Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

74970


Моё возражение охотникам на левиафанов

История и философия

05.02.2015 00:51  

ragnar

254

Мнения критиков разделились между «шыдэвр!» и «русофобская гадость!», и только BadComedian не стал играть в эту игру, и разобрал всё подробно. Тем не менее, осмелюсь сказать, что все критики не заметили очень важный момент. Можно сказать – ключевой.

Скажу сразу – оскароносный фильм я так и не посмотрел. Но прочитал уже уйму критики, и посмотрел достаточно подробный разбор от BadComedian.
https://www.youtube.com/watch?v=kXu7Z54a9Sg

В общем, мнения критиков разделились между «шыдэвр!» и «русофобская гадость!», и только BadComedian не стал играть в эту игру, и разобрал всё подробно. Тем не менее, осмелюсь сказать, что все критики не заметили очень важный момент. Можно сказать – ключевой.

В основу фильма положен сюжет о конфликте коррумпированной власти и простого человека из-за земельного участка. Говорят, что сценарий написан по реальной ситуации, которая произошла не где-нибудь, а в самой свободно-демократической стране – в США. А почему бы и нет? Везде такое может произойти. И в США происходит, и фильмы там об этом снимают. Сейчас названий не припомню, но в одном таком фильме в главной роли снималась Джулия Робертс. Американцы смотрят эти фильмы, но почему то им не приходит в голову обобщить данную ситуацию, и представить её чуть ли не основным принципом американской жизни. Представляете, конфликт из-за земли между жителями провинциального американского городка и химической компанией, как «энциклопедия американской жизни»! Бред. Никому и в кошмарном сне такое в голову не придёт. Ну, случается такое, да. И что?

В этом – принципиальное различие между русскими и западными людьми. Когда русскому показывают в кино русского алкоголика Колю, он сразу примеряет его образ на себя, и либо возмущается, либо сгорает от стыда. С американцем такого не случится. Он, увидев в кино образ американского бомжа, не будет примерять его на себя. Он – бомж, а я – нет. Примерно также, как мы, встретив бомжа на улице, не ассоциируем его с собой. Но в кино всё по-другому. «Поэт в России – больше, чем поэт», помните? 

Западное общество – общество индивидов. Каждый – сам по себе. Отвечает только за себя. Они не обобщают. А мы – обобщаем. Сразу. Автоматически. Даже если бы фильм назывался «Как Коля с мэром землю не поделили», всё равно русский зритель начал бы делать обобщения и далеко идущие выводы. Но фильм называется «Левиафан». И этим он просто вопиёт, - «Не обобщать нельзя! Обобщать обязательно!!!»



Если зритель, просмотрев на экране действо, должен придти к каким-то философским обобщениям, значит, что задача режиссёра, снимающего фильм-притчу, - обратная. Он должен зашифровать свою философскую мысль в экранное повествование. Это я могу высказать здесь эту мысль парой абзацев открытым текстом. Я ведь не киношник, и денег мне за это никто не платит. А если хочешь получить миллионы от Министерства культуры на съёмки, а потом прославиться и получить «Оскара», - будь добр зашифровывай.

По моему мнению, вся невнятность и нелепость фильма состоит в том, что зашифровать качественно не удалось. Мысль, положенная в основу фильма, представлялась его авторам настолько очевидной, что они оказались в плену у собственных представлений. Им показалось, что либо, зритель поймёт их с полуслова потому, что сам также думает, либо, что за «актуальность» им всё простят. Вторая версия точно сработала. «Актуальность» полностью окупилась. В условиях начавшейся «второй холодной войны», такое «произведение» не могло остаться без «Оскара», невзирая на все недостатки.

А что же была за мысль? Русофобия? И да, и нет. Конечно, без русофобии – никак. Московская творческая интеллигенция без неё не может. Но всё не так просто.

Чтобы уловить то, чего не поняли критики, надо вспомнить что такое «левиафан». Этот персонаж упоминается в Библии. Причём, - довольно немного. Что можно о нём сказать точно – это чудовище колоссальных размеров, вселяющее ни с чем не сравнимый ужас. И ещё сказано, что «Нет на земле подобного ему» (Иов 40.20-41.26). Томас Гоббс, назвав свою книгу в честь библейского чудища, окончательно связал в наших головах понятие «левиафан» с понятием «государство». 

Короче говоря, всем понятно, что «левиафан» - это ужасная власть, подавляющая простого человека. Российское государство, в лице мэра, подавляющее Колю. Да? А вот и нет! 

Я уже писал о том, что власть не является чем-то абсолютно внешним по отношению к подвластным. 

http://skald-ragnar.livejournal.com/20064.html Власти «наверху» собирается ровно столько, насколько «снизу» готовы от неё отказаться. Таким образом, власть и подвластные находятся в некоторой диалектической взаимосвязи. 

В фильме мы видим власть (мэр) и подвластного (Коля). Власть попирает права подвластного, но, как выясняется в конце фильма, делает это ради благой цели – строительства храма. Ну, благой в понимании власти. Подвластный же, защищает свои законные права. Но зачем? Чтобы дальше «жить, где жили предки» и бухать. И всё. Так кто из них чудовище? Мэр? Не факт. 

Разгадка в том, что «Левиафан» - это не российская власть в лице мэра. «Левиафан» - это мэр и Коля вместе взятые. Это – Россия. Для особо непонятливых между мэром и Колей есть связующее звено. Это милиционер – собутыльник Коли. С одной стороны он – народ (бухает с Колей), с другой – представитель власти (должен выполнять указания мэра). Таким образом, Россия предстаёт в виде такого двуликого чудовища. Власть и народ в ней стоят друг друга, и представляют в каком-то смысле единое целое.

Вот мы и уличили автора в русофобии. Но так ли это? Что в фильме – неправда? Всё так. Действительно, в сегодняшней России никто не знает ради чего живёт. Народ бухает. Предки здесь жили, вот и мы жить здесь будем, хоть и не знаем зачем. Власть ворует, но пытается как-то оправдаться. Хотя бы перед Богом. Если бы мы увидели историю о том, как власть отбирает собственность у целеустремлённого человека... Если бы Коля был положительным персонажем, и, к примеру, строил лодки, или занимался фермерством, тогда «левиафаном» однозначно был бы мэр. А так...

Надо признать, что мысль, положенная в основу фильма – верна. Несмотря на все недостатки воплощения её на экране. Россия сегодня – «левиафан». Русофобы торжествуют. Но давайте вспомним, всегда ли было так? Да, во власти всегда встречались воры и бандиты, а в народе – алкоголики. Но ведь были в истории России времена, когда не они определяли лицо страны! Вспомните великие достижения СССР! Вспомните славу православной Империи! 



Так может фильм не такой уж русофобский? Может быть, просто не надо слишком сильно обобщать, и переносить образ ужасного чудовища на все периоды жизни России? Надо просто признать, что сейчас – всё так, как в фильме. И сделать всё, чтобы этот период закончился.

Сcылка >>


Оцените статью