Дороги славы и печали

История и философия

28.11.2014 06:45  

1286197

198

Сто лет назад... Во тьме времен

На Русь сдвигалась сила темная;

Шла инородцев рать огромная,

И в их главе - Наполеон...

Три сотни лет... Другая рать—

Рать польская была в Москве: и вновь

Мы, русские, пролили молча кровь—

Мы шли спасать и умирать...

Прошли века... Забыто все:

Любовь к отчизне, смерть героев...

Мы полюбили вдруг «изгоев».

И стали поносить свое...

Теперь врагу мы своему

Права даруем все; ему продать

Готовы мы и родину и мать:

Мы слишком ненавидим «тьму»...

Нам дорог враг отчизны стал,

Чужое слово - нам закон;

Кто иностранец - тот умен,

А русский люд - забыт и пал...

Под маской лести и ума.

Скрывая цель и замыслы хитро,

Нам проповедуют враги добро:

«Да будет свет, да сгинет тьма»!

И пала тьма... для них!.. Живут

С тех пор у нас враги мечтою:

Чтоб им в России быть главою,

Как, сотни лет назад, и... ждут.

(Гр. Южнов – Южанин) 1912г.

Две яркие звезды в истории России, под сенью их правлений, сбиралась русская земля. Нашествию врагов, отдали весь свой дар, освободив Россию и Европу от страшной тирании...

 Забвению был предан их полководческий талант.

Мы привыкли смотреть на войну 1812 г. как на всенародный взрыв патриотизма, как на полное единство народа с правительством!. В нашем воображении рисуются: мужественный крестьянин, который сжигает свое пепелище и идет бить французов; храбрая apмия, пренебрегающая всеми трудностями войны и рвущаяся в бой; мирные граждане, которые отдают на войну последнюю копейку, а сами идут в ополчение... и крик, прогремевший во всех концах обширной страны: за отечество!

И вторая страшная напасть России – приход фашизма...

Где вставши в рост, крестьянин и рабочий, пренебрегая собственною жизнью, во имя будущего освободил землю от захватчиков. Только подвиг советского солдата получил политическую окраску и вошел в историю как принужденье к собственному освобождению...

Трудно представить, даже в уме, вооруженную шестимиллионную армию, которую пастушеским кнутом гонят на «убой»...

Газета «Вашингтон пост» в декабре 1942 год пишет, - «что
русские солдаты проявляют традиционное упорство и выносливость. Они проникнуты духом патриотизма и преданности своей родине, которая является для них обетованной землёй.

Союзники России лишь теперь начинают понимать ту роль, которую играет в борьбе Советского Союза с гитлеризмом чувство гордости советского народа своим новым обществом.

Сталин напоминал в своё время, что Россия раньше терпела много поражений из

-за своей отсталости. Россия теперь уже не отсталая страна, и русский солдат знает это. Это способствует подъему духа народа.

Этот новый дух и традиционную стойкость русский солдат продемонстрировал в Сталинграде своим штыком.

Русские — железные люди. Они не дадут гитлеровцам никакой пощады пока не очистят от них свою землю».

Но как много общего в компании 1812 года и в операциях войны 41-45 годов, где роль лидера сыграла основную роль в победе..

Напомним историю:

Великая французская революция напугала и потрясла умы всей Европы, а Наполеон – ее «отпрыск» - мог проводить идеи этой революции в жизнь! 

Боясь народного гнева или перехода своих войск под французские знамена, государи Европы искали милости императора, сдавая свой народ.

Из «Записок» генерала гр. де Сегюр.

(Во всех походах Наполеона, был назначен

флигель-адъютантом императора)

9 мая н. ст. 1812 г. Наполеон выехал из Парижа; его путешествие по Франции и Германии было триумфальным шествием, двухнедельное пребывание в Дрездене, куда на поклонение ему собрались коронованные особы всей Европы, служило ярким доказательством его могущества: он был на вершине славы.

Сделав смотр войскам, расположенных в Польше, Наполеон двинулся к Неману. Все было готово: шесть понтонных отрядов, осадный парк, обоз с съестными припасами в несколько тысяч повозок, огромные стада рогатого скота, 372 орудия. Артиллерийские парки и походные лазареты насчитывались тысячами.

11 ноября ночью Наполеон достиг русской границы, холмы и леca скрывали вид на реку, Наполеон вышел из экипажа, сел верхом и направился к Неману. Вдруг его лошадь падает и сбрасывает его на песок. «Это дурное предзнаменование, римлянин вернулся бы назад!» - послышался чей-то голос.

«Неизвестно, сам ли Наполеон или кто другой произнес эти слова», - говорит Сегюр.

Ha следующий день, перебросив три понтонных моста, французы перешли Неман и вступили в пределы России. Русские им не препятствовали.

Разразилась сильнейшая гроза, нависшие зловещие тучи, казалось, преграждающие Французам доступ в неприятельскую страну. Многие сочли это за дурное предзнаменование. Скоро жара сменилась холодом, дороги и поля были размыты ливнем. Пострадало много народа и около десяти тысяч лошадей.

Но в этот же день Наполеона ожидала еще другая неудача: на Вилне, выше Ковно, куда отправился император, казаки разрушили мост и помешали переправе маршала Удино. Наполеон был раздражен этим замедлением и приказал гвардейскому эскадрону поляков переплыть реку. Поляки не колебались: бросились в воду, но, доплыв до середины реки, лошади чего-то испугались, их понесло по течению, люди тонули, восклицая: «Да здравствует император!»

Наконец под Витебском Французы встретили восьмидесятитысячную русскую армию, и Наполеон надеялся на другой же день одержать тут первую победу. Прощаясь с Мюратом, командовавшим авангардом, император сказал ему: «Завтра, в 5 часов, над нами взойдет солнце Аустерлица!»

Но Русские ночью отступили. Наполеон не хотел этому верить и сам отправился на рекогносцировку, вскоре он был среди покинутого Барклаем лагеря. Расположение его свидетельствовало о военном искусстве неприятеля, всюду видна была чистота и порядок, ничего не было оставлено или забыто, и за лагерем не было следов русской армии, нельзя было даже догадаться, по какой дороге она отступала.

Французы без боя заняли Витебск.

Наполеон достиг Смоленска раньше соединения Барклая де-Толли с Бaгратионом, по расчету императора, численность неприятельского войска доходила до 120 тысячи.

При виде подходящей русской армии, Наполеон потирал руки от радости. «Наконец я их поймал!» - закричал он. Но его опять ожидало разочарование. Ночью Pyccкие очистили Смоленск, оставив там только гарнизон.

На другой день после ожесточенного боя город был в руках Французов, но половина его была сожжена. Их передовые отряды бросились по следам русской армии. Наполеон последовал за ними, но, не видя возможности вступить в бой, вернулся в Смоленск, превращенный в огромный госпиталь. Хирурги работали день н ночь, через двое суток уже ощущался недостаток в перевязочных средствах. Корпия заменяется паклей, бинты бумагой из архивов, причем пергамент употреблялся вместо лубков.

К этим ужасам, волновавших императора, присоединяется еще убеждение, что пожар Смоленска не был простой случайностью. Нет! Русские тщательно и последовательно истребляли все за собой! Отступала перед Французами не только армия, но весь народ, вся Poccия - и Наполеон почувствовал, что из рук его было вырвано самое могущественное средство победы - население!

Его попытки воздействовать на народ, обещая ему свободу, не принесли желательных результатов, дворянство отсутствовало, помещики удалялись с их дороги, истребляя свое имущество и распространяя на пути наступавшей армии голод, огонь, пустыню. Это была не только война государей, то была война сословий, партий, религий, война национальная.

Наполеон легко побеждал, пока воевал с королями, теперь ему приходилось иметь дело с народом.

Русские отступали по московской дороге. Французы следовали за ними и таким образом достигли Москвы. За несколько верст от столицы император сел верхом и медленно подвигался, ожидая встретить неприятеля, но путь был, свободен. С Поклонной горы перед Наполеоном открылась древняя столица России. Он был в восхищении, все его поздравляли, энтузиазм Французов дошел до крайних пределов,  все кричали: «Москва! Москва!», как мореплаватели после бурного перехода радуются: «земля! земля!»

Наполеон, так и не дождавшись депутации «бояр» переночевал в предместье у Драгомиловской заставы и утром вступил в Кремль.

Пожары, вспыхнувшие в Москве, поразили императора: он привык входить победителем в столицы, где внушал всегда страх и повиновение, - здесь он чувствовал себя побежденным.

Им овладело сильнейшее волнение. «Какое ужасное зрелище! - говорил он, - Это они сами! Сколько дворцов! Какая удивительная решимость! Каковы эти люди! Это скифы!»

Император со своей гвардией выступил из Москвы 6 октября, до наступления ночи; когда рассвело, он обратился к окружавшим: Разве в этом ярком солнце вы не узнаете моей счастливой звезды? - сказал он, но выражение его лица не соответствовало его словам.

Из 140-тысячного войска только сто тысяч выступили в полном боевом порядке, остальное походило на татарскую орду, возвращавшуюся после удачного набега: на фургонах, повозках, роскошных экипажах везли разную поклажу; тут были русские, персидские, турецкие знамена, гигантский крест с Иоана Великого; в этой толпе были люди разных наций, без мундиров и оружия, лакеи, ругавшиеся на разных языках.

Возчики криками и ударами бича подгоняли малорослых лошадей, запряженных в экипажи; тут же ехали гражданские иностранцы с детъми, - обитатели Москвы, убегавшие от народной ярости. Сам Наполеон едва пробрался через это полчище...

Александр I. Россия

В городах, в селах появлялись среди толпы ораторы, которые говорили, что не следует бояться Бонапарта, что он идет в Poссию затем, чтобы освободить крестьян, дать им землю и волю и уничтожить помещиков.

Немало было сторонников Наполеона и среди дворян: одни из них, получив французское воспитание, напитались космополитическими идеями и критически относились к домашним порядкам, другие надеялись, что Наполеон дарует русскому народу более совершенное государственное устройство.

Во время пребывания императора АлександраI в Москве, Ростопчину донесли, что некоторые лица, принадлежащие к обществу мартинистов, готовятся произвести скандал в присутствие государя, предложив ему вопросы: каковы силы нашей apмии? как сильна apмия неприятеля? какие имеются средства защиты?

Эти вопросы поставили бы государя в очень неловкое положение и могли бы в значительной мере остудить патриотическое настроение.

Кроме этих явных сторонников, Наполеона, много было таких, которые бессознательно играли в руку врага, руководствуясь в своем поведении чисто случайными настроениями.

Из письма императора Александра I к своей сестре Екатерине Павловне мы узнаем, что Наполеон для того чтобы подорвать народное доверие к правительству решил чрез своих агентов дискредитировать авторитет Государя и возбудить этим народное возмущение.

Эта ли главная причина, или другая, но факт тот, что Император чувствовал себя окруженным недоброжелателями даже в своем семейном кругу. Вот что пишет Государю из Ярославля вел. кн. Екатерина Павловна вскоре после взятия Москвы: «Вас громко обвиняют в несчастьях империи, в общем, и частном разорении, наконец, в бесчестие страны и вашем личном. И это не один класс, все объединились, чтобы вас бесславить.

Не вдаваясь в способы введения войны и для вас является нарушения слова, данного вами Москве, которая нетерпеливо ждала вас, и еще беспомощность, в которой вы ее покинули: вы кажетесь предателем по отношению к ней»

.

Только сильное негодование против Государя могло продиктовать такие жестокие обвинения; и надо представить весь ужас Государя, которому бросала эти несправедливые обвинения его родная сестра!

Сколь известно, по тильзитскому соглашению, Император Александр I обязался принять «континентальную систему», т. е. закрыть свои порты для торговли с Англией. Наполеон думал этой мерой подорвать экономическое процветание Великобритании и поднять промышленность континентальной Европы.

Если теперь на расстоянии столетий склоны считать взгляд Наполеона глубоко государственным – то современники замечали одни лишь тяготы и неудобства его.

В частности, в России английской торговле принадлежало первое место. Характерно, что внешняя наша торговля со 120 мил. в 1806 г. спустилась в 1808 г. до 83 мил. Курс упал. Но т. к. цены на продукты в той же мере возвысились, то крестьяне, купцы, домовладельцы, помещики, словом все, живущие «натуральным хозяйством», не ощутили никакой разницы. Для тех же, которые жили капиталом или одним жалованьем - это было сущим разорением!.

Императора Александра I засыпали петициями, жалобами, проектами. В результате всевозможные изъятия и отступления свели на нет запрет, который Наполеон считал одной из крупнейших гapaнтий прочного мира. Но помимо этого, между двумя императорами возник ряд недоразумений как государственного, так и чисто личного характера:

1) Составляя проекты раздела Турции, Александр I с Наполеоном никак не могли договориться по вопросу о проливах - переговоры кончились ничем.

2) Конвенция, предложенная Александром I о том, что Наполеон обязуется не восстановлять независимой Польши - не была подписана последним!..

3) Захват французами герцогства Ольденбургского, Александр I счел личным оскорблением, т. к. его сестра вел. кн. Екатерина Павловна вышла замуж за герцога Ольденбургского.

4) Наполеон быль уязвлен двойным отказом (под весьма прозрачными предлогами) в его сватовстве к великим княгиням Екатерине Павловне и Aнне Павловне.

Взаимное раздражение все нарастало. И, несмотря на беспрестанные уверения в нежелании войны, втихомолку делались приготовления той и другом стороной.

И пока Александр I взвешивал и искал пути без применения войны Наполеон 11 июня со своею Grande аrmeе в 600.000 человек перешел границу (на 3 версты выше Ковно) без предварительного объявления войны.

Император Александр I сам находившийся вначале при армии, лично убедился в необходимости другого способа военных действий; заманив неприятеля вглубь страны, надеялся на время, климат, народную войну. Расчет оказался правильным на этот раз и был оценен неприятелем не сразу. Вот что записано в мемуарах доктора Gazo, сопровождавшего французскую армию:

«Русские, отступая, сжигали решительно все, оставляя французам только развалины и пепел,.

Армия, постоянно наступающая, не получая ни подкрепления, ни провианта, рано или поздно должна погибнуть. Голод, болезни и холод губили французскую армию более, чем вражеское

opyжиe...

Русские крестьяне, разоренные войной, были также страшны, как холод и голод!...»

План маневрирования при отступлении, с целью лишить противника провианта и боезапаса был одобрен лишь немногими окружающими Александра I. Сам главнокомандующий Барклай де-Толли (которому историки долгое время приписывали ход военных действий) писал императору:

«Быстрота нашего отступления не соответствует обстановке. Я не знаю, к чему она. Я не могу скрыть и считаю долгом довести до сведения Вашего Императорского Величества, что влияние этого постыдного отступления начинает сказываться между солдатами, которые громко выражают свое неудовольствие, делают различные предположения о причинах.

Вот, Ваше Величество, мнение, высказанное солдатом, который твердо решился не вмешиваться более со своими советами, но умереть за своего Государя».

Александр I вмешивался лично во все мелочи и часто самолично отдавал распоряжения вопреки главнокомандующего, что порождало ряд недоразумений.

Государственный секретарь Шишков с изумлением записал в своем дневнике, что Император говорил о Барклае, как о главном распорядителе, а последний утверждает, что он только исполнитель Высочайших велений...

В июне Наполеон ввел в русскиe пределы полумиллионную «великую армию.

Через 5 месяцев от нее осталось около 9.000 человек. Остальные
погибли от оружия, мороза, взяты в плен.

Сто тридцать лет спустя...

«В судах черна - неправдой черной

И игом рабства клеймена,

Безбожной лести, лжи тлетворной,

И лени мертвой и позорной

И всякой мерзости полна»

(Л. С. Хомяков)

Другая тьма на Русь напала, фашистский крест на землю пал... Молниеносная война для Гитлеровской Германии не удалась. Не взяв Москву, потерпев несколько ударов, Гитлер на 1942 г  ставит задачу: Армиям группы Юг бросить все силы – захватить Кавказ.

Из современной российской историографии:

«Операция «синий вариант» началась наступлением группы армий «Юг» на войска Брянского фронта севернее и войска Юго-Западного фронта южнее Воронежа. В ней участвовали 6-я и 17-я армии вермахта, 1-я и 4-я танковые армии. Стоит отметить, что, несмотря на двухмесячный перерыв в активных боевых действиях, для войск Брянского фронта результат оказался не менее катастрофичным, чем для потрёпанных майскими боями войск Юго-Западного. В первый же день операции оба советских фронта были прорваны на десятки километров вглубь, и немцы устремились к Дону. Советские войска могли противопоставить только слабое сопротивление в громадных пустынных степях, а потом и вовсе стали стекаться на восток в полнейшем беспорядке.

Одним из немаловажных факторов, сорвавших планы немцев, стал провал наступательной операции на Воронеж. Без труда захватив правобережную часть города, противник не смог развить успех, и линия фронта выровнялась по реке Воронеж. Левый берег остался за советскими войсками, и неоднократные попытки немцев выбить Красную Армию с левого берега не увенчались успехом. У немецких войск иссякли ресурсы для продолжения наступательных действий, и бои за Воронеж перешли в позиционную фазу. В связи с тем, что основные силы германской армии были направлены на Сталинград, наступление на Воронеж было остановлено, наиболее боеспособные части с фронта сняты и переданы в 6-ю армию Паулюса».

Вы думаете - это писал немецкий историк? Описывая победоносное шествие немецких войск. Увы! Это написано современными историками, политические амбиции (или чей-то заказ) союзников вычеркивают роль Красной Армии в победе Отечественной войны 41-45 гг.

Вся история ВОВ была написана со слов участников событий, честь им и слава! Но все рукописи рецензировались и корректировались идеологическим отделом Партии, предавшей впоследствии свой народ.

Провалы, просчеты, вплоть до паники доминируют в мемуарах, и вся освободительная война - под дулом загранотрядов, под страхом плети...

Редко где можно встретить такие строки:

«Они поклялись друг другу, что не отступят, не уйдут отсюда живыми; бойцы окапывались, сознавая, что для большинства из них это последний в жизни рубеж, отрывали траншеи полного профиля, когда вечером по радио был получен совершенно неожиданный приказ: всем частям диви­зии оставить технику и боеприпасы, которые невозможно взять с собой, и форсированным маршем, не ввязываясь в бои (чтобы сохранить личный состав), немедленно отходить на восток, к Волге».

(Вл. Богомолов «Момент истины»)

Даже в официальной историографии дискредитировано значение Сталинградской битвы.

https://ru.wikipedia.org/wiki/Операция_«Уран»

После 3 февраля 1943 года, когда завершилось полное окружение немецкой группировки под Сталинградом, вся зарубежная пресса назвала это детище Сталина - Величайшей победой в истории человечества.

Агентство «Reuters» печатает обзор известного английского журналиста Уикхэма Стида:

Какое же место, опрашивает автор, отведут будущие историки битве за Сталинград? И отвечает:

 - «Это великое испытание военной силы не имеет себе равного и может привести к исключительно знаменательным последствиям. Нельзя найти в истории ни одного примера окружения и полного уничтожения осаждающей армии в 330 тысяч человек, полностью оснащённой всеми современными боевыми средствами, располагавшей огромными складами и транспортом».

Английская «Таймс» «Times» пишет: «Здесь речь идет не только о превосходстве русской артиллерии. Здесь идет речь о превосходстве русской стратегии. Очевидно, мы имеем дело с совершенно новой стратегией...

Перед Европой стоит не советская армия в прежнем ее понятии, а совершено новая советская армия с новой стратегией».

Что же скрыто в нашей историографии в этой битве, кроме мужества советских солдат.

  1. Скрытность операции, о которой знали лишь единицы из советского руководства и военачальников.
  2. Начальная фаза операции: увлечь немецкие войска в донские степи, оторвать от транспортных коммуникаций. Ослабить германские войска группы «Центр» и группы «Юг».

Хронология «Сталинградской битвы»

30 мая 1942 г. Решением ГКО был создан центральный штаб партизанского движенья.

12 июля 1942 года Юго-Западный фронт расформирован.

13 июля - генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский назначен командующим Брянским фронтом.

В конце июля он контратаками и «отступлением» заманивает 4-ю танковую армию группы «Центр» к берегам Дона и освобождает ей коридор вдоль западного берега Дона. По пустынным степям Дона  Г. Гот - командующий 4 ТА вермахта, медленно продвигался на юго-восток, в конце августа извещает Гитлера – « Вижу Сталинград».

Гитлер проглатывает наживку и направляет из группы «Юг» армию Паулюса, венгерскую и румынскую и переориентирует оперативную задачу для группы «Юг» на захват Сталинграда.

В начале августа 1942 г. на оперативном совещании, товарищ Сталин, опреде­ляя и уточняя задачи и методы оборони­тельных действий наших войск под Ста­линградом, указывал, что «оборона Ста­линграда и разгром врага, идущего с за­пада и юга на Сталинград, имеет решаю­щее значение для всего нашего совет­ского фронта»,

5 сентября 1942 года приказ ГКО N 00189 «О задачах партизанского движения». Основная задача максимально влиять на транспортные перевозки в район Сталинграда.

Впервые в истории войн централизованно проводился ряд крупных операций по выводу из строя вражеских коммуникаций на большой территории, которые были тесно связаны с действиями регулярных армейских частей.

Только, в, осенней кампании 1942 г. действия партизан отвлекали 24 вражеские дивизии, 15 из которых постоянно занимались охраной коммуникаций.

13 сентября начало обороны Сталинграда.

14 сентября была создана фронтовая артиллерийская группа, на левом берегу Волги, насчитывающая в своем составе до 250 орудий, преимущественно крупных калибров.

Это мероприятие вместе с цен­трализованным управлением прочей артил­лерией позволяло создавать на решающих направлениях мощные артиллерийские заграждения, не допуская к городу основных сил противника.

30 сентября 1942 года генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский был назначен командующим Донским фронтом.

В сентябре—октябре обстановка для главной ударной группировки немецких войск под Сталинградом сложилась так, что она уже фактически потеряла ини­циативу. Взять Сталинград немцам не удавалось. Красная Армия отражала удары врага.

В борьбе за Сталинград были ско­ваны лучшие силы немецкой ударной группировки. Немецкая армия была ли­шена возможности предпринять новый ма­невр.

Пренебречь Сталинградом и довер­нуть на север, вдоль Волги, немецкое командование не могло, ибо, во-первых, оно уже не располагало необходимыми для этого силами, во-вторых, оно понима­ло oгромный риск такого манёвра и, в-третьих, что является самым главным, Красная Армия, полукольцом охватившая немецкую ударную группировку, ужо рас­полагала такими силами, которые не поз­волили бы врагу осуществить этот маневр ни в сентябре, ни тем более, в ок­тябре и ноябре.

6 ноября 1942 г. Сталин делает доклад в честь 25-летия Октябрьской революции.  Насколько важной и серьезной считали в США эту речь Сталина, говорит тот факт, что крупнейшие радиостанции Америки прервали свои радиопередачи, чтобы сделать сообщение об этом докладе. А уже на следующий день его полный текст напечатали «Нью-Йорк тайме», «Нью-Йорк геральд трибюн» и ряд других крупнейших газет Америки. Комментарии же к докладу были написаны во всех без исключения центральных и местных американских газетах.

Праздничный приказ Верховного заканчивается такими словами:

«Враг уже испытал однажды силу ударов Красной Армии под Ростовом, под Москвой, под Тихвином. Недалек тот день, когда враг узнает силу новых уда­ров Красной Армии».

И этот день настал! 19 декабря десятки тысяч стволов Советской артиллерии возвестили начало победы!

«Шквал огня и грохот был такой мощный и, хотя мы знали, что этот удар по врагу, мы инстинктивно в пластались в землю» – так вспоминали этот день участники сталинградской битвы.

Газета «Дейли геральд» в передовой пишет, что можно ожидать крупнейших результатов от советского контрнаступления на Сталинградском фронте. «Совершенно очевидно, - заявляет газета, - что Сталин разработал план наступления с предельной точностью. Он действовал спокойно.

Сталин нанес удар в тот момент, когда он счел это удобным, и поэтому он был в состоянии придать этому удару силу, которая ошеломила противника. Эта блестящая операция, очевидно, является лишь началом наступления, которое окажет неоценимую услугу делу союзников. Сталинский гений разработал эту операцию, а оборона Сталинграда сделала ее возможной».

Обозреватель газеты «The Sandy Times» 26 января Скрутейтор пишет, что Красная Армия сумела использовать создавшиеся осенью в результате растянутости гер­манских коммуникаций благоприятные возможности, умело разрешила проблемы переброски и снабжения войск, которые являются столь трудными из-за сложно­сти современного вооружения. «Найден­ные русскими стратегические решения,— пишет автор, — оказались изумительно эффективными».

Газета «Санди экспресс» поместила статью Гарвина, который пишет: «Не­описуемы героизм советских войск, сила их ударов, мощь их вооружения, тща­тельность стратегического и тактического планирования ц мастерство руководства сверху донизу. Всё это колоссальное на­ступление Красной Армия, развивающее­ся на фронте, протяжённостью «выше ты­сячи миль, было вдохновлено и организо­вано Сталиным. В этом кроется основной секрет успеха Красной Армии».

И пробил час. Удар обрушен первый,

 от Сталинграда пятится злодей.

 И ахнул мир, узнав, что значит верность,

 что значит ярость верящих людей.

 А мы не удивились, нет! Мы знали,

 что будет так: полмесяца назад

 не зря солдатской клятвой обменялись

 два брата: Сталинград и Ленинград.

 Прекрасна и сурова наша радость.

 О Сталинград,

 в час гнева твоего

 прими земной поклон от Ленинграда,

 от воинства и гражданства его!

(О. Берггольц)

2 февраля 1943 г. представитель Став­ки Главнокомандования мар­шал артиллерии Воронов и командующий войсками Донского фронта, генерал Рокос­совский донесли Верховному Главнокоман­дующему товарищу Сталину о выполнении задачи окончательной ликвидации ок­руженной группировки.

В тот же день товарищ Сталин в приказе по войскам Донскому фронту поздравил командование и войска, и объявил благодарность всем бойцам, командирам и политработникам фронта за отличные боевые действия.

В феврале Указом правительства и Приказом Верховного главнокомандующего Сталин благодарит работников железно-дорожного транспорта и работников военной промышлености за подготовку и участие в освобождение страны от немецко-фашистских орд.

Эта подготовка представляет собой одну из поучительных страниц оперативного ис­кусства Красной Армии.

В условиях непрекращающихся боев, в условиях, когда про­тивник располагал превосходством в воз­духе, в условиях открытой местности и крайне ограниченного числа железнодорож­ных и грунтовых путей, при необходи­мости переправляться через такую водную преграду, как Волга, наше командование сумело в значительной степени скрытно от противника подвести и развернуть крупные ударные группировки войск, ор­ганизовать хорошо действующий тыл и обеспечить войска боеприпасами, горючим и другими предметами снабжения.

Сталин.

Русские невнимательны к своей военной славе! А если еще она приправлена дискредитации личности, государства и всего русского, то это – переходит все границы приличия.

Русский историк Ф. И. Богданович (1805—1882) — историк, генерал-лейтенант),  часто говорил: „Мы умеем совершать подвиги, да не умеем их описывать".

В октябрьском номере журнала "Foreign Affairs" за 1943г. ежеквартальный журнал в США, освещающий проблемы внешней политики США и международных отношений, помещена статья о причинах успехов Красной Армии.

 Американский журналист Леленд Стоу пишет:

 "Подлинное величие Красной Армии теперь узнал весь мир».

Также он подчеркивает основные слагаемые успеха:

1. Решимость выиграть время за счет маневрирования на неизмеримых пространствах страны и сохранения жизни советских солдат.

 2. Необычайно эффективная система создания и поддержания боевого и морального духа войск, вера Красной Армии в то, что ее усилия и жертвы не сводятся на-нет взяточничеством и некомпетентностью в правительственных кругах и гражданском руководстве в тылу;

3.  Это - первая в истории русская армия, в подавляющем большинстве состоящая из грамотных солдат. Воины Красной Армии дерутся за правительство, которое научило их грамоте и которое предоставляет каждому солдату возможность стать офицером, какого бы он ни был скромного происхождения.

 4. Логическое развитие широко задуманного генерального плана обороны и наступления под руководством маршала Иосифа Сталина. Примером решительности и отваги Сталина было его решение удержать Сталинград".

Наиболее наглядный пример предвидения и таланта Сталина можно рассмотреть в знаменитой Сталинградской битве, где он вложил и отличное знание истории. Вышеприведенная статья об Александре I отлично иллюстрирует это.

Перед Рокоссовским была поставле­на задача разгромить немецко - фашистские войска, и цель была решительная: не дать противнику увести ни одной части, ни одного солдата из своей основной ударной группировки.

Эта решительная цель наступления потребовала и реши­тельной формы маневра на окружение. Контуры этого маневра, были заложены Рокоссовским еще в ходе оборонительной борьбы, когда на южном берегу Дона было удержано не­сколько плацдармов, а основные наши ре­зервы были выдвинуты к флангам нашей сталинградской группировки.

Дли выполнения задачи окружения, нуж­но было предварительно осуществить про­рыв оборонительного фронта немцев, при­чем осуществить его в высоких темпах. Это было обеспечено созданием мощных ударных группировок пехоты, подержан­ных танками и усиленных мнoгочисленной артиллерией.

Успех маневра на окружение был воз­можен лишь при быстром его завершении, буквально в течение двух-трех дней. Для этой цели были созданы две ударные по­движные группировки: на северном кры­ле, в районе к югу от Серафимовича, в составе трех танковых и двух кавалерийских корпусов, и на левом фланге, в со­ставе двух механизированных и одного кавалерийского корпуса.

Эти подвижные группировки выдвижением в район Калача должны были замкнуть кольцо окруже­ния, которое затем уплотнилось продвигавшимися за ударными группировками стрел­ковыми дивизиями с артиллерией. Учиты­вая, что окружалась крупная группировка противника, обладающая значительными наступательными возможностями и воз­можностями маневра, наше командование предусмотрело ряд ударов вспомогательного значения.

На отдельных участках дуги наших войск, охвативших сталинградскую группировку противника, были нанесены удары различной силы, в результате ко­торый в боевой фронт противника, было вбито несколько клиньев. Эти удары, уг­рожавшие полный раздроблен ней всего оборонительного фронта неприятеля, сы­грали крупную роль, в огромной степени сковав маневр немцев.

Таким образом, мы видим, что в орга­низации маневра окружения ударной не­мецкой группировки под Сталинградом были заложены все элементы, обеспечивающие наиболее полный и решительный результат. Это с исчерпывающей яс­ностью подтвердилось ходом последующих событий.

Следует подчеркнуть, что при подго­товке операции Сталин предусмотрел еще одно чрезвычайной важности обстоятельство, с которым ранее не встречались в исто­рии военного искусства. Немецкое командование располагало вне кольца окруже­ния силами, которые после перегруппи­ровки могли быть довольно скоро брошены к Сталинграду с целью освобождения окруженных немецких войск. Уничтожение же такой крупной группировки немцев, как сталинградская, с многочисленной техникой требовало известного времени.

Поэтому Сталин предусмотрел специальные меры, которыми можно было обеспечить незыблемость нашего кольца окружения.

Когда противник попытался бросить из района Котельникове сильную ударную группировку генерал-фельдмаршала Манштейна на выручку Паулюса, эта груп­пировка наголову была разбита нашими войсками.

Одновременная попытка создать сильную группировку в районе Тормосино с целью удара на Сталинград была своевременно парализована мероприятиями оперативного командования Рокоссовским.

Ликвидация немецко-фашистских войск, окруженных в районе Сталинграда, закон­чена.  «История войн, - говорится в сооб­щении Советского Информбюро, - не знала подобных примеров окружения и уничтоже­ния столь большого количества регуляр­ных войск, до предела насыщенных совре­менной военной техникой».

При наличии многомиллионных армий, когда фронт идет сплошной линией на тысячи километров, впервые реализован стратегический план окружения и полного разгрома противника, приведший к тому, что десятки дивизий гитлеровцев оказались в плотном кольце и, несмотря на исключительную способность современной обороны к перегруппировкам и контрударам, не сумели избегнуть унич­тожения.

Такого абсолютного торжества на поле сражения поистине не знал ни одни полководец мира. Печать сталинского гения лежит на этой битве, ставшей ярчайшим образцом военного искусства.

Со времен Канн лучшие полководцы ми­ра, стоявшие во главе хорошо обученных и многочисленных войск, часто стремились достигнуть победы путем окружения и разгрома неприятеля, но осуществить это хотя бы не в полной мере удавалось редко.

В 1979 году, а это был год столетнего юбилея Иосифа Виссарионовича, американский профессор Урбан имел беседу с бывшим послом в СССР Гарриманом, который неоднократно встречался со Сталиным.

В этой беседе Гарриман, в частности, сказал: «Сталин как военный лидер был популярен, и нет никаких сомнений, что он был одним из тех, кто сплотил Советский Союз после гитлеровского нападения. Я не думаю, что кто-нибудь другой смог бы сделать это. И все, что произошло после смерти Сталина, не может переубедить меня в этом».

В этих двух вторжениях завоевателей, что Александр I, что Сталин не стали принимать врага в штыки, как два барана на мостках. Слишком неравные были начальные силы, как у французов, так и у немцев.

Использование территории для маневров, для сохранения личного состава, так и для накопления силы позволило русским лидерам одержать победу и пройтись победным шагом по Европе, где Александр I возвращал покинутые троны правителям, а Сталин освободил народ от империалистической каббалы.


Оцените статью