О Малороссии   32

Мнение Хазина

21.07.2017 09:00  8.4 (82)

Редакция Хазин.ру

22242

О Малороссии

Как можно прокомментировать сегодняшнее заявление Захарченко о создании государства Малороссия — подразумевая территорию всей Украины — со столицей в Донецке? Исходя из очевидной несамостоятельности народных республик, можно ли считать подобные заявления следствием неких договоренностей между Трампом и Путиным?

Прежде всего, нужно сказать, что термин «несамостоятельность» — он весьма и весьма относительный. То есть действительно республики очень зависят от поддержки России и некоторых других сил, но это вовсе не значит, что у них нет опредеделенной, и подчас очень серьезной, самостоятельности.

Прежде всего, потому что Россия совершенно не способна, если можно так выразиться, их конкретных деятелей серьезно наказывать. И по этой причине у них, в общем, довольно высокий уровень самостоятельности.

Что касается договоренности Путина и Трампа, то здесь действительно есть причинно-следственная связь, но она носит совершенно другой характер. Дело в том, что сам по себе разговор Путина с Трампом — привел к признанию, что отношение США к нынешнему киевскому режиму было неадекватным.

В чем эта неадекватность — вопрос сложный, потому что у каждого свой взгляд. В Киеве считают, что США недостаточно их поддерживали — даже тогда, — а в Москве считают, что поддерживать фашистский режим — это вообще неправильно. Но по итогам назначения спецпредставителя Трампа Уолкера и по некоторым другим симптомам, США начали (по крайней мере, пытаться) выстраивать другую логику.

Отметим, что предыдущая логика была в некоем смысле безупречной, а в некотором очень ущербной. Безупречной она была в том, что Киев рассматривался как принципиальная точка в рамках противодействия России в геополитической игре. И по этой причине поддерживался любой режим, который выступал против России.

То есть, другими словами, извечная граница между Западной Европой и Россией, которая сдвигается то налево, то направо, была сдвинута где-то в XV век (ну, частично, потому что Белоруссия осталась как бы в Российской части, а вот Украина была отобрана). То есть фактически было сделано то, что в последний раз было в XVI веке, когда часть территории уже России была за Западной Европой (там, Смоленск и некоторые другие регионы). 

И в этом смысле Запад, получив после 1988–1991 годов столь мощные преимущества, получив Прибалтику, получив Польшу, получив Украину, — совершенно не собирается уступать. Беда состоит в том, что это такая геополитическая реальность, очень крупная. А как только опускаешься на уровень ниже, то тут же обнаруживается, что США поддерживают не просто коррупционный режим, а режим, в котором коррупция есть единственный способ существования элиты. Никаких других у них нет.

Они поддерживают страну, в которой усиливаются фашистские тенденции. Они создают напряженность у себя, поскольку даже поляки стали нервничать. Потому что уже абсолютно понятно, что бандеровская линия неминуемо закончится политическими чистками в том числе тех, кого поляки поддерживают. А поляки довольно активно поддерживают этническое по происхождению польское население в Галиции. И они неожиданно обнаружили, что для этого населения, которое получило паспорт поляка (даже еще не паспорт Польской республики, то есть они гражданами Польши не являются, но у них есть паспорт поляка, то есть принадлежность этническая, а не государственная).

Так вот, соответственно, эти люди могут стать жертвой, просто физически. Потому что восхваление Бандеры, установка соответствующих памятников очень дорого может обойтись. Поскольку ключевая логика бандеровщины: «все, кто не наши, должны быть уничтожены». 

И, соответственно, масса других вещей: например, демонстративное разворовывание денег, которые выделяются и Евросоюзом, и США. А это не только вызывает раздражение у многих наблюдателей, но еще и подает некий пример. Им можно, а нам нельзя, что ли? Мы же так же как они? Вы их не наказываете, а почему тогда мы так не можем? И так далее.

В общем, эта вся ситуация — она вот так висит, как некий дамоклов меч. И совершенно очевидно, что Трамп, который абсолютный прагматик и у которого совершенно другая геополитическая конструкция, чем у Обамы, он, скорее всего, прикинул, что геополитических выгод он от этого не получит. 

Я напомню, что либеральная команда — она была глобалистская, то есть «все наше». Соответственно, Россия, которая не признавала, что она «ихняя», должна быть наказана. В том числе путем отъема у нее тех частей, которые она считает своими. А у Трампа ситуация другая: мы должны улучшать ситуацию в США. И если что-то этому мешает, значит, это надо «откидывать».

По этой причине он довольно жестко относится к Евросоюзу. У Евросоюза ситуация другая. Дело в том, что Евросоюз прекрасно понимает, что если граница России начнет двигаться к Западу, то, скорее всего, Украиной она не остановится. Тем более, что уже и Венгрия в лице премьера Орбана (который не просто лидер правящей партии, а лидер партии, которая прочно олицетворяет интересы больше 70% населения) говорила, что будущее Венгрии на Востоке.

В общем, глобалистская элита в Брюсселе уже отдает себе отчет в том, что если граница России начнет двигаться на Запад, то она на Украине не остановится, поэтому держать Украину надо любой ценой. И в этой ситуации усиливается противоречие с Трампом, который явно совершенно собирается работать с Украиной прагматично. 

То есть: ребята, если мы даем деньги, то вы должны сделать «раз-два-три». А если вы «раз-два-три» не делаете, то тогда извиняйте. Притом что в глазах у Трампа, может быть, это и возможно теоретически, а люди, которые знают ситуацию на Украине, они прекрасно понимают, что это «раз-два-три» невозможно в принципе. Что украинские элиты в принципе неспособны выстроить нормальное государство.

Кроме того, есть еще одна проблема. Дело в том, что они хотят строить мононациональное федеральное государство. А все-таки на Украине еще довольно много населения, которое себя отождествляет с Россией и с русскими ценностями. Да, они готовы были жить на Украине имперской, где есть много разных наций, но они категорически не хотят жить на Украине бандеровской.

В общем, нынешняя ситуация — когда уровень жизни населения стремительно падает — привела к тому, что даже те, кто были умеренными националистами в 2013 году, сегодня постоянно становятся ненационалистами. В общем, они видят, куда это все идет. А поскольку они понимают, что нынешняя Украина самостоятельно развиваться не может (непонятно, на какой базе), значит, кто-то должен помогать. Если не помогает Запад, значит, что? Должна помогать Россия. 

Это еще больше пугает Запад. То есть в Брюсселе логика простая: да, мы дать не можем, но мы ни в коем случае не можем допустить, чтобы пришла Россия. Тем более, что уже понятно, что Россия будет действовать совершенно иначе. В этом смысле есть три модели.

Модель первая — это модель федерализации Украины, при которой эти все республики донбасские вливаются в украинское федеративное государство в качестве как бы российской части. Но при этом все понимают, что эта часть начнет немедленно расширяться. Туда войдет не только полностью Луганская и Донецкая области, но туда же войдет Одесская, Николаевская, Херсонская и, может быть, даже Запорожская. И тогда непонятно, куда деваться дальше этой самой команде. 

Это одна ситуация, то есть Новороссия станет частью этой федерализованной Украины. И в этом случае противоречия с Галицией будут очень сильными, потому что они не будут просто деньги давать. А Галиция сама без денег не живет. Они же жили на деньги Донбасса и Одессы. Это первый вариант.

Вариант второй — это распад Украины на отдельные государства. И при этом всем понятно, что то, что называется Новороссией, войдет в состав России. Этого очень сильно не хотят, потому что все понимают, что не войти Новороссия в состав России не может, не взять ее Россия не может (это опять вызовет санкции, проблемы, еще что-то). Но самое главное: с Галицией-то что делать?

И, наконец, есть третий вариант. Третий вариант — это полный распад, то есть «гуляй-поле». Когда каждый городишко — это отдельное государство. И в этом случае все понимают, что граница между Россией и Украиной все равно будет сдвигаться к Западу. Тогда это сценарий а-ля «дикий запад» в США. Когда двигалась линия Фронтира. И, соответственно, все, что оказывалось восточней, — там устанавливался порядок. А на западе — делайте, что хотите.

И народ сам будет радостно голосовать: ребята, а когда нас возьмут? Ему говорят: вас возьмут через семь месяцев. А вот вас возьмут через год и шесть месяцев. Постоянно эта граница будет двигаться, и те люди, которые не хотят порядка, будут медленно перекочевывать на запад в ту же Галицию, в бандеростан. Вот это три варианта.

Минские соглашения — это вариант номер один. И он, конечно же, с точки зрения Запада и Трампа наиболее правильный. Почему? Потому что он позволяет все обостренные проблемы сдвинуть «на потом». То есть сначала принимается федеральное законодательство, потом начинают оформляться федеральные структуры, в том числе через референдум. 

Поскольку референдум будет с международными наблюдателями, то с большой вероятностью он будет (если будет соотношение голосов сильно в пользу Новороссии) посчитан правильно, и так далее. То есть это длинный-длинный процесс. Потом будет создано федеральное государство. Потом обнаружится, что это федеральное государство денег Галиции не дает, и дальше одно из двух. Либо начинается гражданская война, либо все рассыпается. Но это будет -- потом. То есть -- сегодня можно решений не принимать, это мечта современного Запада.

И таким образом мы понимаем, что заявление Захарченко -- это просто ответ на то, что политика Запада изменилась. Встреча Трампа с Путиным стала просто точкой, когда это всем стало понятно. Но если главные игроки от решений "здесь и сейчас" отказываются, то на сцену вступают игроки поменьше. Они говорят не всегда понятно, их планы подчас трудно разобрать -- но постепенно они определятся, если, конечно, кто-то из "грандов" не вернется на сцену.


Оцените статью