Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Тема Ещё раз к дискуссии о причинах гибели СССР.

Философия и история

17.09.2013 06:17

alhimik

183

Ещё раз к дискуссии о причинах гибели СССР. Только ли евтушенки виноваты, всякие гранины-вознесенские и бовины-шахназаровы?

В связи с реализацией очередного разрушительного проекта "Перестройка-2" вновь остро стоит вопрос о причинах разрушения СССР. В настоящее время он зачастую становится предметом для недобросовестных спекуляций, нацеленных на сокрытие реальных причин этой исторической трагедии. Отдельными горе-публицистами делаются упорные попытки представить дело так, будто бы главной причиной гибели СССР были процессы, относящиеся к сфере культуры, то есть надстройки, а не к сфере общественных отношений собственности и власти, то есть базиса. Будто бы всё дело в том, что в среде гуманитарной (т.н. «творческой») интеллигенции сами собой завелись некие «западники-либералы», которые стали «проникать» и «обволакивать». Обволокли, понимаешь, высшее руководство КПСС, сформировали «пятую колонну», ну и... Кто виноват? Конечно, евтушенки виноваты и всякие гранины-вознесенские. Ну, в крайнем случае, бовины и шахназаровы.

Сергей Александрович Строев, член КПРФ, помощник депутата Государственной Думы С.И. Васильцова, сопредседатель СПб отделения Всероссийского созидательного движения «Русский лад».
2013-09-16 20:06

В итоге получается банальная теория «масонского заговора», поданная в слегка окультуренной и интеллигентной публицистической обработке. При этом зачастую даже попытки не делается разобраться в подлинных причинах процессов, используя мощный инструментарий марксистского социально-классового анализа.

Что же происходило на самом деле?

А происходила на самом деле классовая борьба. Тенденции к формированию в советском обществе новых классов после ликвидации прежних эксплуататорских классов были объективны и с точки зрения марксистской методологии предсказуемы и даже неизбежны. Лев Троцкий – ярый ненавистник Советской России и России вообще как таковой – в своей книге «Преданная революция» приводил важное замечание Маркса: «развитие производительных сил является абсолютно необходимой практической предпосылкой (коммунизма) еще потому, что без него обобщается нужда, и с нуждой должна снова начаться борьба за необходимые предметы и, значит, должна воскреснуть вся старая дребедень». На основании этого замечания, а также на основании того, что опять же по Марксу «право никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества» Троцкий заявлял о закономерном перерождении советского государства.

Вождь Советской России И.В. Сталин, однако, владел методологией марксистского анализа, во всяком случае, не хуже Троцкого и прекрасно понимал суть угрозы. Он ясно видел, что практически сразу после победы в Гражданской войне новый партийный и государственный аппарат, оказавшийся распорядителем общенародной собственности, приобрёл корпоративный интерес закрепить за собой монопольную привилегию этого распределения и замкнуться в особую закрытую от рядовых советских трудящихся корпорацию. Став во главе советского государства, Сталин и группа его единомышленников, опираясь непосредственно на поддержку трудящихся масс, стали жёсткими административными мерами подавлять бюрократическое перерождение аппарата.

При этом основной задачей сталинского руководства было форсированное экономическое развитие страны и создание экономической базы социализма. И действительно, с 1931 по 1941 год Советский Союз совершил фантастический скачок в развитии своих производительных сил, пробежав путь, который капиталистические страны проходили столетиями. Затем стремительное развитие было прервано войной и замедлено необходимостью послевоенного восстановления.

Однако параллельно с ликвидацией экономической базы для образования чуждых социализму классов перед руководством страны стояла задача не допустить перерождения государственного аппарата до того, как будет ликвидирована экономическая база такого перерождения.

Таким образом, в советском обществе существовали социальные группы, не являющиеся собственно антагонистическими классами, но имеющие черты и признаки классов и в определённой мере проявляющие себя как классы. Соответственно, между этими группами происходила борьба, по своей природе классовая.

Одной стороной этой борьбы был массовый партийный и государственный аппарат, ещё с 20-х годов начавший осознавать свои корпоративно-групповые интересы как коллективного распорядителя общенародной собственности. Второй стороной борьбы были массы советских трудящихся, работающих на государственных производствах за зарплату, и опирающееся на эти массы и выражающее их интересы руководство во главе с И.В. Сталиным.

С одной стороны, Сталин и его соратники, опираясь на прямую поддержку советского трудового народа, стремились открыть путь к управлению страной одарённым выдвиженцам трудовых коллективов и советских общественных организаций. Именно эту цель преследовали крупномасштабные идеологические, политические и организационные реформы, центрированные вокруг проекта новой Сталинской Конституции 1936 года. Тихое, но активное и действенное сопротивление части партийной и государственной бюрократии этим реформам вызвало необходимость в репрессиях, как в единственно возможном средстве сломить аппаратное сопротивление и приструнить саботирующих реформу аппаратчиков. В ответ аппарат, не имея возможности противостоять Сталину открыто, под теми же формально лозунгами борьбы с троцкизмом, шпионажем и вредительством пытался не допустить практической реализации заложенных в Сталинской Конституции возможностей демократизации страны и ограничения власти аппарата. Подробно и детально внутренняя логика и история этой борьбы описана в книге историка Ю.Н. Жукова «Иной Сталин».

Борьба эта с переменным успехом происходила в течение всей эпохи Сталина вплоть до его смерти (или – по некоторым версиям – гибели). В итоге Сталин при своей жизни не допустил перерождения государства, но и не успел ликвидировать хозяйственно-экономический базис этого перерождения.

Однако времени для завершения создания экономической базы коммунистического общества Сталину не хватило. После смерти Сталина политический расклад кардинально изменился. Новое руководство страны во главе с Хрущёвым (тем самым, который в 1937 был одним из наиболее активных инициаторов массовых репрессий) прекратило борьбу против корпоративных интересов бюрократического аппарата и перешло на его сторону. Или, говоря точнее, бюрократический аппарат, распорядители госсобственности в лице Хрущёва и его окружения захватил ключевые посты в партии и государстве. Массы советских трудящихся оказались дезорганизованы и лишены лидеров. Их стихийное сопротивление было легко и быстро подавлено силами государственного аппарата.

Народившийся господствуюший квазикласс по определению не мог не стремиться стать полноценным классом, то есть из распорядителей превратиться в собственников. Поэтому перестройка была прямым и неизбежным следствием десталинизации. В сущности, это был единый процесс, просто растянутый во времени в силу того, что "гашение" набранной при Сталине инерции движения к социализму и разворот общественного движения в противоположном направлении требовал от бюрократии значительного времени. Часть её, консолидировавшаяся в господствуюший квазикласс, стала исподволь, неявно, но целенаправленно разрушать основы социалистического общества – идеологические, мировоззренческие, ценностные и даже бытовые. То есть разлагать советское социалистическое общество и готовить его к принятию и признанию реставрации капиталистических отношений.

И вот в этой связи мы теперь уже можем понять пресловутое столкновение «либералов-западников» и «патриотов-почвенников» в сфере искусства и культуры. Не как с неба упавшее противостояние, ставшее причиной дальнейшей перестройки, а как оформление идущей в позднесоветском обществе квазиклассовой, а местами уже и просто классовой борьбы. То есть оформление столкновения материальных интересов больших социальных групп. С одной стороны, советских трудящихся, заинтересованных в сохранении завоеваний социализма и бесклассового характера общества и государства. С другой стороны – квазикласса, сформировавшегося из части партийной и государственной бюрократии, заинтересованной в своём превращении из квазикласса распорядителей в класс полных владельцев средств общественного производства, то есть стремящейся к клановой приватизации общенародной собственности на природные ресурсы, средства производства и иные находящиеся в общенародной собственности материальные блага.

В свое время Ельцин в своей «Исповеди на заданную тему», по сути, проговорился о недовольстве обюрокративщейся партноменклатуры тем, что при социализме все блага, выдаваемые распорядителям госсобственности лишь временные, на период выполнения этой функции: «Все самое замечательное, самое лучшее - дачи, пайки, отгороженное от всех море принадлежит системе. И она как дала, так и отнять может,.. - сокрушался Ельцин в 1990 году. - И не понимает глупый Иванов, что не его это так облагодетельствовали, а место, которое он занимает. И если он вдруг не будет верой и правдой служить системе, сражаться за нее, на месте Иванова появится Петров или кто угодно другой. Ничто человеку в этой системе не принадлежит». Так и слышится в этих строках представителя переродившейся номенклатуры возглас: «А когда же это будет не во временном распоряжении, а мое, собственное!» Перестройка и реформы, как мы теперь видим, сделали из этих «распорядителей» общенародного богатства в «хозяев жизни», собственников, отчужденного у народа богатства.

Таким образом, борьба либералов-западников и патриотов-почвенников внутри советской интеллигенции хрущёвского и брежневского времени была отражением классовой борьбы больших социальных групп, имеющих признаки классов. Борьбы, имеющей базисом, как и всякая классовая борьба, вопрос собственности на средства производства в частности и на собственность в целом. Борьба между идеологизированными группами интеллигенции, которую отдельные горе-публицисты пытаются выдать за содержание процесса, была на самом деле только его отражением. Коренная же причина была не в западничестве и не в либерализме представителей интеллигенции, и не в иных идейных уклонах и культурных пристрастиях, а в объективном столкновении интересов советских трудящихся как квазикласса, стремящихся к социалистическому бесклассовому обществу, и переродившегося партийно-государственного аппарата как квазикласса, стремящегося стать классом в капиталистическом классово-антагонистическом обществе.

Понятно, что в этой классовой (!) борьбе целью и задачей номенклатуры было разложить самосознание советского – и, прежде всего, государствообразующего Русского – народа, лишить его коллективного осознания своих интересов, то есть максимально лишить его возможностей консолидации как на классовой, так и на национально-этнической основе. Соответственно, с этой целью (а не по мотивам «масонского заговора» или верности либеральным ценностям) и стал целенаправленно разрушаться советский коллективизм, патриотизм, чувство национальной гордости и вообще национальной идентичности, стала разрушаться этика труда, насаждаться мелкобуржуазное сознание. Отсюда и искусственно «сверху» инициированный бум индивидуальных дачных участков, и негласно поощряемое мелкое воровство («несуны»), и насаждение антисоветской по духу дегенеративно-попсовой эстрады. Отсюда становится понятно и то, почему ещё формально «советское» и номинально «коммунистическое» руководство открыло преимущественную дорогу антисоветским писателям, театральным и кино- деятелям и прочей либеральствующей интеллигенции. И почему оно же подвергло давлению и остракизму подлинно советскую, патриотическую и национально-русскую культуру.

Не потому, что либералы-западники из числа гуманитарной интеллигенции «обволокли» руководство страны своими взглядами и ценностями. А потому только, что интеллигенты-западники на самом деле не более чем просто реализовывали и обслуживали классовые материальные интересы и политический заказ этого самого руководства – моральное разоружение и дезориентацию общества, имеющее целью ослабить сопротивление советских граждан уже тогда планировавшемуся изъятию у них общенародной собственности в ходе предстоящей приватизации.

Для чего же отдельные якобы «патриотические» публицисты упорно дезориентирует читателя, навязывая ему ложную картину событий и представляя дело так, будто верхушку Советского Союза «обволокли» и охмурили всякие вознесенские да арбатовы, которые-де своим «западничеством» и «либерализмом» и погубили советское общество? Для чего раз за разом в «патриотических СМИ» тиражируются утверждения о «некомпетентности», «слепоте» и «головотяпстве» предавший Советский Союз и поныне правящей клики как причине всех происходящих с нашей страной бед и несчастий – то есть утверждения, фактически снимающие с неё самое главное обвинение в осознанном и целенаправленном уничтожении России? Только ли причина тому в незнании марксистской методологии классового анализа и в интеллигентско-мещанской узости кругозора подобных авторов? Или в данном случае делается вполне осознанная попытка сокрыть действительную механику разрушения СССР, стоявшие за этим разрушением материальные интересы и лица действительных разрушителей?

http://kprf.ru/history/soviet/123147.html
Сcылка >>

закрыть...

Сcылка >>


Оцените статью