Самое обсуждаемое


Хазин / Экономика  53

Хазин в эфире

16.03.2020 12:00

Говорит Москва

30037  9.2 (49)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин.

Начинаем сегодняшнюю передачу. За неделю прошло много разных весёлых событий, которые нужно обсудить все. У нас сегодня полный час для говорения. Поэтому я позволю себе «растечься мыслью по древу», или в другом переводе «скакать белкой по дереву».

Главное экономическое событие – сегодня ночью (или вчера днём по американскому времени) Федеральная резервная система США совершила самое крупное в своей истории снижение учётной ставки на 100 базисных пунктов, или 1%. На 50 базисных пунктов снижали ставку в 2008-м году несколько раз. На 75 пунктов (то есть на три четверти процента) уже не было. А тут 1%. С учётом предыдущего снижения, которое было две недели тому назад, это вообще что-то невообразимое. Мы видим, что в Соединённых Штатах Америки чего-то страшно испугались. Чего испугались – мы не знаем, потому что закрыта информация о крупных финансовых институтах. Но вспоминая 2008-й год (крах Lehman Brothers), можно предположить, что что-то там нечисто. Соответственно, нужно ожидать каких-то жизненных сложностей. Одновременно ФРС официально запустила эмиссионные программы на 700 миллиардов долларов. Не совсем эмиссионные, потому что выкупается 500 миллиардов трежерис (это государственные ценные бумаги, которые участвуют в обороте); поэтому это не совсем чистая эмиссия. На 200 миллиардов – ипотечные бумаги (чистая поддержка банков). Выкуп активов начинается немедленно с понедельника. Заседание ФРС произошло экстренно (вчера было воскресенье). ФРС обещало действовать по ситуации, в зависимости от рыночных условий. Дальше они будут расширять эмиссию. Утверждается, что есть более точный план о том, что в течение месяца будет выкинуто на рынок 4 триллиона долларов. Но это надо проверять.

Это означает, что есть какие-то очень серьёзные дырки среди финансовых институтов. Это не текущая ситуация. Не исключено, что эти дырки появились в результате переоценки перспектив, связанных с тем, что мировая торговля фактически заканчивается. Её просто не видно вообще! Сухогрузы, контейнеровозы из Китая не идут в США и другие регионы. Мы уже видим результаты: на полках в странах Евросоюза, в Австралии и в США нет туалетной бумаги, нет бытовой химии (в том числе дезинфицирующей), потому что она вся производится в Китае. В общем и целом картинка выглядит достаточно мрачно. Надо отдать должное нашим начальникам: в Москве нет проблем с туалетной бумагой. В Москве зима началась. Я поздравляю всех, кому пришла в голову гениальная идея до начала майских праздников сменить зимнюю резину на летнюю.

Что будет дальше? В Китае эпидемия заканчивается. В Корее и Японии видимые эпидемиологические меры были достаточно жёсткие. Что-то написано, но в реальности мы не знаем, что происходит. Темпы нарастания эпидемии очень низкие. В нашей стране – в Москве и Перми – этой зимой количество воспаления лёгких превышало среднестатистическое значение примерно на 30%. Я не исключаю, что это связано с тем, что в это время коронавирус в нашей стране уже был; просто никто не знал, что это коронавирус. Я не являюсь специалистом (можно сказать, что это оценка человека, который имеет некоторый опыт наблюдения за политикой власти), но могу сказать, что в реальности коронавирус особой опасности для человека не представляет. Эта вспышка не опасней, чем сезонная эпидемия гриппа, но это, конечно, не грипп, потому что она развивается в основном в широте 30-40 градусов – то есть там, где климат совершенно не гриппозный. Всё то, что происходит, я считаю, с одной стороны, целенаправленной попыткой максимально развить панику; а с другой стороны - тренировкой разного рода государственных структур к разного рода неожиданным событиям.

Я могу назвать несколько очень крупных структур, которые весьма заинтересованы в том, чтобы свалить на эту эпидемию те проблемы, которые у них накапливались на протяжении многих лет. 10-го сентября 2001-го года я на форуме журнала «Эксперт» написал о том, что США могут в ближайшее время организовать сами против себя крупные теракты. Логика в этом была очень простая: на тот момент в США была крайне плохая экономическая статистика. Но новая администрация Буша-младшего, которая пришла к власти в январе 2001-го года, упустила время свалить это на предыдущую администрацию Клинтона. Поэтому ей позарез было нужно, чтобы всё произошло как бы само собой. Кроме того, были готовы разные законы, связанные с безопасностью, которые полностью закрывали в США всю свободу и демократию. Это можно было провести исключительно в ситуации чрезвычайного положения. 11-го сентября 2001-го эти теракты произошли. Я, кстати, предполагал, что они будут не внутри США, а вне. Я написал, что это могут быть атаки на посольства или что-нибудь в этом роде.

В этом смысле эпидемия коронавируса очень похожа, как замечательный повод для многих государств, для многих бизнес-структур, для того чтобы свалить свои проблемы и снять с себя персональную ответственность. Можно упомянуть, например, ситуацию в Италии, у которой колоссальный внешний долг; ситуацию с Deutsche Bank, о котором мне сказали в октябре 2015-го года на Родосе, что он на грани банкротства. Мы не знаем, судя по тому, что сделала полдня тому назад ФРС, в США тоже есть какие-то сильно просевшие институты. Но давайте подумаем немножко о будущем. Панику мы с негодованием отметаем. В нашей стране паники нет; дай бог, её и не будет. Я считаю, что особых оснований для этого нет. Проблемы на Западе… Я думаю, что, если предположить, что Китай объявит, что эпидемия сходит на нет; если будет принято решение, что не нужно устраивать массовых банкротств и повалить мировую экономику, то можно предположить, что где-то через месяц начнут постепенно открывать границы.

Одно из тех возражений, которые мне выдвигали в рамках концепции валютных зон и распада мира на макрорегионы… на валютные зоны, состояло в том, что это потребует введения границ – к чему страны мира не готовы. Вот мы сегодня видим, как отработано введение границ в мире; причём границ в тех местах, где их точно не будет даже в рамках валютных зон. Граница между Францией и Испанией, которую тут ввели, конечно, условная, потому что контрабандные тропы в окрестностях Андорры никто не отменял – в этом смысле это неполное перекрытие границы. Есть очень интересный геополитический вопрос: где будет проходить граница между условной западной американской зоной и евразийской? На сегодня вероятность сохранения западной европейской валютной зоны с евро, конечно, не нулевая и даже, может быть, ещё достаточно большая, но она стремительно падает, в связи с глубоким неадекватом руководства Евросоюза и отдельных стран Евросоюза. Поскольку Великобритания совершенно чётко идёт под американское покровительство, то в этом случае удастся ли сделать валютную франко-германскую зону с французской Западной Африкой и некоторыми странами Западной Европы – это большой вопрос. Если это не получится, то красная линия между американской зоной влияния и евразийской должна пройти по центральной Европе - она пройдёт восточней Германии или западней Германии? В 1945-м году она прошла прямо по Германии. Не вызывает сомнения, что Англия и Соединённые Штаты Америки будут пытаться провести эту линию восточней Германии. Но мы не очень понимаем, что будет происходить в самой Германии. В зависимости от масштаба той экономической катастрофы, которую могут устроить, там могут быть самые разные варианты. Это, конечно, не завтрашнее будущее; но через два-три года этот вопрос станет актуальным. Поэтому эту тему не только можно, но и нужно исследовать.

У нас явно выпадают целые отрасли. Современный туризм возник после 1983-го года, после рейганомики, после того как началось массовое стимулирование среднего класса В результате у большого количества людей появились свободные деньги для путешествий. Именно тогда были построены все четырёх-пятизвёздочные отели по первой линии в тёплых странах. До этого путешествие было уделом очень богатых людей или же бедных людей, которые путешествовали налегке. Желающие могут посмотреть фильм 80-х «Греческая смоковница» - только в нём надо смотреть не любовную линию, а бытовую. Мы видим, что отелей нет, а люди путешествуют налегке – с палатками, останавливаясь в мотелях. Я думаю, что нас ждёт возврат в ситуацию, которая была в 60-е – 70-е годы, когда четырёх-пятизвёздочные отели будут исключительно в крупных экономических финансовых центрах как место жительства относительно богатых людей или находящихся на корпоративной службе (то есть командировочные). А в курортных центрах количество пятизвёздочных отелей будет резко сокращаться. Понятно, что отель не будет жить с загрузкой 10-15%. Грубо говоря, из пяти отелей закроются три или четыре; зато оставшиеся будут работать с полной нагрузкой. Резко вырастут страховые выплаты при любых туристических поездках, потому что закрытие границ, валютные колебания радикально изменят ту добавочную нагрузку, которая будет возлагаться на путешествующих как добавка к чистым тратам. Фактически разные сайты, на которых можно самостоятельно регистрироваться в гостиницах, заказывать развлечения и транспортные билеты – это некий аналог службы такси, которая появилась сейчас практически во всём мире. В результате всякие посредники начали сильно терять в доходах. Я думаю, что кризис восстановит эту службу посредников, потому что посредникам законом будет вменено обеспечивать полную страховку. Я думаю, что очень скоро вместе с паспортом с визой при выезде будут проверять, есть ли полная страховка. Если вдруг границы будут закрыты, все должны быть уверены, что у вас есть деньги, чтобы выжить в том месте, где вы оказались; чтобы вас можно было в крайнем случае эвакуировать на Родину. Это всё дополнительные довольно большие суммы. Это радикально изменит отрасль. И конечно же, число путешествующих за пределы нашей и не только нашей страны резко упадёт. Как только паника с эпидемией уляжется, у нас начнётся бум внутреннего туризма. По этой причине я всем, кто связан с этой отраслью (особенно в тех регионах, где туризм активно развит), советую деятельно подготовиться. Не исключено, что этот год станет для вас самым успешным за всю историю.

Я совершенно не представляю, как будет выглядеть через два-три года отрасль авиаперевозок. Я привожу пример. Я был в 2012-м году в Дананге (это Вьетнам). Там было корпоративное мероприятие, на котором я выступал. Мы жили в очень хорошей старой пятизвёздочной гостинице, где двухэтажные коттеджи. Всё было замечательно. Налево-направо от гостиницы был пустынный пляж. Но справа, на протяжении нескольких километров, через каждые пятьсот-семьсот метров строился колоссальный отель – не такой, как тот, в котором мы жили – большие высотные корпуса. Вьетнамцы нам объяснили, что это делается под (это было до 2014-го года, до нгуеновской девальвации) российских туристов из Сибири. Они хотели гнать чартеры из Новосибирска, Красноярска, Иркутска, Читы, Владивостока на юг, во Вьетнам, отдыхать. Это только во Вьетнаме. А во многих странах мира (например, в Таиланде) всё это уже выстроено. Что будет с авиационной промышленностью, когда у людей не будет денег или не будет возможности выехать? Я напомню, что после 11-го сентября 2001-го года полтора или два года все авиакомпании в мире были убыточны, потому что люди просто боялись летать. Тогда это был массовый психоз; было понятно, что он прекратится за конечное время.

А сейчас? Если у нас закрываются целые отрасли (скажем, туристическая), у нас начинаются проблемы. Предположим, мы сейчас выскочим из кризиса, который происходит сейчас. Но осенью финансовый кризис всё равно возобновится. В книжке «Воспоминания о будущем…» написано совершенно чётко о доходах – что они упадут очень сильно. Сегодня средняя американская заработная плата по покупательной способности находится на уровне 1957-го года. В 57-м году путешественников не было. Это при сегодняшних доходах до спада. Расходы больше, но стимулирование спроса очень дорого стоит и самим домохозяйствам (у них колоссальные долги после 1981-го года), и для государств (история с той же Италией). Поэтому стимулирование спроса будут заканчивать. В Китае дикие конфликты с Соединёнными Штатами Америки, потому что США всего-навсего хотят выровнять торговый баланс. Но для Китая профицит торгового баланса – это способ стерилизовать эмиссионную денежную массу, которой они стимулируют в том числе внутренний спрос. Это у всех! Единственная страна, которая не стимулирует внутренний спрос, а наоборот, его душит, - это Россия. Нужно сказать спасибо либеральному руководству денежных властей - Минфину и Центробанку - которые целенаправленно нас гнобят по полной программе. Зачем они это делают – это отдельная тема. Мы её будем обсуждать во второй части, когда я перейду от внешних дел к внутренним.

Что будет с авиационной промышленностью? Она не может, в рамках сегодняшней своей концепции, существовать в условиях падения пассажиропотока в полтора-два раза. Это нужно придумывать новые модели. Для того чтобы придумывать новые модели, нужно понимать, как будет выглядеть экономика. Мы – Фонд экономических исследований Михаила Хазина – занимаемся этим уже пять лет. Мы эти модели строим; мы смотрим, как будет выглядеть посткризисная структура экономики; мы смотрим, какие отрасли будут относительно усиливаться, какие – относительно ослабевать; мы смотрим структуру финансовых потоков. Это реальная, очень интересная работа. Я совершенно точно вижу, что аналогов ей в мире нет. Никто в мире не занимается моделями посткризисной экономики. Этот удивительный факт никуда не денешь. Это ситуация, в которой мы находимся. Всем, кому интересно, я могу только рекомендовать обращаться в Фонд экономических исследований Михаила Хазина. Я привёл лишь две отрасли, которые у всех на слуху. В реальности любые перемещения людей и товаров будут облагаться куда большими страховыми взносами, чем это было раньше.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин.

От внешних дел переходим к внутренним. У меня вопрос: где маски? Нам говорили, что масок выше крыши, а масок нет нигде. Я пока что не в России. Но когда я выезжал из России, я хотел купить маски в аэропорту. В аэропорту их не было. Посмотрим, будут ли они в аэропорту, когда завтра я прилечу. Кстати, соответствующим службам сообщаю: я не болею инфекционными болезнями; я никогда в жизни не болел ни одной вирусной инфекцией; я даже ветрянкой не болел; я никогда не болел гриппом. Поэтому не надо меня ловить и совать в карантин.

Что происходит в нашей стране? Первое – это эпидемия, которая развивается достаточно ограниченно. Количество заболевших маленькое. Тут есть масса вопросов. У нас более трезво подходят к панической ситуации. Выясняется, что вирус этот либо несерьёзный, и его никто не замечает в нашей стране (если наше население хоть пару раз в жизни болело гриппом, выявляется, что организм более приспособлен к инфекциям этого типа), либо это результат вовремя проведённых мероприятий. Для меня это вопрос важный. Напомню, что 4-го апреля в Санкт-Петербурге состоится моя традиционная большая дневная лекция – то есть целый день. В отличие от предыдущих лекций, где был другой организатор, я буду выступать один, без содокладчиков, как это было предыдущие годы. Мне интересно, как это будет соотноситься с противоэпидемиологическими мероприятиями в Санкт-Петербурге. Но времени достаточно; я пока не буду спешить с какими-то выводами.

Дальше голосование по Конституции. С точки зрения здравого смысла, те поправки, которые Президент внёс на голосование, - это ярко выраженные консервативные поправки (от того, что брак – это союз между мужчиной и женщиной и кончая внесением в Конституцию Бога). Бог в данном случае – это не конкретный Бог в смысле Иегова или ещё кого-то. Это наше отношение к традиционным ценностям. Поскольку большая часть населения нашей страны – представители авраамических религий, хотя у нас есть буддисты и даже язычники (марийцы), тем не менее ассоциация к Богу не требует конкретизации. Это отсылка к традиционным ценностям.

Ещё одна тема, которая вызвала дикое возбуждение либеральной общественности. А наша либеральная общественность, как известно, работает большей частью за зарплату. Мне стало интересно пресловутое «обнуление» сроков Президента. Если Президент реально хочет остаться, то, во-первых, времени ещё много; во-вторых, не забудем: он что-то говорил о создании СССР-2 – по крайней мере, намекал. Мы понимаем, что будут мощные интеграционные процессы на евразийском пространстве. В этом смысле куда спешить? До 24-го года времени не просто много, а с учётом всех геополитических событий, невероятно много. Зачем? Я пришёл к следующему выводу. Я не политолог. Но я совершенно чётко видел термин, над которым я издевался последние месяцы - «трансферт» - он очень сильно влез во всякого рода российскую политтехнологическую жизнь. Мне пришла в голову мысль, что это не только фантазии конкретных политтехнологов, которые хотят получить конкретные деньги от своих заказчиков, но это ещё может быть и инструмент раскачки политической стабильности и усиления нестабильности в условиях сильного роста международной нестабильности. Если предположить, что про эпидемию было известно заранее в декабре тем, кто эту кампанию затеял, то усиление нестабильности в политической верхушке России - вещь очень полезная тем персонажам, которые относятся к нам не совсем положительно. Тогда тема обнуления сроков полностью закрывает эту активность. Именно то, что это использовали как вполне конкретный приём для решения вполне конкретной и локальной тактической политической задачи, объясняет те некоторые несуразности и неожиданности, которые происходили с визитом Путина в Госдуму. Я не исключаю, что всё то, что произошло, есть тактический ответ на вполне конкретную антироссийскую комбинацию, которую придумали и затеяли где-то там. Неважно, кто придумал; придумать могли и здесь. То, что был задействован внешний ресурс - это однозначно. Столь массовая активность либеральных СМИ, всяких ботов и других интернет-персонажей говорит о том, что в это влили довольно большие деньги. Может, конечно, это и российские олигархи первого розлива 90-х годов сделали, которые совершенно не представляют, как им жить дальше. Если гипотеза о том, что мир распадается на валютные зоны, верна, то в этом случае у всех этих олигархов (особенно у тех, деньги которых находятся за пределами России) начинаются большие проблемы, потому что под кризис масштаба, который нам демонстрируется последние две недели, конфисковать можно что угодно.

Вчера завершился двухдневный семинар в Дубае. Скорее всего, мы его повторим, потому что было много желающих, которые не успели записаться. У нас всё жёстко: количество участников ограничено. Мы его, скорее всего, повторим в мае в Сочи. Изначально мы хотели это сделать в Дубае. Но сами видите, что происходит. Для российских граждан Дубай не закрыт. Но со вчерашнего дня тут закрыты все массовые мероприятия: парки, клубы; отменены все экскурсии. Рестораны пока не закрыли, но люди, которые часто бывали в Дубае, говорили, что такая пустота – вещь совершенно неожиданная для Дубая. Поэтому мы назначаем семинар на вторую половину мая. Желающие могут писать Христине Сорокиной, которая это всё организовывает. Координаты есть в Интернете на https://aurora.network и на https://khazin.ru.

Ещё одна вещь, которая чётко показала себя за последнюю неделю - это проблемы с управлением. Абсолютно очевидно, что правительству Мишустина работать не дают; причём не дают работать его сотрудники – то самое либеральное среднее звено, которое занимается откровенным саботажем. Этот саботаж связан не только с тем, что они там подозревают, что Мишустин – это персонаж консервативный, а не либеральный, но ещё и потому, что система внутренней координации, которая при предыдущем правительстве носила абсолютно коррупционный характер, в рамках нынешнего правительства работать перестала. Потому что новые чиновники боятся не очень понимают, как это работает. В этой ситуации перестало работать всё. Это хорошо видно по тому, что антиэпидемиологический штаб возглавил Собянин, а не Мишустин; а заместителем Собянина как раз заместитель Мишустина. Кто-то немедленно написал, что это аппаратное поражение Мишустина. Я бы сказал, что это не так, потому что просто у Мишустина свои проблемы.

Мы столкнулись с той проблемой, которую я описывал много раз: это проблема новых лиц в правительстве или тех, кто не хочет соблюдать либеральный консенсус. На прошлой неделе это особенно было видно по открытому письму Президенту известной судьи из Краснодарского края Хахалевой. Она написала о том, что: Владимир Владимирович, нельзя допускать, чтобы судью травили в прессе, поскольку это подрывает всё что только можно, в том числе суда как такового. У меня к суду отношение отдельное; я к нему отношусь с большим скепсисом. Но в данном случае это системная вещь, потому что на месте Хахалевой может оказаться кто угодно – любой новый министр, любой замминистра, даже любой вице-премьер и даже новый (не побоюсь этого слова) председатель Центробанка. Обращаю ваше внимание: в условиях жесточайшего кризиса нашего председателя Центробанка нет! Покажите мне Набиуллину - чтобы она выступала, объясняла, разъясняла, гарантировала, чтобы она руку давала на отсечение! Вместо неё мы видим госпожу Юдаеву, которую любой здравомыслящий человек близко не выпустит на репортёров в публичное пространство, поскольку её интеллектуальная ущербность видна невооружённым глазом даже школьнику младших классов. Что делать тем людям, которые понимают, что надо чего-то менять? Та же Хахалева пишет: на меня была клевета; она не подтвердилась; почему те, кто клевещет, не наказаны? Мы понимаем, почему не наказаны. Потому что это респектабельная либеральная пресса. Но куда смотрит государство? Если вы считаете, что кто-то виноват, накажите. Если Хахалева не наказана; если дисциплинарная комиссия подтвердила, что эти обвинения не соответствуют реальности – тогда почему продолжается травля? Меня не волнует в данном случае репутация суда и конкретно Краснодарского суда, с точки зрения здравого смысла. Я сейчас исхожу из логики государства. Вот назначают Глазьева завтра председателем Центробанка – могу вас уверить, что то, что пишут про Хахалеву, будет детским садом, по сравнению с тем, что будут писать про Глазьева. Когда в 2012-м году только разговор зашёл о назначении Глазьева председателем Центробанка, творец дефолта Дубинин (крайне высокопоставленный чиновник, руководитель наблюдательного совета ВТБ) в эфире федерального канала сравнил его с Гитлером. В Германии его посадили бы в тюрьму за такие штуки. А у нас? Это серьёзнейшая проблема. Мишустина можно ругать, что он ничего не делает, но Мишустин оказался в идиотском положении. Если он начнёт что-то делать против либералов, на него немедленно начнут вываливать тонны грязи. Кстати, история про имущество семьи Мишустиных от истории про диплом Хахалевой ничем не отличается. Иван Грозный решал эту проблему радикальным способом. Он создал группу, которую мы сегодня называем опричниной, исходя из логики: то, что пишут вне опричнины про опричников – это ложь и клевета. Если не пишут – значит, опричник плохо работает.

В нашей стране и правительство, и Центральный банк к либеральным источникам относятся на полном серьёзе. Достаточно посмотреть на так называемые деловые издания. Сайт https://khazin.ru пишет про кризис уже с 2003-го года. Книжка «Закат империи доллара и конец «Pax Americano» вышла в 2003-м году. Моё описание посткризисной ситуации вышло в газете «Комсомольская правда» в сентябре 2008-го года. Ничего, кроме гадостей от либеральной прессы, я не слышал. Кстати, появился ещё один предсказатель кризиса 2008-го года по фамилии Коломбо (сенатор Коломбо – я подумал, может, это он), который в 2008-м году предсказал кризис. Рубини уже не подходит по каким-то причинам.  То, что в нашей стране книжка, в которой этот кризис был описан, вышла в 2003-м году, - про это никто не говорит. Дело тут не в том, что я играю роль обиженного автора. Могу вас уверить, что обижаться давно нет повода. Проблема в том, что у нас коррумпированная либеральная пресса позволяет себе принимать на себя кадровые решения, которые находятся в прерогативе государства. А государство хлопает ушами. Пока государство было либеральным, это понятно – рука руку моет. Но у нас, кажется, консервативный поворот. С этой ситуацией что-то нужно делать! Это реально очень серьёзная опасность. Удивительно, что эту тему подняла судья Хахалева, написав открытое письмо Президенту. Само это письмо – однозначное доказательство того, что все истории, которые про неё писали, не соответствуют реальности. Трудно ожидать, что у Президента Путина нет возможности это проверить. Если бы выяснилось, что она ему врёт в открытом письме - мне было бы страшновато так делать. Но проблема в другом. Судьёй ей работать не дают! И точно так же не дают работать Мишустину. Не дадут работать Центральному банку, когда там сменится руководство.

Если мы говорим, что у нас в стране происходит консервативный поворот (а Путин об этом говорит прямым текстом; и об этом все поправки), то нам необходимо менять и систему идеологической поддержки. Государство должно сказать: это правильно, а это либеральное неправильно. Государство должно сказать: Набиуллина ведёт и вела неправильную политику. И мы видим результат. Я уже не говорю про злые языки, которые говорят: у нас рубль девальвировался на 10% с лишним перед голосованием по Конституции. Это означает, что Центральный банк и Минфин подняли цены в магазинах гражданам на 10% - видимо, сказать, что виноват в этом лично Путин, разумеется. Кто у нас ещё во всём виноват, с либеральной точки зрения?! Это реальная проблема. Центробанк будет, конечно, говорить: это всё коронавирус. Почему-то в США, где много заболевших, доллар растёт, а у нас почему-то рубль падает. Да, ещё Сечин виноват. Саудовская Аравия предложила нам уменьшить экспорт – это виноват Сечин. Саудовская Аравия пытается снизить цены – это опять виноват Сечин. А то, что Центральному банку в голову не пришло, что после того как в пятницу Саудовская Аравия предъявила нам ультиматум, во вторник могут быть проблемы – это непонятно что. Я об этом уже говорил, выступая в понедельник в эфире. Но в данном случае не грех и повторить. А председатель Центробанка исчез! Может, у неё коронавирус? Может, её в карантин лет на пять? Пускай пока серьёзные люди всерьёз займутся политикой Центрального банка.

Вся эта картинка совершенно чётко показывает, что в нашей стране произошёл мощнейший раскол элит. Он показал, что, для того чтобы пришли новые люди, необходимо нанести очень жёсткий удар по тем идеологическим институтам, которые есть у старых людей – то есть у либералов. Если этого не сделать, то любого нового человека ждёт судьба судьи Хахалевой, которая проявила довольно большое мужество, начав об этом говорить вслух. Казалось бы: если у неё много денег и всё хорошо – выходи тихо на пенсию и радуйся жизни. А она об этом начала говорить вслух. Почему – это не принципиально сегодня. Это общая проблема. Нам категорически необходимо сломать идеологическую машину, которая была создана за последние двадцать лет; главная задача которой - не допустить альтернативных людей до принятия государственных решений. Вот с этим надо что-то делать. Будем надеяться, что мы с этим справимся, хотя это совершенно неочевидно.

На следующей неделе будет много чего видно. Пока наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью