Самое обсуждаемое


Хазин / Экономика  130

Хазин в эфире

26.10.2020 12:00

Говорит Москва

14482  9 (28)  

Здравствуйте. У микрофона Михаил Хазин в студии!

Надо отдать должное сотрудникам радиостанции «Говорит Москва», которые буквально за три минуты сумели наладить прямой эфир, чтобы я был в фокусе. Пять минут назад невозможно было понять, кто на картинке.

Как обычно, вопрос: «Если бы нашей страной последние десять лет руководил Михаил Сергеевич Горбачёв, мы смогли бы сохранить свою целостность?»

Варианты ответов:

  • «Да, смогли бы. Михаил Сергеевич справился бы» - (8)495-134-21-35;
  • «Нет, ничего бы не осталось» - (8)495-134-21-36;
  • «Россия мне неинтересна» - (8)495-134-21-37.

Аналогичный вопрос сегодня мы видим на примере Белоруссии. Белоруссия может развалиться на кусочки, потому что что-то захочет отхватить Украина, что-то Литва. Про Польшу мы даже говорить не будем. Я решил задать этот вопрос, потому что проблемы качества управления Российским государством возникают регулярно. Многие не понимают, что есть первостепенные вещи; есть второстепенные; есть такие, которые можно оставить на потом и решить как-нибудь. Например, в 90-е годы развалили систему здравоохранения. Между Медведевым и Ивановым был спор, кто станет преемником. В 2010-м - 2011-м году были организованы проекты, в том числе там была медицина. Сегодня у нас лечить умеют, а организация ни к чёрту не годится, потому что в неё либо не вкладывались деньги, либо они разворовывались. Поскольку я стал жертвой пресловутого COVID-а, я смотрю, как лечат. Лечат феерически! Но при этом я постоянно читаю, в том числе на «Авроре», информацию о том, что невозможно попасть в больницу, невозможно вызвать врача. Мои знакомые лечились в Москве дома - им приносили лекарства на тридцать тысяч рублей. Приходит человек с мешком. Можно сказать, что доктор, но вид у него как у Деда Мороза: весь в белом и с мешком. Из мешка достаются таблетки на тридцать тысяч рублей. В некоторых регионах врачи вообще не приходят. Кстати, в Москве к моему товарищу врач пришёл на пятый день. Правда, если бы он захотел попасть в больницу, он бы попал. Я совершенно солидарен с врачами, что с COVID-ом нужно полежать в больнице, потому что при COVID-е бывает резкое ухудшение. Грубо говоря, утром у вас 10% поражения лёгких, и вы чувствуете себя нормально; а к вечеру – 40% или 50%. Если вы в больнице, этот момент ловится.

Мы останавливаем голосование.

  • 14% считают, что Горбачёв бы справился;
  • 82% считают, что Горбачёв бы страну развалил.

Отсюда однозначно следует, что Путин очень неплохой руководитель страны. Но есть внутренние вопросы, которые он откладывает на потом – в том числе организация здравоохранения. На фоне эпидемии это привело к крайне тяжёлым последствиям.

Мне пишут: «Отстаньте от старика. Он нам свободу подарил».

Свободу чего? «Свободу-свободу, мне дайте свободу – я птицею ввысь улечу!» Я, например, летать не умею. Может, те, кто хотят свободы, умеют летать? А я точно знаю, к чему привело желание свободы на Украине – к запрету русского языка; к падению уровня жизни; к исчезновению промышленности и к куче разных проблем. Кому нужна такая свобода? Мне, например, она вообще не нужна в таком формате.

Те, кто слушал Валдайскую речь Путина, могут сделать разные выводы. Это выступление перед иностранцами; он не нам это говорил. Если смотреть на это выступление не вникания в содержание, то можно отметить абсолютную внутреннюю уверенность: видно, что Путин контролирует ситуацию; более-менее понимает, что происходит – это значит, что он это нам говорит.

Мне пишут: «Страна третьего мира со всеми поссорилась».

Россия со всеми поссорилась?! Но когда Ангела Меркель объясняет, что есть три страны, которые мировые политические лидеры – США, Россия и Китай – я уж не знаю, как! Многим не нравится, что Россия вылезла в мировые политические лидеры. Например, это не нравится Борису Джонсону, который тоже очень хочет влезть и пытается что-то сделать: за армяно-азербайджанским конфликтом британские уши прямо лезут через Турцию. С Трампом он договориться может. Но Трамп объясняет: Борис, ты хороший мальчик, но без Путина я не могу пригласить тебя на, условно говоря, «новую Ялту». А Джонсон не может договориться с Путиным, потому что Путин говорит: вы отравили Скрипалей, а обвинили нас; объясняйте, что вы врали; приносите извинения, а мы подумаем. Джонсон не может принести извинения, потому что предыдущая либеральная команда настолько вовлекла всю прессу в эту эпопею, что признание в том, что это было сделано англичанами, означает полную ликвидацию авторитета власти. Джонсон не может пойти на это. В результате он оказался в идиотском положении. Путин сказал, что все увидят в ближайшем будущем, насколько всё изменится. Джонсон не может объяснять, что Мэй не права, потому что она жила в прошлом, а сейчас будущее.

Объяснять людям, какого масштаба будут изменения, очень страшно. Именно по этой причине политики придумывают объективные основания – типа это не мы, это «оно» (для американцев это коварные китайцы; для китайцев это коварные американцы). Это не значит, что они не воюют. Но они воюют в рамках правил. Когда речь идёт о радикальном изменении геополитической модели (не только линий на карте, но и базовых принципов, на которых всё построено), то нужно искать более объективное основание. Байден непрерывно говорит, что это всё русские: и ноутбук подкинули его сыночку. Кстати, те, кто кричат про нашу «золотую» молодёжь, которая ведёт себя безобразно (я не оправдываю нашу «золотую» молодёжь), посмотрите на сына Байдена. Когда дети бессмысленные, им нельзя давать воли. Это к вопросу тем, кто хочет денег и свободы. Если молодёжи, у которой нет внутреннего содержания, дать денег и свободы, получается сын Байдена. Я рассказывал про шумерские глиняные таблички, в которых письмо отца сыну: «Я послал тебя в соседний город учиться у мастера. Вместо этого ты потратил все деньги на вино и на женщин и имеешь наглость просить у меня ещё». За последние пять тысяч лет люди не изменились.

Сегодня нужно отдавать себе отчёт, что жизнь будет меняться. Для некоторых она изменится в лучшую сторону. Для тех, кто привык жить по типовым схемам, - в худшую. Вспомните демонстрации младших научных сотрудников в конце 80-х: «Долой ст.6 Конституции!», «Дайте нам свободу!» и так далее. Они требовали свободу, потому что были убеждены, что зарплату будут платить в любом случае; бесплатные вузы будут в любом случае; в школах и вузах будут учить. Что они получили? Где эти младшие научные сотрудники? Их нет! И рабочих нет нигде. Люди своими руками разрушили тот мир, благодаря которому они только и жили. Маленькая их часть сбежала на Запад, где, как им казалось, всё хорошо. Я знаю своих бывших одноклассников, которые получают сотни тысяч долларов в год (они работают программистами). В 90-е годы они все объясняли мне, какие они успешные. А сейчас выросли их дети, которые, за редким исключением, душераздирающее зрелище. Они абсолютно безграмотные американские дети. Эти люди понимают, что, как только они перестанут получать свою высокую заработную плату (за счёт советского образования), детям будет совсем плохо.

Есть проблемы на госслужбе; есть проблемы в госкорпорациях. У меня есть подозрение, что в ближайшие два-три года в госкорпорациях будет большая чистка. Там будут выкидывать всю шушеру, которая накопилась за девяностые, нулевые и десятые годы. Например, ушёл какой-нибудь первый вице-президент, поставленный кем-то из политиков ещё в 90-е - начале 2000-х – кто-то по возрасту; кто-то проворовался; кто-то попытался сбежать в Англию. Под ним – два обычных вице-президента; четыре-пять департаментов. Их всех под нож! Что будут делать эти люди?  Что-то они накопили за время работы. Но с накопленным тоже проблемы, потому что в условиях изменения экономической модели ситуация будет меняться очень сильно. Может оказаться, что какой-то актив, который вам казался замечательным, перестаёт быть таким. У вас шестикомнатная квартира. И что? Вы должны платить бешеные деньги за ЖКХ, налоги и так далее. Причём государство, когда дырки в бюджете, склонно повышать налоги на недвижимость. Я напомню: 23% недобора НДС в сентябре.

Выборы в США 3-го ноября. С вечера 6-го по утро 8-го ноября в окрестностях города Санкт-Петербурга, на курорте, Андрей Школьников и я проводим большое мероприятие, на котором будем рассказывать, что получилось из выборов в США. Компания «Еврошоу» это организовывает. Это компания, которая сделала первый крупный стадионный концерт группировки «Ленинград». Они умеют делать шоу. На этом мероприятии можно будет не только нас слушать, но и приехать семьями и развлекаться. Желающие могут посмотреть рекламу. Но на этом мероприятии мы будем очень подробно и, по возможности, в режиме диалога обсуждать, как будет выстраиваться мировая ситуация с учётом результатов выборов. Как я понимаю, к основной части можно будет подключиться по Интернету.

Нужно в обязательном порядке, много и активно размышлять на тему о том, как будет выглядеть экономика в процессе кризиса. Она уже изменилась. Когда я говорил об этом весной, была тайная надежда: вдруг всё улучшится! В еженедельных обзорах, которые делает Фонд экономических исследований Михаила Хазина, видно по макроцифрам, как меняется психология западного человека. До конца августа-начала сентября они верили, что всё вернётся на круги своя. С конца сентября они поняли: не вернётся! В нашей стране людей, которые понимали, что происходит, намного больше, чем на Западе. Тем не менее подавляющая часть искренне надеялась, что всё будет хорошо. В провинции COVID оказался крайне опасной штукой. Как объяснить людям? Врачи говорят, что 90% заболевших – это самолёты, поезда и метро. Больные, которые ещё не знают, что они больны, тоже без масок. Я могу сейчас ходить без маски, потому что несколько месяцев я не могу ни заболеть, ни заразить кого-то. Если вы чувствуете, что у вас что-то не так, тут же надо бежать к врачу и делать КТ. Но у нас есть места, где невозможно сделать КТ. Я знаю своих знакомых, которые две недели не обращались к врачу, а теперь три недели лежат в реанимации с поражением 60% лёгких под ИВЛ. Я не знаю, как это объяснить.

Жизнь будет радикально меняться. Мне не верите – Путину поверьте и доходам своих семей. Ищите источники информации, слушайте умных людей. Готовьтесь к этим радикальным изменениям. Если человек будет к ним готов, он может на этом очень сильно выиграть.

Возвращаемся в студию. У микрофона Михаил Хазин.

Напоминаю: С 6-го 8-е ноября под Санкт-Петербургом будет очень большое мероприятие, главный смысл которого – описание будущего мира по результатам выборов в США. Ведут его Андрей Школьников и я. Каждую субботу выходит обзор Фонда Хазина, в котором мы подробно описываем макроэкономическую ситуацию в мире, а также те следствия, которые можно сделать из этих данных.

Переходим к ответам на вопросы слушателей.

Вопрос: Михаил, добрый день. Сергей Алексеевич. Качество управления связано со способностью мыслить стратегически; способностью формировать кадровую политику; подбирать вокруг себя честных, неподкупных профессиональных людей, готовых служить народу и стране, а не заглядывать в рот начальнику. Откуда взялся финансово-экономический блок?

Михаил Хазин: Финансово-экономический блок взялся в конце 80-х из договорённостей с Западом. Я не буду влезать, какие силы были в КГБ за это; какие силы, наоборот, выступали против. Схватка была сильная между различными управлениями. Сегодня можно сказать смело, что сформировавшаяся в 90-е годы приватизационная элита получила колоссальный ресурс, поддержанный за счёт двух обстоятельств. Первое – за счёт очень большого количества денег и связей с Западом. Второе – за счёт того, что экономическая система России стала частью западной; вырезать её очень дорого сто́ит. Говорить об её отмене без выхода совершенно невозможно. Была возможность этого в 1998-м году из-за очень жёсткого кризиса, но она не была использована, потому что победила часть приватизационной команды, которую мы сегодня называем семейной группировкой, во главе с Юмашевым, Волошиным и Дьяченко (Таней-Валей). Для того чтобы сегодня выгнать этих людей, нам необходимо создание во многом самодостаточной экономической модели. Это очень сложная, тяжёлая работа, которая зависит не только от нас, но и от благоприятного стечения обстоятельств. Сейчас они начинают складываться достаточно благоприятно. Смотреть надо на то, что будет делаться в ближайший год. Политическую независимость, в тех рамках, которые были, мы во многом получили. В этом смысле надо отдать должное Путину, который это обеспечил.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Андрей, Москва. Вы как-то сказали, что нам было запрещено иметь гиперзвуковое оружие. Я позвонил в «Военное ревю» радио «Комсомольская правда» товарищам полковникам Тимошенко и Баранцу и, сославшись на вас, сказал, что было запрещено. Они сказали, что такого запрета не было. Если запрет был – был ли это письменный документ?

Михаил Хазин: Вы невнимательно слушали. Запад взял на себя некие обязательства; и мы взяли на себя некие обязательства. Обязательство Запада – обеспечить объём инвестиций; не двигать НАТО на восток; ещё что-то. С нашей стороны обязательства – не развивать вооружение. Никаких договоров, никаких приказов не было. Требование Путина (сначала в Мюнхенской речи, а потом на Валдае 2014-го года) было очень простое: вы нарушили свои обязательства; по этой причине мы тоже откажемся от своих.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день, Михаил Леонидович. На развал Советского Союза Михаилу Сергеевичу Горбачёву потребовалось меньше десяти лет. Если бы он у нас правил, я бы больше трёх лет не дал. В начале прошлого века английские финансисты сказали, что основной проблемой 20-го века и последующих времён будет распределение всяких благ. То есть надо упирать не на производство, а на распределение. У нас распределение идёт через торговлю. Как я понимаю, 80% населения на земле занимаются торговлей. Что будет дальше? Кто-нибудь создаёт какую-нибудь модель?

Михаил Хазин: Распределения недостаточно. Если у вас есть система, при которой вы для себя берёте некую долю создаваемого в мире продукта, но при этом его проедаете и не думаете о будущем, то очень скоро вы этой возможности лишитесь. Типичный пример – транснациональные финансисты, западный глобальный проект. Они выиграли в 1991-м году и решили: всё! Оказалось, что не всё. Сейчас они проигрывают и не знают, что с этим делать. Нужно думать о будущем в системном, комплексном варианте. Люди, которые думают, обычно склонны описывать будущее достаточно сложным языком. Эзотерика – это как раз язык, который придумывает человек или группа лиц для описания тех явлений и процессов, которые они на обычном языке описать не могут. С ними иногда бывает сложно, но их нужно слушать; они бывают вполне интересными.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Добрый день. Дмитрий, Екатеринбург. В прошлом году была прямая линия Путина с населением. На вопрос, вернёмся ли мы к социализму, Путин сказал: «Как нам достичь на социалистическом предприятии такой же эффективности, как на капиталистическом?» Неужели мэтры в экономике социализма Абалкин и Аганбегян не предложили создание эффективной социалистической системы?

Михаил Хазин: Утверждение о том, что социалистические предприятия менее эффективны, чем капиталистические, неправильно. Всё зависит от руководителя. Если руководителю интересно, то он начинает делать; если не интересно, то он и делать не будет. Капитализм в целом менее эффективен, потому что он запараллелен. Есть несколько конкурирующих между собой компаний в одной и той же сфере, которые съедают ресурсы, которые можно направить на другие места. Во второй середине 20-го века Запад придумал модель, как это компенсировать. Беда в том, что эта модель ограничена во времени – что мы сегодня и видим. То, что сегодня происходит, есть результат ускорения 80-х годов. Если бы они это не придумали в конце 70-х годов, во время президентства Картера, когда был третий кризис падения эффективности капитала, но реализовали при Рейгане (поэтому эта политика и получила название рейганомика), в результате создали нынешнюю долговую экономику, которая нежилец. Что с этим делать – они не понимают. При этом уровень жизни населения очень сильно упадёт. Основную опасность для такой «развитой» (как они её называют) цивилизации представляют не столько Россия и Китай, у которых были свои модели (китайская в чём-то вторична, но это не принципиально), а именно такие, как Исламское государство. Они будут разрушать эту цивилизацию, потому что она не соответствует базовым авраамическим принципам. Когда они её разрушат, может оказаться, что мы снова будем в средних веках. Что с этим делать – непонятно, потому что не существует опыта сохранения контроля над ситуацией при падении уровня жизни больше чем на 40%. В Западной Европе, США и Китае уровень упадёт больше чем на 50%. Есть шансы сохранения цивилизационной ситуации в Латинской Америке, в Индии, в евразийском пространстве и, возможно, в той части исламского мира, которая отобьётся. Я думаю, что мы вернёмся к ситуации 8-го века, когда фактически только чудо – битва при Пуатье - когда Карл Мартелл, будущий основатель династии Каролингов, остановил нашествие мавров. Я думаю, что вероятность этого довольно велика.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. По поводу того, кто победит на выборах. Я не имею в виду Байдена или Трампа – республиканцев и демократов. Если отбросить различные денонсации договоров и соглашений и агрессивную санкционку в отношении нас, кто нам выгоднее – демократы или республиканцы - в плане экономического развития России, в рамках того же ВТО?

Михаил Хазин: Приезжайте 6-го – 8-го ноября в Санкт-Петербург. Мы там это обсудим. Невозможно дать ответ на этот вопрос в течение двух-трёх минут. Не знаю я! Не исключено, что демократы на выгоде.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Наши умные экономисты предложили экономическую модель 2020-го года. Почему Путин не обратил на неё никакого внимания?

Михаил Хазин: С чего вы взяли, что Путин не обратил никакого внимания? Глазьев никуда не делся; он продолжает работать. Путин не может убрать представителей либеральной команды из тех структур, которые те считают своими, и которые согласованы с Западом. Пока увольнение Набиуллиной и назначение Глазьева председателем Центробанка вызовет дикую волну. Что будет через полгода – вопрос отдельный. Я бы не стал в этом месте спешить. Любое действие по резкому ограничению либеральной команды, в силу того, что мы вписаны в мировую долларовую финансовую систему, имеет некоторую цену. В отличие от нас, Путин эту цену знает. Я склонен считать, что, как только он решит, что эта цена стала доступной, он это сделает, потому что это его безопасность тоже. Я далёк от мысли идеализировать Путина. Это человек с очень специфическим образованием, которое делает его не просто невероятным прагматиком, но и человеком, который до последней секунды скрывает свои замыслы. Я могу анализировать объективную ситуацию, в которой находится Путин. А вот анализировать его планы я не могу; я их не знаю; и мало кто их знает. Но я чётко понимаю, что, со стратегической точки зрения, наличие либералов на ключевых финансово-экономических постах создаёт для Путина серьёзные проблемы. Мы это хорошо видели в мае, когда он проводил свои публичные мероприятия с правительством и пытался заставить дать деньги людям. А правительство отбивалось руками и ногами!

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте. Владимир, Москва. На протяжении полутора веков Россия сталкивалась с Германией в больших войнах. Но почему-то в общественном сознании враг у нас не немцы, а англосаксы, поскольку англосаксы организовывали и Первую, и Вторую мировые войны. Не стоит ли нам подумать о стратегическом союзе с Германией? Я думаю, что в этом случае англосаксы окажутся в ущербном состоянии.

Михаил Хазин: Во второй половине 19-го века нашим стратегическим партнёром была именно Германия времён Бисмарка. Отказ от сотрудничества с Германией – это Александр Третий, жена которого - датская принцесса – ненавидела немцев лютой ненавистью. Когда она была молодой, немцы, в период создания Германской империи, воевали с Данией и вошли в Копенгаген. Она видела, что они там делали. Я советую тем, кто говорит о миллионах немок, изнасилованных советскими солдатами в Берлине в 45-м, почитать, что делали немцы в Копенгагене в середине 19-го века. Именно тогда мы перешли от немцев к Антанте – к англичанам и французам. От этого мы получили массу неприятностей. Во время гражданской войны часть нашей территории была оккупирована англичанами в том числе: Архангельск и юг. Англичане очень хотели захватить Баку. Более того, когда было наступление Юденича на Петроград (там было два форта: Красная горка и Серая лошадь), английские военные корабли впрямую обстреливали оборонительные сооружения, которые защищали Петроград. Хотя формально войны между Россией и Великобританией не было, французы были в Одессе; англичане и американцы в Архангельске; американцы и японцы на Дальнем Востоке. Это всё были договорённости Временного правительства. Те либералы, которые пришли у нас к власти в 90-е годы, и те, которые были во Временном правительстве, - это одни и те же люди, которые за деньги готовы отдать хоть всю Россию. Люди, которые пережили Великую Отечественную войну, немцев переносили с трудом. Русско-германское объединение – это извечный кошмар англосаксов. Я не исключаю, что такая бешеная русофобская кампания, которую сегодня ведут в Германии, во многом связана с тем, что наши отношения после кризиса будут улучшаться естественным образом. Либералы боятся, что это улучшение перейдёт недопустимые, с их точки зрения, границы.

Михаил Хазин: Здравствуйте. Слушаю вас.

Вопрос: Здравствуйте, Михаил Леонидович. Недавно смотрел эфир Школьникова, который крайне не рекомендовал брать ипотеку. Согласны ли вы с этим? Стоит ли сейчас мои накопления в долларах переводить в золотые монеты?

Михаил Хазин: Во-первых, вы найдите сейчас золотые монеты! Если речь идёт о стратегических накоплениях, то, наверно, да. Если говорить о тактических – наверно, нет. Это очень индивидуально. По этой причине я не даю практических советов – только в рамках индивидуальных консультаций. Школьников описывает некоторые свои соображения. По поводу ипотеки. Москва – это одно; однокомнатная квартира – это одно, а пятикомнатная – это другое. Это всё не так просто.

По вопросу того, что будет с геополитикой – мероприятие 6-го – 8-го ноября. Если говорить о макроэкономике – это обзоры. Я настоятельно рекомендую всем искать источники информации, не обязательно связанные со мной. Без этого будет очень тяжело в самое ближайшее время. Это не только я сказал, но и Путин.

На этом наше время подошло к концу. У микрофона был Михаил Хазин. Благодарю за внимание. До свидания.


Оцените статью