Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

74599


Русофобия как феномен

История и философия

22.01.2015 13:53  

capreze

236

Русофобия как феномен

Вчера вечером заехал к своей маме, которая застала меня врасплох вопросом: «Сынок, ты же историк, объясни мне, почему Россию так не любят в мире?»

Поначалу мне хотелось сказать что-то, вроде того, что «сейчас в мире такая сложная геополитическая и геоэкономическая обстановка», «мы (Российское государство) из-за роста количества политических кризисов вблизи от наших границ были вынуждены пойти на ряд неожиданных для западных политиков мер (вроде поддержания крымского референдума и быстрого следования его результатам)», «идет война внутри восточнославянского одноязычного этноса (имея в виду русских), которая выдается за меж-государственный конфликт (России vs Украины)», «работает пропаганда», ну и все в этом роде. Но затем я понял, что нужно, действительно, углубиться слегка в историю и... в психологию, - чтобы по-настоящему объяснить, почему к России такое «особое мнение», да и, собственно, почему русофобия, порой, распространена среди самих русских.
Ну, и коротко изложил (будет ниже). А сегодня пытался найти что-то, подтверждающее мои мысли, в Интернете, и-таки обнаружил. Самое удивительное, что наиболее адекватный материал нашелся в Википедии – да-да, той самой, которую некоторые буйны головы даже готовы были бы запретить, - и я решил ссылки на русскоязычную и англоязычную версии статьи, посвященной боязни России, тоже разместить в этом посте (еще ниже).
А то, вдруг, Вики закроют, а мы так и не будем знать, что же о нас там было написано. А там интересно и познавательно!

Короче, для начала вот краткий конспект моей мини-лекции (обобщенный для всех):
«Представьте себе, что вы - маленький бельгиец и ходите в школу. Пока вы еще в начальных классах, вам уже начинают преподавать историю и даже географию. Вы знакомитесь с картами, узнаете, что Бельгия когда-то была частью других стран, да и сама сегодня собрана из осколков нескольких государств прошлого. Так же вы узнаете, что практически то же самое, за небольшим исключением, происходило с соседями Бельгии – все они, словно фрагменты Кубика Рубика, то были цветным пятнышком на одной, или нескольких сторонах, то, вдруг, собирались воедино и заполняли собой целую одноцветную сторону. Сама Бельгия никогда не была супер-большой (как, например, Польша времен Речи Посполитой), она все время припадала то к тому плечу, то к этому, но в период своего наивысшего расцвета она патронировала заморскую страну Конго, территория которой покрывала Бельгию, как слониха муравья превосходила бельгийскую раз эдак в восемьдесят. И даже в 30 раз была больше упомянутой Польско-Литовской Рес-Публики. В общем, знавала Бельгия, что такое большие просторы, хоть этот период и не был слишком долог. Да и в серьезной мировой истории в виде ядерных бомбардировок поучаствовала, хоть и косвенно. Так что, что такое Величие, Бельгия знает не-понаслышке!
И вот изучает карту Европы наш маленький, пусть будет, Луи-Поль, изучает очертания соседних стран. Он видит, что страны есть большие и маленькие. Некоторые очень маленькие, много меньше Бельгии и даже меньше маленькой Македонии – как какие-нибудь Люксембург, Лихтенштейн, Сан-Марино. Некоторые огромны, просто гигантские – Швеция, Германия, Испания, Франция, того и гляди готовая проглотить маленькую, но гордую родину Луи-Поля, словно сказочная Рыба-кит... Но, слава Богу, и большие страны когда-нибудь заканчиваются. По крайней мере, после стран со странными названиями Ukraine, Belarus, Est., Lath., Lit. и Finlaland начинается громадная желтая пустыня, с небольшим количеством разбросанных вдали друг от друга каких-то населенных пунктов, наверное, оазисов:



- Нет, Луи-Поль, это не пустыня, - вдруг отвлекает от грез нашего героя строгий голос мосье Учителя. Это не пустыня, мой мальчик, и не оазисы. Это – Россия. Самая большая страна на свете! Больше, чем все страны, о которых ты думал только что, как о «гигантских», и даже вместе с теми, названия которых тебе показались «странными», раз, эдак, в 6 или 7. При этом, всех взятых. Ну, если к ним Конго еще добавить, то, может, в четыре. И, чтобы ты понял, насколько эта страна большая по-настоящему, ты должен открыть не карту Европы, Луи, а карту Мира. На ней ты, заодно, увидишь и другие Громадные Страны, такие, как Канада, Австралия, Китай, Бразилия, США, но Россия среди низ, все равно будет самой большой. Смотри сам:



И маленький, еще только-только вылупившийся в эту страшную жизнь бельгийчоныш вдруг обнаруживает, что совсем близко, над его родной необъятной Бельгией с огромными деревьями и домами, нависает огромное мрачное серое облако под названием Russie, вот-вот готовое проглотить не только милую Бельгию с заглатывающей ее рыбой-Францией, но и, вообще, всю Европу, а то и Евразию.
Оставив нетронутой, пожалуй, только страну под именем Chine, очень уж она, по мнению маленького Луи-Поля, какая-то розовенькая.

"Так, - думаю теперь уже я, автор, - европейцы впервые встречаются с географически-политической неизвестностью, известной нам как наша Родина – Россия.
А затем, довольно быстро, они начинают получать о нас следующую информацию:
- что мы очень странные: с одной страны внешне совершенно похожие на них, даже, в чем-то красивее (точнее, не в «чем-то», а в «ком-то» – в русских женщинах), но с другой ведущие себя совершенно не так."

(«- А как кто? – вопрошает Луи все того же учителя географии.
– Да как какие-нибудь китайцы! – отвечает Учитель. – Такие же дикие. Только китайцы выглядят как китайцы, и от них это ожидаешь. А русские выглядят как мы, и от них ожидаешь европейского поведения, на что они совершенно не способны.»)

- что мы шибко воинственные: а как же ж, ведь до Петра Первого русские были Гардарикой – страной городов, а с Петра мы стали Морской Державой, наступив на пятки великому британскому флоту, два раза чуть было не сойдясь с ним даже в прямом боестолкновении, когда англичане шли на подмогу соперникам России. А в Девятнадцатом веке так мы и вовсе через всю Европу промаршировали, аж до пугающей ранее Луи Франции. А в Двадцатом повторили свой европейский «вояж», правда, остановившись в Германии.

(«- И, кстати, оба раза русские гнали самых крутых военачальников своего времени, завоевавших до того всю Европу и еще кое-что в Африке и Азии – Наполеона и Гитлера, - это уже Луи-Поль узнает от Учителя Истории, в другом кабинете своей уютной брюссельской школы...
Из этого мальчик делает вывод, что мы не боимся даже Европейского Черта, что его европейский-же мозг пугает еще больше. )

- что мы очень пьющие, в отличие от его папы Пьера, который выпивает всего 11 литров алкоголя против русских 15-ти; но почему-то учитель истории забывает сказать ему, что русские стали пить лишь во времена Ивана Грозного, да усугубились в о времена вышеупомянутого Петра Первого, которые, взяв курс на «сближение с Европой», решили приучить свой народ к европейским «цивилизованным привычкам», да наплодили кабаки по всей Руси;
- что мы, несмотря на пьянку, очень живучие: уж сколько империй пало и трансформировалось за последние несколько сот лет, а Россия все примерно та же, разве что то сдуется немного, как мячик для регби, то вновь распухнет, накаченная неведомым воздухом граничащих с нею стран;
- что мы не боимся ставить на себе эксперименты: одно только путешествие в будущее социализм чего стоило. Всей страной, да еще полмира с собой захватили!...
И ничего с нами не поделать. Хоть один на один, хоть гуртом, хоть изнутри – пытаются одолеть это «облако», а оно, знай себе, плывет по Истории, ищет все себя, на самом деле тихое, но лишь до той поры, пока его не трогают.»

...В общем, так и складывается ненависть к нам, дорогая мама. С самого раннего европейского детства, капля по капле. Просто она вырастает из страха перед размером нашей страны. А затем страхи преумножаются, сообразно величию глаз говорящего. Все очень объяснимо, чисто по-человечески. И это не только сейчас так. Так было почти всегда. По крайней мере, лично я читал прошлым летом "Краткий учебник по Географии для мальчиков" - английский, 1840 года. Там, по правде говоря, ни одного хорошего слова про Россию не было. Ну, кроме разве что того, что Петербург - самый красивый город Европы. А так - "цари/рабы..." - все ровно то же, что и ныне.

Ну, а теперь почитайте Википедию.
Сначала по-русски, ну и по-английски.
Реально, многое для себя узнаете и поймете.

За сим, пока.
Или, как говорят русские, Do Svjidanija!
Оцените статью