Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Экономика Экономисты милостью Божьей: Николай Ведута   3

История и философия

12.10.2017 09:32  8.2 (19)

Файл-РФ

3296

Экономика Экономисты милостью Божьей: Николай Ведута

Вышедшая в 1971-м книга «Экономическая кибернетика. Очерки по вопросам теории» стала бестселлером своего времени. Её положения взяли на вооружение представители новых направлений экономической науки в Советском Союзе. К сожалению, автор – Николай Иванович Ведута (1913-1998) – в нашей стране почти забыт.

Наиболее последовательный продолжатель дела известного учёного – его дочь Елена, доктор экономических наук, профессор, заместитель заведующего кафедрой стратегического управления и экономической политики факультета государственного управления МГУ им. Ломоносова. Сегодня она рассказывает о своём отце и актуальных проблемах развития экономической кибернетики, фундамент которой был им заложен.

Елена Ведута.

– Елена Николаевна, почему экономическая кибернетика возникла именно в нашей стране?

– Пожалуй, начну с того, что зачинателем общей кибернетики можно считать великого русского учёного Александра Богданова. Он – автор трёхтомной «Тектологии», внёс большой вклад в теорию систем. Однако как наука кибернетика оформилась только в 1948 году с выходом книги американца Норберта Винера («Кибернетика, или управление и связь в животном и машине»). Он изложил основные принципы анализа общих закономерностей процессов управления и передачи информации в различных системах, будь то машины, живые организмы или общество. Новая наука предполагала не просто знание законов развития объекта, но и построение модели его функционирования в виде последовательности алгоритмов для использования в ЭВМ, чтобы повысить эффективность управленческих решений.

Американцы не вели военных действий на своей территории. Поэтому у них были благоприятные условия для развития вычислительной техники и формирования обобщений, связанных с применением её результатов в науке под названием «кибернетика». Однако экономическая кибернетика могла родиться только в нашей стране, поскольку мы решали задачи, которые не стояли перед США. В частности – по переориентации народнохозяйственного комплекса на «мирные рельсы». По распоряжению ЦК КПСС в Москву для учёбы в аспирантуре Института экономики были вызваны талантливые организаторы производства. Мой отец был в их числе. Тогда он работал главным конструктором на Харьковском тракторном заводе и получил в парткоме предприятия предложение поехать учиться.

– Чем был обусловлен профессиональный выбор Николая Ивановича?

– Трудовой и образовательной школой, которую он к этому времени прошел. Начинал с мастера машинно-тракторной станции. В 1938-м окончил Харьковский политехнический институт. В начале войны был направлен в Сталинград, где участвовал в переналадке тракторного завода под производство танков. Аналогичную работу выполнял в Челябинске и Барнауле. После войны вернулся в Харьков.

– Как он пришёл к ключевым идеям экономической кибернетики?

– Системное мышление в нём заложила харьковская профессура и чёткая организация взаимодействия всех сил для победы в Сталинградской битве. В аспирантуре отец стал изучать политэкономию. «Капитал» читал критично, как инженер-механик. Он убедился в системности подхода в теории воспроизводства. Но в то же время увидел расхождение положений официального учебника по политической экономии с тем, что писал Маркс. В его концепции один недостаток, говорил отец позже: Маркс не смог предвидеть ЭВМ как средство, революционизирующее капиталистический строй.

Николай Ведута.

– Известно, что ваш отец разработал динамическую модель межотраслевого баланса, служащую управленческим (а не только аналитическим) целям.

– Его динамическая модель межотраслевого баланса предполагала включение воздействия рынка (цен равновесия) как обратную связь на определение пропорций плана. Она представляет собой систему алгоритмов, эффективно увязывающих задания конечных потребителей с возможностями (материальными, трудовыми, финансовыми) производителей всех форм собственности. На основе модели определяется эффективное распределение государственных производственных инвестиций. Внедрив её, руководство страны получило бы возможность корректировать в режиме реального времени цели развития в зависимости от уточнения возможностей резидентов, ориентированных на изменение динамики спроса конечных потребителей.

– Как сложилась дальнейшая профессиональная карьера Николая Ивановича?

– В 1957–1962 годах он работал заместителем директора (а также заведующим сектором) Института экономики Академии наук БССР. Деятельность отца в республике не забыта. Сектор моделирования экономических процессов, который функционировал в этом институте в 1999–2006 годы, возглавил один из непосредственных его учеников, доктор экономических наук Василий Никифорович Комков.

Вот как он отмечал вклад отца в книге, посвящённой 70-летию учреждения: «Школа моделирования начала складываться в Институте экономики НАН Беларуси в конце 1960-х – начале 70-х годов. В 1967 году в нём был образован Сектор экономической кибернетики, которым руководил доктор экономических наук, профессор Н. И. Ведута (с 1969 г. – член-корреспондент АН БССР). Его можно по праву считать основоположником этого направления экономической науки в Беларуси. Он был одним из первых в республике, кто осознал важность и необходимость применения математических методов в экономике… Вышедшая в 1971 году в Минске монография Н. И. Ведуты «Экономическая кибернетика. Очерки по вопросам теории»… привлекла молодых учёных к исследованиям в этом направлении».

В труде были изложены принципы сочетания плана и рынка для оптимизации управления. А в последней книге Николая Ивановича «Социально эффективная экономика» содержатся основы экономической киберсистемы, основанной на динамической модели межотраслевого баланса, на основе которой только и возможен выход мирового сообщества из глобального кризиса.

Обложка книги Н.И. Ведуты «Экономическая кибернетика. Очерки по вопросам теории».

В Секторе экономической кибернетики ИЭ НАН Белоруссии получили развитие два основных направления исследований. Николай Иванович был в числе руководителей и того, и другого. Одно было связано с созданием АСУ на промышленных предприятиях. Параллельно велись разработки в области моделирования социально-экономических процессов на макроуровне.

В рамках этих исследований во второй половине 1970-х в республике была впервые разработана большая эконометрическая модель развития народного хозяйства БССР (модель Бел-1), которая затем использовалась белорусским Госпланом для проведения вариантных расчетов пятилетних планов.

В 1962–67 годах отец был директором Центрального научно-исследовательского института технического управления (ЦНИИТУ) и членом коллегии Минприбора СССР. Он руководил внедрением первых в стране автоматизированных систем управления на машиностроительных заводах, выступал против ведомственного подхода быстро внедрять ЭВМ на предприятиях без понимания принципов создания АСУ. В 1967-м в Белорусской государственной академии народного хозяйства была образована кафедра экономико-математических методов и программирования, Николай Иванович стал её первым заведующим.

Он постоянно сотрудничал с ведущими учёными Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) АН СССР. В своей докторской диссертации (1964 г.) отец уделяет особое внимание моделированию метода последовательных приближений, имитирующего практику хозяйствования. Это явилось развитием идей Василия Леонтьева.

– Приходилось слышать, что таким направлениям в экономической науке и практике всячески содействовал тогдашний руководитель Белоруссии Пётр Машеров. Но после его смерти в октябре 1980-го для учёных-новаторов наступили не лучшие времена. Запомнился июньский пленум ЦК КПСС 1983 года, на котором экономико-математическое направление было подвергнуто необоснованной критике, после чего ЦЭМИ подвергся реорганизации…

– Ещё с конца 1970-х подобного рода исследованиям в Советском Союзе стали чиниться препятствия. В начале 1980-х работы в области экономико-математического моделирования в Белоруссии были фактически свёрнуты. Это было обусловлено растущим идеологическим и административным прессингом. «Наверху» пришли к выводу, что исследования такого рода нацелены на вывод экономики из-под партийно-государственного контроля.

– Ваш отец придавал большое значение перспективному планированию. Насколько оно перекликается со стратегическим, о необходимости которого заговорили в наших властных структурах?

– В 1990-е годы мы выбросили за борт свои бесценные наработки в области планирования, которые уже стали достоянием цивилизации. Между тем, недавно американский государственный университет Джорджа Мейсона, в котором работают нобелевские лауреаты, заинтересовался изучением архивных данных СЭВ. Его опыт интересует США, поскольку реализация нынешнего монетарного сценария развития Евросоюза ведёт к драматическим последствиям, а выход возможен только на основе планирования. Недавно и глава Всемирного банка Джим Ен Ким был вынужден признать, что стратегическая роль России заключается в предложении новых путей для решения глобальных проблем.

Можно приветствовать слова президента Владимира Путина о стратегическом планировании. Раньше мы стремились «перейти к цивилизованному обществу», рыночной экономике. Но первое – не научная категория, а второе – лишь инструмент. Сейчас же президент говорит о выходе на траекторию устойчивого развития. Улучшение качества жизни и есть наша стратегическая цель. Но как достичь цели? Нужен стратегический план как алгоритм действий для её реализации.

Здание Центрального экономико-математического института (ЦЭМИ) РАН.

Мы не можем, как США, руководствоваться исключительно монетарными рекомендациями для реализации наших интересов. Их стратегия понятна: усиление господства в мире за счёт создания роста спроса на доллары, лежащие в основе построенной ими международной валютной системы.

У нас же другая проблема – эффективное управление имеющимися ресурсами. Но для этого нужна координация действий, настройка связей между производителями и конечными потребителями. С учётом, разумеется, мотивации, но не ради неё самой. Для нас национальная идея – стратегическое планирование экономики во имя живущих в России, связавших свою судьбу с её будущим.

– Сейчас можно использовать наработки вашего отца?

– Другого пути нет. Необходима реализация системного подхода в законодательной деятельности, которая сегодня является хаотичной; в интересах самих ведомств. Все законы, регулирующие отношения государства и предприятий, должны быть подчинены задачам экономической киберсистемы, основанной на динамической модели межотраслевого баланса, разработанной Николаем Ведутой. Её внедрение позволит упорядочить, связать в одно целое бухучёт, статистику и банковскую систему для эффективного управления экономикой.

Оно не должно напоминать «лебедя, рака и щуку». Даже при той недостоверной и неполной экономической информации, которой мы сегодня располагаем, уже возможно определить, где инвестиции дадут большую отдачу, как наращивать прибыль во времени, снижать себестоимость. То есть речь идёт, повторюсь, о переходе от ручного управления в условиях кризисного развития к киберсистеме для выхода страны на траекторию устойчивого роста. Рано или поздно необходимость заставит нас выбрать этот путь. 

 


Оцените статью