Хазин / Экономика  34

Хазин в эфире

22.06.2020 12:10

Говорит Москва

19434  9.2 (30)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин.

Начинаем нашу сегодняшнюю передачу.

Прежде чем задать традиционный вопрос, я дам информацию, которую у меня всегда просят. Много обиженных людей, которые недослышали, недочитали. Фонд Хазина в ближайшее время осуществляет несколько мероприятий. Одно мероприятие состоится 11-го июля в городе Санкт-Петербурге. Это мой традиционный очный семинар, первый после карантина. Теоретически он должен был состояться 4-го апреля, но мы его переносим. Информацию можно найти на сайтах https://khazin.ru, https://aurora.network и ещё, может быть, где-нибудь. Есть ещё сайт https://khazin.events, который ведут организаторы этого семинара. Семинар будет происходить по традиции в Санкт-Петербурге. 11-го июля желающие могут поучаствовать. Моя традиционная онлайн-лекция состоится 6-го июля, в понедельник. Она будет посвящена проблемам масштаба предстоящего кризиса. Те люди, которые читают многие мои тексты, вряд ли увидят там что-то принципиально новое, хотя компоновка будет новой. Я буду очень подробно излагать, откуда взялось моё объяснение, что в США, в Западной Европе и в Китае спад будет около 50% ВВП; как это устроено; почему это устроено; как к этому нужно готовиться. Это написано в общем виде в книгах «Закат империи доллара и конец «Pax Americana» и «Воспоминания о будущем». Но, как показывает опыт, повторить не помешает. Здесь можно записаться на тех же сайтах. Ещё на сайте https://fondmx.org Фонда Хазина. Наши еженедельные макроэкономические обзоры. Последний вышел как обычно в субботу, в десять утра. Отличие ситуации по лекции состоит в том, что впервые на лекцию можно записаться не только внутри России (то есть оплатить её рублями), но и в Европе, в США (оплатить её долларами или евро). Раньше это было невозможно.

Вопрос коррелируется с темой онлайн-лекции: «Возможно ли сохранение старой экономической модели, пусть и с некоторым падением уровня жизни, после окончания всех пертурбаций, связанных с эпидемией и кризисом?»

Ответы:

  • «Можно сохранить модель» - (8)495-134-21-35;
  • «Нельзя сохранить модель» - (8)495-134-21-36;
  • «Меня не интересует эта модель ни в каком виде» - (8)495-134-21-37.

Пока народ голосует, я отмечу одно замечательное событие, которое произошло вчера-позавчера. Я про него прочитал вчера и отметил у себя на Telegram-канале. Сенатор Клишас, который стал популярным в последнее время (я не буду говорить о политологических сплетнях, которые по поводу его будущего ходят), сказал о том, что поправка Терешковой об обнулении сроков появилась, потому что нервничали чиновники из-за идеи о транзите. Как только появилось слово «тра-а-а-нзит», у меня сразу же появилось чёткое соображение, что этот термин и эту модель используют, чтобы натравить чиновников друг на друга и на Путина в такой логике: поскольку Путин уходит, сейчас будут искать преемника, то вы должны либо сами предложить свою кандидатуру на пост преемника, начав войну со всеми другими кандидатами; либо вы должны для себя найти правильного кандидата и подцепиться к нему; потому что дружить сразу со всеми кандидатами невозможно. Это был способ устроить войну в окружении Путина. Я с самого начала сказал, что эта идея «тра-а-а-нзита» специально для того и запущена – смысла в ней никакого нет, потому что до 2024-го года будут ещё выборы Трампа, новая Ялта и, возможно, новый Бреттон-Вудс.

Мы видим, что с Трампом объективные сложности; что Путин в своей программной статье, опубликованной на Западе в журнале не сторонников Трампа, а неоконов (то есть консерваторов, но которые не являются командой Трампа) - всё это показывает совершенно чётко, что весь этот «тра-а-а-нзит» был бессмыслицей, которую специально запустили. Клишас фактически сказал, что некто в Администрации Президента, испугавшись идеи транзита принял решение вместо этого запустить другую мульку – а именно, обнуление срока. Это бессмыслица, потому что к 2024-му году ситуация изменится настолько разительно, что вообще непонятно: может, у нас будет не Россия, а СССР-2; в этом смысле будет другой президент, другой функционал и всё остальное. Но в результате появилась конструкция с обнулением, которая позволила либерастической пропаганде объяснять всем, что поправки в Конституцию нужны исключительно для того, чтобы легализовать эту хрень, которую придумали в самую последнюю минуту. Вывод следующий: у нашей Администрации нет пропагандистской машины, альтернативной либеральной машине. Почему она её не сделала – вопрос не ко мне. Но это полное безобразие. В отсутствие этой машины возникла конкретная реальная проблема. Кстати, стало абсолютно понятно то, что вчера-позавчера сказал Путин о том, что проблема обнуления его не касается. Сегодня он на эту тему не думает, потому что у него выборы Трампа; новая Ялта, которую нужно готовить; в конце концов экономический кризис. Это совершенно классический пример очень качественных манипуляций, на которые повелись те люди, которые отвечают в нашей стране за пропаганду. Я не хочу сказать, чья пропаганда правильная, чья неправильная. Я просто описываю, насколько они подставились. Кто-то скажет: может, они не подставились; может, они втихаря играли на другой стороне. Такое тоже возможно.

Результаты голосования.

  • 72% считают, что у этой системы будущего нет;
  • 9% вообще не знают, о чём речь;
  • 19% считают, что система может в том или ином варианте восстановиться.

Я считаю, что это невозможно, потому что падение жизненного уровня населения составит в США, Западной Европе и Китае никак не меньше 50%. Критическая точка для сохранения политико-экономической модели в стране – это 40%. Если падение жизненного уровня населения больше 40%, то система идёт вразнос. В начале 30-х годов и в 90-е годы прошлого века в США и в России падение уровня жизни подошло как раз к этому порогу. В США тогда было примерно 35-38%, и у нас в 90-е годы – где-то 35-38% (до сорока не дошло). А вот сейчас точно дойдёт! Похоже, понимание этого (по итогам результатов того безобразия, которое произошло в США – по итогам карантина) до власть имущих дошло.

Это создало очень интересную ситуацию. Банкиры, которые контролировали всю мировую экономику и всю мировую политику на протяжении многих десятилетий, обнаружили, что они не жаждут получать власть обратно. Иными словами, ставить Кудрина, Волошина или Чубайса Президентом России; или ставить Байдена президентом США очень страшно. В этом случае придётся нести ответственность. Распад экономики и распад страны – что нашей, что американской – практически неизбежен. Об Евросоюзе мы даже не говорим. Не забудем, что в нашей стране и в США основные либеральные силы носят праволиберальный характер. А в Западной Европе у власти в основном находятся леволиберальные силы. Современные западноевропейские президенты и премьеры (Меркель, Макрон), скорее, ближе к Сандерсу, чем к Клинтон и Байдену. Поэтому в Европе полегче – у них система поддержки населения очень хорошо отработана. В нашей стране чиновничество, при малейшей попытке только намекнуть, что надо дать хоть копеечку врачам, детям, малому и среднему бизнесу, исходят желчью: что это такое; нам не хватает на домики на Рублёвке, а эти сволочи отбирают у нас честно заработанные деньги! Мы видим качество работы чиновников, которых показывают по телевизору – вы меня, конечно извините… То, что произошло вчера в Москве – это за гранью добра и зла. На некоторых улицах Москвы я видел замечательную картинку. В Москве, как и во всех городах мира, по бордюрам, которые отделяют тротуар от проезжей части, через интервалы стоят сливные колодцы для воды. Когда в Москве расширили тротуары, то вместо того чтобы эти сливные колодцы передвинуть, сделали так, что они оказались на расширенных тротуарах. В результате вода при любом сильном дожде заполняет дорогу вровень с тротуарными бордюрами как минимум и никуда не выливается, потому что выливаться некуда. А если, не дай бог, низина, то получается ещё хуже – что мы и видели на многочисленных фотографиях. Это не есть результат чего-то там. Это означает, что сэкономили деньги на реальной работе и проектировании этой сливной канализации; её реальную реализацию просто не сделали.

Все уже поняли, что есть вопросы, на которые нельзя ответить. У Трампа это выразилось в довольно специфической картине мира. Когда массовые беспорядки, устроенные негритянскими организациями, стали превышать нечто, их стали пресекать. Проблема в том, что, кроме тех, кто координирует так называемые антироссийские мероприятия, появились обычные протестанты, которые выступают против социальной политики. Сверху опустилась вниз мысль о том, что через полгода после выборов деньги, которые выделили кэшем, закончатся, и надо будет кормить людей. А источников доходов нет, потому что очень большая безработица. И даже там, где люди находят себе работу, сохранение старого уровня жизни у них не получится. Важной составной частью нашей экономической теории кризиса является доказательство того, что в новых условиях среднего класса не будет. Люди, которые привыкли жить с некоторым уровнем жизни (может, не самым большим, но хоть каким-то), его потеряют. Вместо среднего класса будут новые бедные. В книге «Воспоминания о будущем» я про это очень подробно рассказываю. Может быть, на онлайн-лекции, которая будет после лекции 6-го июля, я расскажу о проблемах среднего класса. Одно дело – читать книжку, а другое – слушать живой голос. Эти люди стали что-то понимать. Они стали протестовать; они требуют радикального изменения политики. А у Трампа никакого рецепта нет.

Аналогичная ситуация в нашей стране. Теоретически за экономику отвечают правительство и Центральный банк; за финансы отвечают денежные власти – Минфин (как часть правительства) и Центральный банк. В рамках продолжения старой схемы у них нет никаких предложений по выходу из кризиса. Все предложения правительства сводятся к одной и той же логике. Она простая, ясная и абсолютно примитивная: мы дадим деньги банкам, чтобы они поддерживали бизнес и экономику; мы дадим деньги правительству, чтобы оно выдавало деньги и поддерживало кого-то. Как поддерживает правительство – мы видели. Как поддерживают банки – мы видим тоже. Фактически правительство эти деньги передаст чиновникам, которые выведут их частично за границу, а частично на них купят особняки на Рублёвке. Банки сразу начнут заниматься валютными спекуляциями. Валютные спекуляции приведут к девальвации рубля. Поскольку бо́льшая часть ширпотреба у нас импортная, девальвация рубля – это падение уровня жизни населения. Импортозамещением мы заниматься не можем, потому что импортозаместить какое-то сложное производство ещё можно в рамках какой-то государственной программы, а производить ширпотреб можно только при условии, что выдаются кредиты малому и среднему бизнесу. А они не выдаются! В результате доллары будут вывозиться. Для того чтобы облегчить этот процесс, в антикризисной программе предполагается смягчение валютных ограничений. А чтобы уменьшить девальвацию, Центробанк будет продавать доллары. Сначала он печатает рубли и даёт их банкам. Банки на эти деньги покупают те доллары, которые хранятся у Центробанка на Западе, и выводят их на Запад. В результате замечательная картина. Если отвлечься от всех промежуточных операций, банк просто дарит наши валютные резервы западным партнёрам. И всё это происходит на фоне падения жизненного уровня населения и экономического спада.

Тут говорят: вот же Центробанк на целый процент снизил ставку рефинансирования! Давайте разбираться. Ставка рефинансирования – это ставка рефинансирования. А как получить эти деньги? Бо́льшая часть банков (за исключением Сбера) вообще не имеют проектных офисов. То есть получить кредит под проект невозможно. Получить кредит можно только под залог. У малого и среднего бизнесов просто нет залогов. Надо учесть, что их оценивают по методике Центробанка. В рамках этой методики залог сто́ит 30% от реальной рыночной стоимости, максимум 50%. Банк выдаёт вам 100 рублей. И берёт за это, в качестве залога, активы, которые реально стоят 200, а то и 300 рублей, оценивая их в 100. Это прямое давление на банки, чтобы они занимались рейдерскими захватами. В этой ситуации просто отбирается залог – и у банка уже 200 – 300% прибыли. Какое счастье! В рамках этой модели ни о каком развитии и речи быть не может. Список тех проектов, который есть, - это просто списки тех лоббистов, через которых эта схема будет проходить, и которые будут получать свои проценты. Всё! У этого правительства нет никакой модели, как выходить из кризиса – точно так же, как у Трампа. Это сегодня ключевая проблема. Бунтовщиков можно разогнать. Разогнать людей, которые протестуют против того, что ты, как глава государства, не предъявляешь новой модели, невозможно. Поэтому у Трампа большие проблемы, несмотря на то, что у него шансов выиграть всё ещё больше.

Что делает либеральная команда? Она очень не хочет командовать. В нашей стране она прикрывается Путиным. Либеральное правительство всё время говорит: мы тут что делаем – это всё велел Путин. На Западе они прикрываются другими способами. Я склонен считать, что они не будут тащить Байдена в президенты; они попытаются договориться с Трампом. Тогда у них всё будет хорошо. Плюс к этому либеральное правительство пытается посадить своих людей на все места где только можно, в том числе тех людей, которые должны разрушать систему российского образования. Замечательная история произошла в Сибирском отделении Академии государственной службы. Я там в своё время часто бывал в начале 2000-х. Это было очень симпатичное заведение. Сейчас туда поставили человека, который абсолютно очевидно, что либеральный американский агент, причём очень молодой – жизни не знает; образования нет; зато учился в США по соответствующим программам. Это примерно то же самое, что поставить Навального руководить. Мне это страшно не нравится. На «Авроре» я эту ситуацию подробно описал. Я вижу, что реального движения в пользу улучшения ситуации не видно. Нужно что-то делать.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин. Начинаю отвечать на вопросы слушателей.

Вопрос: Михаил Леонидович, здравствуйте. Геннадий, Москва. Учитывая, что сегодня 79-я годовщина Великой Отечественной войны, я хотел задать такой вопрос. Не является ли предмет исследования Арсена Мартиросяна тем самым моментом, когда «Красный сталинский проект» потерял свою историческую перспективу?

Михаил Хазин: Я не уверен, что «Красный проект» потерял свою историческую перспективу. Вся теория «Красного проекта» была подготовлена, исходя из логики, что он будет одновременно по всему миру; что капитализм себя полностью исчерпает. В некоем смысле в 1917-м году этого не было. Фактически это произошло только сегодня. Сегодня капитализм себя исчерпал полностью – что в моей книжке «Воспоминания о будущем» и написано. Теория Маркса сегодня может быть применима, но её нужно очень сильно адаптировать к нынешним условиям. Логику среднего класса придумали как раз в ответ на теорию Маркса. Тогда это было невозможно. Проблема состояла в том, что интеллекта Сталина хватало на то, чтобы самостоятельно вести этот корабль, не имея теории. А интеллекта Хрущёва и Брежнева (про Горбачёва мы даже не говорим) не хватило. При этом нужно учитывать ещё одно обстоятельство. Поскольку СССР больше нет, то нет базовой страны. Это, кстати, очень облегчает жизнь. Если бы СССР остался, или если бы Китай сейчас поднял знамя «Красного проекта» (он его в мире не очень поднимает), то можно было бы ему сопротивляться, апеллируя к национальной логике. Логика 1917-го года звучала так: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Именно пролетарии – то есть нет национальных границ. Как показал опыт, не получается. Национальные границы есть – поэтому всю теорию «Красного проекта» нужно тщательно перерабатывать. Но то, что мы видим сегодня в США и частично в Западной Европе; те вопросы, которые при этом возникают, - это именно те вопросы, на которые никто, кроме теоретиков «Красного проекта», до сих пор ответов не давал.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Михаил Леонидович, здравствуйте. Алексей, Екатеринбург. Может ли быть такое, что текущая система начнёт дальше продолжать своё существование за счёт роста долгов? Инфляции не возникнет, потому что не будет нового спроса. Излишняя денежная масса будет стерилизоваться фондовым рынком, а держатели долгов при этом не распродадут свои активы, так как других альтернатив инвестирования, наверно, попросту нет. Даже если небольшая инфляция возникнет, это будет неким налогом…

Михаил Хазин: Вы сами себе противоречите. Если вы людям дополняете деньги (то есть даёте каждый раз всё больше), то инфляции не может не быть, потому что спрос растёт. Если вы людям деньги не добавляете, то у вас возникают проблемы, связанные с тем, что каждый следующий этап долговой пирамиды (она же прорастает не наверх, а вниз) больше предыдущего. Балансировать эту систему не получается, потому что в процессе там сидят частные люди, каждый из которых себе хочет брать всё больше и больше. Чем больше поток идёт через банки, тем больше они себе забирают. Мы видим по статистике, что весь этот процесс сопровождался двумя базовыми обстоятельствами. Первое – доля финансового сектора в перераспределении прибыли всё время росла и достигла перед кризисом 2008-го года 70%. Сейчас она 50%, и финансистам не хватает. Вы понимаете, что даже 70% невозможно – надо содержать всю инфраструктуру. Эти деньги тоже надо откуда-то брать. Больше 100% в принципе быть не может. С другой стороны, доля США в мировом производстве, которая была больше 50% в 1944-м году (когда эта система была запущена), сегодня составляет меньше 20%. Если она окажется ещё ниже (опустится до 10%), то всё рухнет. Вспомните, как объясняли в конце 80-х – начале 90-х: СССР надорвался, держа на своём содержании колоссальную часть стран мира и мировой экономики. Но сегодня доля США в мировой экономике меньше, чем была у СССР в году 85-м. Соединённые Штаты Америки тоже надорвались. Ваша логика не проходит. Эта модель не имеет будущего.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил. Евгений, Казань. Первый вопрос по поводу информагентства «Аврора». Ждать ли нам, помимо небополитиков, психоисториков, святоэкономистов и космополитологов? Второй вопрос по поводу Михалкова, бывшего лауреата Ленинской премии. Так как он у нас в князья выбился, стоит ли ему сначала покаяться за века крепостничества?

Михаил Хазин: Князем он был всегда. В этом смысле всё у него замечательно. Если не считать 20-е годы, само по себе наличие княжеского титула не очень сильно людям мешало в Советском Союзе. Что касается «Авроры», я не очень понимаю вашу терминологию. Небополитики – это самоназвание некоторой группы людей, из которой у нас присутствуют максимум два-три человека на фоне десятков других экспертов. Название «небополитика» - это название одного из течений. Я не хочу сказать, что в геополитике – потому что все привыкли к слову «геополитика». Они называют себя небополитиками ровно потому, что они себя противопоставляют геополитикам. Та методология, которая лежит в основе их деятельности, альтернативна геополитической методологии. Я не вижу в этом никакого криминала. Тех слов, которые вы употребляете, я не понимаю. Эти слова мне неизвестны. Тут я ничего сказать не могу. Тему ценностей и преломления их в религиях; как религии отвечают на вопрос о том, что делать в нынешней социально-экономической ситуации, мы обсуждали и будем обсуждать, поскольку она мне представляется крайне важной.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Михаил Леонидович, здравствуйте. Геннадий, Москва. Вы считаете, что наш народно избранный борется за страну, за народ. Почему он не привлечёт, в плане экономической стабилизации, таких экономистов, как Бузгалин, как вы, как Делягин, как Глазьев?  Что ему мешает? Есть ли цель у руководителя нашего государства повернуть страну в нужном жизненно необходимом направлении?

Михаил Хазин: Если вы сравните состояние России сегодняшней и состояние России 99-го года; если вспомните Мюнхенскую речь, речь Путина на Валдайском форуме 2014-го года, то вы увидите, что он, во-первых, чётко объясняет, чего он хочет на геополитическом уровне; во-вторых, реализовывает те задачи, которые он поставил. Что касается внутренней экономической ситуации – тут мы сталкиваемся с чрезвычайно большой проблемой. На протяжении тридцати лет мы жили на экономическом ресурсе, который мы не контролировали – это эмиссия доллара. Если вы живёте за счёт того, что вам регулярно дают соску (неважно в какой форме – кредиты МВФ или высокие цены на нефть), то вы не можете кусать руку дающего (или должны это делать крайне осторожно). Есть замечательная фраза: «Что такое искусство политики? Это умение гладить собаку до тех пор, пока не будет изготовлен намордник». К ситуации, при которой уже фактически есть намордник, мы подошли только сейчас. Сегодня я подробно рассказывал про коллизию, с которой все столкнулись. Ни у Трампа, ни у либералов (ни у мировых, ни у нашей дочерней структуры) нет никаких рецептов выхода из кризиса. У нас есть люди, у которых такой рецепт есть. Часть их вы перечислили. На самом деле их больше. Будут они назначены, как они будут назначены – это вопрос за пределами моей компетенции. Более того – я не жажду. Сама мысль, что надо приходить на работу в половине девятого утра вызывает у меня острое чувство отвращения. Мне это всё надоело. Те, кто всю жизнь на службе, привыкли, что к половине девятого утра или даже к восьми нужно быть. Я привык в девять утра пить на веранде у себя на даче чашечку кофе. Может я и не прав – тут уж никуда не денешься. Поскольку меня это не интересует, я не бегаю, не узнаю, не занимаюсь сплетнями. Есть люди, которых это волнует. Если вы почитаете политологические сплетни на анонимных Telegram-каналах, то там целая куча: это двинут сюда, этого туда; тут такие кланы, тут такие кланы. Когда я вижу очевидное вредительство – как в описании идеи «тра-а-а-нзита» - можно сказать смело: все, кто писал про идею «тра-а-а-нзита», являются либо явными врагами нашей страны и Путина лично, либо косвенными по причине своей тупости. Если Путин увидит возможность смены экономической политики (в силу того, что это остро необходимо), он это сделает. Это моё глубокое убеждение. Можно предположить, что он видит, но не хочет. С точки зрения здравого смысла, это бред. Есть старый анекдот про старого еврея: «Сидит еврей на лавочке перед своим домом, читает Тору. Мимо едет машина, в громкоговоритель говорят: приближается наводнение; всем надо эвакуироваться. Старый еврей говорит: нет, я точно знаю, что Бог не оставит еврея, читающего Тору. Проходит несколько часов. Едет грузовик – всем, кто не уехал на своих машинах, предлагают сесть в машину. Еврей продолжает сидеть на лавочке, говорит: я читаю Тору; Бог не оставит еврея, который читает Тору. Проходит несколько часов. Уже вода пришла. Едет моторка. Еврей сидит на втором этаже и читает Тору. Ему говорят: прыгай в лодку! Он говорит: нет, я читаю Тору; Бог не оставит еврея, читающего Тору. Через несколько часов летит вертолёт. Еврей сидит на трубе; уже крыши не видно; читает Тору. Ему говорят: хватайся за верёвочную лестницу; мы тебя эвакуируем. Нет – Бог не оставит еврея, читающего Тору. Утонул! Предстал и говорит: Господи, это неправильно; я же читал Тору. Ему в ответ: идиот, я посылал за тобой грузовик, моторную лодку и вертолёт; тебе мало?!» Путин спортсмен, при этом дзюдоист. Для него ключевой момент – не просто провести приём, но и в нужной точке. Чуть-чуть раньше можно нарваться на встречный приём. Чуть-чуть позже – против тебя первым приём применят. Поэтому я не буду его учить – когда. Я вижу: он не делает. Почему он делает – я не знаю. Но я понимаю точно, в полном соответствии с рассказанным анекдотом - вода прибывает и не остановится. Либо он должен будет что-то сделать, либо у него лично и у его семьи будут серьёзные проблемы. Я не верю, что он этого не понимает. Это моё личное мнение. Вы со мной можете не соглашаться. Что он при этом думает, является ли он либералом, патриотом, ещё чем-то - не берусь сказать, не знаю.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Здравствуйте. Георгий. Вы говорите, что Путин может поменять систему. Но практически он понимает, что у нас за тридцать лет все ключевые посты и всё чиновничество либеральных взглядов. Как он может что-то поменять? Как охранитель, речи красивые говорить? Он не сможет, потому что его быстро сметут.

Михаил Хазин: Моё мнение: технически это возможно. А вот сделает, не сделает, когда сделает – это вопрос не ко мне. Технически это возможно, но, конечно, придётся пройти через сложные моменты.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Михаил Леонидович, здравствуйте. У меня вопрос по Чубайсу. Он с 91-го года вредит России, совершает преступления. И всё на месте! Даже документально – «Роснано» - одни убытки. Стране «Роснано» в первое полугодие 2019-го года приносит убытки четырнадцать миллиардов рублей. Вторая половина – ещё больше. Почему не трогают? Даже его помощник американец церэушник Джонатан Хей – и того посадили. Американцы не выдержали – так воровал под руководством Чубайса, что посадили своего кадрового сотрудника. А у нас он всё сидит. Одни убытки!

Михаил Хазин: Есть железное правило: представители элиты неподсудны нигде и никогда, ни в одной стране мира. Поэтому Чубайс неподсуден. Его ошибка – он полез в политику. Его не видно и не слышно. Вы хотите сказать, что «семейные» люди – Юмашев, Дьяченко, Волошин – меньше вреда принесли нашей стране? Их не видно и не слышно; про них никто не вспоминает. Чубайс зачем-то полез в политику. У него было желание стать президентом, как и у Гайдара, и много у кого. Тут ничего нельзя сделать. Американцы посадили тех, кто воровал из их американских денег. Они были осуждены и выплатили очень большие штрафы, но в тюрьме не сидели. Воровать американские деньги нельзя, а разворовывать российские активы не только можно, но и нужно. В этом смысле Чубайс реализовывал либеральную программу. Она была придумана не американцами, а банкирами. Американцы были в тот момент той силой, которая вынуждала всех реализовывать такого рода программы. Ничего удивительного в этом нет. Если произойдёт принципиальная смена в нашей стране (в том числе элитная), Чубайс не сбежит на Запад, то в этом случае у него есть шанс сесть в тюрьму. С точки зрения здравого смысла и с учётом всех обстоятельств, скорее всего, произойдёт одно из двух: он сбежит на Запад и будет доживать свой век где-нибудь в Майями или в Калифорнии – один вариант; другой вариант – он попадёт в автомобильную катастрофу, потому что никому не нужны люди, которые слишком много знают, и от которых никакой пользы не будет. До тех пор, пока он у нас, и пока у нас либерально-экономическая модель, он неподсуден.

Михаил Хазин: Следующий вопрос.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Мне кажется, слишком наивно думать, что достаточно одной воли Путина утвердить у нас новую модель. Вспомните, как был переход от старой коммунистической модели к новой. Началось с того, что Андропов создал комиссию, в которую входили Рыжков, Горбачёв и Долгих. Изучались всякие бригадные подряды и так далее. 87-й – 88-й год – сплошные статьи экономистов. Только через десять лет новая модель как-то начала свою реализацию. Для того чтобы новая модель у нас была реализована, нужна точно такая же артподготовка. Нужен комплексный анализ того, почему у нас произошло именно такое состояние дел в государственном управлении. Нужен анализ опыта того, как шла приватизация, начиная с 92-го года. Нужны эксперименты. Не кажется ли вам, что переход к новой модели нужно начинать не с таких умозрительных семинаров и каких-то локальных попыток создания новых кадров, а с создания на высшем уровне комиссии при Президенте?

Михаил Хазин: Людей, которые всё это описывали, существует колоссальное количество; текстов – колоссальное количество. Проблема в одном – они не публикуются в официальных документах, в официальных СМИ, потому что официальные СМИ контролируются либералами. В общем и целом всё есть. Желающие могут обратиться на сайт https://aurora.network к моим текстам или программам, о которых я говорил в начале передачи.

На этом наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью

Голосования



Как вы считаете, должна ли Россия оказать Армении военную помощь?