Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Алмазная индустрия

История и философия

05.10.2014 04:40  

1286197

193

В 1901 году индийский журналист А. Саррат Кумар Гош писал в «Harper’s monthly» - «Если история Индии может быть написана слезами, то история знаменитого бриллианта - Кохинора, игравшего такую видную роль в истории Индии, должна быть написана кровью».

С ним связывается в восточных умах представление о владычестве над Индией, и потому, чтобы завладеть им, велись войны, совершались самые ужасные изменнические  убийства ослепления и отравления.

Впервые о нем упоминается за 1500 лет до P. X. Им владел индийский герой, которому боги дали его в символ своего расположения, но он чем-то прогневил их, быть убит, и камень начал странствовать, переходя из рук в руки. Он не приносил счастья своим обладателям. Над ним тяготел какой – то рок.

Борьба за него была самая безобразная, самая ожесточенная. Он побывал и у монгольских, завоевателей, и у персидских, был в Афганистане и наконец, во второй половине прошлого столетия, попал к одному английскому генералу, который чуть не потерял его.

Но попал он в английские руки в сильно уменьшенном виде. Он весил 191 карат (после шлифовки он дошел всего до 106), и стал украшением английской короны.

Между тем, как старые писатели утверждают, что в прежнее время вес Кохинора был 787 каратов, т.е. он был в четыре раза больше. Вопрос, куда девались остальные караты, очень интересует индусов, так, как с Кохинором, как было упомянуто, связана легенда об обладании Индией.

В ХVIII столетии в одной из многочисленных пагод Индии находился идол с одним большим бриллиантовым глазом. В фантастических рассказах об этой таинственной для Европы стране, он упоминался очень часто, и вот один сумасбродный ирландец, наслушавшийся о нем, побился о заклад, что он будет держать камень в руках. Как достал он его - неизвестно (говорят, он eго выкусил из лба идола), только доподлинно известно, что он с этим камнем очутился в Poccии, где продал его за громадные деньги Орлову, почему этот бриллиант за границей и называют L’Orloff.

Орлов в свою очередь продал его императрице Екатерине за дворянский титул и пожизненную пенсию. Весил он после шлифовки 194 карата, и он-то вероятно и есть часть знаменитого Кохинора, пожертвованная одним из раджей в дар богам!..

Потерял ли камень своим разделением свою  чудодейственную силу или нет?

 Кто же обладает, большими правами на Индию: Англия с 106 каратами или Poccия с 194? Вот какие вопросы задает индуский автор.

В течение многих веков Индия, далекая, таинственная Индия, страна всевозможных чудес и диковинок, считалась и родиной тех блестящих игрушек, дорогих и редких, какие зовутся алмазами. С звучным именем Голконды у многих поколений человечества неразрывно связывалось представление, как о единственном месте на земле, где добываются алмазы.

Некогда богатая и миролюбивая Индия подверглась захватам голландцев, французов и англичан. В середине 18 века англичане вытеснили всех конкурентов и началась хищническая политика эксплуатации всех и всего, чем была богата Индия.

Так оно и было «алмазная» гегемония Индии продолжалась до XVIII столетия, когда были открыты алмазные россыпи Бразилии.

С 1727 года Бразилия занимает первое место в деле добычи этих драгоценных камней.

Но в 1867 году находят алмазы в Южной Африке, и все, что было прежде, - и сокровища Голконды, и россыпи Бразилии, - все меркнет вдруг пред колоссальными богатствами южно - африканских алмазных копей.

Считают, что с того времени как алмазы стали известны и до 1900 года, Индия дала всего 10 миллионов каратов их, приблизительно на 170 миллионов рублей, Бразилия, за 200 лет, 12 миллионов каратов, на 200 миллионов рублей; Южная же Африка в последние 30 лет бросила в мир 62 миллиона каратов, стоимость которых равняется слишком 800 миллионов рублей. (стоимость в русских золотых рублях, начала 19 века)

О находке первого южно - африканского алмаза рассказывают следующее: один ирландец, по имени О’Рельи, увидел как-то раз блестящий камешек в руках детей бура ван-Никкерка, оказалось, что ван-Никкерк нашел его на берегу Оранжевой pеки.

Не придавая никакого значения своей находке, бур уступил ее ирландцу. Вскоре затем О’Рельи продал камень, оказавшийся алмазом, за 4,5 тысячи рублей и разделил эти деньги с ван-Никкерком.

Два года спустя тот же бур купил за 4,000 рублей у одного готтентота алмаз в 83 карата, который перепродал за 100.000 рублей.

Открытие алмаза такой огромной величины и ценности вызвало среди местного населения, бриллиантовый бум - все бросились искать алмазы. Сначала поиски эти были не особенно удачны, потому что производились в наносной почве реки, но в конце 1870 и начале 1871 года был сделан целый ряд чрезвычайно важных открытий: найдены алмазные залежи Дю-Пуатспана и Бёльфонтена, потом Де-Беерса и наконец Кимберли

Сначала эти копи находились во владении многих собственников, так например знаменитая копь Кимберли была одно время разделена между 1.600 совладельцами.

Но вскоре самый ход производства, особенно когда пришлось перейти к очень дорогим подземным работам, заставил мелкие компании сойти со сцены, уступив свое место более крупным и богатым ассоциациям.

В 1880 году основалась De Beers Mining Company, с капиталом в два миллиона рублей. Первым президентом ее явился известный теперь всему миру Сесиль Родс, человек энергичный с большими организаторскими способностями. В 1888 году De Beers Mining Company, после того как капитал ее вырос до двадцати трех миллионов рублей, была уничтожена и актив ее перенесен к вновь возникшей могущественной ассоциации - De Beers Consolidated Mines.

Благодаря Сесилю Родсу, сделавшемуся одним из директоров новой компании, ей удалось приобрести сначала копь Кимберли, затем Бёльфонтена и Дю-Пуатспана, и в 1890 году все главные алмазный копи Южной Африки очутились в руках De Beers Consolidated Mines.

Результат такой концентрации сказался прежде всего на уменьшение общих издержек производства: добыча одного карата обходилась прежде компании в 8,5 рублей, он стоит eй на месте всего 3 р. 60 к.

Компания Де Бирс стала получать великолепные дивиденды, и акции ее, номинальная цена которых первоначально равнялась 50 руб., поднялись за 10 лет на биржах Лондона и Парижа по 280 руб.

Овладев всеми важнейшими алмазными копями Южной Африки, заправилы компании, с Сесилем Родсом во главе, задались грандиозным планом стать монополистами и на мировом рынке алмазов.

Дело в том, что продукт алмазной индустрии имеет цену только тогда, когда он редок. Отсюда — идея: регулировать это производство таким образом, чтобы предложение строго отвечало спросу. Достигается это тем, что компания, владея почти всеми алмазными копями Каннской колонии и Оранжевой республики, эксплуатирует только две из них: де-Беерс и Кемберлей, все остальные копи ее закрыты.

Таким путем компания удерживает свое производство далеко ниже того уровня, которого она легко могла бы достичь, и избегает возможности опасного для нее перепроизводства в данном деле.

Благодаря этой организации, цены на алмазы, испытавшие большие колебания в течение нынешнего столетия, остаются с 1893 года почти без изменения: средняя цена одного карата за эти шесть лет колебалась в пределах лишь от 12 до 13,5 рублей.

Что касается размеров алмазного производства, то о них могут дать понятия следующие цифры: в 1893 году вывезено алмазов из Капской колонии на 38 миллионов рублей, в 1894 г. на 26 мил., в 1895 г. на 48 мил., в 1896 г. на 46 мил,, в 1897 г. на 44 мил. а в 1898 г. на 45 мил. рублей.

Этот грандиозный алмазный поток почти весь целиком идет в Англию, которая теперь является настоящим мировым рынком алмазов, в то время, как ее Южно-Африканская колония – величайший производительницей их.

Другими местами сбыта южно-африканских алмазов служит: Бельгия, Германия, Франция и Соединенные Штаты, но туда идут ничтожные количества их сравнительно с тем, что получает Лондон. Лондон же и распределяет алмазы между различными алмазными гранильнями мира.

Эта последняя индустрия насчитывает известное число представителей во Франции, Бельгии, Соединенных Штатах и особенно в Голландии, где она учредилась уже очень давно.

В Соединенные Штаты сбываются главным образом алмазы копей Жагерсфонтена и Вессельтопа, принадлежащих Оранжевой республике. В 1897 г, на этих копях добыто было алмазов на 4 миллиона рублей. В тот же год копи, принадлежащие в Южной Африке англичанам, дали алмазов почти на 44 мил. рублей, и из этой огромной суммы только около трех миллионов пришлись на копи, не принадлежащие компании де-Беерс.

Из других стран, где добываются в настоящее время алмазы, Индия дает их в год на I,5 - 2 мил. рублей.

Бразилия теперь почти совсем потеряла свой интерес для ювелиров, в ней добываются только черные алмазы, употребляемые для промышленных целей: необыкновенной твердостью этих алмазов (они добываются в провинции Бахия) пользуются при работах бурения некоторых каменных пород, а также для полировки обыкновенных «белых» алмазов.

Алмазы найдены также в Австралии и на Борнео, но все это - ничто в сравнении с сокровищами одной копи Де-Веерса или Кимберли.

Интересный факт между прочим, Кимбирли принадлежал прежде республике Оранжевой реки, в 1871 году англичане отняли у своей соседки этот город с его округом и, несмотря на протесты маленькой республики, оставили его за собой, эта территория принесла им алмазов почти на 800 миллионов рублей.

Регулирование добычи и искусственный ажиотаж – истощаемость залежей, поддерживает стабильный уровень мировых цен на алмазы.

Необыкновенный рост мировой добычи алмазов в начале 19 века шел параллельно с чрезвычайным усилением спроса на этот драгоценный камень.

Притязания истинных владельцев территории Южно-Африканской республики против захвата Англией всех рудников и копей с алмазами привело к англо-бурской войне.

«Демократизация алмаза, - по выражению По Леруа-Болялье, - явилась следствием демократизации предметов роскоши вообще, особенно резко сказавшейся в последнюю четверть нынешнего столетия».

Так что, отсюда видно кому принадлежит этот «маленький» гешефт.


Оцените статью