Новые границы Старого Света   2

История

06.08.2017 10:39  9.6 (10)

Историк

4903

Новые границы Старого Света

Российская эскадра под командованием вице-адмирала Ф.Ф. Ушакова, идущая Константинопольским проливом 8 сентября 1798 года.
Худ. М.М. Иванов. 1799

Одним из важнейших вопросов, обсуждавшихся на Венском конгрессе, был вопрос о государственных границах. И это неудивительно, ведь в результате Наполеоновских войн политическая карта Европы изменилась до неузнаваемости

В начале XIX века в Наполеоновские войны оказались вовлечены практически все страны Европы. В итоге к 1812 году Франция, ставшая империей, обрела огромные территории. Кроме того, многие земли переходили от одного государства к другому, менялись монархи и обладатели целого ряда владений – и все это под влиянием и непосредственным управлением Наполеона Бонапарта.

Так, он венчал коронами почти всех своих ближайших родственников, ставя их во главе завоеванных и создаваемых государств, а также связывая династическими браками со многими дворами Европы. Например, своего пасынка, Евгения Богарне, Бонапарт сделал вице-королем Италии и женил на принцессе Баварской, а младший брат французского императора, Жером Бонапарт, получил не только Вестфалию, но и принцессу Вюртембергскую в жены.

Портрет Наполеона.
Худ. Андреа Аппиани. 1805

Поражение Франции перечеркнуло эту систему. Вместо нее великим державам (кстати, это понятие родилось именно тогда, в Вене) предстояло выстроить новый порядок государственных отношений – более эффективный и, как казалось, способный надолго установить мир в Европе.

Изначально Венский конгресс должен был стать своего рода дополнением к Парижскому миру 1814 года, определявшему основные изменения в Европе. Но, вопреки ожиданиям Клеменса Меттерниха, министра иностранных дел Австрии и хозяина всего мероприятия, конференция продолжалась не шесть недель, а девять месяцев. Вполне возможно, что, если бы не бегство Наполеона с острова Эльба, Венский конгресс мог бы продлиться еще дольше из-за споров и раздоров его участников. Лишь возвращение сосланного императора в Париж ускорило подписание итогового документа.

ВЕЛИКАЯ ПРОИГРАВШАЯ ДЕРЖАВА

Великие державы поначалу отнеслись к Франции снисходительно: ее границы устанавливались по состоянию на 1 января 1792 года. Она лишалась почти всех территорий, завоеванных после Великой французской революции, но сохраняла Авиньон, несколько небольших графств и некоторые приграничные земли. Также французам возвращались почти все колонии, оккупированные англичанами. А самое главное – Франция не была обязана платить контрибуцию.

Европа в 1789 — 1794 годах

Мягкость союзников к поверженному противнику можно объяснить расположением российского императора Александра I, который в то время увлекался либеральными идеями и хотел доказать, что если он и отнял у Франции ее завоевания, то вовсе не собирается «поработить» ее. Но был здесь и здравый дипломатический расчет: Россия теперь не опасалась угрозы со стороны Франции и вместе с тем хотела, чтобы та сохранила суверенитет и целостность, чтобы быть в состоянии противостоять Пруссии и Австрии на континенте, а Великобритании на море.

УСЛОВИЯ МИРА ДЛЯ ФРАНЦИИ БЫЛИ БЫ ЕЩЕ ЖЕСТЧЕ,
ЕСЛИ БЫ НЕ РУССКАЯ ДИПЛОМАТИЯ

Однако все кардинально изменилось после 100-дневного возвращения Наполеона к власти. Согласно мирному договору, подписанному в ноябре 1815 года, для Франции устанавливались теперь уже границы 1790 года, она лишалась важных стратегических пунктов, в частности Саарбрюккена (отходил Пруссии), Филиппвиля и герцогства Бульонского (их получали Нидерланды), а также теряла право сюзеренитета над Монако. Наконец, на нее была наложена контрибуция в 700 млн франков.

Впрочем, второй Парижский мир мог быть еще жестче, если бы не русская дипломатия, которая попыталась смягчить условия для Франции: по настоянию Александра I контрибуция была снижена с 800 млн до 700 млн франков. Вскоре Франция присоединилась к Священному союзу и даже заняла место в ряду великих держав – тоже не без помощи России.

ПОД БРИТАНСКИМ ЛЬВОМ

Из всех держав-победительниц наибольших успехов на Венском конгрессе добилась Великобритания. В территориальном отношении это выразилось в сохранении за нею многих завоеваний эпохи Наполеоновских войн. Наиболее значимыми здесь были островные владения, полученные англичанами, что немаловажно, с помощью Российской империи, в том числе после блистательных побед русско-турецкого флота под командованием вице-адмирала Федора Ушакова (за успешное взятие Ионических островов он был произведен Павлом I в адмиралы).

Форт Сан-Анджело на Мальте. До 1798 года остров принадлежал ордену иоаннитов

Кроме того, Великобритания в 1800 году захватила Мальту – тот самый остров, который Павел I, бывший в то время великим магистром Мальтийского ордена, планировал сделать русской военно-морской базой в Средиземноморье. Англичане, отбив Мальту у Наполеона, отказались возвращать остров ордену, что спровоцировало серьезное напряжение в российско-британских отношениях, едва не окончившееся войной (ее предотвратила только смерть Павла, в связи с чем и существует версия об «английском следе» в его убийстве).

Два этих островных владения позволяли Великобритании полностью контролировать ситуацию в Средиземном море. Значимость данных приобретений была настолько высока, что английская дипломатия сравнительно легко пошла на возвращение Франции остальных захваченных у нее в ходе войн территорий.

Важными стремлениями Великобритании были максимальная нейтрализация Франции и создание рычагов давления на нее в виде сопредельных государств. Вот почему усилиями английской дипломатии серьезно возвысился Ганновер, провозглашенный королевством в личной унии с Великобританией (фактически это означало присоединение к последней на правах автономии). Отныне Георг III, а потом и его преемники Георг IV и Вильгельм IV носили титул короля Ганновера.

Впрочем, после них королевство все-таки обрело независимость: по его законам престол не могла занимать женщина, а в Лондоне сувереном стала королева Виктория. Тем не менее на этапе Венского конгресса это был серьезный успех Великобритании, не просто закрепившейся на континенте, но и сделавшей это в непосредственной близости от потенциального противника – Франции. Успех был упрочен созданием дружественного англичанам Королевства Нидерландов.

ЦАРСТВО ПОЛЬСКОЕ

Но если ограничить аппетиты Франции Великобритании удалось весьма ощутимо, то попытки проделать то же самое с Россией потерпели фиаско. Британский министр иностранных дел Роберт Каслри не смог противостоять стремлению императора Александра I получить польские земли и воссоздать польское государство в рамках Российской империи. Также провалились попытки оспорить русские приобретения в Финляндии, Бессарабии и на Кавказе.

Европа 1811 — 1814 годов

Образованное Наполеоном из прусских и австрийских земель, населенных поляками, Герцогство Варшавское было французским протекторатом. Вопрос о принадлежности этих территорий стал одним из самых острых на конгрессе в Вене: Великобритания, Австрия и Пруссия охотнее всего вернулись бы к границам после Третьего раздела Польши 1795 года. Но Александр I был непреклонен и требовал для России как державы – победительницы Наполеона, внесшей решающий вклад в его низвержение, всей территории Герцогства Варшавского. Былые союзники едва не перессорились окончательно, однако России в целом удалось отстоять свои интересы. Заключительный акт Венского конгресса гласил: «Герцогство Варшавское, за исключением тех областей и округов, коим в нижеследующих статьях положено иное назначение, навсегда присоединяется к Российской империи».

ИЗ ВСЕХ ДЕРЖАВ-ПОБЕДИТЕЛЬНИЦ НАИБОЛЬШИЕ ВЫГОДЫ ДЛЯ СЕБЯ СУМЕЛА ИЗВЛЕЧЬ ВЕЛИКОБРИТАНИЯ.
МАЛЬТА И ИОНИЧЕСКИЕ ОСТРОВА ДАВАЛИ ЕЙ КОНТРОЛЬ НАД СРЕДИЗЕМНЫМ МОРЕМ

Территориями, отделенными от русской части Польши, были Торунь и Познань, отошедшие Пруссии, а также Краков с округом, который превратился в крохотную Краковскую республику, находившуюся под совместным протекторатом России, Австрии и Пруссии (позднее она станет частью Австрийской империи). Александру I предоставлялось право установить для Польши по своему усмотрению особое управление.

Обложка конституции Царства Польского. 1815 год

Стоит отметить, что сами поляки, мечтая о возрождении национального государства, практически не противились присоединению к России. Они знали, что Александр готовит специальную конституцию для Царства Польского (именно такое название получили эти новые земли в составе Российской империи). Используя дарованные им широкие полномочия, поляки думали в результате полностью отделиться и возродить независимое государство.

Генерал-лейтенант Александр Михайловский-Данилевский, находившийся в Вене при Александре I, заметил следующее: «Жители Варшавского герцогства, с которыми я имел случай разговаривать дорогою, ожидают с нетерпением определений конгресса, полагая, наверное, что королевство Польское будет восстановлено, они основывают надежды свои наиболее на благорасположении к ним Государя».

Ян Генрик Домбровский (1755–1818) был одним из тех поляков, кто перешел на русскую службу

Однако речь вовсе не шла о полном восстановлении Польши – а лишь о присоединении польских земель к Российской империи, хотя и с широкой автономией. Со временем энтузиазм поляков сменился разочарованием: Царство Польское они стали называть Конгрессовой Польшей или просто Конгрессовкой. Собственную конституцию, сейм, валюту и другие вольности поляки потеряют после восстания 1830–1831 годов. Но тогда, в Вене, результаты конгресса представлялись им неплохими и они были весьма расположены к России. К примеру, небезызвестный Ян Генрик Домбровский, чьи подвиги воспеты в гимне Польши – знаменитом Jeszcze Polska nie zginęła, в последние годы своей жизни находился на русской службе.

ОПАСАЯСЬ ЗА ВСЮ ГАЛИЦИЮ…

Правда, одна территориальная потеря по итогам Венского конгресса у России все-таки была – Тарнопольский округ в Восточной Галиции.

Находящийся ныне на Украине город Тернополь в то время именовался Тарнополем, и в 1809 году по Шёнбруннскому миру он вместе с округой перешел от Австрии к России – это была компенсация Александру I за участие России в войне против Австрии на стороне Франции. Поскольку Шёнбруннский мирный договор был аннулирован в Вене, австрийцы, получив назад земли от Франции, потребовали обратно и Тарнополь. Русская дипломатия предпринимала попытки сохранить округ за Россией, но безуспешно: Австрия боялась, что это станет первым шагом к присоединению всей Галиции к Российской империи.

В итоге земли с населением в 400 тыс. человек пришлось вернуть императору Австрии Францу I. Впрочем, австрийская часть Центральной Польши, отторгнутая в пользу Герцогства Варшавского по тому же миру 1809 года, назад к Австрии не вернулась и вошла в состав Царства Польского под управлением России. Таким образом, Тарнополь стал для Российской империи минимальной платой за желаемое решение польского вопроса.

Европа после Венского конгресса. 1815 год

Польша в обмен на Тернополь – тогда такое могло казаться выгодным с точки зрения размера территорий и их исторического значения. Однако уже в то время некоторые участники конгресса предвидели, чем данное приобретение может обернуться для России.

В этом аспекте интересно мнение прусского канцлера Карла Августа Гарденберга, который в письме Роберту Каслри заметил: «Сила России скорее ослабеет, чем увеличится от этого нового Польского королевства, под скипетром одного с нею государя находящегося». Как показала история, он был недалек от истины: Польша на долгие годы стала «головной болью» для Петербурга. При этом продвижение России в Галиции было остановлено, а сама Галичина подверглась значительному австрийскому влиянию, результатом чего оказался рост русофобских настроений, господствующих на Западной Украине, в том числе и в Тернополе, до сих пор.

НА РУИНАХ ИМПЕРИИ

Германия, к тому времени уже несколько веков переживавшая раздробленность, на Венском конгрессе своего положения принципиально не изменила. Рыхлая, ничего на деле не значившая Священная Римская империя германской нации была окончательно упразднена Наполеоном в 1806 году. Великие державы не захотели ее восстанавливать, но и сильная Германия никому из них (включая побежденную Францию) не была выгодна.

В результате на руинах империи был создан Германский союз – такая же непрочная конфедерация из 39 государств разного статуса и значения, среди которых решающую роль играли наращивавшая силы Пруссия и председательствовавшая в союзе Австрия.

Нельзя сказать однозначно, какими стали итоги Венского конгресса для Пруссии. С одной стороны, не была осуществлена главная цель – присоединение к ней всей Саксонии. Этому категорически противились австрийцы, не желавшие иметь сильную Пруссию у своих границ. Было здесь и военно-стратегическое обоснование: прусская корона могла получить доступ к горным переходам в Богемию, что обернулось бы для Австрии наличием постоянной угрозы на северных рубежах.

После долгих переговоров Пруссия под давлением союзников была вынуждена удовлетвориться лишь 60% территории и 40% населения Саксонии. Кроме того, она потеряла почти все свои польские владения в пользу России и уступила Ганноверу (то есть фактически британскому королю) часть Восточной Фрисландии.

С другой стороны, Пруссия все же немало усилилась: она вернула себе Познань, присоединила шведскую часть Померании с центром в Штральзунде, Данциг (современный Гданьск) с округой и некоторые другие территории.

Но самое важное приобретение состояло в закреплении на левом берегу Рейна: прусскими стали Кёльн, Кобленц, Аахен, Трир и еще несколько крупных городов. Крайне невыгодным такой расклад оказался для Франции, к которой Пруссия теперь придвинулась вплотную. И это действительно очень помогло пруссакам во время войны с французами в 1870–1871 годах. Впоследствии приобретение Рейнланда также существенно облегчило Пруссии задачу объединения вокруг себя Германии, так как у нее были центры для сплочения земель на обоих берегах Рейна. Получается, что именно на Венском конгрессе закладывались основы будущей консолидации Германии вокруг Прусского королевства, шаг за шагом присоединявшего немецкие земли. Кстати, в отличие от Австрии, заботившейся в первую очередь о взращивании собственной многонациональной империи.

РАЗДЕЛЯЙ И ВЛАСТВУЙ

Государство династии Габсбургов благодаря Венскому конгрессу стало одним из главных политических центров Европы. Однако, подчеркнем еще раз, если Пруссия в Вене начала путь к объединению немецких земель вокруг себя, то Австрия избрала совершенно иной вектор развития.

Формально председательствуя в Германском союзе, она набирала силу за счет соседних новоприобретенных территорий, населенных отнюдь не одними германоговорящими народами. В составе габсбургских земель находились теперь немецкие наследственные владения и королевство Богемия (они параллельно являлись частью Германского союза), Венгрия, Галиция. Помимо Тарнопольской области, возвращенной Россией, Австрия присоединила к себе бывшее венецианское владение – Далмацию, полосу земли вдоль Адриатического моря до не имевшей выхода к морю Черногории. Последняя претендовала на Боку Которскую, где население хотело объединения с Черногорией. Глава Черногории, митрополит Петр Негош, обратился за помощью к Александру I, но отстоять интересы черногорцев в Вене не удалось: остальные державы-победительницы считали, что Россия создаст в Боке Которской свой форпост.

Между тем главным приращением Австрии по результатам Венского конгресса стали итальянские земли на севере и в центре Апеннинского полуострова, что позволило Габсбургам доминировать в Италии. Наполеоновское Итальянское королевство, впервые за столетия объединившее многие земли на полуострове, было уничтожено и вновь разбито на множество частей. Некогда значимая Венеция вместе с герцогством Миланским составили Ломбардо-Венецианское королевство (это название придумал сам Франц I).

Рим, площадь перед Пантеоном. Гравюра XIX века

Кроме того, существенная часть Италии попала под власть родственников австрийского императора. Так, вторая супруга Наполеона, Мария Луиза Австрийская (дочь Франца I), сохранила за собой Парму, а эрцгерцог Фердинанд III (родной брат Франца I) вернул себе Тоскану и получил некоторые другие мелкие территории. Тем самым Австрия могла полностью контролировать ситуацию на Апеннинском полуострове: часть земель находилась под непосредственным управлением императора и при этом многие государства в Италии фактически стали австрийскими сателлитами. Как и в Германии, для австрийцев раздробленность здесь была залогом могущества: старый принцип divide et impera («разделяй и властвуй») работал безотказно.

Были и некоторые потери Австрии после Венского конгресса: область Брейсгау перешла к Бадену, также ощутимым ударом стало отделение Австрийских Нидерландов (современной Бельгии) в пользу новообразованного Королевства Нидерландов. В Италии австрийцам пришлось возвратить папе римскому Романью. Однако все это имело малое значение в сравнении с крупными австрийскими приобретениями.

Даже позже, когда немецкие и итальянские земли объединятся в национальные государства, для Австрии территориальное расширение по-прежнему останется важным политическим направлением. Последним актом на этом пути станет оккупация Боснии и Герцеговины в 1878 году. Австрия, не участвовавшая в Русско-турецкой войне тех лет, получила их за свой нейтралитет и в дальнейшем, в 1909-м, аннексировала. К чему эта аннексия привела уже через пять лет, в 1914 году, – хорошо известно.

НАЗВАНИЯ СТАРЫЕ – СОДЕРЖАНИЕ НОВОЕ

Если раздробленность Германии и Италии фактически подтверждалась Венским конгрессом, то Швейцария и Нидерланды, напротив, упрочили свое единство и независимость, а также расширили владения.

Конгресс закрепил положение Швейцарии как неприкосновенного и нейтрального государства: великие державы, включая Россию, решили предоставить и гарантировать ей статус нейтралитета. Теперь она состояла из 22 кантонов, из которых три были новыми: Валлис, Женева и Невшатель. Кроме того, Австрия и Сардиния уступили Швейцарии некоторые небольшие территории. Корни знаменитого швейцарского нейтралитета и уклонения от участия в войнах (после наполеоновской эпохи на территории Швейцарии ни разу не велись боевые действия), а также современные границы Конфедерации произрастают именно из решений Венского конгресса.

Создание Королевства Нидерландов, в состав которого вошли не только земли бывшей Республики Соединенных провинций, но и Австрийские Нидерланды, было более всего выгодно Великобритании – как одно из средств давления на Францию. Не чуждым оказалось новое королевство и России, закрепившей связи с ним династическим союзом: в 1816 году супругой наследника нидерландского престола (будущего короля Виллема II) стала великая княжна Анна Павловна – сестра Александра I.

Однако эта идея объединения, как выяснилось, была неудачной: через 15 лет бывшие австрийские владения восстали и создали собственное государство – Бельгию. Сыграл свою роль конфликт протестантов, составлявших большинство на севере, и доминировавших на юге католиков. Но даже это разделение не решило проблему до конца: теперь на повестку дня стал языковой вопрос в Бельгии, который и в ХХ веке не был разрешен, несмотря на федерализацию страны. Сегодня этот конфликт по-прежнему актуален и вполне может привести к распаду Бельгии на две части с последующим их присоединением к соседним государствам – Франции и Нидерландам.

НАПОЛЕОНОВСКИЙ МАРШАЛ В СТОКГОЛЬМЕ

Решения Венского конгресса коснулись и Скандинавии. В наибольшем выигрыше оказался… бывший французский маршал Жан Батист Бернадот. Пламенный гасконец, долгие годы хранивший верность Наполеону и женатый на его бывшей невесте Дезире Клари, в 1810-м он был призван в Швецию в качестве регента, а позднее стал королем под именем Карла XIV Юхана. Его потомки и сегодня правят в Стокгольме.

Жан Батист Бернадот (1763–1844) – маршал Франции, в 1818–1844 годах король Швеции и Норвегии Карл XIV Юхан, основатель династии Бернадотов

Почувствовав перемены, в 1812 году он разорвал отношения со своим отечеством и заключил союз с Россией, за что и был вознагражден в Санкт-Петербурге орденами Андрея Первозванного и Святого Георгия I степени, а в Вене – норвежской короной (де-юре ее получил Карл XIII, а затем унаследовал Бернадот). Между тем к шведам потом так и не вернулись назад владения в Померании с городом Штральзундом (напомним, эти земли по решению Венского конгресса отошли к Пруссии), не говоря уже о Финляндии, оставшейся тогда за Российской империей.

Дания же, как союзница Наполеона, понесла потери: помимо переданной Швеции Норвегии она лишилась крохотного, но стратегически важного острова Гельголанд над устьем Эльбы – его получила Великобритания. Но еще больше проиграли норвежцы: они так и не смогли восстановить государственную независимость и вынуждены были согласиться на шведско-норвежскую унию, которая будет разорвана только в 1905 году.

В общем, как писал в докладе от 12 февраля 1815 года генеральный секретарь конгресса Фридрих Генц, «громкие фразы о «переустройстве социального порядка», «обновлении политической системы Европы», «постоянном мире, основанном на справедливом распределении сил», и т. д. и т. п. произносились с целью успокоить толпу и придать этому торжественному собранию некоторый вид достоинства и величия; но истинной целью конгресса был дележ наследства побежденного между победителями».


Оцените статью