Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Фактор личности   7

Философия и история

20.01.2017 09:15  

Владимир Тарасов

556

Фактор личности

Современные экономисты не в состоянии объяснить, что происходит с мировой экономикой, потому что, на мой взгляд, не учитывают влияние на нее господствующих в обществе этических представлений. На необходимость такого учета указывал еще Федор Михайлович Достоевский в романе «Преступление и наказание». Там он не только критиковал экономистов, но и описал различные типы личности по их нравственным представлениям об обогащении. В статье описано, как использование описанных Достоевским представлений об этих типах позволяет связать этику и экономическую теорию, что позволяет объяснить процессы, происходящие в мировой экономике, в частности, в США.

 

Как понять, что происходит в мировой экономике? – Читайте Достоевского

Все больше людей считает, что экономическая наука находится в тупике. Тем самым подтверждается поговорка о том, что всё новое – это хорошо забытое старое, так как об этом тупике предупреждал еще Федор Михайлович Достоевский, который обнаружил и выход из него.

Как то так получилось, что современная экономическая теория не может толком объяснить ни происходящие события, ни предсказать будущие. Английский экономист член палаты лордов Великобритании Роберт Скидельски в связи с этим даже обозвал экономистов идиотами в своей статье «Ученые идиоты. Почему экономисты не понимают, что происходит с мировой экономикой».

Причина этого, по его мнению, кроется в том, что экономические модели основаны на нереальных допущениях, экономическая наука отрезана от общепринятого понимания того, как всё работает, профессиональные экономисты не изучают практически ничего, кроме экономики, и даже не читают классические труды по своей собственной дисциплине, а людей считают всего лишь помехой, препятствующей работе экономике.

Но, ответив на вопрос, почему экономисты не могут понять, что происходит с экономикой, Роберт Скидельски не написал, а что именно надо сделать, чтобы изменить ситуацию. Хотя вопрос о том, как качества людей влияют на экономику, рассмотрен во многих классических трудах экономистов и писателей.

 

Капитализм предполагает буржуазную этику

Например, немецкий ученый Макс Вебер в своей книге «Протестантская этика и дух капитализма» показал особое значение для развития капиталистического общества нравственных норм, принятых в протестантизме. О влиянии этики на экономику капитализма много рассуждал и один из основоположников концепции социально-рыночной экономики Вильгельм Рёпке в книге «Гуманная экономика. Социальные рамки свободного рынка». Там он описал моральные качества, которые, по его мнению, присущи буржуазности.

Это следующие качества: индивидуальный успех и ответственность, абсолютные стандарты и принципы, основанная на собственности независимость, благоразумие и бесстрашие, расчетливость и склонность к сбережениям, ответственность за планирование собственной жизни, адекватная слаженность с обществом, семейное чувство, понимание традиций и преемственности поколений вместе с объективной точкой зрения на настоящее и будущее, характерное напряжение между индивидуумом и обществом, твердая моральная дисциплина, уважение к ценности денег, готовность браться за свою жизнь и ее неопределенности, понимание естественного порядка вещей и твердая шкала ценностей.

Вильгельм Рёпке не пояснил, что именно он имел в виду под стандартами, принципами и ценностями, но в приведенном выше списке явно не хватает принципов, провозглашенных в период Великой французской буржуазной революции: свободы, равенства и братства. Похожие принципы были указаны и американской буржуазией в Декларации независимости США: «все люди созданы равными и наделены их Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода и стремление к счастью». Эти принципы признаются и в современных Франции и США, хотя иногда возникает вопрос, в какой мере эти страны им следуют.

Указанные выше этические нормы и принципы – это не просто красивые слова, это то, что обеспечивает успех капиталистической системе и само существование законов капиталистической экономики.

Но Вильгельм Рёпке не написал, какие качества могут существовать в обществе помимо буржуазной морали, и что приведет, если эти другие качества будут преобладать. На первый взгляд, исследование «небуржуазных» моральных норм не имеет особого смысла, ведь их может быть очень много. Экономисты, даже классики, по-моему, не занимались изучением этого множества, а вот писатели – попробовали. В частности, это попытался сделать Федор Михайлович Достоевский.

 

Достоевский нашел систему в миллионах вариантов

То, что он не просто писатель, а еще и в некотором роде экономист, хорошо известно. Современный итальянский литературовед Гуидо Карпи даже написал об этом книгу «Достоевский – экономист. Очерки по социологии литературы» (думаю, это еще одна книга из тех, которую современные экономисты не читают). Мы тоже не будем рассматривать то, что там написано, а ограничимся некоторыми наблюдениями, сделанными самим Федором Достоевским в романе «Преступление и наказание». Об этих наблюдениях я уже писал, но немного повторюсь, более точно определив некоторые понятия и идеи, рассматривая их в качестве средства для преодоления кризиса в современной экономической теории.

Ф. Достоевский не одобрял распространяющиеся в его время в европейских и странах, в том числе и в России, новые экономические идеи, и в книге доверил их критику студенту Дмитрию Разумихину, который указал на увлеченность экономистов оторванными от жизни моделями: «Я тебе книжки ихние покажу: все у них потому, что «среда заела», – и ничего больше! Любимая фраза! Отсюда прямо, что если общество устроить нормально, то разом и все преступления исчезнут, так как не для чего будет протестовать, и все в один миг станут праведными. Натура не берется в расчет, натура изгоняется, натуры не полагается!  У них не человечество, развившись историческим, живым путем до конца, само собою обратится наконец в нормальное общество, а, напротив, социальная система, выйдя из какой-нибудь математической головы, тотчас же и устроит все человечество и в один миг сделает его праведным и безгрешным, раньше всякого живого процесса, без всякого исторического и живого пути! Оттого-то они так инстинктивно и не любят историю: «безобразия одни в ней да глупости» – и все одною только глупостью объясняется! Оттого так и не любят живого процесса жизни: не надо живой души»!»

Таким образом, Ф. Достоевский примерно полтора столетия назад указал на тот дефект экономической теории, который современные ученые, в частности, член палаты лордов Великобритании Роберт Скидельски, увидели только сейчас.   

Ф. Достоевский, в отличие от британского экономиста, не ограничился критикой, а попытался взять в расчет природу (натуру) человека и изучить возможные отклонения от буржуазной этики. Вот как Разумихин охарактеризовал проблему, от решения которой экономисты отказались: «С одной логикой нельзя через натуру перескочить! Логика предугадает три случая, а их миллион! Отрезать весь миллион и все на один вопрос о комфорте свести! Самое легкое разрешение задачи! Соблазнительно ясно, и думать не надо! Главное – думать не надо! Вся жизненная тайна на двух печатных листках умещается»!

Ф. Достоевский не поленился подумать и описал в романе шесть типов личности в зависимости от нравственной оценки ими способов обогащения и поведения в экономике.

К первому типу относится Порфирий Петрович, который следил за соблюдением законов, но не интересовался прибылью.

Ко второму типу принадлежит Разумихин. Он зарабатывал средства своим честным трудом, причем они ему нужны для жизни, цели получить капитал и у него не было.

Третий тип представил Лужин, который стремился создать капитал, действуя в рамках закона. Он нуждался в нравственном оправдании своих действий (в романе он рассуждал в духе идей Адама Смита), хотя и был способен на неблаговидные поступки.

Четвертый тип – это люди типа Раскольникова, который считал себя вправе пожертвовать интересами другого человека (вплоть до убийства) ради получения денег для каких-то благих целей.

К пятому типу относится Свидригайлов, человек, готовый пойти на преступления ради получения денег для себя лично.

И последний, шестой тип личности представил Лебезятников, который стремился разрушить сложившуюся систему нравственности и общественного порядка, даже не имея от этого материальной выгоды.

Из указанных типов личности буржуазному духу (в определении Вильгельма Рёпке) в наибольшей степени соответствуют Лужин, а также отчасти Разумихин и Порфирий Петрович. Лужину свойственны в большей степени качества, связанные со стремлением к богатству, а Разумихину и Порфирию Петровичу – некоторые другие качества. Исходя из этого, можно предположить, что законы капиталистической экономики действуют в том случае, если в обществе преобладают люди указанных трех типов.

Это предположение соответствует идеям Адама Смита. В его книге «Исследование о природе и причинах богатства народов», в том месте, где он рассуждает о «невидимой руке», направляющей действия отдельных участников экономического процесса, в качестве постулата использовано утверждение о том, что каждый человек стремится получить наибольшую прибыль. действуя в рамках закона. Но это предположение справедливо только для людей типа Лужина (у всех остальных жизненные цели другие). Поэтому он – центральная фигура капиталистической экономики. Именно ему свойственно стремление к индивидуальному успеху, расчетливость и склонность к сбережениям, уважение к ценности денег и т. п. И не случайно в романе «Преступление и наказание» именно Лужин рассуждает об экономике в духе Адама Смита (я уж не буду приводить его мысли о том, что надо возлюбить самого себя, после чего и обществу станет лучше).

В то же время, по мнению Адама Смита, государство экономической деятельностью заниматься не должно вообще (за небольшими исключениями), то есть государственными чиновниками в рыночной экономике должны быть люди типа Разумихина и Порфирия Петровича.

Итак, мы разобрались с соотношением типов человека и экономических законов.

Ценность указанной классификации Достоевского в том, что описываемые им типы людей позволяют свести миллионы возможных вариантов нравственного отношения к обогащению к шести. Указанные типы личности полностью перекрывают как буржуазную этику, так и отклонения от нее.

 

Утопия может стать реальностью, но ненадолго

Чтобы понять, что это дает, представим, что произойдет с законами экономики в обществе, где нет людей типа Лужина.

Если, допустим, в обществе останутся люди только положительных качеств – типа Порфирия Петровича, Разумихина и Раскольникова (после его раскаяния), то там вообще капитализма не возникнет, потому что капитал и прибыль в таком обществе никому не нужны. Эти люди организуют справедливое распределение общественных благ, которые сами же будут своим трудом создавать. То есть реализуется концепция утопического социализма (существующего в силу наличия определенных качеств человека, а не как этапа на некотором уровне развития производительных сил и производственных отношений, что соответствует научному определению социализма в марксизме).

А теперь допустим, что общество состоит из людей типа Лебезятникова, Свидригайлова и Раскольникова (до раскаяния). И тут капитализма не будет, потому что и общества как такового не возникнет: все будут беспрерывно воевать друг с другом, обманывать, убивать и разрушать. В этом случае мир застрял бы где-то в первобытнообщинном или рабовладельческом строе, и земля была бы населена множеством постоянно дерущихся между собой семейных кланов, внутри которых также беспрерывно шла бы своя борьба за богатство. Реализовалась бы антиутопия.

В реальном мире встречаются люди разных типов, и в нем идет постоянная борьба между ними за влияние на все общество. Когда та или иная группа усиливается, она пытается навязать обществу свою этику, в результате чего законы экономики, соответствующие буржуазной этике, начинают сбоить. Экономика начинает работать хуже, что приводит к потере власти этой группы людей и восстановлению статус-кво. Но на все это требуется время, поэтому в каких-то исторических промежутках (до нескольких поколений, то есть даже в течение десятков лет) утопии и антиутопии вполне могут реализоваться в реальности.

Данные идеализированные примеры показывают, насколько важна существующая структура общества, в которой большинство людей относится к типу Лужина, а в обществе распространена буржуазная этика. Но реальная структура общества может быть другой, что в современной экономической теории не учитывается. Поэтому экономисты и не могут понять, что происходит в том случае, когда происходят отклонения от идеального общества с буржуазной этикой, для которого и сформулировано большинство законов, описанных в учебниках.

То есть, живой исторический процесс развития общества (вспомним Разумихина) состоит в том, что в некоторых странах время от времени пытаются вместо экономики, соответствующей буржуазной этике, реализовать то какую-либо утопию, то антиутопию. И в этих обществах в течение некоторых периодов времени действуют законы экономики, которые не описаны в современных учебниках.

Можно сказать, что экономику, допустим, США (на некоторых этапах развития этой страны) современная экономическая теория описывает, а экономику Кубы – нет. Тем более не описывается возникновение феномена кубинской экономики. Это рассматривается как досадная случайность, какое-то отклонение. Как написал Роберт Скидельски, отклонения от модели современные экономисты классифицируют как «помехи», «выбоины на дороге», которые надо исключить. Разумихин охарактеризовал это другими словами: «Оттого-то они так инстинктивно и не любят историю: «безобразия одни в ней да глупости» – и все одною только глупостью объясняется!».

Как видим, указанная Разумихиным особенность подхода экономистов к экономике дожила до наших дней. Но такая ограниченность для науки ненормальна. Так, экономика Кубы – это действительно отклонение, но она реально существует, то есть возникла в результате действия каких-то законов экономики.

Чтобы понять ненормальность существующей экономической теории можно сравнить ее с физикой, которая описывает все физические явления, а не какую-то их часть. Например, ученые знают, что яблоко падает на землю в соответствие с законом всемирного тяготения. Но на его пути может оказаться, допустим, стол, который помещает падению. Стол не отменит закона всемирного тяготения, но яблоко-то не упадет. Физики в таких случаях не говорят, что все предметы должны падать на землю, а отсутствие падения – это глупость, не заслуживающая внимания, и надо подождать, пока стол куда-нибудь денется, после чего яблоко упадет. Они описывают не только падение яблока на землю с помощью закона всемирного тяготения, но и процесс лежания яблока на столе, привлекая другие законы и понятия (о твердом теле, о действии и противодействии и т. д.).

То есть, любое наблюдаемое на опыте отклонение от действия физического закона есть результат действия других физических законов. Точно также и любое отклонение от законов экономики не может быть вызвано ничем иным как действием других законов экономики.

Но в современной экономической теории ситуация совсем другая. В ней существуют модели, соответствующие буржуазной этике, но отсутствуют модели, реализуемые при наличии других этик. То есть, утопии и антиутопии в экономической теории не рассматриваются, хотя в некоторых странах на каком-то этапе их развития они существуют. Поэтому когда реальная структура общества начинает отличаться от моделей, экономисты не знают, как объяснить, что происходит в экономике. У них нет подходящих для этого понятий, не говоря уже о законах.

Чтобы как-то объяснить происходящие, современные экономисты, как и экономисты полтора столетия назад, объявляют все непонятное им глупостью. Например, победу Дональда Трампа на президентских выборах сейчас часто оправдывают его популизмом, под которым в данном случае понимается демагогия, основанная на ошибочной вере простых людей о возможности легкого и скорого решения социальных проблем. Таким образом, победа объясняется ошибкой, то есть глупостью народа.

Но дело, конечно, не в глупости и не в популизме. Чтобы понять, что произошло в США, надо использовать представлении о типах личности, рассмотренных Ф. Достоевским, и представления о буржуазной этике. А именно, в последние десятилетия в США произошли отклонения от буржуазной этики, так как во главе государства оказались люди типа Раскольникова (в частности, Барак Обама) и Свидригайлова (в частности, Хилари Клинтон), которые попытались навязать обществу псевдолиберальные идеи. Они начали разрушать капитализм, опирающийся на средний класс, то есть попытались реализовать антиутопию. А антиутопия, как и утопия, называется так потому, что в реальности существовать не может, то есть в случае попытки ее реализации приводит к разрушению общества.

Разрушение капитализма в США не устраивало людей типа Разумихина (в частности, Бенни Сандерса) и Лужина, которых представляет Дональд Трамп, вот они и начали бороться за власть с людьми других этических взглядов. А победить Дональду Трампу помогло то, что исторически позиции буржуазной этики в США довольно сильны, ведь именно они отражены в принципах, которые были положены в основу США. То есть, победа Дональда Трампа – это закономерный исторический процесс, естественное живое историческое развитие американского общества. Популизм со стороны Дональда Трампа, конечно, имел место, но ведь Хиллари Клинтон по части популизма вряд ли уступала ему. Но победил  популизм республиканца, потому что он в большей степени соответствует буржуазной этике.

Становится понятной и ожесточенность, которая сейчас царит в американском обществе. Среди оппонентов Дональда Трампа много людей типа Лебезятникова, Раскольникова и Свидригайлова, которые в силу своих нравственных представлений склонны к насилию и мошенничеству, даже если на словах они заявляют о своей приверженности американским принципам.

Впрочем, многие экономисты за рубежом правильно понимают, в чем причина кризиса. Например, глава МВФ Кристин Лагард на форуме в Давосе отметила, что происходящее в развитых экономиках можно назвать кризисом среднего класса. В этом и дело. Барак Обама и Хилари Клинтон, политика которых и привела к этому кризису, не выражают интересы среднего класса. А вот Дональд Трамп – выражает (по крайней мере, судя по его намерениям). И, кстати, демократ Бенни Сандерс тоже выражает. То есть, противостояние в США идет не между демократами и республиканцами, а между группами населения, стоящими на различных этических позициях.

 

Значение имеет не только богатство, но также власть и разум

Надо отметить, что приведенные выше рассуждения представляют ситуацию несколько упрощенно, так как указанных шести типов личности недостаточно для объяснения происходящих в обществе событий.

Например, такие буржуазные этические нормы из числа указанных Вильгельмом Рёпке, как адекватная слаженность с обществом, понимание естественного порядка вещей, семейное чувство, понимание традиций и преемственности поколений и т. п., характеризует не отношение к обогащению, а разум человека. Эти качества можно обобщенно назвать социальной адекватностью. Это еще одна характеристика типа личности, соответствующая буржуазности. Но в реальном обществе существуют люди и с другими наборами качеств по отношению к социальной адекватности, и их, по аналогии с типами личности, описанными Ф. Достоевским, также можно выделить шесть типов.

А такие принципы буржуазности как благоразумие и бесстрашие, свобода, равенство и братство, относится к группе качеств, которые характеризуют отношение человека к власти. И в данном отношении можно описать шесть типов личности, из которых только один соответствует перечисленным выше качествам. Его можно назвать рыцарским.

Подробное описание всех восемнадцати типов личности по их этическим предпочтениям приведено в моей книге «Природа и причины российских кризисов. Белый лебедь: истинная правда в экономической теории», но учитывая то, что экономисты не читают даже книги своих же классиков, я разместил  описание типов в в статье «Вопросы буржуазной этики в представлении Достоевского».  

Таким образом, подведем итог, рыночная экономика предполагает наличие у людей склонности к индивидуальному обогащению, социальную адекватность и рыцарские качества. Только в таком обществе экономические законы, описанные в современной экономической теории, работают эффективно и приводят к его процветанию. Чтобы понять, что происходит в реальной экономике, надо использовать представления о восемнадцати типах личности, а также о видах утопий и антиутопий, которые время от времени реализуются в различных государствах в тех случаях, когда у власти там находятся группы людей, не разделяющих буржуазную этику.

Подобный подход к анализу причин многих экономических событий, опирающийся на знание этических взглядов людей, на мой взгляд, позволит экономической теории выйти из того кризиса, в котором она сейчас находится.

Конечно, при этом не обязательно должна быть использована классификация людей по их этическим представлениям, которая была обнаружена Ф. Достоевским. Возможно, существуют другие варианты, которые являются более точными и адекватными. Но типы личности, описанные писателем, существовали в его время и имеются в наши дни. То есть выводы, сделанные с использованием представлений о них, не будут отменены последующим развитие науки, следовательно, этими представлениями можно пользоваться (не дожидаясь, пока ученые придумают научную классификацию) для объяснения происходящих в мире процессов.

 


Оцените статью