Хазин / Экономика  73

Хазин в эфире

07.09.2020 12:30

Говорит Москва

15541  9.2 (32)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин.

Начинаем нашу сегодняшнюю передачу.

Я долго думал, какой вопрос задать сегодня. Тут уже никуда не денешься: «Кто отравил Навального?»

Варианты:

  • «Кровавая гэбня» - (8)495-134-21-35;
  • «Наймиты ЦРУ» - (8)495-134-21-36;
  • «Его никто не травил. Это несчастное стечение обстоятельств» - (8)495-134-21-37.

Эта тема меня взволновала, потому что мы живём в эпоху постмодерна фиктивной информации – когда абсолютно невозможно оценивать ничего. У меня вышел очередной макроэкономический обзор на русском языке в субботу, а в понедельник, сегодня утром – на английском. Там есть анализ данных по безработице, которые показывают, что официальные данные Министерства труда США и данные тех компаний, которые занимаются поиском работы для безработных, не совпадают; они не имеют никакого отношения ни к чему. Теоретически эта ситуация известная. Лет десять тому назад даже возник конфликт, когда ФРС США начала сама считать данные по безработице. У неё два мандата. Один – устойчивость национальной валюты. Другой – качество экономики в приложении к минимизации числа безработных. Поэтому цифры безработных для ФРС - вещь принципиальная. Число безработных в США всегда считало Министерство труда. В некоторый момент ФРС объяснило, что эти данные настолько не соответствуют реальности, что нужно что-то менять. Они для этого стали сами считать. Лет десять назад возникла ситуация, когда Министерство труда объяснило, что сегодня ситуация по безработице лучше за несколько лет; а ФРС объяснила, что ситуация худшая за несколько лет.

Мне пишут: «Что за слова «кровавая гэбня»? Как вам не стыдно?»

Это ТМ – товарная марка. Не следует к ней относиться, как к некоторому оскорблению. Примерно так же, как слово «жидомасон» не является оскорблением еврея, поскольку характеризует совершенно другое явление.

Давайте смотреть на результаты голосования.

  • 28% считают, что «кровавая гэбня»;
  • 41% считают, что это происки ЦРУ;
  • 31% считают, что вообще ничего не было.

Я рад, что за ЦРУ существенно больше – в полтора раза больше, чем за «кровавую гэбню». Я надеюсь на то, что российская ФСБ действует более аккуратно. То, что там произошло, – ни в какие ворота не лезет. Германия объяснила, что это фосфорорганическое отравляющее вещество, которое дико токсичное, у них проходит под словом «Новичок». Отравить кого-то так, чтобы при этом никто не отравился рядом, - нужна феерическая исключительность. Самое главное – для чего? Есть куда более простые способы. Это может быть сделано только в виде специальной демонстрации к последнему дню съезда Демократической партии США.

Очень много пишут в Интернете вчера и сегодня утром про заочную дискуссию доктора Рошаля и жены Навального. Объясняют, что она хорошо ответила; а он представляет государство, то есть «кровавый режим». Это пишут те, кто представляет ту сторону, которая у нас проходит по второму ответу (41%). Представьте себе другую интерпретацию слов Юли, которая звучит следующим образом: мой муж в заложниках у людей, которые уже объяснили, что его отравили фосфорорганическими соединениями; если вы сейчас будете устраивать фокусы, то он умрёт там; мы сделали ошибку, что отдали его в Германию в заложники; давайте мы его сначала вытащим живого, а потом будем разбираться, кто кого и как обманул. Фактически, имеет место Стокгольмский синдром.

Я не могу анализировать; у меня вообще нет никаких данных. Я просто описываю, как надо сегодня относиться к любой информации. Мне сегодня утром позвонили (по-моему, из агентства REGNUM); попросили прокомментировать некие данные Высшей школы экономики по поводу падения уровня жизни населения в стране. Я им говорю: «Оценивать чрезвычайно сложно; это требует качественной интерпретации. Если у вас в десяти процентах регионов страны тяжёлый голод, то в среднем по стране количество калорий на человека может оказаться вполне нормальным. В нашей стране, в результате всей этой вакханалии, связанной с коронавирусом, у (неразборчиво, 00:08:08) процентов населения упал уровень жизни; у тридцати-сорока процентов упал критически; у оставшихся сорока – всё нормально. Если усреднять, то может показаться, что чуть-чуть упало, но не сильно. Отдайте себе отчёт, что качество информации, которую выдают эти так называемые экспертные структуры (в том числе Высшей школы экономики), примерно такое же, как в диалоге Рошаля и Юлии Навальной. У нас нет никакой информации, на основании которой мы можем делать какие-то выводы.

Тут написано: «Вот загнул с Юлей! Твоим словам тоже не надо верить».

Я описываю ситуацию. Сами смотрите, читайте. Может быть, Юля это и не писала. Может быть, это фейк. Рошаль, скорее всего, сказал.

У нас нет никакой информации по Навальному, кроме фантазий вокруг. Дальше можно пытаться вытащить какую-то логику. Как только вы начинаете вытаскивать логику, у вас немедленно вылезают несоответствия. Если это было сделано по решению российского руководства, зачем Навального отпустили в Германию, точно понимая, что там такое может быть? Ладно, родственники, которые потребовали его вывоза, могут ничего не понимать. Но эти люди должны понимать! С другой стороны, Меркель не понимает, что ей могли подсунуть такой же фейк, как в истории со Скрипалями?

Есть два отравительных дела, якобы связанных с Россией: дело Литвиненко и дело Скрипалей. Дело Навального – третье. Ни по делу Литвиненко, ни по делу Скрипалей нет суда. И понятно почему! Потому что эту информацию нельзя выдавать в открытый доступ, потому что шелуха осыплется; осыплются все эти фейки. Суда быть не может – не понятно, какая информация вылезет. Кто-то знает, но мы не знаем. Но эта информация вылезет. Этого допускать никак нельзя, потому что выяснится, что уважаемая газета типа Guardian писала откровенное враньё про Россию. Россия возьмёт и вчинит иск. В британском суде это бессмысленно, но в российском… А дальше все журналисты, которые работали в Guardian, получают запрет на въезд в Россию, или пойдут встречные санкции. Мы как раз не играем в эти игры. Но теоретически, если нас будут очень сильно заставлять…

Ещё один пример – когда есть массовый объём информации про «борца с коррупцией Немцова». Улицы называют его именем на Западе. У меня это вызывает совершенное обалдение. Я видел, как работает Немцов. Это классический либеральный коррупционер – человек, который целенаправленно в 90-е годы коррупцию возводил в ранг закона в нашей стране, до того, как Путин появился в Москве, не то что стал Президентом. Люди, которые называют улицы в разных городах Европы именем Немцова, - это люди, которые считают, что коррупционер в России, если он прозападный, – это хорошо.

Мне пишут: «Почти в каждом выступлении вы демонстрируете свой провидческий талант, который у вас бесспорно есть. Но этот талант упорно даёт осечки относительно пророчеств, что Путин начнёт левый поворот. Почему так?»

Во-первых, он всё время пытается его начать. Во-вторых, что у нас произошло в Белоруссии? Вы хотите сказать, что на фоне этих событий нужно было начинать ещё и у нас войнушку? А сейчас у нас выборы, которые тоже нужно закончить более-менее тихо. Людей, которые хотят устроить у нас то же самое, что и в Минске, выше крыши; они этим непрерывно занимаются.

Я внимательно слежу за вещами, которые вызывают у меня интерес. Одна из моих любимых тем – золото. В книжке «Закат империи доллара и конец «Pax Americana», которую мы написали в 2002-м году, а вышла она в 2003-м году, мы подробнейшим образом описывали ситуацию с золотом. Ничего с тех пор не изменилось. Только тогда золото стоило 330 долларов за тройскую унцию, а сейчас оно стоит 2000 долларов за тройскую унцию. Поскольку роль золота растёт, надо внимательно смотреть за тем, что происходит. Совсем недавно у нас имел место крупный корпоративный скандал с компанией Petropavlovsk. Почему наше золото добывает международная компания – вопрос в 90-е годы. Но сама по себе ситуация, при которой люди с британскими паспортами начинают рассылать письма с угрозами, что они поднимут народ на забастовки, в условиях Минска и в условиях предстоящих выборов, вызывает у меня вопрос: почему так получается, что новые акционеры не могут сменить старую администрацию? Я не буду влезать в детали, потому что этот текст у меня написан на сайте https://khazin.ru; там есть ссылка на агентство REGNUM, где приложены факты. Сама по себе эта ситуация очень показательна. Если звёзды зажигают – значит, это кому-нибудь нужно. Сейчас очень многим нужно раскачать лодку, как это было в Минске, в нашей стране тоже.

Если мне не изменяет память, главный эксперт по делу Литвиненко покончил жизнь самоубийством, зарезавшись двумя ножами (по официальным данным). Я даже пошутил по этому поводу: это две невидимые руки рынка. А Скрипаль, как ни странно, готовил фальшивые материалы комиссии Мюллера, который пытался организовать материалы для импичмента Трампа. Сразу становится всё понятно. Как только Скрипаль исчез, англичане говорят: да мы тут вообще ни при чём; у нас всё делал Скрипаль; мы даже не видели, что он там делал; мы получили просьбу от официальной комиссии США; мы попросили Скрипаля написать; он написал, положил в конвертик; мы этот конвертик, не открывая, передали в США; там были фальшивки – извините, мы не знали; кровавая гэбня отравила его «Новичком»! Видимо, специально для того, чтобы руководство Великобритании вытащить из-под удара.

«Почему мы не устраиваем майдан в Америке?»

Это не наш метод.

Мне пишут: «Вы удивительный человек! Вы спрашиваете доказательства отравления Навального и тут же бездоказательно предлагаете верить вам на слово, что Немцов возводил коррупцию в ранг нормы».

Есть маленькая тонкость. Про отравление Навального я не знаю ничего. Я ничего не знаю про фосфорорганические соединения; я ничего не знаю про яды – только то, что прочитал в Интернете. Когда Немцов был первым вице-премьером, я руководил Экономическим управлением Президента Российской Федерации, которое писало Президенту… (неразборчиво, 00:19:45) правительство. Я лично это видел. Поэтому я отвечаю за то, что я говорю. Немцов – коррупционер! Вы можете мне не верить – это ваше право. Но я за свои слова отвечаю.

Возвращаемся к базовой теме. Мы живём в век абсолютно фальшивой информации, когда невозможно что-либо сказать на основе слов в телевизоре или в Интернете. Более того, когда вам предъявляют якобы факты, вы тоже этого сказать не можете. Сегодня существуют программы, которые умеют фальсифицировать изображение и речь. Если вам даже человека показывают в Интернете, вы не можете ничего сказать. А вот сопоставляя разные факты, можно сделать разные выводы.

Мне пишут: «Не надо говорить о том, чего вы не знаете. Навального кто отравил? Правильный и честный ответ будет «не знаю», а не бредни про ЦРУ».

Я что-то говорил про ЦРУ? Я задал вопрос, что люди думают. Я понимаю, кто окружает Навального. Я понимаю, какие там внутри силы. Я видел, как это работает. Там есть люди, которые очень хотят получать финансовые потоки; которые хотят стать оппозиционными лидерами и получать эти финансовые потоки. Я понимаю, что завербовать этих людей для Запада не очень сложно. Завербованы ли они ФСБ – думаю, что некоторые да. Я бы считал, что в ФСБ сидят полные идиоты, если они этого не сделали. Что, в истории не было случаев, чтобы люди работали на две, три или пять разведок одновременно? Если у нас побеждает «оранжевая революция», я могу уверить: найдутся свидетели, которые покажут, что лично видели, как Путин Навальному наливал в чай «Новичок» - как были люди, которые на суде по делу Ефремова видели или почти видели, что Ефремов не сидел за рулём. Надо понимать, что есть вещи, которые бывают, а есть вещи, которые не бывают. А вот что-то подсыпали Навальному – не фосфорорганическое, а что-то другое, что он впал в кому – и это дало повод отправки его в Германию. Это я могу себе вполне… Это не значит, что это так. Это гипотеза, у которой есть некоторое объяснение.

Возвращаемся к экономике. Сегодня в семь часов будет моя онлайн-лекция, посвящённая анализу макроэкономических данных за весну и лето – за весь коронакризис. Обзор вышел в субботу последней недели. Я хотел сделать некий вывод – с чем мы подошли к осени. Там я не буду верить конкретным данным. Я буду соотносить разные данные, для того чтобы можно было понять, что к чему. Это я считаю осмысленной вещью. Кроме того, это полезно тем, кто обычно не следит за макроэкономикой и не понимает, как её использовать. Если вы сами не пытаетесь анализировать факты, то вероятность того, что вы сумеете сделать какие-то выводы на основании чьих-то слов в Интернете или в телевизоре, это очень наивно. А вариантов интерпретаций есть столько! Я рекомендую быть чрезвычайно аккуратным.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин. Начинаю отвечать на вопросы слушателей.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. Сергей Александрович, Калининград. Вы неоднократно обращаетесь к образу России будущего. Вы говорите, что нет представления о том, какая ценностная база должна быть. У нас в России есть человек, довольно известный в определённых кругах, который изучает способности потокового сознания. Если обратиться к нему, можно было бы вопрос, который вы поставили, описать и решить. Если эта проблема будет актуальна; если вам будет это интересно, можно это обсудить.

Михаил Хазин: Вы напишите. Согласитесь, обсуждать это в прямом эфире – вещь достаточно сложная. Плюс ко всему это достаточно длинно.

Мне пишут: «Интересно, как можно зарезаться сначала одним ножом, а потом другим?»

Эта информация в Интернете есть. Она сохранилась. Если нет – посмотрите на педофила Эпштейна, который в федеральной тюрьме, под тотальным контролем, покончил жизнь самоубийством. Именно в тот день, когда он покончил жизнь самоубийством, с него сняли все камеры наблюдения. Теоретически, если действовать в том же варианте, мы должны были потребовать тело Эпштейна; объявить санкции против всего руководства США за убийство своего педофила; принять «закон Эпштейна» (как аналог закона Магницкого). Дело Эпштейна выглядит куда более подозрительно, чем история… Далеко ходить не надо. Давайте посмотрим на убийство Роберта Кеннеди в 1968-м году, когда из револьвера или пистолета, в котором восемь патронов, было одиннадцать выстрелов. Человек стрелял спереди, а смертельный выстрел был произведён в затылок. А приставленный к Роберту Кеннеди охранник, которого было бы интересно спросить на эту тему, исчез куда-то. Это абсолютно типовая история. Ещё одна типовая история. Руководитель польского правительства в изгнании, который жил в Лондоне совершенно случайно в 1943-м или19 44-м году на самолёте полетел из Гибралтара. Этот самолёт упал в Средиземное море, и все утонули ровно в тот момент, когда Черчилль договорился со Сталиным по поводу Польши. Тут есть масса вопросов! Почитайте воспоминания маршала Голованова про то, как Сталин пытался Рузвельту отправить своего человека через Лондон. Его самолёт, после посадки в Лондоне, взлетел и сразу же упал. И всем было понятно – и Голованову, и Сталину – что это сделал Черчилль, который не хотел, чтобы Сталин непосредственно разговаривал с Рузвельтом без посредничества Черчилля.

Мне пишут: «Сайт упал, и трансляция, соответственно».

Мне говорят, что сайт восстановился, и трансляция тоже.

Истории, которые происходят в мире, очень часто являются не очень красивыми со всех сторон. В любой стране есть много таких историй. У нас, кстати, может быть, и меньше, чем в Англии. Не нужно из этого устраивать шоу.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Алексей, Германия. Хочу поблагодарить вас за вашу работу. Вы большой специалист. Жалко, на Западе, в Германии таких специалистов нет.

Михаил Хазин: Я бы хотел к вам приехать и что-нибудь рассказать. Но не пускают! Всё было готово весной. А тут бац!

Вопрос: Это нормально. Здесь и немецким специалистам не дают ни слова.

Михаил Хазин: Говорить-то дают! Их никто не слушает. На мои обзоры и лекции можно подписываться в Германии; они есть на английском языке. Есть сайт и немецкая компания, которые их распространяют. Для того чтобы люди знали, надо провести публичную кампанию. Это невозможно из-за коронакризиса. Нельзя в Германию приехать.

Вопрос: Более десяти лет я пытаюсь переехать в Россию. Но как специалист, я пока никому не нужен.

Михаил Хазин: Чем вы занимаетесь?

Вопрос: Я в производстве.

Михаил Хазин: Через полгода ситуация может измениться. Вы внимательно следите за конъюнктурой.

Вопрос: Большое спасибо вам.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил. Константин. Владимир Владимирович понимает, что он делает?

Михаил Хазин: Я думаю, что да.

Вопрос: Я тоже думаю, что да. Как вы относитесь к такому явлению, как Донбасс?

Михаил Хазин: Каждый раз, когда обсуждается конкретное явление и рассматриваются ошибки тех или иных политических деятелей, нужно исходить из того, что те решения и действия, которые принимаются, есть результат чрезвычайно тяжёлой конфронтации с альтернативными силами. Мы их можем не знать; мы их можем неправильно понимать. Но они есть! Почитайте историю Великой Отечественной войны. Сколько мы проигрывали! Как долго подбирались люди на посты командующих фронтами! Как много люди, которые командовали фронтами, в 1941-м и 1942-м годах, проигрывали; и их убирали, их восстанавливали, их снова двигали! Сегодня абсолютно такая же ситуация. Именно из этого и нужно исходить.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день. По поводу Навального – что Западу выгодно: убрать его или чтобы он остался жив?

Михаил Хазин: Это вопрос, на который нет ответа. Когда мы рассматриваем те силы, которые действуют в мире, мы видим, что их много. Их можно разделить сегодня на две большие группы. Это финансовые глобалисты, которые пытаются удержать власть - Демократическая партия в США; группа, за которую выступала Мэй в Великобритании; люди, которые управляют сегодня Евросоюзом и Западной Европой; люди, которые устраивали в России приватизацию. Я рассказывал историю с золотодобывающей компанией Petropavlovsk. Администрация там (два человека, один из которых англичанин) – это люди, которые приватизировали эту компанию в 90-е годы. Я считаю, рассматриваю этих людей как представителей тех сил, которые любой ценой пытаются удержаться. Они воюют с новыми акционерами, которые, судя по всему, представляют другие силы. Именно с этой точки зрения нужно рассматривать любую ситуацию. Те, кто заинтересован в раздувании истории про отравление Навального, - это либералы. Я везде пытаюсь искать, где их уши торчат. Российское государство, в своей силовой части, сегодня им противостоит – примерно так же, как Трамп противостоит. У их либералов ещё недавно был мощный контроль над американским ЦРУ. Сейчас меньше, но он всё равно остался. Это реальная проблема. Нужно максимальным образом вскрывать такого рода истории. Если мы видим, что старая администрация в золотодобывающей компании пытается противодействовать акционерам, значит, мы должны об этот громко говорить: имеет место нарушение закона; акционеры хотят сменить администрацию, но у них не получается. Если мы видим, что у нас происходят разного рода грязные истории (как со Скрипалями), давайте действовать по закону. Суд где? Нет суда! Сразу всё становится понятно. Как только мы видим, что нет суда (как и по делу Литвиненко), мы чётко понимаем, что британские местные власти что-то хотят скрыть от общественности. Та же самая история с педофилом в США. Нет суда! Когда я читаю, что материалы по принцу Гарри, который якобы был у этого Эпштейна много раз в гостях, британские спецслужбы ликвидировали, я в это верю. Это может быть фейком. Но вот в это я верю!

«По Навальному. Разве российской власти невыгодно убрать такого яркого и эффективного критика высшего руководства страны?»

Я не слышал из его уст критики высшего руководства страны. Он пишет  о коррупции. Я сталкивался с его ребятами один-единственный раз. Давно это было. Это была смешная история. Он тогда занимался гринмейлом и был монетарным акционером. Мне позвонили его ребята: «Вы известный экономист. Что вы можете сказать по поводу того, что Вайншток, руководитель «Транснефти», при строительстве газопровода ВСТО («Восточная Сибирь – Тихий океан») 30% денег увёл непонятно куда?» Я очень удивился и говорю: «Вы когда-нибудь о строительстве писали?» Они говорят: «Нет. А что?» - «С тех пор, как появились первые чисто строительные организации (условно говоря, с Персидской империи Ахеменидов; а может, с Древнего Египта), норма усушки и утруски при строительстве типовых объектов – 20%. Везде и всегда: при Ахеменидах, при Древней Греции, при Древнем Риме, при феодализме, капитализме и советской власти типовой объект - 20%. Если объект уникальный (а ВСТО – безусловно, уникальный объект) – 30%. Иными словами, вы хотите сказать, что Вайншток уложился в 30%? Тогда ему нужно ставить бронзовый бюст на родине героя». Навальный вскрывал коррупционные схемы? Замечательно! Кто-то против? Вы считаете, что это Путину не нравилось? Это кому-то не нравилось, а кому-то нравилось. Тут я как раз ничего не вижу. В любой нормальной стране такого рода информация должна вскрываться. Летом 2016-го года я часто бывал в Новосибирске. Там активно обсуждалась тема строительства моста и коррупционных схем при его строительстве, которое пока не начали. Видимо, отложили… Мы на эту тему открыто говорили – и ничего! Насчёт того, что российской власти было выгодно убрать Навального, я сильно сомневаюсь. Более того, российская власть была бы заинтересована, что таких навальных было ещё три-четыре-пять. Неудобно использовать для слива сомнительных персонажей, которых для этого регулярно используют.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил. Сергей Алексеевич. Во время войны действительно тщательно подбирали кадры – что и обеспечило в основном нашу Победу. А что, двадцать лет для этого Владимиру Владимировичу мало, чтобы подобрать кадры? Он подбирает по определённому принципу и под свою модель развития, которая понятна, очевидно, только ему.

Михаил Хазин: По той ситуации, которая сложилась к началу 2000-х, подобрать нелиберального кадра было почти невозможно. Как только находилась какая-то кандидатура, то немедленно все экспертные институты, начиная от Высшей школы экономики, РЭШ, Министерства финансов, Центрального банка, писали на неправильного человека отрицательные заключения. Более двадцати лет я не появлялся на Старой площади, в Администрации президента. Тем не менее, как только очередной кризис, и становится понятно, что нужны новые экономические взгляды, кто-то (я даже знаю кто) вбрасывает в Администрацию Президента очередной донос (я играю на ЦРУ, на Лондон, на Китай, ещё на кого-то) с одной-единственной целью: чтобы нельзя было мою кандидатуру куда-то выдвинуть. «Тут такая информация… Может, не стоит этого… Давайте другого…» А все «другие» - выпускники Высшей школы экономики. Нужна революция, чтобы сказать: мнение Высшей школы экономики по экономике, а также Минфина, Центробанка, Министерства экономики, Академии госслужбы и народного хозяйства мы выкидываем (потому что это либеральные структуры) и ставим абсолютно новую команду. Но для этого нужна революция – тот самый левый поворот, о котором мы столько говорили.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Антон Силуанов выступал у Владимира Соловьёва и сказал, что, если не вкладывать деньги, как он выразился, в (неразборчиво, 00:48:49) ценные бумаги, россияне их проедят. Почему конкурентным преимуществом России является низкая стоимость труда?

Михаил Хазин: Я не буду обсуждать мнение Силуанова. Во-первых, я экономист, а он бухгалтер. Я не буду с ним обсуждать, например, бухучёт или бюджетный учёт, потому что он явно в этом разбирается лучше меня. В экономике я разбираюсь лучше. Силуанов в экономике не разбирается. Более того, он представляет некие совершенно вредительские силы. О чём с ним разговаривать? Появился такой жанр: анонимные Telegram-каналы. В них очень часто сливают информацию, которую боятся публиковать под чьим-то именем. Один из модных Telegram-каналов, в качестве своего экономического эксперта, выбрал Славу Иноземцева. Я перестал его читать. Для меня очевидно, что, если в качестве эксперта по экономике выбирается Слава Иноземцев, то ничего, кроме либеральной глупости и вредительства, на этом канале не будет. Тема закрыта!

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Почему за десять лет наша экономика не растёт, ВВП стоит на месте?

Михаил Хазин: Последние восемь лет ВВП падает.

Вопрос: ВВП падает в этом году.

Михаил Хазин: Нет. ВВП падает восемь лет – с конца 2012-го года.

Вопрос: Да, всё верно. Это эффективный у нас руководитель?

Михаил Хазин: Силуанов, Набиуллина, а до этого Кудрин и Игнатьев – неэффективные руководители российской экономики. Под руководством МВФ они проводят в жизнь либеральную модель Гайдара-Чубайса. Поэтому у нас всё рассыпается.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. Дмитрий, Лондон. Вашу фразу «Китай стерилизует избыточную денежную массу за счёт профицита внешней торговли» вы используете в каждой второй передаче. Опубликуйте, пожалуйста, доказательства хотя бы на «Авроре». Это, мягко скажем, сомнительно.

Михаил Хазин: Читайте внимательно.

Вопрос: Я ни разу не нашёл.

Михаил Хазин: Второй вопрос.

Вопрос: Ваш образ будущего. Контроль над элитами – возможен ли он? Какое конкретно законодательство вы предлагаете; как оно будет проводиться через парламент?

Михаил Хазин: Вы читали «Лестницу в небо»?

Вопрос: Да, у вас в пятой главе немножко об этом написано.

Михаил Хазин: Вы должны понять, что парламент не может ничего контролировать.

Вопрос: Вы предлагаете монархию?

Михаил Хазин: Демократия – это инструмент, которым элиты контролируют общество. Бывают другие механизмы – например, механизм монархии или другие механизмы. Необходимо создавать механизмы взаимодействия элиты и общества.

В заключение я напомню, что сегодня в 19:00 у меня семинар, посвящённый макроэкономическим итогам коронакризиса. Я рекомендую всем поучаствовать. Ещё раз повторю: информация – вещь, которой легко манипулировать. По мере возможности, не поддавайтесь на эти манипуляции!

На этом наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью

Голосования



Как вы считаете, допустимы ли в художественном фильме, который описывает ту или иную эпоху (событие), исторические выдумки, не соответсвующие реальности?