться?»


Оцените статью