Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Грядущий электронно-цифровой коммунизм: кто и зачем его построит?   9

Образ будущего

31.05.2017 18:56  

Илья Пожидаев

490

Грядущий электронно-цифровой коммунизм: кто и зачем его построит?

На днях в Интернете появились новостные заметки о том, что ресурс «Яндекс.ру» далеко продвинулся по пути создания искусственного интеллекта – и создал некую нейронную сеть, способную сочинять музыку. То, о чем мог лишь мечтать кибернетик-основоположник Норберт Винер, - осуществили некие гениальные ребята – Алексей Тихонов и Иван Ямщиков. Дмитрий Иванов, руководитель «Яндекс Дискавери», опубликовал на сайте «Яндекса» программный документ под названием «Как искусственный интеллект изменит мир медиа». В данном, без преувеличения, историческом документе указано, что уже в ближайшем будущем искусственный интеллект будет генерировать самый разнообразный контент – видео, аудио, тексты (в том числе сложные, в формате нарративов), а также некую «дополненную реальность» (вот это, конечно, самое интересное в этой цепочке, но, как назло, не пояснено). При всем этом искусственный интеллект, видеоблогеры и маститые издательства будут иметь абсолютно одинаковый доступ к аудитории, а также равные возможности по борьбе за симпатии таковой.

Как видим, машина становится мыслящей, в то время как интеллект машинизируется. Что машины, что люди – становятся по-коммунистически эффективными, однотипными и унифицированными. Машины социализируются, а люди стремятся по своей социально-корпоративной эффективности догнать машины. Обо всем этом, а также о динамике и последствиях всего этого, – в предлагаемой Вашему вниманию заметке.

Призываю читателей сразу же не хмыкать, не хлюпать, не смеяться и не объявлять автора безграмотным персонажем, входящим в сферу пристального внимания «Канатчиковой дачи» (как это обожают делать ни черта не понявшие). То есть про автора вы, безусловно, можете написать и проговорить все, что вам заблагорассудится (тем более, что автору на это в общем-то плевать), но отнестись к написанному как минимум с некоторой долей внимания - все же категорически рекомендуется. В заметке представлены и проанализированы определенные идеологемы, скрываемые (скорее всего, умышленно) от массового взора – в их сопоставлении с ныне разворачивающимися процессами. Никакой фактологической отсебятины в заметке не представлено. Факты – и только факты, плюс – очевидные выводы, полученные на основе их сопоставления. Итак, коли готовы - поехали.

С чем ассоциируется у подавляющего большинства людей сам термин «коммунизм»? Не самые образованные, ни секунды не задумавшись, выпалят «Советский Союз», чуть более образованные могут озвучить что-то там про до зубов вооруженных пролетариев, сметающих все на своем пути, еще более образованные даже припомнят, что все это излагалось в «Манифесте Коммунистической партии», а позднее – в работе «Государство и революция». Вместе с тем, накрученные, обозленные и вооруженные пролетарии (которым, как известно, нечего терять, кроме своих цепей) – это не смысл и не содержание коммунизма, это лишь технология его осуществления, а также утверждения его безальтернативного социального доминирования. Но теория предлагала и другие технологии. Более того, именно-то другие технологии она первоначально и предлагала.

Теперь мало кто помнит о таком французском писателе и философе-утописте Этьене Кабе. Вроде бы даже в программах философских и социологических факультетов он либо не проходится вовсе, либо проходится чрезвычайно и преступно вскользь. А ведь именно он и был автором - как термина «коммунизм», так и первичной коммунистической доктрины.

Суть коммунистического учения Этьена Кабе состоит в следующем: а) общество самоорганизуется;  б) все работают и отдыхают в одно и то же время; в) профессия выбирается до 18 лет - и не может меняться на протяжении жизни; г) чиновники и жрецы постоянно избираются и смещаются единым и недифференцированным социумом; д) деньги упраздняются; е) религия, мораль и прочее - унифицированы. Как видим, Этьен Кабе предлагал идеальную общественную роботизацию, общество, работающее как часы и самоподдерживающееся по принципу «перпетуум-мобиле». Нет ни малейших сомнений в том, что если бы доктрины искусственного интеллекта и киборгизации были разработаны в первой половине XIX столетия, то Этьен Кабе не только восторженно принял бы их, но и всеми силами постарался бы проломиться в авангард оных. Просто тогда до всего этого еще не доросли и не дофантазировались.

Понятное дело, что при жизни Этьена Кабе все эти его писания считались шизофреническим бредом, хотя и вызывали огромный интерес. Но давайте теперь посмотрим и с холодной головой оценим, а так ли уж утопична эта теория сегодня. Общество все больше самоорганизуется и консолидируется посредством виртуального пространства, и теперь даже олигархи-мультимиллиардеры стремятся угнаться за конъюнктурой, а не она – за ними (как видим на примере олигарха Усманова). Работа белых и синих воротничков, независимо от их формального карьерного положения, жестко ужата в определенные графики: обратите внимание, что днем в мегаполисах весьма свободно, зато с 18 до 23 – практически не протолкнуться. Профессия выбирается пусть и не до 18 лет, но, как правило, до 21-25 лет, - и точно так же работать без диплома или не по диплому практически невозможно – разве что с ощутимыми потерями в карьере и заработной плате (понятное дело, что бывают исключения, но это именно исключения, а не правило). Постоянные избирательные процессы – это вообще глобализационный фетиш; даже Папа Римский не может шагу ступить без Синода католических епископов и без кардиналов. Деньги уже фактически упразднены, в физическом смысле их скоро не будет, а будет только и исключительно их призрачный электронно-виртуальный эрзац – даже долларовыми миллиардерами все чаще становятся виртуальные персонажи (типа Полонского, Тинькова и прочих, число которых по всему миру лишь увеличивается). Мораль и религия также тяготеют к унификации: в этом, собственно, и состоит суть, содержание и смысл экуменизации, то есть процесса активнейшего распространения протестантско-католической морали в масштабах всей планеты.

С точки зрения Этьена Кабе, коммунизм на Западе уже фактически наступил. Осталось косметически подрихтовать некоторые моменты – и он, родимый, окончательно предстанет во всей своей первоначально планируемой красе. Если советский коммунизм есть советская власть плюс электрификация, то глобализационный коммунизм – это власть банкиров плюс Интернет. Такая вот интересная петрушка. Оказывается, для торжества коммунизма не обязательно бить дубьем и убивать буржуев. Необязательно даже классовое противостояние. Необязательно даже вообще наличие классов – в их марксистско-ленинском понимании. Коммунизм, оказывается, может быть и бесклассовым, эгалитарным, – разумеется, под неусыпным контролем тех, кому принадлежат материальные ресурсы вкупе с виртуальным пространством.

Овощной кибернетический коммунизм куда удобнее и спокойнее коммунизма революционного. Троцкизм и ленинизм (на первом этапе такового – потом, если Вы вспомните, он занял уже несколько иную позицию) предусматривали жесткое и непримиримое противостояние, фактически мировую войну, которая с появлением атомной бомбы, да даже химического оружия, стала планетарной смерти подобна. Появление сетевого пространства решило в этом смысле многие вопросы. Сегодня незачем ломать миллионы и миллиарды людей через колено, если те же самые миллионы и миллиарды могут быть тихо и мирно вовлечены в единую сеть потребителей-эгалитариев. Вбросил китч – и толпа «повелась». В ближайшей перспективе – нажал кнопку, запустил процесс, фигуры начали двигаться.

Можно сколько угодно иронизировать по поводу конспирологического видения Аарона Руссо (чипирование, виртуальное управление из штаба Рокфеллеров и всякое такое), но факт тот, что после своего легендарного объемного интервью Алексу Джонсу, а также после активнейшей информационной поддержки кандидата-республиканца, – Руссо почему-то внезапно захворал и умер.

Нездоровое внимание к проблематике искусственного интеллекта тоже ведь возникло не просто так. Просто так, ради пытливого исследовательского ума какого-то конкретного плешивого ученого, вообще-то говоря, миллионы и миллиарды долларов не выделяют. Зачем же нужен искусственный интеллект? А нужен он, чтобы генерировать решения и идеи – значительно (возможно, в разы) эффективнее, чем это делает человеческий мозг, но при этом – под полным контролем хозяев этого самого искусственного интеллекта. В итоге серая, беспомощная и классово недифференцированная толпа – работает и живет строго по нажатию кнопки, при этом хозяева – вне зоны эгалитарной досягаемости, в той самой зоне комфорта, из которой они так призывают выйти всех нас, жалких эгалитариев. В данной цепочке финансовая олигархия – это, по сути дела, тот самый навязанный информационно-силовым путем Бог, а также эдакое воплощение новой силовой морали, о которых весьма неплохо написал еще в конце позапрошлого столетия Чарльз Рассел в своих «Исследованиях Писания». На секундочку: Чарльз Рассел – предтеча тех самых «Свидетелей Иеговы», которые у нас с недавних пор запрещены по суду.

Разумеется, грядущий внеклассовый кибернетический коммунизм активно обеспечивается всевозможными сатанизмами, телемами, уфологиями, ктулхами и прочим подобным. Людям уже в открытую, с высоких трибун, за большие деньги, внушается мысль о том, что они, паршивые эгалитарии, тотально беспомощны, даже физически перемещаются только потому, что определенные кнопочки, отвечающие за их перемещение в физическом пространстве, нажимаются некими сверхсуществами (рептилоидами, гуманоидами, инопланетянами – это уже не суть важно). При этом для элитариев подобрана совершенно противоположная идеология, где они боги на земле, где им правила не писаны, и где они свободны от каких бы то ни было ограничений – пространственных, временных и даже биолого-видовых (обратим внимание на дорогостоящие липосакции, имплантации и прочее подобное, во что так любят играться светские персоны). Сверхлюдям (по сути, антропоморфным богам) можно все, а простым смертным – нельзя ничего, кроме перемещений – и то строго по нажатию кнопочек. Именно отсюда и проистекают неоязычество и неофетишизм – в самых разных своих обличьях. И они, кстати говоря, год от года становятся все популярнее и востребованнее.

И если раньше власть имущим были подконтрольны лишь аппарат принуждения и подавления – вкупе с телевидением, радио и печатью, то сегодня власть имущим подконтрольна практически всецело жизнь всех и каждого, кто имеет доступ к виртуальной информации и дистанционной коммуникации. А имеют практически все. Сегодня в России более 90% населения (в возрасте от 18 до 50 лет) являются пользователями социальных сетей, 26% - работают в социальных сетях, среднестатистический россиянин проводит в социальных сетях более 3 часов ежедневно. Разумеется, аудитория при всем этом – как на ладони: легко отследить ее реакции, переживания, потребности, даже, при желании, перемещени. Разрабатывается унифицированный коммунистический потребитель, абсолютно идентичный любой такой же единице, неприхотливый и удобный в использовании.

Разумеется, такой коммунизм категорически не терпит и не приемлет несогласных. Ему в принципе ничего не должно противостоять, в каком бы то ни было виде и формате, не говоря уж про создание мощного оппозиционного профсоюзного блока, о котором прекрасно писал в свое время коллектив «С. Платонова». Именно поэтому кибернетический коммунизм основывается на идее потребителей, а не классов. Классы ему вредны и противопоказаны, потому что сама по себе классовая идея (по крайней мере, в марксистско-ленинском понимании) подразумевает несогласие и борьбу. С кибернетическим же коммунизмом запрещено будет бороться, да и, в случае успешности этого проекта (а дело, по всей видимости, идет именно к успеху), борьба будет в принципе невозможна – ввиду отсутствия в руках эгалитариев каких бы то ни было ресурсов для этой самой борьбы.

На глазах у ослепленной сетевым блеском и сетевой мишурой публики реализуется тот самый подконтрольный и, вместе с тем, самодовлеющий коммунизм, о котором некогда писал Николай Бердяев в книгах «Истоки и смысл русского коммунизма», а также «Христианство и классовая борьба». Писал, да, скорее всего, и сам не чаял его наступления. Понятно, что руководящей силой в этом процессе является отнюдь не французское католичество и даже не большевики, ищущие Царство Божие на Земле, а крупнейшие корпорации, преимущественно американские, которым в значительной степени подконтрольны глобальные информационные процессы. Но по своей технологической сути все это именно то, о чем и писал беглый и опальный Николай Александрович. Видать, мечты сбываются, если уж очень сильно грезить.

Когда говорят, что коммунизм благополучно выброшен на помойку с конца 80х годов прошлого столетия, - не верьте. Стихийно разворачивающийся и заботливо подгоняемый сегодня сетевой коммунизм торжественно марширует по планете, сметая все на своем пути, и выстроить ему заслоны критически необходимо. В противном случае киберкоммунизм неизбежно растворит государство, общество и личность – просто как таковые. А это куда опаснее англосаксонских же проектов под кодовыми наименованиями «перманентная революция» и «Третий Рейх». Опаснее, в первую очередь, тем, что незаметнее и физиологически приятнее. Если перманентная революция и нацизм/фашизм подразумевали открытое лобовое столкновение предельно четко атрибутированных сил, то киберкоммунизм основывается на ласковом порабощении через систему виртуальных и физиологически приятных действий. Эгалитарий сам не замечает, как становится тотально подвластным, зависимым, беспомощным и роботизированным, а свершившийся факт какой-нибудь Дэвид Айк ему объяснит вмешательством инопланетян, рептилоидов и кого угодно еще.

Наша же задача вот именно на данном историческом этапе – противопоставить американскому кибернетическому коммунизму зомби - социализм с человеческим лицом, который мы, так и не построив, - разрушили. Другого пути нет, и история не устает это доказывать. Хотя, конечно, проще закрыть глаза на проблему, обозвав все вышеозначенное «бредом» и «конспирологией».


Оцените статью