Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Обращение к читателям сайта от 26 января 2010 года

Обращения к читателям (архив)

26.01.2010 13:51  

Михаил Хазин

138

Обращение к читателям сайта от 26 января 2010 года Уважаемые читатели нашего сайта!

Уважаемые читатели нашего сайта!

Ключевым моментом последних недель является ссора президента США Обамы с банками, который, как это обычно и бывает, на самом деле, является проявлением более глобального конфликта

Устойчивость любого общества определяется не только и не столько количеством денег (экономикой), даже при капитализме, но и системой социальных, общественных связей. Которая, в свою очередь, зависит от целого ряда обстоятельств – в частности, от того, как устроена элита, на каком базисе построена ее легитимность и насколько она адаптабельна. Например, на сломе поздней античности, в IV–VI вв. н. э., элита Западной Римской империи (восточная просуществовала еще почти 1000 лет под названием Ромейской империи, иначе – Византии) практически полностью прекратила свое существование. А вот феодальная элита XV в. к XVII в. практически полностью, на 90%, сохранилась, из чего следует, что т.н. капиталистические революции на самом деле были революциями «сверху», а не «снизу», как написано во многих учебниках.

А теперь посмотрим, почему тема кризиса вызывает такой страх в США и других западных странах. Ну, подумаешь, кризис и есть кризис, не первый же он, в конце концов. Откуда такой суеверный ужас, который привел к отказу обсуждать его причины и последствия даже внутри элиты? А для этого нужно понять, на чем устроена система общественной стабильности в западных странах, прежде всего – в США.

За счет какого ресурса американская элита обеспечивает социальную стабильность в своей стране, ее развитие? Почему ключевую на сегодня роль в ней играет именно финансовая ее часть? Дело в том, что позиции американской элиты и в мире, и внутри страны обеспечены ее контролем над мировой финансовой системой, построенной на долларе США и американскими банками. Но почему такую систему удалось построить, и за счет чего она держится? Потому что именно США, центр на сегодня единой глобализированной системы разделения труда, обеспечивают значительную часть мирового конечного спроса.

И получается крайне успешная модель. Финансовая элита обеспечивает внутри США спрос – за что американское общество ее поддерживает и признает как лидера. Часть этого спроса она отдает «вовне» – за что ее поддерживают элиты большинства крупных экономических держав. При этом в обмен на оказанные услуги большую часть прибыли в рамках этой системы она забирает себе. По поводу отдельных элементов системы можно спорить (в основном о долях и заслугах), но в целом – довольны все.

А вот дальше начинаются проблемы. Дело в том, что основной экономический механизм современного кризиса – это падение совокупного спроса в США. Сделать тут у финансовой элиты (что американской, что мировой, в данном случае различия несущественны) ничего не получается, и, в соответствии с нашей теорией кризиса, скорее всего, и не получится. А это значит, что приходит конец самому элитному консенсусу – основе основ любого общества.

Финансовая элита важная, но не единственная часть американской элиты, не говоря уже о мировой. Главная опора американского общества – средний класс, т. е. как раз тот слой населения, который больше всего получает (после финансовой элиты, разумеется) в рамках созданной системы поддержки спроса. В результате кризиса он, в большинстве своем, исчезнет (то есть денег ему больше давать не будут), а значит, «скелет», на котором стоит вся система общественных отношений в США, рухнет. Рухнет он и в мире, поскольку если мировая финансовая элита не может обеспечить мировым производителям спрос – то почему она может позволить забирать себе большую часть прибыли? И та часть мировой элиты, для которой финансы – это всего лишь инструмент, не может смириться с такой ситуацией. Если некая группа не исполняет свои обязанности в рамках общества, то ее статус неминуемо должен быть понижен – это закон, который не знает исключений.

Сегодняшний конфликт между Обамой и банками в США – на самом деле только публичное выражение этого общего конфликта. Обама задает (не абстрактно, а от имени общества) своей финансовой элите простой вопрос: как вы намерены компенсировать падение спроса? Следующий вопрос, который автоматически возникает в случае отказа отвечать на предыдущий, или в случае неудовлетворительного на него ответа, должен звучать примерно так: как именно вы готовы передать обществу и государству те свои привилегии, которые получили от них за то (и пока), что обеспечивали спрос и развитие? Это уже фактически вопрос о «раскулачивании», и, естественно, банки (точнее, финансовая элита) не могут допустить, чтобы он был задан публично.

Но и ответить на первый вопрос Обамы они не могут. И сводят его, в свою очередь, к вопросу о том, на каком основании нынешний глава Белого дома говорит от имени общества. А ты, мол, кто такой? Мы тебя вырастили и поставили, а ты тут выкобениваешься... И вот тут у Обамы есть два выхода. Первый – это рано или поздно «сломаться» и в обмен на некоторые гарантии (например, большие деньги по итогам ухода с поста президента) пойти на попятную. Разумеется, сохранив лицо, т. е. перейдя примерно на такую позицию: и банки, и средний класс, – мы все одно общество и должны совместно искать выход из сложившейся тяжелой ситуации. Вот как только слово «совместно» в том или ином варианте будет произнесено – это будет означать, что Обама продался с потрохами.

Во втором варианте он должен продолжать атаки, ассоциируя себя с лидером общества. Тут у него будут серьезные проблемы (вот почему я лично ставлю на первый вариант), главным образом потому, что доходы среднего класса будут падать и дальше, независимо от политики Обамы и банков, а прессу не Обама контролирует, и не общество, а как раз финансовая элита. Которая, естественно, будет вешать всех собак на президента, а не на себя, любимую.

Нужно еще учесть, что сам Обама проявил явную слабость как политик и администратор. Теоретически, он должен был бы, изображая максимальную любовь к банкам, натравливать на них обе палаты парламента (у которых выборы в ноябре!), изображая из себя арбитра и "отца нации", и добывать «очки» в глазах избирателя, все более и более четко выявляя ту роль, которую играют банки в американском обществе и экономике. При этом убедительно демонстрируя и элите, и народу, что роль эта им больше не под силу. Такая, достаточно тонкая, но не чрезмерно сложная, политика позволила бы ему в какой-то момент с позиции силы предложить банкам пойти на уступки – под угрозой потерять больше, в том числе, из-за возможной публичной озвучки второго из приведенных выше вопросов. И эти уступки, на которые банки, скорее всего, пошли бы, еще более бы усилили его позиции – и в рамках элиты, а в обществе.

Но Обама показал себя и слабым администратором (а чем он в жизни руководил?), и слабым политиком. В результате, его вынудили первым объявить «военные действия», причем в слабой позиции, поскольку общество пока не осознало реальность текущей ситуации, хотя и недовольно финансистами, которые действительно ведут себя крайне нагло, как минимум по вопросу о бонусах. И у Обамы уже нет времени на то, чтобы качественно подготовить свою позицию, он просто вынужден обнародовать второй из упомянутых выше вопросов, то есть говорить о доле общественного пирога, который получают финансисты и о тех задачах, которые они уже не могут решить. В ситуации, когда общество еще не готово такую позицию принять, когда оно хочет слышать слова об окончании кризиса, когда пресса и телевидение контролируется финансовой элитой, когда экономическая ситуация будет определяться банками и контролируемой ими ФРС (да и Обама никого из представителей Уолл-стрит из своей администрации не уволил), причем все пироги и пышки будут ассоциировать с банками, а синяки и шишки – с самим Обамой ...

Но самое замечательное – что именно в рамках такого взаимодействия будет формироваться экономическая политика, в рамках которой будет жить весь мир.

Разумеется, если все вышеперечисленной будет сделано в доступной для общества и элиты форме, то, рано или поздно, Обама станет национальным героем. Но локально это, скорее всего, приведет к резкому обострению общественных противоречий, что само по себе в условиях кризиса никому не понравится. И уж точно не усилит позиций самого Обамы.

В любом случае, по мере падения жизненного уровня населения вообще и среднего класса особенно, вопрос о перераспределении ролей в рамках системы общественных отношений будет сформулирован. Обаму или не Обаму, но кого-то общество в любом случае выдвинет в качестве «глашатая», который не просто озвучит эту проблему в явном виде, но после слов которого она станет общепризнанным фактом. При этом сам «глашатай», разумеется, как это не раз было в истории, может и жизнью поплатиться за такие "штучки", но пути назад уже не будет – финансовой элите придется уходить с тех позиций, к которым она привыкла. Другое дело, какие отступные она за это возьмет: в таких условиях дело доходило и до гражданской войны. Распад СССР – тому пример.

Скорее всего, впрочем, это будет не Обама. Он уже фактически продемонстрировал, что должности не очень соответствует, а неудачников, «лузеров», в США не любят. И таким образом мы видим, что описание современного экономического кризиса невозможно объяснить исключительно в рамках экономических отношений. Они только запускают механизм перераспределения отношений внутри элитных групп, и это перераспределение куда опаснее для стабильности общества, чем чисто экономические проблемы.

26 января 2010 года


Оцените статью