Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Минск - это Москва-2036

Философия и история

19.11.2015 12:38  

1634595

242

Российский философ-националист Горюнов: Минск - это Москва-2036, а Путин растит себе усы Лукашенко

«Если я хочу попасть в Москву-2036, мне нужно приехать в Минск-2015», - говорит философ Максим Горюнов. Сейчас обозреватель «Новой газеты», с опытом работы на российском националистическом сайте «Спутник и погром», Максим уже в третий раз за короткое время приезжает в Беларусь. «Я подлизываюсь к вам», - с улыбкой говорит он.

В «Новой газете» Максим уже описал Беларусь такой, какой ее не узнали сами белорусы.«Белорусы пока играют в образцовую совковую российскость, но это не может продолжаться вечно», - написал он в эссе «Минск идет к себе».

Сидя в ноябрьской минской кофейне, философ Максим Горюнов рисует утопично-антиутопичные картины нашего общего будущего.

Его рассказ насквозь метафорически и ироничный, но опирается на анализ современных событий.

«Все спрашивают, что происходит сейчас с Москвой. Москва превращается в Минск ».

«Это вы думаете, что ходите по Минску, но этом не Минск. Это - Москва. И я говорю не с минчанами, а с москвичами. Они такие и будут. Минск - это будущее Москвы. Если я хочу попасть в Москву-2036, мне нужно приехать в Минск-2015.

Смотрите - чисто, плитка положена, ни одного киоска - ни с цветами, ни с уличной едой. Казенная чистота. Мало кафе. И все они суровые - никакого сервиса, никаких улыбок.

Я просто влюбился в кафе «Березка». Я зашел, на меня посмотрели, как на врага народа: «А чего ты пришел?». Я попросил меню, и это было воспринято как удар по их гордости. Я спросил: «У вас есть чай?» Они ответили: «У нас ЕСТЬ чай». «А есть ли у вас что-то к чаю?» «Нет! У нас вся выпечка приезжает к четырём часам, понимаете, а сегодня понедельник ". Я там сел и мирно пил чайку.

Все спрашивают, что происходит сейчас с Москвой. Москва превращается в Минск.

«Они» ее отреставрировали. Плитка, пустота, никакого уличной торговли, никакого уличного жизни. Все кафе, книжные магазины упрятанны вглубь зданий. Убрали все вывески. Раньше каждый предприниматель как хотел, так и изготавливал себе киоск. Теперь каждый «киоск» может быть установлен только с наивысшего разрешения.

Идешь - и лоск. Минский лоск, где все живое умерло.

Включаешь телевизор, а там Медведев рассуждает о надоях в Вологодском области

У Москвы проблемы: нефть падает, санкций никто не отменял. РБК невозможно смотреть. Туда приходят бизнесмены и говорят: «Все плохо, рынок закрывается, я деньги вывожу». И так часами. Я часа два посмотрел этот канал - он страшный.

Чем дальше будет идти импортозамещение, чем сильнее от этого будет зависеть жизнь людей, тем ближе будет Беларусь. Мы когда с отцом ездили в Киев через Беларусь, то самое интересное было - это включить ваше Первое белорусское радио и попасть на то, как Лукашенко приехал в колхоз и кричит на всех, что они неправильно пашут. Отец мой был в умилении. Так и до Киева легко доедешь.

А наш Владимир Владимирович, который уже летал на самолетах, летал с журавлями, при импортозамещения будет как «батька». Будет выезжать в колхозы, и это станет трендом.

Если нефтяных денег нет, а деньги надо изнутри, если продукты нельзя завезти из Европы, а надо у себя выращивать, высокое российское начальство начнет себя так вести. Импортозамещение - это белоруссизация страны. Начинают пахать, что-то выращивать.

Уже сейчас - включаешь телевидение, а там Медведев, который рассуждал ранее только о IT-технологии, сидит и рассуждает о надоях в Вологодской области. Это абсолютно белорусский дискурс. И чем дальше будет идти импортозамещение, чем сильнее от этого будет зависеть жизнь людей, тем ближе будет Беларусь.

Мой прогноз потихоньку сбывается. У вас четыре нуля убирают с лета на валюте? А в России приняли решение допечатать триллион рублей. Поэтому скоро 1 белорусский рубль будет стоить 275 российских. Даже в валюте российский рубль стремится к месту, которое сейчас занимает белорусский рубль.

Говорить о картофеле, не имея усов, - тяжело

«Усы Пескова» (пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков. - РС) - это на самом деле усы Владимира Владимировича. Владимиру Владимировичу, чтобы быть полностью похожим на Лукашенко, надо усы. Думаю, Песков их разнашивает, а потом они будут пересажены на верхнюю губу, чтобы и у нас появился сильный хозяйственник. Или Песков будет постоянно рядом стоят, чтобы усы были в кадре.

Теперь Путин - боец, истребитель, царь, высоко летает. А тут надо будет картофель поднимать. Говорить о картошке с экрана, не имея на себе хороших пшеничных усов, - трудно.

Если хотите, чтобы россияне вас полюбили, - отказывайтесь от белорусского языка сразу же

«Есть на свете народ, который не раздражает россиян? Нет! Только сербы- "братушки", но и они как-то уже не туда поглядывают. Все народы нас раздражают, и белорусы не исключение. "Почему вы до сих пор не вошли в нас? Белорусский этот ваш язык, буква "Ў с птичкой", это чего? "

Российский народ окружают враги. У российского народа, как известно, два друга - его армия и его флот. Как у нормального мужика два друга - правый кулак и левый кулак. Все остальные - сволочи и гады, негодяи, грабители и предатели.

Если вы хотите, чтобы мы вас полюбили, отказывайтесь от своей белорусского языка сразу. Церкви ваши надо снести, а поставить сверху нормальную костромскую макушку, а лучше ярославскую. Эрзац-язык забыть. Якуб Колас ваш, все кто выпендривался и калечил великий русский язык - все их памятники надо снести. Поставить памятники Пушкину, Достоевскому, Толстому (хотя он был отлучен от церкви), Меншикову, великому российскому философу Тихомирову. Опять же Менделеев - человек, который изобрел водку и был российским националистом.

Вот драники можете оставить, но только без национализма».

«Премию Алексиевич специально дали, чтобы россиян унизить»

«Зачем Алексиевич, если у нас есть Захар Прилепин? Вы читали Прилепина? Это же мощные романы, это гениально. Лев Толстой плачет, потому что не живет во времена, когда печатается Захар Прилепин. А Шаргунов? Вы читали Шаргунова? А у него есть романы, и они гениальные.

Русский человек живет в мире, в котором у него постоянно течёт слюна. Дали премию - конечно, незаслуженно. Вы разворачиваете газету "Известия" - там любого колумниста берите, каждому можно давать.

Почему дают Алексиевич? Потому что не любят русских. Это было специально придумано. Нашли же эту Алексиевич, кто ее знал? А она сейчас поедет по миру свою русофобию распространять ».

А у вас будет «дикий капитализм»

«Батьке» будет невыгодно дружить с Россией, он «женщина честная», дружит только с теми, кто может ему помочь. Он сыграет в какую-нибудь «китайскую народную партию». Или еще один его сын у вас есть - такой крупный мужчина, усатый, толстый. Нравится мне.

http://www.novayagazeta.ru/comments/69911.html

Минск идет к себе

Россияне, приезжая в Белоруссию, видят Россию и не видят Беларусь. Их вводит в заблуждение сплошная сталинская застройка, советская символика и свободный русский язык на улицах, на телевидении, на знаменитом Комаровском рынке. Остатки исторической застройки — ратушу, костел, кляштор — они воспринимают, как жители Калининграда воспринимают остатки прусского Кенигсберга. Ну да, здесь когда-то кто-то жил, но теперь, по результатам войны, здесь живем мы, россияне.

В этом смысле абсолютно прав Александр Лукашенко, когда утверждает, что белорус — это русский со знаком качества. Именно так россияне и представляют себе белорусов. Россияне видят в белорусах себя, только лучше. Не существует никаких отдельных белорусов. Они всегда пристегнуты к России. Но не просто так, а как образец для подражания.

Россияне втайне любуются белорусами. Достаточно сказать, что белорусская вареная колбаса лучше любой российской вареной колбасы. То есть белорусы, как кажется россиянам, перещеголяли россиян в российстве. То же касается и политической организации.

Владимир Владимирович пятнадцать лет учился быть Александром Григорьевичем, но так до конца и не выучился. Любой россиянин, даже если он ни разу и не был в Белоруссии, а только покупал молоко и гигантские вафельные конфеты в белорусской лавке, уверенно скажет: у белорусов больше порядка. Что в переводе на язык политической психологии означает: Лукашенко в роли Путина выглядит лучше, чем Путин в роли Путина. Лукашенко уверенней, фактурней, и у него пышные усы, как у Иосифа Виссарионовича, что тоже важно.

В связи с усами и советской символикой настоящий парад Победы, например, проходит в Минске, а не в Москве. В Минске колонны танков и полки пехоты идут под красными знаменами. Не скрываясь за триколором, навязанным россиянам известно кем и при известно каких обстоятельствах.

Естественно, что Минск в роли Москвы гораздо приятней. Москва, изменив себе, слишком ушла от своего иконографического образа, запечатленного, допустим, в фильме «Москва слезам не верит».

Но нужно понимать, что Беларусь как столп и утверждение российской истины — это во многом выдумка самих россиян. Белорусы пока играют в образцовую совковую российскость, но это не может длиться вечно. Время идет, конъюнктура меняется, и у взаимного любования России и Белоруссии буквально завтра может начаться, как говорят психологи из женской консультации, «трудный период».

Едва заметный акцент, который до недавнего времени скорее умилял россиян, чем настораживал, за считаные годы может вырасти в полноценную мову. Такую же агрессивную, как и украинская. Которая, как знает каждый россиянин, никакая не мова, а специальный львовский диалект, разработанный еще немецким гестапо, чтобы вредить русским людям.

Несколько минских зданий, не разрушенных советскими архитекторами, из непонятного казуса в два счета становятся оплотом нового белорусского сознания. Нового в том смысле, что оно будет никак не связано ни с мифом Русского мира, замешанного на черносотенной истерии, ни с советским прошлым.

Если бродить по центральным минским улицам, этого не видно. Центральные улицы целиком преданы России. Но если свернуть во дворы, куда не водят туристов и где нет казино, любимых москвичами, картина будет совершенно иная. Там, к примеру, будут книжные магазины для богемы, забитые под потолок книгами на белорусском языке. Там будут кафе, в которых если попросить чаю, а не «гарбату», официант недовольно цокнет. Там будут молодые люди в футболках с гербом гедиминовичей и какой-то местной, бресто-варшавской, музыкой в наушниках. И там же, в небольших помещениях, будут собираться молодые мамаши с детьми на уроки белорусского языка. Это с утра, а вечером на курсы придут юноши и девушки, придут взрослые, придут пенсионеры. Их придет столько, что не будет хватать стульев, и часть пришедших простоят все занятия стоя.

Дворы уже дышат Беларусью. Россияне, не имея привычки к отличию, своею завороженностью советским Минском, льющейся на головы минчан из бездонных московских СМИ, делают все, чтобы это дыхание стало ровнее. Россияне, слоняясь по советскому Минску, уточняют, подчеркивают, настоятельно указывают на объекты, от которых белорусам необходимо отказаться, чтобы шагнуть из прошлого к себе.

Сcылка >>


Оцените статью