ГОЛОСОВАНИЕ



Насколько необходима национализация основных отраслей экономики для развития современной России


ГОЛОСОВАНИЕ



Насколько необходима национализация основных отраслей экономики для развития современной России



Несколько слов о текущей ситуации, или Noblesse oblige 4.11  157

Noblesse oblige

26.03.2021 13:50

Михаил Хазин

30683  9.4 (126)  

Несколько слов о текущей ситуации, или Noblesse oblige 4.11

фото: mail.kprf43.ru

То, что в мире что-то происходит крайне необычное, что устойчивость мировой политической системы резко падает – понятно уже всем. Но что конкретно происходит, почему «сильные мира сего» не могут остановить негативное развитие ситуации? Ресурсы же у них, вроде, есть… И мне кажется, что некоторые обстоятельства имеет смысл объяснить

Люди привыкли к тому, что человек, у которого много денег, обладает большими возможностями чем тот, у которого денег мало. С точки зрения некоторого бытового набора это, скорее всего, соответствует реальности. Но вот дальше… Дальше начинаются разнообразные жизненные сложности и для начала я попытаюсь сослаться на собственный опыт.

В бытность работы на государственной службе я обнаружил, что максимум свободы имел в тот период, когда был начальником департамента в Министерстве экономики. До того не было опыта и ресурса, а вот после… Я своими руками создал Экономическое управление, большая часть его сотрудников мною лично подбиралась, у меня была поддержка со стороны непосредственного руководства и не только от него – но я был связан по рукам и ногам. Объективными обстоятельствами и субъективными проблемами.

Я стал слишком заметен, слишком много чужих интересов пришлось затрагивать, слишком сильное давление оказывалось на моих сотрудников… И хотя результативность нашей работы была очень велика (сейчас я бы сказал – удивительно велика), с точки зрения личной эффективности показатели резко упали. Ну и, просуществовало Экономическое управление не слишком долго, его жёстко зачистили, а через несколько лет и вовсе ликвидировали (тут, впрочем, решение было понятно, смысла в деятельности этой структуры уже не было). Но главное тут другое, главное – любой человек, который контролирует большие ресурсы, связан этим обстоятельством по рукам и ногам.

Если я начинал заниматься политическими играми – резко вырастала моя зависимость от (самостоятельно) работающих сотрудников. Если начинал контролировать и защищать от внешнего влияния сотрудников – начинались проблемы с политическими играми. И это у меня, который мог, формально, работать со всеми сотрудниками Экономического управления непосредственно. А министр, у которого в министерстве несколько десятков департаментов, и который даже с их начальниками может встречаться не чаще раза в неделю коллективно, а лично – так не чаще раза в месяц. Как тут за всем уследишь?

К слову, когда Чубайс вернулся в правительство в марте 1997 года, у него начались серьёзные проблемы. Он (вопреки созданному ему имиджу) очень слабый менеджер, то есть абсолютно не умеет передоверять ответственность, его сотрудники всё время все работы проваливают. А вот в личном плане аппаратчик он почти гениальный. И в результате он начал всё большую часть необходимой работы выполнять лично. Как следствие, вначале он спал 6-7 часов в сутки, потом 5, потом – 3… Стал выглядеть как зомби и эффективность его работы резко упала… Со всеми вытекающими, фактически, политическую игру он проиграл уже к концу лета 97 года, полугода не прошло.

Это только кажется, что Путин (и любой политик его масштаба) может всё, что хочет. В реальности, любое его действие – это почти подвиг. Оно требует разработки плана, поиска под этот план исполнителя, постановки этих исполнителей на необходимые должности… Которые, к слову, уже кем-то заняты. Посмотрите, например, на пример космической отрасли. Поставили Рогозина, ракеты полетели и сразу же интенсивность антирогозинских текстов в интернете резко выросла, даже Кудрина задействовали. А представьте себе, что пишут лично Путину? И как это устроено в мировом масштабе?

Кто-то скажет, ну как же так, у них же всё давно устроено и всё договорено… Договорено, конечно. Пока источники доходов стабильны и набор игроков тоже стабилен. Второе встречается редко (толковых людей мало и они смертны), а вот первое… С первым очень серьёзные проблемы, поскольку эмиссия доллара больше не обеспечивает нормальное функционирование экономики. Да, их печатают, но ведь напечатанные деньги не входят в систему договорённостей и их нужно «правильным» образом делить со всеми игроками, в том числе и с теми, которые формально эмиссионные денежные потоки не контролируют.


Ну, действительно, разделили вы с банкирами функционалы, что, кому и сколько. А тут они раз, и напечатали пару триллионов. И вот вопрос: эти триллионы в старые договорённости входят? И если да, то как получить свою долю? А если нет, то нужно ли исполнять старые договорённости по отдаче части своего банкирам, если они получили совершенно независимый доход от эмиссии? А кто и как будет компенсировать убыток от инфляции? И это только кажется, что это простые и быстрые вопросы, реально, для ответа на них нужно подчас вести переговоры многие годы. А ситуация меняется стремительно, причём – не в лучшую сторону.

И ведь просто договорённостей мало, для ведения переговоров нужны ресурсы, инструменты, люди. Поскольку на уровне верхних элит сами их представители могут только говорить, переговариваться друг с другом или давать кому-то указания. Но исполнители-то подобраны под конкретные проекты в рамках старой реальности! Новой они могут не соответствовать, могут её просто недопонимать, она им может сильно не нравиться (ну, например, если они чувствуют, что в этой новой реальности для них места не будет). Назначать новых? А откуда их взять, нужно же вначале сформулировать новый проект, люди-то под него подбираются! И вот как быть в такой ситуации?

Это пример, который я уже обсуждал несколько дней назад: банкиры и «цифровики». Банкиры увидели мощную альтернативную властную группировку (условно, «промышленники», которые и двигали Трампа), поняли, что в условиях низкой эффективности эмиссии с ней традиционными способами не справишься начали создание нового инструмента влияния на социум – социальных сетей. Но поскольку времени было мало, проект (который потом назвали «цифровой концлагерь») даже сегодня отработан не до конца, ситуацию банкиры упустили. В частности, позволили этому инструменту получить независимый от них источник существования. И – вуаля, у них перекупили их собственные старые инструменты, «глубинное государство» в первую очередь! Ну, по крайней мере, часть его. Как влиять на ситуацию они уже сами не знают!

Формулируя ситуацию в полном объёме: при быстром изменении базового источника существования системы (для нас – снижение эффективности эмиссии) старые инструменты работать перестают, но люди, которые их возглавляют, уходить никуда не собираются. И начинают целенаправленно пакостить действующей (пока) элите, которая хочет что-то сделать. Если не хочет, кстати, то умирает сразу и быстро, русская аристократия начала ХХ века тому пример. И именно в этом и есть главная причина нынешних мировых проблем!

Ещё раз, уже в точной формулировке. Нынешние проблемы нарастают с такой скоростью из-за того, что институты, созданные под предыдущую (эмиссионную) модель, не хотят уходить и торпедируют любую деятельность мировых элит, отличную от традиционной. Например, деятельность Трампа. А сами элиты не очень понимают сущности происходящих процессов и поэтому не могут сформулировать более или менее долгосрочные планы, из-за чего у них не получается создать новые, конструктивные и, главное, управляемые (!) инструменты! Цифровые гиганты тому пример.

Вот и получается картинка, в которой, такое ощущение, что все играют против всех. Цифровые гиганты пытаются перестроить под себя «глубинное государство», но страдают от отсутствия опыта и полного непонимания будущего. Точнее, оно у них очень узко направленное, как только начинаешь задавать вопрос чуть в сторону, они явно «плывут». Поэтому и реальных соратников у них мало, люди видят всю слабость их позиции (читай «давосскую» речь Путина).

Финансовые элиты пытаются дёргаться, но старые инструменты у них работают всё хуже (в том числе, потому что не получают гарантий своего дальнейшего статуса и существования), а создать новые не получается. Или получается совсем не то, что хочется. Ну а те, кто  раньше действовал по принципу «А Баба-Яга против!», начинают рвать тело ещё живого старого вожака. И в этом смысле наше (России во главе с Путиным) время точно пришло. Месть, кстати, будет страшна, не зря они так налегают на русофобию в официальной пропаганде. Только скромно умалчивают, что оснований для неё сегодня нет, но зато они появятся завтра. Мало им не покажется, жалости от нас (и не только от нас) ожидать не приходится.

Отметим, кстати, что поскольку в условиях кризиса правительства и элиты начинают проявлять собственную субъектность (до того они работали через инструменты, подчас, анонимные), то они тем самым делегируют обществу свою систему устройства. А она у правительств феодальная, а у элиты вообще родо-племенная. И, соответственно, на свет Божий вылазят разные «древние» мороки, типа пещерного национализма. С соответствующим падением технологического уровня. Так что ждём-с!

Отметим, что хотя причины всего этого безобразия абсолютно объективны, само по себе оно носит всё более субъективный характер. А потому, им чрезвычайно сложно управлять. Я уже вообще не верю, что управляемость мировой политической системы удастся восстановить. Но вот для России, Китая, Индии, ещё нескольких стран, выигрыш может быть (именно может, он совершенно не гарантирован, зависит от качества национальных элит) очень велик. Так что мы можем надеяться на лучшее. Они – скорее всего, уже нет.


Заметили ошибку в тексте? Сообщите об этом нам.
Выделите предложение целиком и нажмите CTRL+ENTER.


Оцените статью