Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

"СПГ – инновационный путь развития российской газовой промышленности".

Наука и образование

04.04.2014 05:56  

В.Ненахов [luber]

171

Острягин А.И. (Госдума РФ), Ненахов В.А. (ИИЦ «Геолгазконсалт»),
О роли сжиженного газа. Статья направлена в адрес М.Хазина почтой от имени В.Ненахова.

В настоящее время в газовом бизнесе сложилась ситуация, когда на многие проекты развития СПГ (сжиженный природный газ) наложен мораторий, например, заморожены до 2014 года проекты в Катаре, остановлена отгрузка СПГ с Алжирских терминалов и т.д. США заявляют о приостановке строительства и модернизации приемных терминалов для СПГ. Таким образом для проектов СПГ в мире сложилась наихудшая ситуация и возникает вопрос, а Россия должна следовать этой тенденции и прекратить развивать свои проекты СПГ. Попробуем разобраться.

На рынке избыток предложений по газу и западные эксперты и средства манипуляции общественным сознанием утверждают, что это устойчивая тенденция на многие годы. Но это противоречит здравому смыслу – пока все природные ресурсы, включая энергетические, истощались, себестоимость их добычи всегда росла, то есть природа всегда представлялась не бездонным колодцем, а ёмкостью с явно видимым дном.

Специалисты в нефтегазовой области всегда знали о волновом характере соотношения спроса и предложения. Избыток газа или нефти на рынке приводил к снижению цены на этот углеводород, соответственно снижалась эффективность инвестиций в отрасль, что приводило к ограничению добычи, а соответственно к преобладанию спроса над предложениями и соответственно к росту цен на углеводороды. Это в свою очередь приводило к повышению эффективности инвестиций, бурению новых скважин и соответственно к росту добычи. И так далее.

Что сейчас эти механизмы рухнули? Газа всегда будет много, и он будет дешев? На чем основаны эти заявления – повторим на локальной ситуации рынка газа в Европе. Одновременно сложилось несколько условий приведших к этой ситуации. Мировой кризис сократил производство и соответственно снизил потребности в углеводородах. США в период высоких цен на газ инвестировали значительные средства в добычу малорентабельного даже по американским меркам сланцевого газа. Добыча сланцевого газа идущего в основном местным потребителям привела к заполнению этого рынка и повлияла на газовый рынок США в целом. Это способствовало уменьшению потребности в импортном сжиженном газе. Были заморожены «по экологическим соображениям» расконсервация приемных терминалов для СПГ и строительство новых.

Но под предполагаемую потребность США в СПГ в мире были вложены значительные средства: как в добычу газа, так и в создание инфраструктуры СПГ – установки сжижения, криогенные хранилища, отгрузочные морские терминалы и танкера-метановозы. Только компания Шелл в Катере инвестировала в проекты добычи и создание инфраструктуры СПГ 19 млрд. долларов США. Так как рынок США для компании Шелл оказался не востребованным, они развернули поставки в Европу.

При этом для того, чтобы занять хоть какую-то нишу на сложившемся рынке газа в Европе они вынуждены идти на демпинговые цены. Если стоимость российского, норвежского, алжирского газа по долгосрочным договорам составляла порядка $300-400 за тыс.м3, Компания Шелл катарский газ вынуждена была продавать по $120-150 за тыс.м3 к большому удовольствию потребителей и еврочиновников, которые пытаются представить это как собственное достижение, как реализацию их политики либерализации газового рынка, хотя реально к этому они не имеют ни какого отношения.


Поставки СПГ Катаром по демпинговым ценам в Европу – вынужденная мера, необходимо возвращать кредиты с процентами, а реально есть возможность только обслуживать кредиты, то есть уплачивать только проценты. Бесконечно это продолжаться не может, это временная, вынужденная мера, ко всему прочему Катар всегда стремился к согласованной политике с Россией и между этими странами вполне может быть достигнут компромисс в разделе рынка и условий поставки.

Алжир по сравнению с Катаром находится гораздо ближе к Европе, располагает значительными мощностями по СПГ, но вынужден сократить поставки СПГ по экономическим соображениям – не устраивает его нынешняя цена СПГ на спотовых рынка Европы, но Алжир уже давно окупил эти мощности СПГ, ему не надо расплачиваться по кредитам, поэтому он может ограничить поставки, а Катар - нет.

Следует сказать, что если бы была свободная конкуренция на европейском газовом рынке, то конечно СПГ занял бы свою нишу, но в целом он проигрывает по экономической эффективности сетевым поставкам газа как из России, так и из Норвегии, Алжира и Ливии.

Какой прогноз можно дать по изменению ситуации на европейском газовом рынке. Начнем как ни парадоксально с США. Все компании, добывающие сланцевый газ с 2008 года имеют убытки, несмотря на их утверждения об эффективности добычи даже при относительно низких ценах. Они блефовали, но, как и всякий блеф, через некоторое время он проявляется. Поэтому можно прогнозировать снижение инвестиций в добычу сланцевого газа, что приведет в лучшем случае к временной стабилизации добычи, а скорее всего в течение 2-3 лет четко обозначится снижение добычи как сланцевого газа, так и в целом добычи газа в США, а как следствие возрастание потребностей в импорте СПГ. А это в свою очередь уменьшит поставки СПГ из Катара в Европу, выбор поставок либо в США, либо в Европу будет определяться ценой, что в любом случае приведет к росту цены на СПГ в Европе.

Более того, в случае недальновидной политике еврочиновников, за которой проглядываются серьезные интересы США воспрепятствования строительству новых газопроводов в Европу – Северного и Южного потока, Россия значительно ограничит инвестиции в освоение ресурсной базы, это может привести в Европе к энергетическому коллапсу.

Для ОАО Газпром существующие поставки газа вполне позволяют рассчитываться по старым кредитам, а новые, значительно меньшие по размерам нужны только для освоения ресурсной базы для внутреннего рынка, и финансовые ресурсы могут быть вполне найдены там же - на внутреннем рынке. С учетом падения добычи газа в самой Европе, даже всех мощностей Катара не хватит для компенсации этого падения. Останется надеется только на польский сланцевый газ, хотя это будет дежа-вю как Гитлер в бункере надеялся на армию Венка (кстати, первые результаты геологоразведочных работ на сланцевый газ в Польше отрицательные) .

Несмотря на то, что политика воспрепятствования росту потребления российского газа самоубийственна для Европы, но как вариант мы должны исходить и из такого сценария развития событий. Поэтому сценарии экспорта углеводородов из России в Европу также должны быть многовариантны, диверсифицированы, в том числе и за счет экспорта СПГ.


Если экспорт СПГ в Европе может рассматриваться как альтернатива при определенном развитии событий, то развитие рынка СПГ внутри России может иметь положительный безвариантный результат. Речь идет не о создании морских экспортных терминалов для СПГ и освоении шельфовых газовых месторождений, а о создании инфраструктуры сжижения, хранения, транспортировки и распределения сжиженного газа на основе уже освоенных ресурсов и прежде всего на основе утилизации попутного газа и также использовании инфраструктуры магистральных и распределительных газопроводов (ГРС). Ключом здесь является организация железнодорожных перевозок сжиженного газа, так как перевозка автотранспортом на порядок обходится дороже и делает вообще развитие СПГ экономически не оправданным.

Стоимость сжижения низконапорного попутного газа будет обходится примерно в $50 на тонну СПГ, автомобильные перевозки на 1000 км удваивают эту себестоимость, если учесть себестоимость добычи, подготовки газа, хранения, перевалок СПГ, то себестоимость СПГ будет примерно $170-200 за тонну, что делает СПГ неконкурентным с обычным газом в России. А организации системы железнодорожных перевозок, когда стоимость перевозки тонны СПГ на расстояние 1000 км примерно $5 за тонну, стоимость СПГ в России становится вполне конкурентной даже сетевым газом, не говоря уже о мазуте.

Прежде чем перейти к конкретным мероприятиям необходимым для создания инфраструктуры СПГ внутри России поговорим о том, что получит Россия, в случае если такая инфраструктура будет создана.

1. Можно будет заменить ценное химическое сырье пропан-бутан, используемый для энергетических целей на менее ценный метан. Пропан-бутан широко используется в народном хозяйстве и как топливо для обогрева, приготовления пищи, и как автомобильное топливо. Но решение этих же задач можно осуществить более дешевым метаном, запасы которого у России огромны. Рынок пропан-бутана в Европе подвержен конъюнктуре и поэтому были ситуации и с избытком предложений, но также известны периоды, когда российскому государству только принудительно, жесткими лимитами удавалось удержать пропан-бутан в стране. При отсутствии этих мер весь пропан-бутан вывезли бы на экспорт, который выгоднее внутреннего рынка. В негазифицированных населенных пунктах переход с использования пропан-бутана на метан может быть первой фазой газификации, так как будет создана система распределения газа от хранилища и установки регазификации до индивидуального потребителя. При приходе сетевого газа останется только заменить хранилище на газораспределительный пункт и соединить его с распределительной сетью.

2. Заменить дорогостоящий мазут, используемый в качестве резервного топлива для газовых котельных, тепловых пунктах, ТЭЦ и др. Правительство РФ перед нефтяниками ставит задачу выйти на мировые уровни выхода светлых нефтепродуктов при переработки нефти. Это означает значительное сокращение производства мазута. И соответственно резкий рост его стоимости при естественном образовании дефицита. Мазут и в настоящее время стоит гораздо дороже сжиженного метана, поэтому есть экономическая основа замены мазута на сжиженный метан. Не секрет, что, несмотря на требования закона о наличии резервного топлива, в ряде районов это требование не выполняется, всё рассчитывается на авось, на то, что ОАО Газпром не допустит либо быстро устранит аварийную ситуацию. Наличие же резерва более дешевого сжиженного газа вместо мазута позволит решить и эту проблему. Другой важной проблемой которая будет решена является проблема перехода с основного на резервное топливо. Потому, что её просто не будет существовать.


3. Приняты решения о эксперименте по переводу тепловозов Тюменского региона на использование сжиженного газа вместо дизтоплива. При положительных результатах, в которых мы не сомневаемся, встанет вопрос о больших количествах сжиженного газа, частично дочерние предприятия ОАО Газпрома – Трансгазы смогут получать без больших хлопот небольшие объемы сжиженного газа на ГРС, за счет использования турбодетандеров и теплообменников. Но можно существенно расширить регионы, в которых тепловозы будут ездить на СПГ, если отладить систему в целом. Считается, что перевод дизельных двигателей внутреннего сгорания на СПГ дает 30% снижение затрат. Понятно, что в масштабах государства это даст очень большой эффект.

4. Использование СПГ в сельскохозяйственной автотракторной технике дает такую же экономию – 30% при обработке пахотных земель. Использование СПГ для с/х техники вопрос не новый, во многих странах он давно решенный. Можно приводить много статистики о нашем отставании даже от негазовых стран. По этой проблеме написано огромное количество статей, принято много программ, а «воз и ныне там». Главная проблема здесь отсутствие системы, без которой даже эффективные бизнес-проекты не действуют.

В целом перечисленные пункты позволят России существенно продлить экспорт жидких углеводородов, так как часть внутренних потребностей нефти будет закрыта газом. Если газовый рынок в Европе сейчас находится в неопределенном состоянии, то с рынком нефти и жидких углеводородов никаких проблем в обозримом будущем не предвидится. При этом ресурсная база нефти в России гораздо хуже ресурсной базы по газу. Поэтому замены на внутреннем рынке значительных потребляемых объемов нефти на газ стратегическая задача, причем она будет реализована на модернизационной основе.

На первый взгляд есть достаточно и экономических и технических условий для создания инфраструктуры сжиженного газа в России, а система не работает, хотя пользы от неё было бы много, но об этом ниже. Зачастую, необходим какой-либо первотолчок, чтобы заработало то, что может эффективно работать. По нашему мнению, таким «первотолчком» в данной ситуации было бы решение Правительства РФ о создании государственного резерва сжиженного газа. При этом у государства остались бы свои функции, а у бизнеса свои.

Когда говорят о государственном резерве, в том числе резерве сжиженного газа, представляются какие-то подземные сооружения, где этот газ хранится до дня «Ч», но тут следует оговориться, что хранилище сжиженного газа – это динамическая система, потому что даже при самой совершенной теплоизоляции поступление тепла в хранилище идет, при этом часть газа из жидкого состояния переходит в газообразное и газ нужно отводить, а жидкий пополнять новыми порциями. При этом в подземном хранилище могут быть энергетические системы для поддержания заданных условий по температуре, требуется освещение и пр. В этом случае газ может быть использован для этих нужд. Если рядом с хранилищем находится промышленный или энергетический объект газ может по трубе отводится на энергетические нужды этого объекта.


И все же лучшим решением о месте создания хранилища является его размещение вблизи крупных энергетических объектов, например рядом с мазутным хранилищем или вместо его на крупной ТЭЦ. В этом случае государственный резерв мог бы по договору использоваться и как резервное топливо для объекта. Более того если на такое хранилище поставить криогенное оборудование то оно становится пик-шевинговой системой предназначенной для сглаживания неравномерности газопотребления недельной, суточной почасовой, то есть для гашения всех неравномерностей кроме, сезонных зима-лето. Стоимость создания криогенного хранилища не превышает сейчас 3-4 тыс. долларов США за 1м3, при массовом производстве возможно существенное снижение стоимости

Таким образом, государственный резерв сжиженного газа сможет выполнять сразу три функции как минимум (оставляем за скобками возможность генерации холода): резерв на случай чрезвычайных ситуаций как государственного, так и местного уровня, как система для сглаживания неравномерности энергопотребления – как энергосберегающая технология.

Фактически роль государства в главном должна состоять в гарантии приема определенных объемов и по определенной цене сжиженного газа. Возможно государству придется софинансировать с генерирующими компаниями ряд наземных и подземных криогенных хранилищ, принадлежность которых можно решить на договорной или иной основе. Создание всей этой системы можно представить в виде единого проекта, проекта инфраструктурного, а поэтому подпадающего под требования к проектам частно-государственного финансирования. Вопрос выбора заинтересованного крупного инвестора, которым может стать одна из нефтяных компаний или крупный банк.

О пользе такого проекта приведем пример. География нефтяной промышленности смещается в новые районы, понятно, что как и везде на первом этапе освоения новых месторождений будут жечь попутный газ, несмотря на требования по его утилизации. Но если в России будет создана система железнодорожных перевозок сжиженного газа, станет экономически целесообразным утилизация попутного газа практически в любой точке. Создать криогенное промежуточное хранилище вблизи ж/д станции не сложно ни экономически, ни технически и подвозить сжиженный газ автотранспортом со скважины будет выгодно. Предложений по поставкам криогенных установок для сжижения попутного газа вплоть до одной скважины достаточно и в мире и в России. Сжиженный газ – это газификация отдаленных малонаселенных мест, в которые сетевой газ придет не скоро – это также важная задача для государства.

Самым дешевым способом производства СПГ является использование холода ГРС, хотя таким образом можно ожижить не более 8-10% высоконапорного газа, понятно, что получение СПГ из попутного газа будет более дорогим, но государство может налогами отрегулировать ситуацию в пользу попутного газа.

Несмотря на то, что проект создания инфраструктуры получения, транспорта, хранения и распределения СПГ выглядит приземленным, и в русле традиционного развития «сырьевой» отрасли он вполне может дать новую ступень развития России. Развитие СПГ для внутренних потребностей России – это задача сегодняшнего дня и вполне попадает под определение инновационного или если хотите модернизационного пути развития и газовой промышленности и России в целом.


Оцените статью