Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Послесловие к мифической «борьбе кланов»   16

Конспирология

12.05.2017 09:00  

Владимир Павленко

501

Послесловие к мифической «борьбе кланов»

Как и обещал в статье «А и Б сидели на трубе или еще раз о борьбе кланов», по мере возможности даю ответы на вопросы, поставленные в комментариях. Не только на те, что размещены на нашем портале, но и на вопросы, заданные в перепостах, которые отыскал (догадываюсь, что нашел не все, приношу извинения; это не «умысел», а неумение искать – к продвинутым Интернет-пользователям, увы, не отношусь).

Начнем с комментариев на портале «Завтра» (в порядке поступления, за исключением Ирины Кругловой, это – отдельный случай).

Прежде всего об американо-британских отношениях, где все очень непросто, но важно и, главное, по-прежнему актуально. Поэтому поговорим подробно и начнем с того, что Черчилль не «был вынужден» пойти на уступки американцам; просто сам он - продукт сговора американской и британской олигархических элит. Не будет преувеличением сказать, что Черчилль оказался во власти не только ввиду недальновидности Гитлера, на которую указывалось в статье. Но и при прямой поддержке правящих олигархических кругов США. В известном сборнике Владимира Вахании «Личная секретная служба И.В. Сталина» (в жизни эта «служба» называлась «Особый сектор ЦК ВКП(б)» или «сектор А») приведен ряд важных документов, в том числе «Информационное сообщение о Черчилле» (дата не указана, но ориентировочно можно говорить о конце 1940 г.).

Первое, что привлекает внимание: «Уинстон Черчилль 10 мая 1940 года назначен премьер-министром Великобритании… В сентябре 1940 года избран лидером правящей в Англии консервативной партии – партии монополистического капитала. До этого консерваторы относились к нему иронически и крайне враждебно» (С. 123).

Что получается? Консерваторы ненавидят Черчилля. Но тем не менее вдруг избирают его своим лидером, а до этого он становится премьер-министром и вскоре после этого председателем палаты общин британского парламента.

«Демократическим» путем все это возможно? Разумеется, нет. Как невозможно было и чтобы лидер-победитель в войне «честно» проиграл через два месяца после победы «демократические» выборы, как это произошло с Черчиллем в июле 1945 года, когда его поменяли на главу лейбористов, ставленника Фабианского общества Клемента Эттли. Значит, были задействованы иные рычаги, под влиянием которых недовольных Черчиллем «попросили прикусить язык», так ведь?

Что это за рычаги?

Там же, в сообщении «О Черчилле»; цитата длинная, но попрошу набраться терпения – это важно. «Черчилль, после освобождения его с поста министра, фактически был надолго устранен из политической жизни Англии; не только не попадал в правительство, но и неоднократно проваливался при выборах в парламент. Вынужден был зарабатывать на жизнь продажей нарисованных им картин под псевдонимом  художника Чарльза Морена и литературным трудом. Его финансовое положение существенно поправилось после получения наследства от умершей дальней родственницы маркизы Лондондерри. Очень похоже, что получение наследства лишь фиктивное прикрытие финансирования Черчилля, как перспективного политика в будущем, определенными закулисными кругами (прежде всего американскими). Однако установить источник финансирования Черчилля, если таковой действительно имеется, пока что не удалось. На сегодня пока точно известно одно, что его финансовое благополучие существенно поправилось после того, как у него установились дружеские связи с американским закулисным деятелем неким Бернардом Барухом, имеющим большое влияние на президента Франклина Рузвельта и поддерживающего тесные взаимоотношения с видным английским политическим деятелем лордом Бивербруком, ставшим вскоре близким другом Черчилля. Впоследствии именно Бернард Барух наладил тесные связи Черчилля с Рузвельтом, а затем посоветовал ему стать премьер-министром Великобритании, организовав поддержку этого мероприятия американскими правящими кругами» (С. 126-127).

За аналитику, предназначавшуюся И.В. Сталину, отвечали головой; это государственная стратегия и политика, а не публицистический жанр. Поэтому не могли выдавать за факт аналитические выводы, даже вполне очевидные. И не написали, что связка Баруха с Бивербруком стоит и за «наследством» Черчилля. Но мы-то на своем уровне разве этого не понимаем?

Советник Рузвельта Барух «всплыл» еще при Вудро Вильсоне, пожертвовав на его избирательную кампанию 50 тыс. долларов и получив за это куда больший куш. В Первую мировую войну он – председатель Военно-промышленного комитета. Сомнительно, чтобы все это произошло без ведома полковника Хауса, упомянутой «тени за троном», тем более, что о предстоящем выдвижении Вильсона во власть под проект Федрезерва (ФРС) стало известно еще в 1907 году, когда тот, еще в должности ректора Принстонского университета, предложил стране «хунту банкиров» во главе с Морганом-старшим, с которым был дружен. А клан Морганов, как помним по «“А” и “Б”…», - это своеобразная «ниточка», связывающая между собой Ротшильдов и Рокфеллеров.

Барух и сменил постаревшего Хауса в роли «тронной тени» вскоре после прихода к власти Рузвельта. Тот ничего не имел против этой рекомендации еще с тех пор, как в должности помощника военно-морского министра познакомился с книжкой Хауса «Филипп Дрю – администратор», описывавшей захват власти и установление диктатуры в США кликой банкиров (1912 г.). Рузвельту эти идеи понравились не меньше, чем Вильсону.

С 1946 году Барух по поручению следующего президента Гарри Трумэна представляет США в МАГАТЭ (ооновской Международной комиссии по атомной энергии). В этом качестве он выступает автором «плана Баруха» - запрета на ядерное оружие, материалы и технологии с передачей в ведение ООН того, что к тому времени уже имеется. В той ситуации это означало вековечное закрепление ядерной монополии США с запретом для СССР создавать ей в противовес собственное ядерное оружие (понятно, что наша страна это предложение заблокировала). Дата инициативы – 14 июня 1946 года. А за сто дней до этого, 5 марта, в Фултонской речи, то же самое предлагает и Черчилль, объявивший «секретную информацию о производстве и способах применения атомной бомбы» «совместным достоянием Соединенных Штатов, Великобритании и Канады».

Случайное совпадение? Не бывает такого! Следовательно, связь с Барухом, а точнее зависимость от него Черчилль пронес через все первое премьерство, двинувшись с ее помощью к своему «второму пришествию». Лорд Галифакс сменил Энтони Идена на посту главы «Форин офис» под свой будущий альянс, уже как премьера, с Гитлером; когда план провалился, Иден вернулся в МИД, а Галифакса отправили послом в Вашингтон, под американский «надзор». Такая же «рокировка» произошла и в паре Черчилль – Эттли; последний курировал послевоенное восстановление и запуск европейской интеграции («план Маршалла»), а также создание НАТО (1949 г.) и предварявшей ее «европейской площадки» - Западноевропейского союза (1948 г.). Завершив свою миссию, после создания Европейского объединения угля и стали (1951 г.), первым главой которого стал Жан Монне, французский экономист, тесно связанный с англичанами и Фабианским обществом, Эттли вернул бразды правления Черчиллю.

Кто такой лорд Бивербрук? Крупный медиамагнат, в годы войны министр авиационной промышленности, а затем снабжения, после чего лорд-хранитель Малой печати. Ближе к Черчиллю некуда. Поэтому тема возможности «объявления Америкой войны Великобритании» предельно умозрительна. Скорее речь можно вести о скоординированной атаке связки Барух – Бивербрук на короля Эдуарда VIII, предвосхищавшей задуманное ими воцарение Черчилля, которая завершилась в декабре 1936 года отречением от престола. Власть передали Георгу VI. В этой кампании, особенно интенсивно развернутой в СМИ, лорд Бивербрук сыграл далеко не последнюю роль.

Эдуард VIII действительно симпатизировал нацистам, и не кто иной, как шеф СД (внешней разведки Третьего рейха) Вальтер Шелленберг описывал в своих мемуарах эпизод с неудачной попыткой похищения экс-короля во время его визита в Португалию. Нацисты планировали сделать Эдуарда VIII своим «знаменем», объявить его отречение незаконным и создать в Британии своеобразное «двоевластие», организовав союз рейха с британским «королем в изгнании», оппозиционным Лондону. Если бы этот план удался, США, не признав такого «короля», конечно же могли объявить ему войну, по крайней мере дипломатическую. Но не более того. Что касается лондонского официоза, то никаких трений относительно Германии между Великобританией и США не было. Из другой справки, которую приводит Вахания. «На сегодня в США господствует идея так называемой ограниченной войны, в которой правящие круги этой страны рассчитывают не только обогатиться на поставках вооружений, но и использовать ослабление Англии войной с Германией для проникновения в азиатские и африканские владения Британской империи и в конечном счете захватить их. Именно по этим причинам американцы долгое время и не спешили спасать погибающую Британскую империю, фактически не оказывая ей существенной помощи в ее борьбе с Германией. Путем неимоверных усилий Черчиллю удалось добиться лишь размещения некоторых военных заказов в США, крайне незначительных военных поставок и передачу Англии 50-ти отслуживших срок эсминцев. За эти подачки Англия была вынуждена отдать США “в аренду” свои военно-стратегические базы в Западном полушарии. Положение коренным образом изменилось после заключения Германией, Италией и Японией тройственного пакта…, особенно когда стало известно, что Гитлер предпринимает попытки превратить Бразилию в “новую Германию” и использовать ее как плацдарм для будущего нападения на США… Перепуганные американские магнаты… выступили за оказание немедленной и действенной помощи Англии. Один из этих, пожалуй, самых влиятельных некоронованных королей Америки Джон Рокфеллер (II. – Авт.) заявляет: “Мы должны стоять на стороне Британской империи до последней крайности и любой ценой”…» (О некоторых главных аспектах современных англо-американских отношений. Справка // Личная секретная служба И.В. Сталина. Сборник документов / Под ред. В.В. Вахании. М.:, 2004. С. 145-146).

Как видим, помогать англичанам США особо не хотели, пока не «загорелось» у них под боком, это правда; «отжать» колонии собирались – тоже понятно. (Хотя «отжимали», как показал дальнейший ход событий, не в традиционном «чистом», а в неоколониальном виде и под прикрытием сказок о «демократии» и «взаимозависимости»). Но не более того; представление о Британии, как «непотопляемом авианосце» существовало уже тогда. А вот Гитлер был профинансирован Западом под проект «Drang nach Osten» - и никакой другой. Тем более, что у истоков этого финансирования стоял главный акционер ФРС - Банк Англии во главе со своим директором Монтегью Норманом. И именно Норман, посетив США еще в феврале 1929 года, в ходе секретного совещания с американскими банкирами, сопредседательствуя вместе с одним из них, Эндрю Меллоном, главой американского минфина в администрациях Гардинга, Кулиджа и Гувера, дал отмашку Великой депрессии, резко подняв в США ставку рефинансирования.

И это не случайность. Если обратиться, например, к Локарнскому пакту 1925 года, то легко увидеть, что границы на востоке Европы, в отличие от запада континента, не обеспечивались ничем, кроме «честных слов». Получается, что маршрут будущему агрессору прочертили еще во времена Веймарской республики.

Еще один штрих: Черчилль и сам не гнушался оказывать поддержку как Муссолини, с которым поддерживал почти дружеские отношения, так и Гитлеру. «Хотя никакие последующие политические действия не могут заставить забыть неправильные деяния, история полна примерами, когда люди, добившиеся власти при помощи суровых, жестоких и даже устрашающих методов, тем не менее, если их жизнь рассматривается в целом, расцениваются как великие фигуры, деятельность которых обогатила историю человечества. Преуспев в восстановлении Германии в качестве самой мощной державы Европы, он (Гитлер) не только восстановил положение своей страны, но даже в очень большой степени изменил результаты Первой мировой войны. Что бы ни подумали об этих условиях, они, безусловно, находятся в ряду наиболее выдающихся достижений в истории человечества». Этими словами Черчилль в 1935 году охарактеризовал деятельность Гитлера (О Черчилле. Информационное сообщение // Личная секретная служба И.В. Сталина. Сборник документов / Под ред. В.В. Вахании. М.:, 2004. С. 128).

Разве он не выражал здесь позиции Бивербрука, Баруха, которые вели его к власти, а также Рузвельта? Какая «война»? И далее: «Некоторым может не нравиться система Гитлера, но они тем не менее все же восхищаются его патриотическими достижениями. Если бы моя страна потерпела поражение, - поет Черчилль осанну фюреру Третьего рейха, - я надеюсь, мы должны были бы найти такого же великолепного лидера, который возродил бы нашу отвагу и возвратил нам наше место среди народов» (Там же. С. 129).

Золотой запас на хранение, как и доллар на территории Британской империи, – не единственные американские приобретения. В мае 1940 года немцы, добивая союзников во Франции, окружили в Дюнкерке крупный британский контингент. Надавив на Гитлера по экономической линии, США, где за этим давлением стояли имевшие такую «давилку» Рокфеллеры, способствовали беспрепятственной эвакуации англичан на острова. В обмен на это американцы получили от Британии много чего. Например, контроль над Саудовской Аравией, переуступку пакетов акций в США американским инвесторам и согласие на роспуск после войны Британской империи, что и было осуществлено в 1946 году. Только эти «перетягивания каната» между Лондоном и Вашингтоном по большому счету ничего не значили и не значат. Черчиллю к тому времени уже было хорошо известно, что американский олигархат краха Британии постарается не допустить, и он вполне мог завышать ставки в торговле с Рузвельтом, И если их не завысил, то только по «совету» Баруха и Бивербрука. «Так было надо» - не для национальных интересов Великобритании, а для глобальных интересов англосаксонской олигархии. Еще раз: британская монархия и американская «демократия» - две стороны одной медали; нет, и не может быть стратегических противоречий в системе «оси» Королевского института («Chatham House») и Совета по международным отношениям.

Почему я так об этом подробно? Потому, что заблуждения насчет истинной природы американо-британских отношений – того же происхождения, что и спекуляции насчет «борьбы» олигархических кланов. Или по поводу того, «чей» из них Гитлер. Нет ни борьбы, ни единого центра, а есть глобальная сетевая структура власти, управляющим ядром которой, контролирующим центры составляющих ее сетей, является двуединый англосаксонский центр. И Гитлер – именно его креатура, а не отдельно взятых Рокфеллеров или, тем более, Черчилля. Порядок функционирования этого центра популярно описан Генри Киссинджером в «Дипломатии». «Общность языка и культурного наследия в сочетании с величайшим тактом позволяли британским лидерам вводить собственные идеи в американский процесс принятия решений таким образом, что эти идеи незаметно становились частью собственно вашингтонских» (М., 1997. С. 198). И там же Киссинджер объясняет, почему у Лондона не могло сложиться таких отношений с Берлином. «Великобритания и Германия …не имели достаточного количества общих, тесно связанных интересов, чтобы оправдать формальный альянс глобального характера, которого так жаждала императорская Германия» (Там же. С. 165). Добавим, что такого альянса, по свидетельству Шелленберга, жаждал и Гитлер. Причем, даже после того, как, по словам Черчилля, «взбесился и перекусал своих хозяев».

Что касается участия в этом англосаксонском альянсе интересов верхушки мировой еврейской общины (коль скоро и этот вопрос прозвучал в комментариях), то они вплетены в ткань всех трех условных глобальных кланов, оказывая на них в некотором смысле «фоновое», во многом теневое воздействие. В Британии это исторически, с начала XX века, тесно связанный с Израилем клан Ротшильдов; в США – банковско-промышленное лобби и идеологи неоконсерватизма, имеющего в своем генезисе упомянутую в «“А” и “Б”…» «христианско-сионистскую» составляющую; Ватикан же со времен Второго Ватиканского собора (1962-1965 гг.) воспринял экуменическую доктрину иудео-христианства, которую продвигает в глобальную повестку с помощью идей Римского клуба (доклад Эрвина Ласло «Цели для человечества», 1977 г., выстраивает иерархию мировых религий во главе с иудаизмом).

А теперь концептуальные выводы по кругу вопросов, связанному с функционированием сетевой модели и сетевых центров, ряда погруженных в данную проблематику видных ученых.

Мануэль Кастельс (испанский социолог): «…Сетевая логика влечет появление социальной детерминанты более высокого уровня, нежели конкретные интересы, мотивирующие само формирование подобных сетей: власть структуры оказывается сильнее структуры власти. Принадлежность к той или иной сети или отсутствие таковой, наряду с динамикой одних сетей по отношению к другим, выступают в качестве важнейших источников власти…» (Цит. по: Глобалистика. Международный энциклопедический словарь / Под ред. И. И. Мазура, А. Н. Чумакова. - М.,-СПб.,-Нью-Йорк, 2006. С. 804-805).

Эрнст Кассирер (немецкий философ и культуролог): «Все субстанциональное целиком переводится в функциональное; все постоянное утрачивает характер наличного бытия в пространстве и времени, становясь величинами и отношениями величин, образующих универсальные константы в любом описании физических (социальных, политических) процессов» (Кассирер Э. Феноменология познания // Философия символических форм. В 3-х т. - М., СПб., 2002. Т. 3. С. 371).

Отечественный историк и политолог, специалист по мир-системному анализу Марат Чешков указывал на формирование в современном мире потоков и сетей, расширяющих иерархию глобальной общности. Институты-учреждения, считал он, трансформируются в институты-функции, поддерживающие заданный режим управления тем или иным объектом при помощи неких стандартов, которые для самого этого объекта могут выступать как «автохтонными» (собственными, естественными, органичными), так и заимствованными извне (Чешков М. А. Глобальная общность, развивающийся мир и проблемы межцивилизационности // Диалог и взаимодействие цивилизаций Востока и Запада. Альтернативы на XXI век. Материалы к IV Международной Кондратьевской конференции, 15-16 мая 2001 г. - М., 2001. С. 150-151).

Подобных примеров можно еще приводить множество.

Понимаем, о чем идет речь? «Демократические», «рыночные», «толерантные», «зеленые» и другие стандарты Запада для остального мира являются не «автохтонными», а «заимствованными». Разумеется, для нашей страны тоже. Именно поэтому везде в приведенных суждениях упор делается на первичность в сетевой структуре функциональности и ее преобладании над институциональностью. Задача – навязать эти стандарты странам и народам вопреки и поверх их собственной традиции и укладов. Графически мне удалось изобразить это примерно так.

В этой схеме иерархия управляющей вертикали контролируется американо-британскими элитами, которые по мере реализации глобалистского проекта, в рамках «триады» Совет по международным отношениям – Бильдерберг – Трехсторонняя комиссия поэтапно подключают к глобальной сетевой структуре остальные «трехсторонние» регионы. С одной стороны они таким способом распространяют на них свое влияние; с другой, делятся влиянием на «своей поляне», подпуская их если не внутрь, то вплотную к англосаксонскому проектному ядру. Это вопрос методологии, которую не понять, не отрешившись от стереотипов поиска «самого главного». Нет его! «Главность» складывается ситуативно, в зависимости от конкретного проекта, и субъекты сетевой структуры, которые доминируют в одном проекте, в другом могут поменяться местами. Сказано же Чешковым: институты-учреждения уступают место институтам-функциям, а функции в разных проектах у одного и того же элемента системы различные; на прочности системы, как следует из системной теории, это никак не сказывается. Из этого, однако, отнюдь не вытекает, будто функции не могут быть оформлены институционально. Или квазиинституционально. «Триада» - тому подтверждение.

До тех пор, пока это не будет осознано, осмыслено, переработано и включено в понятийный аппарат, мы обречены барахтаться в тенетах конспирологии, споря друг с другом в поисках «первосубъекта». Видит Бог, не хотел лезть в дебри науки, не здесь этим нужно заниматься. Но – вынудили, приходится, не обессудьте.

Идем по комментариям дальше.

«Чудо Сталина», о котором пишут в одном из комментариев, целиком и полностью связано с феноменом В.И. Ленина и не может ему противопоставляться ни при каких обстоятельствах, если оставаться на территории фактов, а не домыслов. Связь Ленина и Сталина – органичная, неразрывная. Это проявляется и в идеологии - формула ленинизма по Сталину, как «марксизма эпохи империализма и пролетарских революций», позволившая уйти от фатальной зависимости социал-демократии от олигархии. И в организации тоже: в отсутствие находившегося в Разливе Ленина, с политическим докладом на судьбоносном VI съезде партии в конце июля 1917 года выступает Сталин. Формулировку «в отдельно взятой стране», которую Сталин применил как антитезу «мировой революции» при строительстве социализма в СССР, Ленин еще в 1915 году нашел и использовал по отношению к социалистической революции. Подчеркнув, что в эпоху империализма такая революция может произойти в нескольких странах или в одной, отдельно взятой, стране (работа «Военная программа пролетарской революции»), лидер Великого Октября тем самым размежевался с меньшевистским оппортунизмом. И отказался следовать представлениям о «созревании социализма в капитализме» эволюционным путем в ходе длительного исторического развития. Следует признать этот теоретический вывод принципиально новым словом в марксизме, выводящим его за ограничительные рамки «левого фланга» капиталистических двухпартийных систем. И не забыть при этом – повторюсь, ибо это архиважно, что поскольку эти системы контролируются олигархией, постольку создание собственной, советской модели перехода к социализму по факту существенно ограничивало внешнее олигархическое воздействие на советскую внутреннюю политику. Именно Ленин поставил целью создание новой, некапиталистической мир-системы, детализировав этот проект в предложениях советской делегации на Генуэзской конференции 1922 года. А Сталин, как последовательный ленинец, двинулся именно в этом направлении, подтвердив прозорливость основателя Советского государства выдающимися результатами своей внутренней и внешней политики.

Далее. Насчет того, что коллизии взаимоотношений Ротшильдов, Рокфеллеров и Ватикана были известны каждому советскому школьнику, готов поспорить, ибо сам был таким школьником, интересовался политикой, знал много чего, но о существовании этих раскладов не имел даже малейшего представления. Тема была абсолютно закрытая даже в «верхах», главным образом ввиду того, что теория элит считалась буржуазной и не укладывалась в прокрустово ложе истмата, оперировавшего «ролью личности и масс в истории»; элитарной прослойки между ними не предусматривалось. Кроме того, данная тема и в целом выходила за рамки советского общественно-политического дискурса. Классовый подход в нем не глобализировали, сохраняя дилемму «капитализм-социализм» на страновом уровне, именно потому, что это неизбежно соединяло его с цивилизационным подходом. И ставило вопрос о мир-системной интеграции обоих подходов, которая, увы, была разработана западной мыслью (Ф. Бродель, И. Валлерстайн, С. Амин и др.). Окостенение и упрямое стояние на этом – одна из фатальных бед позднесоветской общественной науки, которая очевидный недостаток постсталинской теоретической мысли «компенсировала» все более последовательным догматизмом, зачищавшем в интеллектуальном поле все мало-мальски живое.

«Лондон платил Германии, чтобы Ленина с компанией пропустили в Россию» - автору комментария объяснять нечего и бесполезно, читателям же рекомендую ленинскую работу «Проезд русских революционеров через Германию. Коммюнике группы» (Полн. собр. соч. Т. 31. С. 487-488).

Что касается роли и места Ватикана в глобальной системе образования, то обращу внимание на работы политолога и блогера Кирилла Мямлина и приведу из них соответствующую выдержку. «Долго запрещали среди католиков как обмен, так и взимание процентов. При этом уже в XIII веке с благоволения Рима орден тамплиеров становится крупнейшим финансовым институтом эпохи, после разгрома которого в лидеры выходят ростовщики Флоренции и Сиены, которым папа поручает собирать церковную десятину… Во время революции 1848–1849 годов в Папской области и убийств чиновников Ватикана, папе пришлось бежать из Рима. Ему удалось вернуться только год спустя – с помощью французских штыков и кредитов Ротшильда, с которым у папы с тех пор образовался тесный союз на основании секретного соглашения 1849 года, начав продвигать интересы Рима через банковскую группу “Santander”. …За группой Ватикана стоят финансовые потоки “человеческого капитала” и “экономики знаний”. “Оценщики” – это распределенная сеть банков под эгидой Ватикана, которая делает ставку на потребности человека и доверие к его …способностям…».

Что касается конкретики, то в помощь будет информация о программе «Santander-Universities», представляющей собой гуманитарные образовательные программы Ватикана, внедряемые через ту же группу «Santander». Например в России партнерами группы уже стало руководство нескольких ведущих университетов. Среди них Высшая школа экономики, МГИМО, Санкт-Петербургский государственный университет и ряд других, перечисленных в предлагаемой публикации. А какие банковские сети связывают «Santander» с другими ватиканскими банками и кланом Ротшильдов, уже упоминалось в «“А” и “Б”…»…

Далее. Исключаю, причем полностью, какой-либо конфликт между англосаксонскими государствами и олигархическими кланами. Сами эти государства – инструмент в руках этих кланов. США по определению и по факту существования ФРС, Британия – еще с 1815 года, когда Натан Ротшильд, «провернув» известную аферу «на финансовых полях» битвы при Ватерлоо, за бесценок скупил на лондонской бирже не только крупные пакеты акций ведущих компаний, но и государственные долги и, самое главное, сам Банк Англии, превратившись таким образом в финансовый символ Британской империи.

Что? Дональд Трамп? Чтобы без иллюзий, посмотрите вот этот материал – к прозвучавшему в конце той статьи риторическому вопросу о том, как Сорос с ним «воюет».

Санкции же против России применены не за Крым, Сирию или Донбасс – это лишь повод. А по самому факту нашего существования как суверенного государства. «Как два различных полюса во всем враждебны мы, / За свет и мир мы боремся, они – за царство тьмы», - эти строчки из знаменитой песни А.В. Александрова «Священная война» как нельзя лучше характеризуют оппозицию России и Запада. Эта оппозиция носит системный - проектный - характер, представляя собой цепочку преемственностей, которые состоят из четырех проектов каждая. И их противостояние, как я доказывал в диссертации, адрес автореферата которой привел в «“А” и “Б”…», является главным содержанием всей второй половины второго тысячелетия от Р.Х. Чтобы не углубляться в детали, помещаю схему.

проектные преемственности России и Запада

Расчленение России до конца, «в пыль», без остатка и даже теоретической возможности реинтеграции – смысл всей англосаксонской геополитики – от Мэхана и Маккиндера до Спайкмена и Бжезинского. По российским представлениям нарушенный мировой геополитический баланс был восстановлен в XV веке созданием централизованной русской государственности. По западным же понятиям, баланс существовал до XV века, и был нарушен именно появлением России. «Общего знаменателя», позволяющего установить пусть зыбкий, но компромисс, в этом споре не существует, и не предвидится, за исключением вопроса о предотвращении взаимного ядерного уничтожения. Поэтому «игра» идет «с нулевой суммой». И в Трехсторонней комиссии нам места нет (это проекция нашего отсутствия на планете в их планах), и «халифат» у наших границ пытаются создать, и никогда в покое нас не оставят, и рассчитывать на это не стоит. А следует принимать это как данность, не повторяя «оттепельных» и «перестроечных» заблуждений и вытекающих из них «загогулин».

Никакой «интеллектуальной битвы» с Андреем Фурсовым я не планирую; более того, для нее нет повода, ибо с абсолютным большинством его выводов у меня нет никаких противоречий, а трактовка нюансов – это, как говорится, «для гурманов». «Вызовы и ответы» олигархов друг другу, о которых Фурсов говорит в телесюжете, - «борьбой» являются лишь внешне; внутренне это господство «высшего разума», двигающего свой проект с помощью принципа «нанайских мальчиков», только и всего. Своими оппонентами, как уже подчеркивал, считаю адептов конспирологии, ищущих простые ответы на сложные вопросы, спекулирующие на этой кажущейся «простоте», которая благодаря подобным измышлениям превращается в провокацию.

Еще раз повторю: исследование теневых транснациональных субъектов, составляющих «мир ТНК», отраженный на «политической карте мира №2», требует внимания не к домыслам, а прежде всего к документам и институтам. И это, кстати, ответ Ирине Кругловой, которая свое кредо изложила, надо отдать ей должное, с предельной в своей наивности откровенностью: «Мой источник зарубежная литература. Воспоминания очевидцев событий. Вдобавок смотрю иностранные док. и худ. фильмы. В них отражена правда. Смотреть надо внимательно».

Вот когда «источником» у исповедующей типичный журналистский подход «любительницы литературы, воспоминаний и фильмов» станут документы институтов, а также когда у нее возникнет представление об относительности любой человеческой «правды» (являющейся плодом «двойных стандартов»), за исключением Божественной Истины, тогда и станет возможной содержательная дискуссия. Не позже, но и не раньше. Пока же у такой дискуссии отсутствует предмет.

Теперь к перепостам на других ресурсах.

Наиболее многословный комментарий – без вопросов к автору, в режиме продолжительного монолога с пренебрежительных позиций «неоспоримого превосходства», встретил здесь

Комментировать с моей стороны тут, собственно, нечего, кроме того, что проблематикой «устойчивого развития» занимаюсь давно, писал и пишу на эту тему много и регулярно. В «“А” и “Б”…» на этой тематике специального внимания не акцентировал, ибо статья носит обзорно-конспективный характер, о чем предупреждалось, и не предусматривает детализации отдельных вопросов. Выпячивать именно «Повестку на XXI век» («Agenda-XXI») никаких оснований не вижу. Это рамочный документ, давно уже раздерганный на фрагменты, положенные в основу других документов. Основные положения «Повестки» давно переоформлены в «Цели развития тысячелетия» (2000-2015 гг.) и «Цели устойчивого развития» (2015-2030 гг.). И к тому же в документах, которые из «Повестки» вышли, имеются нестыковки и противоречия друг с другом, заложенные в них принципом «двойных стандартов».

«Устойчивое развитие» в статье показано как идеология и «дорожная карта» глобализации, чем оно на самом деле и является. И непонятно, что вызвало такой бурный поток бездоказательного осуждения, причем в привязке к одной из статей из блога Татьяны Волковой, которая принадлежит Ольге Капитоновой. Материалы этого блога читать можно и нужно, я, кстати, на них неоднократно ссылался. Но делать это необходимо с умом и критическим восприятием. Ибо случаются и «казусы», когда внимание читателя то ли по недомыслию, то ли по умыслу уводится в сторону, противоположную от действительности. Такие случаи не так уж и редки в этом блоге и как минимум дважды на них приходилось реагировать – здесь (тематика «субъектности СССР», кстати, муссируется и в статье Капитоновой), а также здесь

Для иллюстрации: Капитонова, к мнению которой в критике автора привязывается неизвестный мне комментатор, как выяснилось, из Канады, приводит, мягко говоря, неадекватную схему взаимодействия глобальных институтов, никак ее не поясняя и не удосуживаясь уточнить, существует ли, например, сегодня «Круглый стол»? Или он уже давно, почти сто лет назад, преобразован в «Chatham House», который на схеме Капитоновой увязывается с «Круглым столом» отношениями подчинения и руководства? Ну не дает кому-то ни жизни, ни покоя этот мифологический «первосубъект», что тут сделаешь!

Поскольку на этой схеме всуе, через запятую с Римским клубом, упоминаются и другие элементы «триады», постольку есть необходимость показать читателю еще одну схему, где действительный генезис «триады», как и взаимоотношения внутри нее и с другими институтами «разложены по полочкам».

«Триада»

Не расшифровывает Капитонова и современной модификации методов преодоления национальных суверенитетов глобальными структурами. Между тем, очевидно, что та же «Повестка» составлялась в расчете на ельцинскую Россию и сроки, установленные соответствующими проектами, давно прошли. А это важно. Например, «приказала долго жить» Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию 1996 года; так и не появилось предусмотренной ею одноименной «Стратегии», сроком готовности которой определялся 1998 год. Но зато совсем недавно, 19 апреля 2017 года, обнародован другой документ – Стратегия экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года. Она еще ждет своего анализа, в частности, ввиду наличия неоднозначных и просто спорных моментов, но то, что документ выстроен не по «Повестке», видно невооруженным глазом. Да и во главу угла поставлено не «устойчивое развитие», а экологическая безопасность. Материал же Капитоновой датирован 28 ноября 2016 года, поэтому анализа Стратегии экологической безопасности он по понятным причинам не содержит.

Еще в пример можно привести инициативу российского президента Владимира Путина созвать под эгидой ООН специальный форум, что равнозначно перезагрузке всего «климатического процесса» и обнулению существующих институтов и, главное, «Целей развития...».  А также недавнее выступление главы государства на Арктическом форуме в Архангельске, где четко прозвучало, что «глобальное потепление» - это одно (природный циклический процесс), а экологические проблемы – совсем другое. Ну и запрет в России ГМО и прошедший незамеченным для критиков отказ нашей страны делать взносы в Фонд миростроительства ООН  со всей очевидностью «Повестке-XXI» тоже не соответствуют.

Ну и, наконец, ознакомиться с полноценным авторским анализом концепции «устойчивого развития», с которым комментатор «незнаком, но осуждает», можно здесь

И в заключение наиболее глубокие комментарии, с реальными вопросами, на которые необходимо отвечать, последовали здесь

По порядку. В «“А” и “Б”…» действительно не упомянут «Royal Bank of Scotland» (RBS). Он интересен тремя вещами: близостью к монархии и государству, которое выступает главным акционером (более 80%), участием в ротшильдовской банковской сети «Inter-Alpha Group of Banks», а также вхождением в консорциум с банком «Santander», который тесно связан с Ватиканом. RBS имеет существенные активы в США, однако не входит в группу, которую я именую «тотальными инвесторами» - компаний по управлению активами, чьи институциональные инвесторы и ПИФы контролируют большую часть капитала всех ведущих ТНК. Перечислять всех участников банковских сетей означало еще больше раздуть объем текста, поэтому пришлось ограничиться участниками бывшей «золотой пятерки» и указать олигархическую привязку остальных четырех сетей, тесно переплетающихся с транснациональными (ЕС) и глобальными («Группа двадцати») структурами.

Следующий вопрос – это действительно вопрос – последовал от Бориса Митрофанова, и имеется необходимость привести его полностью. «Интересам каких из названных/неназванных глобальных группировок может оказаться “по пути” с теми силами внутри нашей страны, которые делали бы ставку не на либеральный проект, а на советский? И в чем такое тактическое согласование интересов могло бы заключаться».

Прежде всего, на мой взгляд, в обсуждении подобных вопросов необходимо соблюдать предельную осторожность; безответственное жонглирование информацией, не имеющей стопроцентной, многократно проверенной достоверности, недопустимо. «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…». И не хотелось бы навредить – ни стране, ни советскому проекту, к которому я отношусь с глубоким пиететом и альтернативы которому не вижу. Поэтому для начала обращу внимание авторов вопроса на следующий материал. Причем, как на его содержание, так и на форму: «сказка» - это наиболее оправданный в данном случае жанр.

Добавлю к этому, что Советская власть в эти межклановые «игры», разумеется, играла: пример с практически одновременным – в 1972 и 1973 годах – открытием в Москве отделений «Deutsche Bank» и «Chase Manhattan» у всех на слуху. (Поступив здесь верно, мы однако споткнулись о конвергентный проект Римского клуба, что обесценило результаты этого непростого маневрирования). Можно привести и более ранние прецеденты, например, участие Рокфеллеров в финансировании ряда проектов сталинской индустриализации при одновременной «накачке» ими Гитлера. Логика действий советского руководства понятна: о том, что войны не избежать и до нее осталось десять лет, И.В. Сталин заявил еще в феврале 1931 года (и не ошибся в сроках). Выбор был невелик: включиться в «игры», ведущиеся развязывающими войну олигархами «на две-три клановые лапы», или «остаться на бобах», в роли заведомой жертвы. Я лично уверен, что вождь хорошо видел суть того «диалектического процесса», как он описывается в книжке Энтони Саттона «Как орден организует войны и революции». Понимал, что Рокфеллеры «протягивают руку» не «за просто так», а по договоренности с другими компаньонами по ФРС, то есть ведут игру не «свободных сил», но «высшего разума». И осознавал, что участвует в своеобразном «кастинге» за право считаться партнером Запада в послевоенном разделе мира. Что и произошло в Ялте, как известно, за счет Великобритании. Одновременно Сталин вел и свою «партию», предполагавшую выход из этой «игры» на любой ее стадии, как только издержки начнут перевешивать возможные приобретения. И не ошибся: не стало Рузвельта, и закрытые ялтинские договоренности с ним пошли прахом уже в Потсдаме.

В отличие от Сталина, Гитлер, даже собственноручно предложив англичанам «высший разум» и получив от них положительный ответ через посла в Берлине Невилла Гендерсона (встреча состоялась 3 марта 1938 г.), сути этой игры до конца не понял и, как выяснилось, просто невольно «потроллил» британскую элиту. Гитлер не признавал «кастинга» и считал, что Запад обязан сделать однозначный цивилизационный и расовый выбор и обязательно в его пользу. И пытался убедить западных лидеров в своей незаменимости в борьбе с большевизмом, в то время как их мыслями владели совсем другие проблемы. Именно после этого фиаско к фюреру в Лондоне потеряли всякое доверие и потому так негативно отреагировали на миссию Рудольфа Гесса (10 мая 1941 г.). Квинтэссенцией вынесенного Гитлеру «приговора» служит следующая констатация Киссинджера: «Сталин делал ставку на рациональность поведения Гитлера и проиграл; Гитлер сделал ставку на скорое падение Сталина и тоже проиграл. Но если сталинская ошибка была поправимой, то гитлеровская – нет» (Дипломатия. М., 1997. С. 318). Маленький штрих: проиграл ли Сталин, не избежав войны, которую избежать было нельзя, - ответ на этот вопрос пусть останется на совести Киссинджера; этот «ход исподтишка» однако с лихвой компенсируется сделанным признанием о сути западной политики в преддверие Второй мировой войны.

Не менее, если не более, сложная «игра» ведется сегодня. Упомянутая замена «плана А» (подготовка горячей войны) «планом Б» (холодная война) пока не окончательная и во многом зависит от диспозиции и исхода британских выборов. В частности, от того, пойдет ли во главе своей лейбористской партии постаревший Тони Блэр. При определенных обстоятельствах возможно и «среднее арифметическое» обоих планов, которое оставляет Россию за порогом любых альянсов за исключением, разумеется, Китая. Рассуждать об этом конкретно, не владея достоверной информацией, не берусь; тем более, что ставки запредельно высоки. Пример Эрдогана, понадеявшегося на «большую войну» после американского удара по Шайрату, а потом испытавшего шок от этой ошибки, исправлять которую на днях в очередной раз пришлось в Сочи под шутки Владимира Путина, многому должен научить.

Кстати, еще один вопрос возникает и о советском проекте, у которого, как всегда две ипостаси – глобалистско-универсальная и с ориентацией на внутреннюю повестку. Очень похоже, что эти вариации, как и раньше, включены в разные планы, и задача возможно состоит в том, чтобы сделав вид, что «все идет путем» и неоменьшевистская повестка принята, затем, в нужный момент, «включить» неожиданную для зарубежных «партнеров» заготовку.

Далее. Не до конца понял предпоследний комментарий в теме: Европейский союз по «плану Б» сохраняется, что и показали итоги выборов во Франции. Никто его разваливать при этом раскладе не собирается, и никакого противоречия здесь не вижу. Хотите «лакмусовую бумажку»? Честно говоря, не отслеживал реакцию на итог второго тура выборов во Франции Джорджа Сороса, «заклятого друга» ЕС и особенно Германии, но этот комментарий такую мысль пробудил. Надо посмотреть: будет ли реакция и если да, то какая. При этом мы понимаем, что отсутствие таковой – тоже реакция, непосредственно влияющая на сентябрьские выборы в бундестаг.

Нет противоречий и в том, что касается последнего из комментариев. Да, кризис 2008-2009 года – рукотворный. Он был организован и запущен по сценарию обвала доллара и глобального дефолта: планету решили «кинуть на бабки». Но мы разве забыли принцип «высшего разума»? К естественному кризису с непредсказуемым исходом вела «игра свободных сил», а они довернули ситуацию и повысили прогнозируемость ее развития, сыграв на опережение. Или подумали, что повысили, ибо когда на западный «лом» отыскался российско-китайский «прием», да еще и озвученный Нурсултаном Назарбаевым (вы только представьте, чего это ему стоило!), кризис пришлось заливать той самой зеленой наличностью, которую вместо того, чтобы топить ею печки, пришлось допечатывать в авральном режиме и в не поддающихся воображению масштабах. Усугубляя тем самым собственное же и без того незавидное положение.

Ну что ж, свое обещание я выполнил; на вопросы, как мог, ответил. Общего заключения не будет – не о чем: вопросы были разные, поэтому пришлось перепрыгивать с темы на тему.

И последнее. Особого «продолжения» не будет. Я понимаю, что круг проблем интересный, очень многим нравится. Но на дворе 2017 год, приближающееся столетие Великого Октября, вокруг которого уже разгорелась серьезная борьба. И именно эта тема требует сегодня особого, первостепенного внимания. «Игры ума» поэтому, коллеги, оставим до лучших времен. Ну а что касается «“А” и “Б”…», то эта статья – своеобразная авторская рефлексия на вызвавший у меня возмущение сюжет Валерия Фадеева. Ну нельзя сограждан так откровенно презирать, натурально «промывая им мозги». Стыдно! И некрасиво.

«Не комильфо» и так непрофессионально, можно сказать «краплеными картами», издеваться над темой по принципу «что Бог на душу положит – то и скажем». Хотя бы потому, что не будучи священником, запросто можно ошибиться, перепутав «верх» с «низом»: «…Глядь, а конем твоим правит коварная ложь» (Владимир Высоцкий).


Оцените статью