Круглый стол АсПЭК по вопросам рисков в современной экономики России 17 мая 2007 года

Наука и образование

20.05.2007 07:15

Михаил Хазин

112

Ассоциация политических экспертов и консультантов обсуждает состояние современной российской экономики в аспекте взаимодействия с экономикой мировой и о тех рисках, которые для нее сегодня существуют . Круглый стол «Экономический прогноз 2007-2008»

А.Бобровский , помощник депутата ГД РФ
В. Горюнов - этнополитолог, политтехнолог
О.Григорьев - госсоветник I класса, экономист, политолог, философ «разделения труда», специалист по государственному строительству
Д.Журавлев , госсоветник III класса.
Н. Зубаревич , к. экономико-географических наук
А. Колганов , д. эконом. наук, в.н.с. экономического факультета МГУ, член редколлегии журнала «Альтернативы»
Н.Львов - экономист, социолог
М.Малютин - к. филос. наук, философ русской истории, политолог, координатор АсПЭК
А. Нещадин - к. социол. наук, зам генерального директора Экспертного Института РСПП, профессор МГУПБ.
Я. Паппэ – к. экономических наук.
А.Рыбин , госсоветник I класса, генеральный директор аналитического агентства «ВИП-консалтинг»
И. Сундиев - д. философских наук, профессор, гл. научный сотрудник ВНИИ МВД РФ
М.Хазин - действительный государственный советник в отставке, экономист
Л. Шерова - директор национального Института региональных исследований и политических технологий «Экспертное сообщество».

М.Малютин . АсПЭК в его деятельности не раз удавались серьезные прогнозы (основные параметры государственного перворота-93, исход референдума весны-93, победа Жириновского декабря-93 и исход выборов в ГосДуму-95, победа Ельцина-96 и провал «Отчества – Всей России»-99, дефолт-98, основные параметры экономического «роста без развития» РФ с 2002 года). Наступает очередной очень интересный этап для прогнозирования: нынешняя «стабильность» может как превратиться в «полный стабилизец», так и стать основой для настоящего развития России. В 2007 году – на мой взгляд - разработано и уже презентировано несколько серьезных прогнозных концепций, причем параметры развития страны определятся, скорее всего, в ближайшие год-два. Вполне возможен и кризис по типу дефолта-98 (с большей или меньшей массовой паникой), и начало распада РФ по типу распада СССР: с другой стороны, если нынешний режим (с какими-то неизбежными «кадровыми модификациями») успешно запускает Большой инвестиционный цикл в России – то сложившаяся «система экспортно-трофейной экономики» начинает впервые успешно расширенно воспроизводиться, причем уже не только по «постсовестким технологическим контурам». Предлагаю сегодня поработать в режиме «мозговой атаки» - то есть, максимально избегая критики чужих построений, творчески развивать собственные взгляды. Не трогая по возможности политику – «проблему престолонаследия» и выборов (настоящих или имитационных), а также тему степени «вмешательства с Запада» в наши забавы по ходу нахождения решения «проблемы-2007-2008». Обо всем этом мы поговорим подробнее в следующий раз - возможно, в несколько другом составе участников...

И.Дискин, к сожалению, сегодня отсутствует, он в Общественной палате. К тому же в его докладе, разосланном участникам сегодняшнего заседания АсПЭК, все-таки скорее представлена новая идеология эффективной «национально-демократической» российской модернизации, чем ее структурная модель, (а столь важная для многих из нас «проблема-2007-2008» специально не анализируется вообще). Однако зато присутствует А. Нещадин, в феврале-2007 уже изложивший суть модели «суверенной экономики» как комплексной реализации уже сложившихся тенденций роста хозяйства РФ, доклад которого (подготовленный ЭИ РСПП) уже был разослан участникам сегодняшнего круглого стола. Этот доклад (в силу «госплановского наследия» РСПП) обладает достоинством «комплексности» и минимальной реалистичности основных параметров; минус того же «наследия» – вопрос о субъекте реализации модели и ее конкретных механизмах осуществления в нем пока фактически не ставится. Мало ли что «президент сказал – «Надо!», а правительство и корпорации ответили «Есть!». Так или иначе, благодаря существованию доклада Нещадина (полностью он дан в Приложении к Круглому столу), у любых наших сегодняшних рассуждений есть «комплексная система отсчета». Как я понимаю, больше сегодня из присутствующих (кроме пока отсутствующего М.Хазина, у которого обычно есть ответы на сразу все вопросы) не претендует на то, что у него уже готова «модель», отталкиваясь от которой можно строить прогноз потребной степени точности . Поэтому первым слово предоставляется Андрею Нещадину – с просьбой сконцентрироваться на краткосрочных аспектах «запуска проекта суверенной экономики» в ближайшие год-два. Ибо самое трудное дело (после 17 лет «бесплановой жизни» в изрядном хаосе и бардаке) - это нАчать и углУбить новый Проект: а если получится – то уж как-то дальше «процесс пойдет». Прошу – уделить особое внимание «субъекту реализации модели суверенной экономики», поскольку очевидно, что ни правительство РФ, ни корпорации «всерьез горбатиться» на какие-то Большие Новые Цели - не хотят, в последние годы «их и так кормят неплохо»...

А. Нещадин За последнее время (без большого шума) резко увеличилось государственное присутствие в экономике РФ. Правда никто не может привести конкретных цифр государственного участия. Но большинство экспертов склоняются к тому, что если несколько лет назад экономисты говорили, что размеры госсектора составляют 34% экономики, то если сегодня просуммировать деятельность всех госкомпаний и ФГУПов, то эта цифра составит не менее 50% ВВП. Также эксперты считают, что в ближайшее время присутствие государства в экономике будет только увеличиваться, и события последних месяцев показывают их правоту. Совершенно незаметно для очень многих государство перешло в систему ленинской нэповской экономики «, а теперь вступило на грань «государственно-мобилизационной пятилетки». Государство заняло все «командные высоты» в экономике и практически поставило под контроль все внешнеэкономические связи и экспорт

По нашему мнению данная структура госсектора позволяет решать три основные функции: контрольную, перераспределение финансовых потоков и мобилизационную.
Россия создала свой, суверенный механизм развития экономики, который должен обеспечить концентрацию ресурсов для обеспечения стабильного развития экономики.
Основная идея экономического развития - используя свое географическое положение, наличие запасов природных ресурсов и ряда научных приоритетов, Россия в первую очередь должна направлять средства для поддержания этих ресурсов, и на этой долгосрочной основе осуществлять дальнейшее реформирование экономики.
Таким образом, если сложить имеющиеся инвестиционные программы государственных концернов и комплексов, мы получим по сути пяти-семилетний план развития народного хозяйства России. Крупному частному сектору остается только «вписываться» в него, соблюдая установленные государством правила игры. Новая пятилетка в первую очередь нацелена на увеличение энергетической составляющей России, как в мировой экономике, так и на внутреннем рынке, с попыткой увеличения объемов переработки углеводородов внутри страны, будет продолжено развитие и поддержка узкого круга наукоемких технологий в атомной энергетике, авиакосмической промышленности, отдельных видов производства вооружения. В значительной мере реализация данных программ будет финансироваться из средств государственных корпораций при поддержке государственных финансовых организаций с использованием средств бюджетов разного уровня и государственно-частного партнерства и концентрации значительных ресурсов на основных направлениях развития
По большой мере, то, что делает сегодня Президент, утверждая такие долговременные программы, задает такой вектор развития экономики, свернуть с которого будет невозможно.
Россия сегодня лишена конкурентных преимуществ, которые имеют Китай и Индия. К сожалению, вступление России в ВТО даст возможность увеличения экспорта только по той номенклатуре изделий, которые являются энергоемкими, что на фоне низких внутренних цен на сырье будет нашим основным конкурентным преимуществом.
Поэтому стратегия развития экономики России скорее всего будет следующей:
- Развитие сырьедобывающего комплекса, как основы экономики России;
- Борьба за защиту внутреннего рынка и дальнейшее освоение внутреннего рынка (развитие инфраструктуры и обустройство вновь осваиваемых территорий) проведение политики импортозамещения, в том числе за счет размещения на территории страны новых иностранных предприятий;
- Вкладывание инвестиций в сырье и энергоемкие производства по преимуществу требующие небольших трудовых ресурсов и в первую очередь нефтехимическую промышленность (нефтепереработка, производства пропилена, полиэтилена, минеральных удобрений). металлопроката, целлюлозно-бумажной промышленности;
- Дальнейшее развитие с ориентиром на экспорт тяжелой промышленности в том числе энергетического машиностроения, судостроения, военной бронетехники;

- Использование тех приоритетов, которые имеются в заделе в наукоемких отраслях авиация, космос, атомная энергетика и т.д.
Совершенно ясно, что только путь на расширение «торговли знаниями» может обеспечить необходимую реструктуризацию экономики России и освобождение от «нефтяной иглы».
Но «точками разрыва» для обеспечения этого развития являются несколько проблем:
- Отсутствие необходимой инфраструктуры для доведения научных разработок до реальных коммерческих разработок и образцов;
- Недостаточное количество венчурных фондов и внешнеторговых фирм для обеспечения финансирования разработок и их вывода на мировой рынок
- Полное отрицание интеллектуальной собственности и невозможность отстаивания своих авторских прав;
- Неудовлетворительное количество и качество научных кадров (в большинстве институтов РАН средний возраст научных работников превышает 60 лет);
- Слабый менеджмент в секторе научно-промышленных разработок.
Именно эти точки являются самыми болевыми для инновационного цикла - и простым увеличением бюджетных расходов на науку эти проблемы решить нельзя.
В целом демографическая ситуация России является наиболее «тягостной» из всех параметров, определяющих возможности выживания страны – как по общим параметрам «человеческого капитала», так и по начавшемуся выбытию рабочей силы, которое нечем компенсировать. Мощные удары по пенсионной системе будут уже в ближайшие 2-3 года, начался развал образования и здравоохранения в малых населенных пунктах Сегодня в РФ 22 тысячи населенных пунктов – «призраков», в которых даже по официальной статистике живет менее 10 человек. Вымирают (точнее – превращаются в «города-огороды») 7 тысяч населенных пунктов, имеющих менее 10 тысяч жителей – обломки «городов-заводов» и еще более мелких «цехов» советской «единой фабрики». Депопуляция ныне характерна и для более крупных городов РФ, фактически «выпало» из «миллионников» 5 региональных центров, продолжают «распухать» (за счет этнических нерусских) только Москва и в меньшей степени Питер при Путине. Сибирь резко «пустеет», на Дальнем Востоке 5 млн. граждан РФ и 300 млн. китайцев в пограничных провинциях: разумеется. Китайцы и корейцы, может быть и японцы могут сделать наши «ископаемые» там – себе «полезными» (включая пустеющую землю и лес, к которому не ведут никакие дороги): вот только зачем это нужно России и русским? В условиях доминирования сугубо потребительских, индивидуалистических и гедонистских мотиваций у русского населения, «рожать граждан» и мобилизоваться на любые цели оно не хочет.
Все эти обстоятельства надо учитывать, занимаясь всерьез прогнозами развития России и выживания русского народа. Значительное число подобных прогнозов имеющихся сегодня (даже столько качественные, как работы Белоусова-Клепача) имеют несколько фундаментальных недостатков: они носят в основном количественный характер и не учитывают качественных изменений, обладают односторонним характером и не обеспечивают комплексного многопрофильного подхода, не учитывают идеологические изменения в обществе, рассчитаны на рациональное поведение среднего человека и не учитывают особенности российского архетипа и происходящей глобализации. Я с моей группой аналитиков ЭИ РСПП не готов заниматься фантазиями, однако занимаюсь разработкой принципов РЕАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОГНОЗИРОВАНИЯ - и осуществить количественное и качественное прогнозирование развития России, рассчитанное на 5-10 лет.

Принципы ПОДОБНОГО прогнозирования
Для определения возможностей развития необходимо:
Определить идущие процессы, причем по ряду их временные рамки могут определяться процессами идущими не менее ста лет, исходя из их инертности.
Выделить «точки разрыва», которые или не дадут развиваться желательным процессам или должны быть найдены технологические решения для их ликвидации.
На базе междисциплинарного анализа (экономика, философия, демография, социология и т.д.) составить количественный и качественный прогноз развития России, обеспечивающий значительную вероятность и разработку комплексных мероприятий для достижения необходимых целей.
Сегодня значительное количество проблем, которые возникнут в России в ближайшее время еще не оценены бизнес-сообществом в полной мере и не рассматриваются как одни из основных угроз, на решение которых необходимо сконцентрироваться в первую очередь. Составление подобного прогноза позволит определить эти угрозы и привлечь к ним внимание как бизнеса, так и власти, пока не возникло очередное «головокружение от успехов»...

И.Сундиев Бюджет страны сегодня (вместе с пресловутым «профицитом) имеет сегодня для реальной жизни России откровенно Мифологические значение, примерно как «строительство коммунизма» и Моральный Кодекс для позднего СССР. К тому же уже давно нет прямой зависимости цен на нефть и состояния бюджета, характерных для режима «Путина 1 срока». Раз все здесь присутствующие признают, что выжило население страны не благодаря «казенной политике», а вопреки ей (а на 75-80% жителей РФ госбюджет, налоги, потребительский кредит и прочие «финансовые институты» вообще не влияют), то может быть – говоря о «стабильности» и возможностях ее обрушения, судьбах Больших Инвестиций в России – не будем «изучать Симулякры»!? А займемся, наконец, анализом реальных процессов – и роста, и воспроизводства, и распада...
Разумеется, «легальную видимость» процессов изучать проще, накоплен «мировой опыт» и интеллектуальные «штампы анализа», только какова цена всего этого «творчества» для реальных прогнозов ситуации в России? К тому же и на мировом рынке, в международных отношениях (куда мы так искреннее и не очень «ломились» в плане «соответствия цивилизованным нормам» со времен Горбачева) – в последние годы началось откровенное преобладание «жизни по понятиям». А то и полной «беспредельщины»! Путин имел все основания возмутиться «лицемерным характером норм в феврале-2007 в Мюнхене: другое дело, что игнорировать их «внаглую» могут только сильные (как Китай де-факто после вступления в ВТО положил в новом столетии начало обрушению мирового рынка в прежнем виде с монопольной гегемонией «норм, выгодных только США»), а слабые могут только жалко устраивать истерики на весь мир. Раз им Грузия или Эстония «не по зубам». А по демографии России Нешадин приводил очень странные цифры: говорю не о прогнозе, а о том, что есть сейчас. 5 или даже 10 млн. трудовых мигрантов сегодня – это просто несерьезно как оценка, как и суммирование 144 млн. граждан РФ с этим «довеском». А 240 млн. реального населения РФ сегодня – не хотите!?

(Большой шум, можно разобрать только выкрики – «Это что, у нас жителей почти как в СССР-91»? «Это что, каждого украинца раз в 90 дней за «нового человека» считают при пересечении границы?» «Каждого таджика, вернувшегося в РФ после очередной принудительной высылки?»)

М.Малютин . В последний месяц я несколько раз обсуждал с Я. Паппэ, что же есть пресловутая «стабильность российской экономики» и глубинная основа ее многолетнего устойчивого «роста без развития». Насколько я понял его аргументацию, доминирующей составляющей значительного роста мировых цен на нефть стали не какие-то «спекуляции», а долгосрочный рост спроса со стороны переживающих «длинный промышленный подъем» (и экономический рост в целом) более чем миллиардных Китая и Индии. Поэтому (в отличие от предыдущего периода для России) можно сказать, что проблема мировых колебаний цены на нефть – это уже сегодня не проблема экономики РФ, а проблемы бюджета, «стерилизации доходов» и т.п. На экономику России этот процесс начнет влиять не раньше сегодня выглядящего крайне мало вероятным падения ниже 35 $. Таким образом, в перспективе нескольких лет по этому параметру ситуация и стабильна, и благоприятна в целом для сложившейся системы воспроизводства российского хозяйства. Аналогично можно оценить и другой процесс – за несколько лет наша страна научилась (пусть и не всегда оптимальными путями) «втягивать нефтегазовые деньги» за пределы собственно энергетического сектора хозяйства. Безусловно, они пока идет не на развитие – но как минимум на расширенное воспроизводство (причем уже помимо бюджета). Далее, стал растущим и регулярным фактором приток десятков миллиардов $ иностранного капитала в Россию ежегодно, причем преобладает уже не «реинвестирование в себя» ранее вывезенного капитала, а кредитные средства разного рода финансовых институтов. Все это стало работать «вполне рыночно», в том числе и на расширение внутреннего потребления населения. 150 миллионов жителей (пусть и не самой богатой по доходам населения страны), которое сегодня имеет устойчиво растущий платежеспособный спрос – рынок уже сформировавшийся. Уровень взаимного недоверия, действительно пока мешающий «инновационным долгосрочным проектам» (особенно крупным) - вполне уже преодолен на уровне стабильного функционирования ряда цепочек расширенного воспроизводства. Во всяком случае, вклады населения в самые разнообразные финансовые институты за последние годы значительно растут. Банковская система перестала быть «частной» в том смысле, как она сложилась до дефолта и восстановилась сразу после него. В одних банках стала велика роль государства, в других – иностранного капитала, что также стало способствовать повышению «сети доверия» к ним. Комбинация всех этих факторов позволяет сделать предварительный вывод по прогнозу трендов экономки России на ближайшую пару лет, что ей ничего всерьез не угрожает. Однако это является не только «плюсом», но и большим минусом: эта «стабильность» выступает как наркотик, избавляющий от необходимости всерьез думать о долгосрочных угрозах как преимущественно внеэкономического характера (демографическая ситуация в ближайшие несколько лет всерьез еще не скажется на рынке труда), так и собственно экономических проблемах. Экономика России действительно стабильно растет – а экономическое «пространство» страны буквально на глазах «растворяется». Новые «большие инвестиционные проекты» пока встроены в уже сложившиеся тренды и на стабильность ситуации не влияют. Таким образом, чтобы «разрушить стабильность – нужно сильно обрушить мировые цены на нефть и порушить банковскую систему РФ. Возможно ли все это реально в ближайшие годы – запрос к присутствующим аналитикам! Яша, я ничего сильно не «переврал» по итогам наших «разговоров о стабильности»?

Я.Паппэ : сам бы я кое-что сформулировал иначе и точнее, но, по сути – согласен в первом приближении.
Начать соображения прогнозного характера на ближайшие год-два хотелось бы с проблемы колебаний цен на нефть. Сегодня уже практически ясно, что доминирующей составляющей значительного роста стали не какие-то спекуляции, а долгосрочный рост спроса со стороны переживающих «длинный промышленный подъем» (и экономический рост в целом) более чем миллиардных Китая и Индии. Поэтому (в отличие от предыдущего периода для России) можно сказать, что проблема мировых колебаний цены на нефть – это уже сегодня не проблема экономики РФ, а проблемы бюджета, «стерилизации доходов» и т.п. На экономику этот процесс начнет влиять не раньше сегодня выглядящего крайне мало вероятным падения ниже 35 долларов. Таким образом, в перспективе нескольких лет по этому параметру ситуация и стабильна, и благоприятна в целом для сложившейся системы воспроизводства российского хозяйства. Аналогично можно оценить и другой процесс – за несколько лет страна научилась (пусть и не всегда оптимальными путями) «втягивать нефтегазовые деньги» за пределы собственно энергетического сектора хозяйства. Безусловно, они пока идет не на развитие – но как минимум на расширенное воспроизводство (причем уже помимо бюджета). Далее, стал растущим и регулярным фактором приток десятков миллиардов иностранного капитала в Россию ежегодно, причем преобладает уже не «реинвестирование в себя» ранее вывезенного капитала, а кредитные средства разного рода финансовых институтов. Все это стало работать «вполне рыночно», в том числе и на расширение внутреннего потребления населения. 150 миллионов жителей (пусть и не самой богатой по доходам населения страны), которое сегодня имеет устойчиво растущий платежеспособный спрос – рынок уже сформировавшийся. Уровень взаимного недоверия, действительно пока мешающий «инновационным долгосрочным проектам» (особенно крупным) - вполне уже преодолен на уровне стабильного функционирования ряда цепочек расширенного воспроизводства. Во всяком случае, вклады населения в самые разнообразные финансовые институты за последние годы значительно растут.

М.Малютин. Этот рост во многом связан с тем, что наличный доллар – долгое время выступавший как субститут непрерывно растущей в цене ценной бумаги – начал стабильно падать последнюю пару лет, а евро «новой массовой конвертируемой наличностью» таки не стал не только в России, но и на Украине (кроме крайнего ее запада).

Я.Паппэ . Так или иначе, банковская система перестала быть «частной» в том смысле, как она сложилась до дефолта и восстановилась сразу после него. В одних банках стала велика роль государства, в других – иностранного капитала, что также стало способствовать повышению «сети доверия» к ним ... Комбинация всех этих факторов позволяет сделать предварительный вывод по прогнозу трендов экономки России на ближайшую пару лет, что ей ничего всерьез не угрожает. Однако это является не только «плюсом», но и большим минусом: эта «стабильность» выступает как наркотик, избавляющий от необходимости всерьез думать о долгосрочных угрозах как преимущественно внеэкономического характера (это прежде всего демографическая ситуация, которая в ближайшие несколько лет всерьез еще не скажется на рынке труда), так и собственно экономических проблемах. Экономика России действительно стабильно растет – а экономическое «пространство» страны буквально на глазах «растворяется».

М.Малютин . Яша, правильно ли я тебя понял, что в этом смысле сложившиеся механизмы «стабильного расширенного воспроизводства» экспортной модели (преимущественно энергоносителей и металлов) - сильно ограничивают возможности тех «больших инвестиций», о которых говорил сегодня Нещадин, если они непосредственно не «встраиваются» в уже готовые «контуры»? А любые инновации (даже если на них казенный ярлычок «национальные проекты») – отторгаются «моделью» вообще?

Я. Паппэ . Пока - да

О. Григорьев . Хотел бы начать с того, чем закончил Паппэ: главная угроза для экономки России в том, то в ближайшие год-два в рамках сложившихся интеллектуально-бюрократических «ходов мысли» - никаких выглядящих как «реальные и непосредственные угрозы»: проблем пока не видно вообще, если брать горизон избирательного цикла (или там «трехлетний бюджет) за основу прогноза. А потом будет плохо – однако что-то делать будет уже поздно. Впрочем, я постараюсь показать дальше, что и степень стабильности высоких мировых цен на нефть, и нашей, прости Господи, банковской системы (нахватавшей опять зарубежных кредитов – теперь чисто коммерческих, которые почти наверняка не сможет уже отдать) – Яша сильно преувеличивает. Раз уж Хазина нету, начну с анализа ситуации в экономике США, сдвиги которой могут повлиять быстро и на нас, причем грозит нам вовсе не пресловутый крах доллара. А «рукотворный крах» высоких нефтяных цен, который там уже давно готовят – и в принципе могут реализовать в любой момент, который сочтут для себя подходящим. Доля спекулятивной составляющей там, вопреки Паппэ, все-таки очень высока. А доля Китая и Индии пока много меньше США и ЕЭС.

М.Малютин : республиканцы - под президентские выборы-2008, что ли?

О. Григорьев . Думаю, что все-таки значительно раньше, скорее всего еще в текущем году, хотя раньше я тоже так думал; будем считать этот срок-2008 крайним. Дело в том, что (в смысле самой возможности точных прогнозов) нынешние США в области безобразий со статистикой стали ничуть не лучше СССР «времен начала конца». До своей «эпохи гласности» они еще не дожили, казенная цифирь стала страшно «лукавой», причем каждое Большое Ведомство в силу их традиционной децентрализации - имеет «свою инфляцию». Свой «прирост» ВВП и т.п. Поэтому реальные масштабы кризиса и степень «реальных и непосредственных угроз» его детонации – можно только угадывать. Однако кризис «домохозяйств» и снижение уровня потребления ни у кого сомнений не вызывают, откуда желание понизить цены на нефть «до старых добрых времен» может стать непреодолимым соблазном еще до этой зимы – для массового потребителя - избирателя это будет «козырь неубиенный», пусть официально нефть это всего 3% ВВП США (

А. Калганов : а в России – всего 8%).
Вот именно, однако, де-факто вся стабильность режима Путина и пресловутый «рост» на этом и держится, который год подряд. Тем более, что в промышленности США эта «доля нефти» много выше, а в инфляции если составляет и не половину, то не менее трети. Чисто технически еще до начала иракской войны (и весь период подготовки к иранской) в США шло активнейшее «бурение про запас» на всей территории Северной Америки, включая шельф. За 2-3 месяца после запуска активной добычи можно добывать такой объем для США, как при «старых-добрых» 8$ за баррель. Разумеется, «фарш невозможно провернуть назад» полностью, себестоимость выходит 14-15 $. А цена будет 20-25$ - однако в сравнении с нынешней это «падение в разы»: причем еще раз хотелось бы повторить, что для реализации проекта все готово технологически, нужен только Повод (точнее – «оптимальное совпадение интересов»). Кстати, на мой взгляд, поход на Иран (казавшийся в начале 2007 года чем-то почти неизбежным) потому и отложен, что в нем не стало строй нужды: легкой победы – убедительной для избирателя, скорее всего, не будет, а цены резко подпрыгнут точно. Для реализации сценария их резкого понижения можно найти много менее «затратный и рискованный повод» - причем в более подходящий момент времени. Кстати о мировых запасах нефти. Если пару лет назад просто шла волна пропаганды «нефть кончается вот-вот», то теперь просто пиарно доминирует тема «многочисленных, больших и легких по добыче» месторождений.
Ясно, что «многочисленных, больших и легких по добыче» месторождений в России просто нет физически. Поэтому если Господь Бог (и его избранный народ в США) резко уронят цены, то «профицит бюджета РФ закончится» реально уже на 50$ за баррель. Себестоимость наша уже давно очень высока, причем в ситуации высоких цен это просто давно никого не волновало. А вот когда «падение в разы» грянет в 2007 (край – в 2008 году), уже не только «трехлетний бюджет», но и доходы корпораций сильно «перекрестятся!»

М. Малютин . Таки что: согласно известному русскому народному принципу «раньше сядешь – раньше выйдешь», выходит, что «мы» (русский народ, естественно, а не режим «великого и ужасного Вовочки») кровно заинтересованы, чтобы они «роняли поскорее»? Пока в 2007-2008 они не успели «профицит перевести на фигню» и доиграться до каких-нибудь санкций с арестом Стабилизационного фонда (как схлопотал послешахский Иран)?

О. Григорьев . Думаю, что все-таки тут «возможны варианты»: не только для них есть «оптимум сброса цены», для России – тоже. Однако если на «вашингтонский обком» захудалый (однако очень «задорный» по скандальности) «московский райком» всерьез повлиять не может, то есть еще и большой внутренний «детонатор» Спасения от Застоя. Точнее, теперь уже «внутренний при большой доле внешнего» - из вполне «виртуального» в 2004 году банковский кризис начал превращаться в 2007 году в «реальные и непосредственные угрозы» стабильности. «Плохих кредитов» стало уже больше 14%, точных цифр никто не знает (банки это «секретят»), однако цифра в 30% давно уже ни у кого не вызывает удивления. А ЦБ играет в ту же самую игру, что и в 1998 году: допустил разгул «потребительского кредита» (который примерно миллиардов в 80 заимствований с мирового финансового рынка явно никто возвратить уже в России не сможет). А теперь демонстрирует «казенный оптимизм» (никакой «угрозы банковского дефолта» не было и нет!) – одновременно ужесточая требования к банкам «по резервированию»: и тем самым только приближая момент кризиса. Дело в том, что у ЦБ вообще толком нет инструментов влияния на банковскую систему в России: кроме топора. Зовя к которому реально – можно только спровоцировать большую панику раньше времени.

Кстати. Цены на жилье одновременно начали падать и в России, и в США (причем у нас только статистическими фокусами падание не объяснить – с учетом инфляции, снижения курса доллара это уже не официальные «доли процента» в Москве, а 5-7% как минимум. Про пузырь «московской недвижимости», начинающий лопаться сразу при замедлении темпов роста (от давнего «перегрева» и мэрской «семейной жадности») много раз уже говорили и отсутствующий пока Хазин, и присутствующий Рыбин. Не растет с начала 2007 года и фондовый рынок РФ. Думаю, что все это «вскроется» (с банками и ЦБ) в период с августа по октябрь...
(Общий шум аудитории, реплики «опять наше традиционное время кризисов»).
Тут еще добавляется впервые внешний фактор: потребительское кредитование шло «волной» под давлением западных инвесторов в наши банки: под такие дикие по мировым стандартам проценты «возврата кредитов» - как было не рискнуть? А теперь уже по окончании 3 квартала многие могут запаниковать - при плохих показателях «плохих кредитов»...

Я.Паппэ : Олег, а может все-таки «все в главном идет уже рыночно» и этот «банковский перегрев», при всех его неизбежных плохих напоминаниях про 1998 год – это просто начало «циклического спада» после длинного «регенерационного роста»? А все в итоге ограничится «коррекцией» без большого спада?

О. Григорьев . Яша. Ты меня навел на интереснейшую идею, которая мне просто пока не приходила в голову: хотя, просто в силу того, что внутреннего рынка в России толком нет как самовоспроизводящейся системы (отдельные «отсеки» все еще слишком разнородной экономки живут своей жизнью, а нормального перелива капиталов пока нет), мне все-таки кажется, что нынешний «перегрев» в недвижимости и банках – это нечто большее, чем циклический спад...

А.Рыбин. Если подробно говорить о ситуации в банковской сфере, то ее надо сначала охарактеризовать «в общем и целом». Моя позиция – это точка зрения практика, который последние годы активно проработал в банковской сфере (и в руководстве одного провинциального банка с московским отделением), и управляя санацией его промышленного актива – заводом медицинского оборудования в Подмосковье. В 2003-4 годах я чисто вынуждено столкнулся с проблемой «банковского кризиса», создал «клуб банковских аналитиков» и какое-то время им руководил. В 2007 году возникла качественно новая и очень неприятная ситуация «жизни по понятиям», о доминировании которой говорил Сундиев – начался отзыв лицензий у вполне платежеспособных банков «за нарушение политики ЦБ». Две знаковые акции по отзыву на прошлой неделе показали: денег у вас может быть и много – но «не любим мы вас!», а этого «основания ныне вполне достаточно, чтобы вашего бизнеса дальше не существовало. «Финпромпанс» и «Стройресурс» - серьезные банки с запасом ликвидности, но сегодня они поставили серьезный вопрос перед всем банковским сообществом: как восстанавливать зародыши межбанковского кредита, без которого банки жить не могут – если ликвидность банка полностью зависит от доброй (или злой) воли ЦБ России. Разумеется, это сильно дестабилизирует ситуацию на рынке в целом.

То, что уже сказано по потребительским кредитам – верно только частично. Разумеется, в чем-то возникшее безобразие – плод массированной рекламной кампании «с самого верху». ВВП сказал народу: «Надо брать!» (так, мол, весь цивилизованный мир живет), СМИ начали массированную рекламу, банки ответили «есть!». Кто сам не хотел – загонялся и пинками (включая самые серьезные финансовые структуры РФ), параллельно обещали господдержку и содействие этой классической совковой «кампанейщине»...

М.Малютин . Типа «Государство» (насколько я знаю) реально не помогло, а вот западные финансовые институты кредитные линии открыли – причем, «по факту», под госгарантии. Причем не только в стиле «Б... буду!», но и демонстрируя на весь мир «пухнущий» от неиспользования профицит, стабилизационный фонд и прочие растущие кредитные «рейтинги и еврейтинги»...

А.Рыбин . Так или иначе: все ограничения были сняты, 1998 год забыт – и в любом московском магазине все, что душе угодно - можно было взять в прошлом году просто «под паспорт». Как человек с реальным банковским «опытом» (причем весьма «боевым») сразу должен сказать, что значительная часть по статистике «возвращенных кредитов» - это на самом деле принудительно взысканное имущество клиентов: разумеется, это когда нашли «что взыскать». Уже до 25% случаев – повторный займ у другого (или этого же, если еще готов рискнуть) банка для выплаты первого кредита, особенно за автотранспорт. Пока «выручает статистику возврата» и система принудительно внедренного автострахования, поскольку статистике на «форму возврата» наплевать. Важен факт – а реально происходит перенос растущей задолженности «с места на место»... Беззалоговые кредиты под 3-4% (которые при невыплате под давление службы безопасности банков технически оформляются как залоговые) – на деле это еще не выплата первых кредитов. «База заемщиков» (которую завели вынужденно службы безопасности банков и автостраховых кампаний) сразу же оказалась на «Горбушке», причем в ней, разумеется, оказались даже люди, никаких кредитов не бравшие – а просто по каким-то операциям в банки обращавшихся. А потому там остались следы их документов...Попытка Тосуняна (одного из руководителей банковского союза) сделать базу кредитоспособных заемщиков по европейскому образцу - провалилась, потому что ни один банк «свою базу» в общую структуру давать не намерен - считая это коммерческой тайной.
Реально обращение главы государства: «Живите в кредит, мои хорошие!» привело к началу люмпенизации «среднего класса» через кредитную зависимость. Мол, раз работать, дорогие россияне, не хотите – то банки через «выбиваемые» кредиты вас заставят... Физические лица («физики» на жаргоне банков) отнеслись очень просто – «деньги вязли и не вернули, ну и что вы с нами сделаете?» Поскольку механизм конфискаций имущества, действительно, в стране абсолютно не проработан.

М.Малютин . В общем, квартиру можно отобрать за регулярную неуплату (прецеденты в Москве были), твой дом можно снести, но вот продаж с молотка имущества за долги еще не было, а «типа рэкет» и прочие нелегальные формы «нажима на клиента» пока имеют свои пределы: на них банковская система эРэФии кредитов уж точно не возвратит: ни себе, ни тем Иностранным людям, которые как наивные чукотские юноши «открыли линии»...

А.Рыбин . В общем, больших социальных потрясений ждать от «кредитного обвала» не стоит, но и оживления банковского сектора в ближайшие 2-3 года ждать не стоит, пока у нас существует «список» (только уже не черный, а скажем так – «серый»), которые вынуждены зарабатывать на «легализации средств». Причем этим мало почтенным делом вынуждены заниматься даже самые серьезные банки, потому что заранее сказать – «сделка чистая» - или будет она объявлена сделкой по легализации незаконной коммерческой деятельности. Внятного определения последней (не только юридического, но и формально-бюрократического) просто не существует: этими «определениями» играют те, кто представляет интересы крупного бизнеса в ЦБ. Давайте, к примеру, вспомним убийство А.Козлова, когда взяли с шумом на весь мир под стражу очень говорливого мальчика «библейской национальности» по обвинению в «заказном убийстве»...

М.Малютин . Напрямую публично обвинившего ЦБ в произволе, незаконной предпринимательской деятельности и «лоббизме своих», целенаправленной политике сознательного создания в России такой ситуации, когда легально и успешно ни один банк просто работать не может...

А.Рыбин . Да, мальчик еще сидит (раз уж шумно объявили о «раскрытии заказного убийства»!), однако дело реально уже давно развалилось. А в кулуарах банковской среды изначально говорили, что это «Содбизнесбанк» и «Кредиттраст», теперь это «в кулуарах» признают и «кривоохранительные органы». Кстати, тот кризис-2004 тоже еще юридически не закончился – те «сидящие» 3 года под следствием банкиры, которых тогда в горячке не застрелили «братки» (или которые еще не успели удрать из РФ), официально еще не осуждены. Банкам по-прежнему «нечего кушать»: у них очень много денег, однако они не могут легально на них зарабатывать: не умеют из-за отсутствия инструментов (или сознательно не дают такой возможности) – тут существуют мнения разные...

М.Малютин . «Получается положение исключительно безобразное» - как у Галича: «то ли кризис тут – То ли нет еще». А ЦБ поет оптимистические песенки на все тот же мотив-98 (или там мотив-2004):
«Стабильность укрепляется – я профицит пою!
Я кризиса не видела, «пугалок» - не люблю»...

А.Рыбин

. Теперь – про фондовый рынок. Впервые индекс РТС преодолел отметку дефолта-98 - вырос на 1900 пунктов, так что вроде бы устойчивый рост. Однако прав и предыдущий выступающий – реально это «статистическое фокусы», индекс стали реально рассчитывать по другой методике. Показатели по акциям дают падение, показатели по индексам «дают рост» и радуют начальственный глаз. Вообще раз банковская статистика в РФ сдается всего раз в году, то цена ей понятная, даже если и не очень сильно самим «фокусничать». В апреле опубликованы данные за 2006 год (довольно тяжелые), однако сегодня они уже полностью устарели, о чем уже был разговор. Наконец, иностранные деньги действительно пришли в банки России – что правда, то правда. Деньги в мире идут всюду, где за них больше платят (уже шла речь о том, что таких безумных условий по ставке возврата по потребительскому кредиту нигде в мире сегодня больше нет): однако тем самым фактически «риски принимаются на себя», хотя, разумеется, есть желание передать эти риски «нам обратно», как только «станет горячо».

Я.Паппэ . О. Григорьев предполагал банковский кризис в ближайшие полгода, у вас в докладе речь идет о 2-3 годах. Так будет ли «кризис Григорьева?»

А.Рыбин . Видимо, я не очень точно сформулировал свою позицию. Фактически, когда меня спрашивают про «банковский кризис», то я спрашиваю в ответ: а возможен ли серьезный «кризис в кукольном театре?» имеет в нем Буратино право голоса – или не имеет «права голоса?»

М.Хазин .На Западе есть определенная норма банковской деятельности – положено кредитовать для «уменьшения риска» не только производство (М.Малютин.: а наши «юрики», в отличие от «физиков», которых по первой «ходке» дурят как «лохов» потребительским кредитом – имуществом отвечать не хотят. У них есть своя юридическая службы и финансисты, которые им объясняют, почему такие кредиты брать нельзя), но и потребительский «рынок покупателя». Нашей специфики они «понимать не обязаны», поэтому, когда они слышат про «резкий рост объемов потребительского кредитования» в ситуации «длинного подъема в РФ», задается только вопрос – а какова ставка? Услыхав, что не менее 60%, а реально под 100%, решение может быть только одно: «нате, нате вам денег!»

А.Рыбин . Разрешите, я продолжу – про финансирование реального сектора. На вопрос – «А как он банками финансируется?», ответ выходит как у Буратино, когда его Мальвина спросила, кто его обычно воспитывает? «Когда – папа Карло, а обычно – никто и никак!». Обычно – «кредитуется никак», более того, для защиты от рейдерского захвата рентабельного предприятия над ним обычно висит «золотой зонтик»: несуществующие долговые обязательства, которые «закрывают» собственника и инвестора как «якобы кредитора». Дело в том, что в случае банкротства по ст. 154 Гражданского кодекса место собственника в удовлетворении финансовых претензий – фактически последнее; «раскопать» эту ситуацию обычно толком невозможно, однако возможным оказывается в итоге только «самоинвестирование» по сложным схемам «перекрестного опыления». Всевозможные «холдинги», по 15-20 собственников на 1 коровнике, чтобы корова не сдохла – должна себя прокормить, «собственников» прокормить и даже еще что-то государству «отдать». Все получается как в частушке времен СССР:

«Удвой удой. УТРОЙ УДОЙ –
А ТО ПОЙДЕШЬ ТЫ НА УБОЙ!» Я лично сам в жизни побывал в положении «крупного рогатого скота», так что о «демографической проблеме» выживания могу говорить долго. Действительно, заработала в последние годы (и не одна) удачная программа финансирования малого и среднего бизнеса. ЕБРР предал кое-какую методологию еще в начале 90-х, потом пришли кредиты и законодательная база. В мире она давно пошла, а теперь и к нам пришла – и что называется, здравствуйте! Чтобы продавать успешно свой труд, гражданин для начала - должен купить себе рабочее место (в Москве цена в среднем 50 тысяч долларов, в регионах не менее 15-20 тыс.). Труд в России вообще стоит дешево (причем занижена его стоимость нынешним рынком сознательно). А цена кредитов, наоборот, сильно завышена – а процент по кредиту вроде «надо выплачивать». Реально, конечно, не надо выплачивать – все списывается на «коммерческие риски», долги и тут взыскать обычно невозможно. В общем, западные схемы кредитования обычно ломаются на 2-3 шаге, поскольку (исходя из моего жизненного опыта как банкира, собственника предприятия и т.п.) в среднем примерно каждая третья сделка фиктивна, то есть сознательно «рассчитана на неисполнение»: причем это не сознательное «кидалово» и не мошенничество, а просто способ выживания, «норма» для вполне «приличных организаций». Если «кидать в каждой сделке» - с тобой просто никто не будет иметь дело, информация обычно распространяется «про беспредельщиков» мгновенно. Давайте далеко ходить не будем – тут сидит много серьезных политологов и аналитиков, они сами могут рассказать, насколько нерегулярно стали платить им за труд,. сколько сделок на их «рынке» сегодня ломается, причем даже без всякого «кидания», с вроде бы приличными заказчиками, известными не первый год
(Общий хохот аудитории).

А.Рыбин . Подводя итоги: сегодня в России нет банковской системы, а существует ее имитация. ЦБ сознательно превратил другие банки в последние годы в «ряд потемкинских деревень», которым он может позволять жить - или их сносит в любой момент (по вполне произвольным основаниям), только он единственный определяет кредитную политику на территории РФ. Насколько успешно этот «уполномоченный государством» справляется со своими обязанностями – полностью согласен с предыдущим выступающими. Вопрос сегодня только в конкретных «поводах для обвального падения», точной дате кризиса и его масштабах ...

А. Калганов . Многое из того, что я хотел сказать, уже было сказано, Хотелось бы поэтому добавить анализ иных факторов, которые могут повлиять на развитие событий в ближайшие 2-3 года. При всей «суверенности» российской экономки сегодня она живет в целом внутри мировой и по ее законам - в отличие от времен СССР она просто не имеет замкнутого цикла воспроизводства. Мы очень сильно от колебаний мирового рынка зависим: любые тамошние «шоки» будут бить по России, экономика которой сегодня действительно находится в состоянии «наркотической адаптации». Для того, чтобы страну «выбить» из этого состоянии медленно формируются и внутренние факторы, однако пока они не очень сильны, чтобы внезапно «обрушиться кризисом». А вот «извне» пушистый северный зверек – может прискакать буквально мгновенно. С интерпретацией «банковской системы» как кукольного театра с ЦБ-кукловодом я согласен, однако ведь там циркулируют большие и реальные деньги! Там ведь крутятся уже десятки миллиардов долларов (Кудрин на этот год обещает уже 40 млрд.), которые как притекли – так ведь могут и утечь, если у западных банков начнется паника из-за «чрезмерности рисков», при всей финансовой привлекательности по доходам.

М.Малютин . В том и отличие нынешней ситуации от «лихих 90-х», что под «стабильность и долгий рост при Путине», досрочную выплату внешних долгов, повышение кредитных рейтингов РФ, большой стабилизационный (фактически гарантийный для рисков иностранного капитала) фонд – в страну пошел вполне нормальный капитал. А не «спекулянты за откаты»...

А.Калганов . Начнется эта банковская паника сама или ей кто-то поможет, когда именно – это вопросы особые. Дело в том, что этот «детонатор» - не единственный. Хотя высшие должностные лица завели себе привычку говорить о больших инвестиционных проектах – реально для них модернизация России пока не является серьезным приоритетом. Больше того – даже «разговоры о модернизации» еще не являются приоритетом, потому что другие «разговоры» пока значительно приоритетнее. Предположим, однако, что начнутся какие-то реальные «телодвижения» в этом направлении (они уже совершаются, хотя пока значимость их невелика, как и масштабы). Однако сразу выясняется, что никакими ресурсами для модернизации сегодня Россия реально не обладает – я имею тут в виду не деньги, они как раз есть. Чем заплатить – наскрести можно (и казенных, и частных денег), хотя может быть и недостаточно к реальной потребности. Встает однако, вопрос – а чем мы будем реально модернизироваться, в материальном смысле – потому что Россия сейчас находится в полной технологической зависимости от Запада. Либо мы будем имитировать модернизацию – то есть ценой огромных затрат постараемся сделать ее чуть более современной, чем она является сейчас. Однако на само деле это ничего не даст просто потому, что не расширит внутреннего рынка. А при попытке модернизироваться всерьез – мы просто не сможем купить наиболее современные технологии; абстрактно рассуждая, мы их можем сами создать (а какую-то часть уже в ВПК реально и создали), однако эти технологии лежат в «совсем другом месте», чем живет реально вся остальная экономика России.

М.Малютин . Модернизировать целое за счет трансляции фрагментов технологий ВПК по другим отраслям не смог даже Советский Союз, в последние 10-12 лет даже перестали и пытаться, фрагменты зажили своей жизнью и престали синхронизироваться. При нынешних технологиях «мобилизации ресурсов» (и полном отсутствии социальных механизмов долгосрочной кооперации действий при инновациях и инвестициях) – Андрей прав, это просто несерьезно!

А.Калганов . Если в нашей стране действительно и создаются по-прежнему высокие технологии, то они создаются не для нашей страны – с экономикой которой они просто не соприкасаются. Если наша экономика и собирается применять новые технологии – то они покупаются не в нашей стране, цикл воспроизводства разорван. Иногда он сегодня смыкается очень парадоксальным образом – наша технология попадает на Запад (не важно, крадется или покупается), там ее запускают в массовую серию и реализуют. Которая далее попадает в Россию через покупку патента или «ноу-хау», в России 60% официальных патентов принадлежит иностранным гражданам и юридическим лицам. Ибо у нас крайне тяжело «своему» запатентоваться. Ибо нет перспектив реализации в стране, к тому же многие русские изобретения просто делаются «от бедности», на мировом рынке непонятно, зачем это вообще нужно.

М.Малютин . К тому же опыт Китая, даже вступившего в ВТО (как и СССР), показывает, что сильная растущая экономика под «крышей» своей мощной государственности может десятилетиями не обращать внимания на чужое патентное право и какие-то там «мировые нормы и санкции».

И.Сундиев . Про начало «преобладания жизни по понятиям» над жизнью по законам США и «норм мирового рынка» в последние годы – я уже говорил. Просто это действительно пока нынешнему руководству РФ «не по зубам».

А.Калганов . Преимущество дает реальная способность технологически обойти конкурента – а «право» мы потом подтянем. Сделал – ты на коне. Россия - если говорить не об отдельных небольших секторах, в состоянии «целого» заведомо ничего не меняющих – сегодня этого сделать не в состоянии. Точнее, даже для реализации имеющихся «заделов» - нужны фундаментальные системные изменения. С начала 90-х годов модель воспроизводства позднего СССР в его «российском куске» в целом осталась без изменений – как справедливо обруганная в Перестройку модель «проедания ресурсов».
- Проедаются природные ресурсы – стабильно отрицательное соотношения изъятия и разведанных запасов. С природной рентой по ее распределению творится что-то сложно описуемое (в плане «жизни по понятиям»). Разумеется, она не «вся уходит в никуда», что-то достается и бюджету, и производящим кампаниям, однако на экономику России в целом она как фактор действительно не работает.
- Проедается созданный преимущественно в СССР основной капитал. В целом это пока уровень простого воспроизводства. (М.Малютин. Все нынешние казенно-оптимистические крики про достижение уровня-1990 проверкой ни в одной отрасли всерьез не подтверждаются. Достроена только Зейская ГЭС и обещают достроить ГЭС в Кодинске на Тунгуске, построив там алюминиевый завод). В 90-е основной капитал СССР просто «проедался», а мощности выбывали, 6 лет регенерационного роста и «бурного подъема» пока в среднем дают именно уровень простого воспроизводства – оборудование престало прогрессивно устаревать. Средний по России уровень возраста оборудования – 20 лет, мировые конкурентоспособные шансы как страны поэтому нулевые (кроме нескольких отраслей). В сфере производства страна как целое по-прежнему функционирует в режиме «теневой экономики» - то есть мы способны удовлетворять наши внутренние потребности, мы живем как общество и не умираем, однако больше нашу продукцию нам «деть просто некуда».
- Трудовые ресурсы – работаем на проедание трудовых ресурсов, продолжается суженное воспроизводство человеческого капитала и процесс деградации совокупной рабочей силы России. Средний уровень квалификации из года в год сокращается, а то, что количественно выросло число студентов в России – ничего не показывает.

Я. Паппэ . А как вы измерили процесс деградации рабочей силы?

А.Калганов . По нескольким косвенным параметрам, «прямого приборчика». показывающего уровень деградации – еще не придумали:
1. Уровень зарплаты – несмотря на рост экономики как целого, действуют мощные понижающие механизмы. Минимальный уровень зарплаты и тарифная сетка в бюджетном госсекторе. Разумеется, минимальная зарплата – это своего рода мифология, однако она оказывает очень сильное влияние на реальные жизненные процессы – как и в первобытном обществе. За ширмой «мифологии» идут компенсирующие процессы. Но это не «становой хребет», а именно компенсация, в том числе и нерыночная...
2. Доля зарплаты в ВВП – для нормального воспроизводства рабочей силы недостаточно высока, хотя есть «теневые механизмы» компенсации (в свою очередь, имеющие «свои недостатки»)
3.Состояние системы подготовки профессиональных кадров – корпорации несколько лет что-то пытаются сделать, эффект пока очень маленький. Даже самих себя обеспечить пока не могут.
4. Спрос на рабочую силу и его структура.

М.Хазин . Есть еще такой показатель, как процент выпускников, работающих по специальности (хотя большая часть наших вузов работает не на производство специалистов, а на производство дипломов как «формы допуска» к работе определенного типа – диплом ритуальный признак для выхода на рынок труда).

А.Калганов . Дело ведь не в том, что на «зарплату жить нельзя» (как и в СССР), а в том, что она по-прежнему не играет роль нормального стимулирующего механизм развития экономики! А регулирующие «компенсаторные механизмы» – механизмы выживания. А не развития, они «дисперсны», ими нельзя управлять. А вообще для капитана, который не знает, куда плыть – никакой ветер не будет попутным!

Н. Зубаревич . Вчера в РИА-центре обсуждались аж 3 стратегии модернизации (включая не дошедшего до нас сегодня Дискина). Так что «запрос есть», люди на глазах дозревают – понимая, что тупиково мы сейчас развиваемся. Буду говорить о том, чем я занимаюсь профессионально – и в чем разбираюсь: по-моему, угрозы сегодня усматривались не совсем там, где они реально назревают. Очевидный вектор – рост социального напряжения. Как только коэффициент замещения пенсий опустится до 20% от зарплаты – опять рванет, причем сильнее, чем в январе-2005.когда изменили только форму.
Притом, что заработная плата растет – и бедность вроде бы снижается, вновь возрастает дистанция между полярными по доходам группами населения. Причем уже не только между «средними» и «нижними», нарастает дистанция во второй половине списка – ибо «богатые богатеют» нагло и стремительно. Эта очевидная для большинства населения ситуация крайне неприятна социально, ибо большинство людей России в итоге чувствуют себя еще более бедными, чем они на самом деле есть – сравнивая себя с теми, кто все более резко опережает их по росту доходов. Это напряжения все более накапливается, глупость существующей «пропаганды успехов» политики власти состоит в том, что населению регулярно говорят, что «жить стало лучше, жить стало веселей» - а люди сами хорошо умеют считать (давно научившись ни на грош не верить «казенному оптимизму»). Разумеется, пока это все «массовые эмоции» - однако ни рано или поздно и в «рацио» прорываются! Это все, что можно пока сказать о более или менее бедных слоях России (именно бедных, а не «нищих»!)

Теперь, что касается самого дееспособного актора в этой системе, пресловутого нашего «среднего класса». То, что его состав поменялся за годы «путинской стабилизации» довольно сильно – в нем резко прибавилась доля чиновничества (судя по исследованию Горшкова в сравнении с предыдущим большим исследованием Татьяны Малевой) – это слою «не делает чести». Однако проблема все равно никуда не девается – этот слой все равно рано или поздно выставит свой политический запрос, нынешняя ситуации его уже все более «напрягает». Вопрос в том – когда, в какой форме, насколько это все будет цивилизованно? Ощущение «тупиковости» нынешней ситуации – это не ощущение «инерции»: с инерцией наша страна уже давно смирилась, а вот у «среднего класса» эта инерция будет ломать и сужать «политическую поляну». Все те «экономические детонаторы», о которых говорилось (влияние банковского кризиса, возврата кредитов, возможный спад цен на нефть) – все это угрозы именно для среднего класса. У которого обычно уже есть деньги в банке, какая-то недвижимость и т.п.
У меня пока нет ответа, в каком направлении «процесс пойдет» и кто будет базовым «актором» толчков к этой социально-политической трансформации. Пока абсолютно непонятно, будет ли это Русская смута (пусть в каком-то современном микропроявлении) – или что-то более цивилизованное и дееспособное в плане самоорганизации и форм давления на власти? Ну, например, те же «праворульные водители», которые вполне внятно и быстро смогли себя самоорганизовать и от наглого произвола защититься. Это и понятно – «отстояли свое» люди с совсем другим достатком и (обычно) образованием, чем в среднем по стране. Я не хочу совсем «мелко крошить» наше нынешнее население: да, оно деградирует, причем в первую очередь деградирует молодое наше население, без советского «запаса прочности». Как преподаватель, я уровень этой деградации вынуждена наблюдать - буквально в ежедневном режиме. В наших социальных рисках единственное, чего я вообще не вижу – политического «актора перемен» наверху, который мог бы вывести ситуацию из инерционного сценария «накапливания проблем» в режим более или менее внятной траснформации. А раз так – все неизбежно пойдет «снизу» в той или иной «степени гадости»...
Теперь – о второй группе рисков, пресловутых «территориальных проблем» России. Тут, как ни странно, «картинка» устаканивается», причем вполне рационально. Москва – в силу «перенакопления жирка» - начинает его более или менее «сбрасывать» на окружающее пространство, прежде всего в Московскую область, которая зажила уже более или менее нормально (это еще 6,5 млн. «стабильности и роста»), более или менее нормально задышали города-миллионники – хотя не все. Процесс «оживления» идет очень неровно. Инвестиционные процессы (как индикатор) показывают, что «зашевелился» Ростов, Новосибирск поднялся. То есть каркас территориальный, который более или менее «сшивает» живое пространство страны, потихоньку и издержками начал формироваться. Что здесь сегодня наиболее проблемно? Первая и главная проблема – головокружение кремлевской власти от «профицитных успехов» и срочное стремление строить очередной «тоннель под Беринговым проливом», реально это попытка «закопать с распилом» появившиеся свободные деньги. Если эта «дурь» в особо крупных размерах будет реализована хоть на 10% от заявленных объемов бюджета, мы окончательно порушим остатки инфраструктуры в европейской России, так что в итоге мало не покажется. Вместо того, чтобы как-то ремонтировать уже обжитое русскими пространство, «вождей» опять тянет на подвиги. Причем это вопрос буквально года, хотя, по моим ощущениям, до полного маразма «они» еще не дошли (гораздо больше с трибун амбициозной чуши говорят, чем делают), пока инвестиционные процессы реально идут в более или менее понятных мне направлениях . Делается то, что и надо - порты, крупные города и какие-то инвестиционные «точки роста». Хотя, на мой взгляд, для России в целом «очаги инноваций» погоды не сделают – как погоды они не сделали реально нигде в мире (исключение – Китай, но там это была «главная ставка» государственной политики в очень специфической ситуации). Однако уже сейчас можно сделать вывод, что на северо-западе населению и экономике РФ полегчает, на русском юге тоже полегчает (не в «республиках»), а вот на Дальнем Востоке с итогами правления «братков» минимум 20 лет придется разбираться, их «наследие» еще долго будет сказываться, это «быстро не лечится».

Однако – пока пространственные риски на ближнюю перспективу довольно невелики (вопреки всяким казенным истерикам «о нарастании угроз русским и России»). Примерно то же самое могу сказать и о демографической ситуации, ибо имею честь много и регулярно общаться с лучшим российскими демографами. Все политики привлечения новой рабочей силы, сколько бы разумно они не проводились – не «притащат» к нам больше 4, максимум 5 млн. человек дополнительно. По оценкам Зайочковской, лучшего в России специалиста (и не ее одной) сегодня мы как раз и имеем эти 4-5 млн. «привлеченных» по рабочей силе, Ромодановский раньше говорил про 15 млн., теперь «заосторожничал» до 10 млн. Безумные «десятки миллионов» имеют очень простую природу – МДВ надо получать все большие казенные деньги на борьбу с нелегальной иммиграцией как реальной и непосредственной «угрозой существования России». Кто еще может приехать? Закавказье уже к себе все перетащили. Таджики – уже все наши. Так что если «рванет» Узбекистан (с населением 26 млн.), причем даже их горожанин к нам пока особо не рвется – это может прибавить еще несколько миллионов, причем среди них будет очень мало русскоязычных. Других массовых «соотечественников» (русских или русскоговорящих) в России уже никогда не появится как заметного фактора, я плотно работаю с Казахстаном долгое время, вижу, как там растет уровень жизни и стабильность для оставшихся. Аналогично можно говорить и о восточной (и южной) Украине – надежды на их массовую «репатриацию» - это пиарный блеф и «освоение казенных бюджетов». Для рынка труда это означает только одно: в условиях дефицита рабочих мест для мало-мальски квалифицированных кадров – неизбежно должна начать заметно расти зарплата (вопреки многим ранее сложившимся трендам). Поскольку рост продолжается, на отдельных (но в целом расширяющемся круге специальностей) будет опережающий рост заработной платы – и для молодых, и для «старых квалифицированных», которые тоже в растущем дефиците. Ясно дело, что платить будет не «бюджет», а бизнес – хоть ему будет и не «здоров», однако пока рост идет, «лакуны» надо будет любой ценой заполнять. Однако базовый сценарий на ближайшие год - три: инерция, инерция и еще раз инерция. С накоплением «напряжений» - и их «прорывами»...

Я.Паппэ . Реплика по поводу износа оборудования в 20 лет: я излишне жестко прореагировал на слова Сундиева про 140 млн. реально живущих в РФ «по милицейским сводкам»: вроде бы официальным. Мне пришлось разбираться с методиками подсчитывания Госкомстатом «среднего срока службы оборудования». Довожу до вашего сведения, что модернизации, производимые на старых предприятиях – толком не учитывается (А. Калганов – «Поставки на них нового оборудования?») Да, те 10-15 млрд., которые потрачены нефтяными кампаниями на модернизацию НПЗ, строительство новых крекинговых установок – статистикой не учитываются: она фиксирует только новые цеха и полностью новые производства! Реальные сроки службы и реальный износ – это поэтому «большой вопрос»: может быть больше (в «старых отраслях»), может быть много меньше – легкая и пищевая обновили советские старые технологии еще при «раннем Ельцине», в начале

90-х . Однако уж точно – не 20 лет!

М.Малютин : в общем, дела как в частушке: «Что мы знаем о лисе?
Ничего! И то не все...»

И Сундиев . Есть хороший пример чисто механической системы наведения ракет, отработанной еще в СССР (с той же точностью в 10-15 метров, что дает новейшая американская электроника). В США начала 90-х – когда об этом узнали – сказали, что «этого не может быть потому, что не может быть никогда». Когда сейчас начли создавать «Булавы» и прочие модернизированные ракеты «ответного удара» - вернулись именно к механике, потому что летящей по траектории болванке никакие системы электронных помех не страшны, а законы природы пиарно отменить еще никому не удавалось (это только при Горбачеве могли поверить в реальность модели «звездных войн» Рейгана). Только теперь все это в РФ делают не «мастера золотые руки» (лекальщики и т.п.), как в СССР, а где-то на мировом рынке добытый станок с ЧПУ, дающий стабильно и массово точность порядка 16 класса. Так что Олег Григорьев был абсолютно прав насчет абсурдности «патентования» чего-то подобного: Левшу, способного «подковать блоху» - тиражировать никому в массовом мировом масштабе и в голову не придет (просто потому, что никто не поймет – а зачем этот «уникум» нужен?)... Именно поэтому нам абсурдно стремиться кого-то «догонять», идя в общем русле – во-первых уже все занято, а во-вторых «русло» совсем не соответствует тем возможностям, которые уже реально существуют. Нам просто надо идти своим путем – такая возможность все еще вполне реально существует!

А. Калганов : Хорошо бы, чтобы она действительно была!

М. Хазин : Начну свой прогноз с того, что никакого «мирового заговора» специально против России сегодня – нет! ( А.Калганов – «Зато несколько региональных – есть!»)
В новый «Большой инвестиционный цикл» при нынешней структуре власти и собственности в России в ближайшие годы я не верю: могу себе представить только «локальные инвестиции» во что-то очень узкое в нашей стране. А вот какие «придурки с мирового рынка» - при нашей системе «откатов», отъема собственности (как с «Сахалином-2») решат всерьез сюда что-то инвестировать – не могу этого себе представить с держателями собственных денег.

О.Григорьев : Миша, тут ты точно не прав, мировой рынок и деньги на нем «всякие бывают». Именно в нестабильные 90-е в России полностью (причем за счет внешнего инвестирования, таких «российских денег» еще просто не было) была модернизирована пищевая промышленность: 20 млр. $ вложено в оборудование, а не в покупку или что-то еще. (И. Сундиев: аналогичные дела были в легкой промышленности – швейная промышленность, производство косметики и т.п.).

М.Хазин : Меня это ни в коей мере не опровергает: некоторые отрасли в СССР были явно «недоразвиты» (или «развиты не туда»), работали не на потребителя, а для показателя – естественно, в них и должно было произойти некое «реальное развитие». А вообще «это было давно» - я имею в виду нынешнюю ситуацию: «в среднем», если хочется что-то вложить в «инновацию» (или большую «промышленную инвестицию») – для этого «инвестиционного доллара» есть Китай, Тайвань, ну хоть Малайзия, наконец. К тому же еще в 90-е годы существовали разного рода ныне давно прошедшие «иллюзии 90-х» в области границ – тут много сидит «специалистов по утраченным иллюзиям»...

М.Малютин : Миша, я имел в виду под Большими Инвестициями совсем не это – Миф про «западный капитал», который к Нам Любимым придет с ба-а-льшими Бабками (и все «тута» скупит, а нас выкинет – в алармистской версии твоих друганов из газеты «Завтра»; или наоборот – нас «модернизирует и цивилизует», в варианте либерально-казенного оптимизма), действительно, давно уж «как Бобик сдох». Мне впрочем, всегда было ясно, что кто к нам «с реальной инвестицией придет» – сами знаете от чего и погибнет (пусть не в «натуре», а по мировым рыночным критериям). Парадоксом поэтому было активное демонстративное нежелание (реально продолжающееся и по сей день) наших «вождей» вкладывать сотни миллиардов «профицита» в экономику России: при размещении их даже не в золоте, а в казначейских бумажках США, реально под отрицательный – с учетом мировой инфляции – «процент». Такого анти-рыночного бреда в таком масштабе в мировой экономике еще ни разу не было: а теперь (причем с конца 2006 года все более регулярно) ВВП, пусть на уровне «пиар-обещалок», из главаря шайки «Скупых Рыцарей» бездефицитного бюджета - превратился в добрую маму Мумми-Тролля. Которая всем в «Россияни, панимаиш» все разрешает и обещает, причем по масштабам инвестиций (4 триллиона «деревянных» на РАО ЕЭС даже «без МинАтома, еще «круче» замах на строительство дорог) далеко уже выскочил за рамки любого мыслимого «бюджетного профицита» РФ, стабилизецкого фонда, «фонда будущих поколений» и т.п. Нещадин ведь сегодня не случайно начал (как и в прошлый раз в феврале) с введения понятия «мобилизационная экономика» - для хоть какой-то попытки объяснить подобные «бюрократические фантазии» наших родных и любимых «кремлевских мечтателей». Только если во времена «пятилетки в 4 года!» кулака и нэпмана было «не жалко» (а по единственно верной теории полагалось «уничтожить как класс» - как в целом «классово чуждых»), то в рамках экспортноориентированной модели с «мобилизацией ресурсов» явно возникают «большие напряги» внутри самого режима. Ясное дело, что любой «рынок» (и особенно внутренний) тут при реализации Больших Проектов не ночевал: я абсолютно согласен с Наташей Зубаревич, что если изначально в Новую Модель не встроены какие-то «фундаментальные ограничители Трат», то головокружение кремлевской власти от «профицитных успехов» и срочное стремление строить очередной «тоннель под Беринговым проливом» - реально это попытка побыстрее «закопать с распилом» появившиеся свободные деньги. Вместо того, чтобы как-то ремонтировать уже обжитое русскими пространство, «вождей» РФ опять тянет на подвиги!» Согласен я с Зубаревич абсолютно и по «срокам» - уже в ближайший год должно проясниться, пойдут главные Большие инвестиции на «срочно необходимое» - ИЛИ НА «ДУРЬ». А если строительство «Котлована-ХХI» реально начнется - и наберет обороты, то очевидно, что под нож авторитарно-бюрократический «псевдомодернизации» пойдут первыми городские средние слои (причем их наиболее модернизированная часть). А «среднеслойный чиновник» на первом этапе «раскулачивания» и казенной мобилизации ресурсов что-то еще и получит – как сталинский выдвиженец начала 30-х, пока к нему 1937 год не «подкрался незаметно – хоть виден был издалека». Дискин, кстати, в своей модели «правильной российской модернизации» - призывает опираться на нынешний «средний класс», а не начинать с его «очередной зачистки»... Кстати, на российский «Котлован-ХХI» (в его энергоэкспортной ипостаси) вполне могут прийти десятки миллиардов извне – причем действительно не-западных: сначала китайских, потом (если-таки не будет войны США-Иран и Иран-Израиль в ближайшие 5-7 лет ) и индийских. Просто это выходит за рамки сегодняшней темы – краткосрочного прогноза. К сожалению для меня лично, в целом сегодня обсуждение от этой темы «Реальные размеры, пределы и последствия больших Казенных Инвестиций в России» - ушло в другую плоскость. Впрочем, если реальный риск «больших беспорядков» уже в августе-сентябре-октябре налицо, так чего любые инвестиционные фантазии обсуждать: казенные или частные, доморощенные или чужие... Кто выживет – пусть и разбирается!

М.Хазин . Прежде, чем заниматься тактикой и «детонаторами» (Миша, ты сам всегда любишь говорить, что серьезный ученый не должен «играть в угадайку» по срокам), предлагаю вернуться к гениальной теории Олега Вадимовича Григорьева о мировой системе разделении труда – и месте России в нем: нашего «серьезного и достойного места». Так вот, его просто нет, потому что У НАС СЛИШКОМ МАЛЕНЬКИЙ РЫНОК, с нашими жалкими 150 млн. потребителей и весьма небольшим потенциалом расширения их спроса, ради которого никто ничего делать не будет. Есть исключения – они едят и одеваются - и это как раз те отрасли, в которых что-то произошло в 90-е годы.

О.Григорьев : Простой пример разговора с одним западным серьезным торговцем бытовыми приборами в России. Ну, кто тут у вас еще мечтает начать производство «своих телевизоров»? Это ведь менее 5% от современных мировых «складских запасов» - весь ваш объем годовых закупок! Это не только не является «мировым рыночным фактором» - такой спрос не влияет даже на текущую конъюнктуру...

М.Хазин . А мы сами - «мобилизоваться» в плане аккумуляции ресурсов пока не можем (да и не ясно еще, на что их тратить). Все поделено, мировая система разделения труда сложилась – и пока не ясно, какой есть ресурс, чтобы вмешаться, пытаясь «переделить мир» в очередной раз в свою пользу. Поэтому когда обломок СССР во что-то пытается активно вмешаться с 2004 года у своих границ, его попытки немедленно «прерываются» - довольно жестко бьют по рукам. Развитие на «местных ресурсах» в России невозможно, ибо не влияет не только на мир "в целом" – но и на соседей «местности» (опять проблема масштаба: либо ты живешь, ибо хоть как-то «подключен к мировому рынку» - либо занят самовыживанием). Если бы система мирового разделения труда была ныне устойчива (как в 90-е), то пришлось бы продолжать «заниматься самовыживанием» России как целого: однако она сильно неустойчива – поэтому есть шанс как на «крупный выигрыш» в мировой роли, так и на еще более катастрофический проигрыш, чем в 1989-1991 годах (и потом). Поэтому дальше пытаться встраиваться в ту систему, которая существует сейчас (и скоро исчезнет) – глупо и бессмысленно, ресурсы, которые мы получили именно из-за кризиса этой системы, так же из-за кризиса и исчезнут. Поэтому – новой России надо научиться приспосабливаться к той системе разделения труда, которая скоро возникнет на обломках нынешней. Но пока никто точно не знает, какой именно она будет. Впрочем, нынешнее руководство РФ делает пока все, от него зависящее, чтобы имеющиеся ресурсы России не достались для любого позитивного использования!
Еще раз повторю: обсуждать «модернизацию» как встраивание куда-то и попытку кого-то догнать и перегнать – не только бессмысленно, но и вредно! Надо получше встроиться в новую (О.Григорьев – «А для начала в неизбежном «переходном хаосе» не погибнуть!)

М.Малютин : любая «мобилизация ресурсов» должна для начала эффективно «потратить профицит», причем идти только на «жизненные неотложности» спасения уже освоенного русскими пространства европейской России + зоны Транссиба, которой как раз ровно 100 лет (она – ровесница индустриальной городской страны).. Что до опыта жизни в «переходном хаосе» - тут он с 1990 года накоплен уникальный, можем всем желающим высылать хоть миллионы инструкторов. Вреда России не будет, а польза окружающим – возможна!

М.Хазин . Проблема выживания сегодня в одном: за последние 17 лет у нас в процессе «адаптации к Хаосу» строились структуры экономики, политики и социальной сферы – имитирующие Запад. Как раз сегодня, вместе со всеми этими системами, вползающий в острый «миросистемный» кризис. Псевдозападная банковская система, псевдозападная ипотечная система, псевдозападная система страхования и т.п. При совершенно отличной от «Запада» системе трудовых мотиваций и государственного управления (да и многое другое устроено по-иному) – возникли «симулякры» со своими собственными корыстными целями: не только не работающие на достижение того, для чего они возникли «на Западе» – но сплошь и рядом работающие с точностью «до наоборот». Наши банки существуют для медленной «приватизации» денег вкладчиков, наращивания собственного капитала у них обычно просто нет: модель стихийно и сознательно работает на «откачивание», а не аккумуляцию. Клиенты идут в банк для обеспечения более или менее легальных «откатов», любой банк существует как необходимый элемент «распила» казенных денег, обналички и т.п. Ситуация в банковской сфере как в 1998 году, причем реальные ставки давно ниже инфляции – если отвлечься от разного рода «казенных статистических фокусов».
Здесь я сделаю небольшое отступление. Только у нас и в США так резко отличается «инфляция по секторам» экономки и ее общий индекс – в хотя в разные стороны и по диаметрально противоположным причинам... В США «инфляцию по секторам» считают отраслевые ассоциации – поэтому их нельзя слишком сильно занизить, а дефлятор ВВП «считает» Бюро экономического анализа. В результате, у них инфляция по всей экономике (дефлятор ВВП) меньше, чем во всех отдельных ее секторах (среднее между двойкой и тройкой оказывает равно единице). А у нас – дефлятор ВВП получается больше, чем во всех отдельных секторах экономики (среднее между двойкой и тройкой получается равным пяти).

М.Малютин – ну, «совок бессмертен», только у нас это делал Госплан и отраслевые отделы ЦК КПСС, которые хоть как-то «сводили концы с концами» раз в 5 лет.

М.Хазин . Так или иначе, если банковская система и корпорации уже набрали кредитов на 250-280 млр. долларов, то как они намерены возвращать деньги – если курс рубля упадет в полтора раза!? В 1998 году был объявлен дефолт по банковской системе (и суверенный дефолт): ну, «суверенного» в этот раз (скорее всего!) не будет, а призрак банковского витает с осени 2006 года, я это знаю по реакции на свою статью «про это» на сайте Км. ру, когда в ответ Кудрин неделю по два-три раза на дню давал интервью, доказывая, что «Дефолта не будет!»

А. Калганов – Как Дубинин в 1998 году...

М.Хазин . Совершенно верно, Кудрин и политику сейчас проводит такую же, как тогда Дубинин Чубайсом...

М.Малютин . Фундаментальная разница с 1998 годом одна: тогда «дефолт» устроили «свои» (а Запад «бегал при откатах» и «крышевал» все это безобразие), и это был чисто коммерческий проект. Сегодня – уж не знаю, возможно ли это чисто технически (и насколько) – детонирующий Удар может быть нанесен только Извне. Ну, к примеру, по образцу тогдашнего «финансового удара по рынкам ЮВА-98»: вопрос в компенсаторных возможностях и готовности «вождей эРэФии» к такому удару, при всей их нынешней «риторике».

М.Хазин . Объясню, как это делается. В конце 3 квартала (или за месяц до выборов в РФ) буквально в 2 дня. Какая-нибудь крупная консалтинговая кампания, которая в большом «авторитете» на Вашингтонщине или НьюЙоркщине, опубликует вполне объективное исследование по невозврату кредитов банкам в России. «Невозврат 35-40%» - требует автоматического закрытия кредитных линий западных банков: если не будет альтернативной информации – они просто не имеют права их не закрыть! Это автоматом, как и немедленный «вывод денег» с любых «развивающихся рынок» в начале фондовых кризисов. Далее неизбежный банковский дефолт и переход к прямому государственному управлению экономикой – чего в 1998 г. все-таки не произошло. А альтернативной системы управления народным хозяйством у режима Путина – нет! Вот тут и появляются на «поле брани» в борьбе с Хаосом политические «акторы», о которых тут уже говорилось - губернаторы, мэры, коалиция «авторитетов» - которые обеспечивают порядок на «своей территории», где денег нет, предприятия не работают и т.п.

А. Калганов : Ну, в общем - Аргентина...

М.Малютин . С.Переслегин неплохо объяснил, в силу каких внутренних причин для Аргентины тот удар стал катастрофой. А для эРэФии - началом регенерационного подъема: попросту говоря, Аргентина давно была капиталистической страной, только из среднеразвитой (по масштабам Латинской Америки 50-60 – даже высокоразвитой!) и относительно самостоятельной, со своим внутренним рынком, большим средним классом и квалифицированным рабочим – стала полностью «зависимой извне» и слаборазвитой. Россию «извне» ни тогда, ни сейчас никто всерьез не контролировал. «Мировой Рынок» всего 7-8 лет как «пришел Сюда», тогда был еще большой запас прочности «управления Россией по-псевдокапиталистически!» (причем с развитием и «вглубь», и «вширь») – как реально показали последующие 9 лет. Да и обломки советской системы управления как возможная альтернатива (если «не выйдет стабилизация России по-капиталистически») еще существовали реально: и кадрово, и аппаратно: другое дело, что ни Примаков-Маслюков, ни тем более Зюганов «порулить без Ельцина» всерьез и не мечтали. Да и сильно ударил дефолт реально Москву и еще 2-3 точки – в целом по стране банковский системы просто еще не было. Сейчас «без СССР» прошло уже 16 лет, это уже в целом «другая страна»: ну, скажем осторожно, почти другая – если все-таки будет в ближайшие год-два запущен «внутренний Большой инвестиционный цикл», то СТАНЕТ ДРУГОЙ ОКОНЧАТЕЛЬНО. Дефолт-2 может в одном варианте развития к этому подтолкнуть, а в другом «стереть эРэФию» (еще почище, чем СССР). К тому же в 1998 году выборов не было – устроить досрочные и одновременные (президента и Думы) у Примуса даже таких мыслей не было, хоть я ему через Вольского все и объяснил: стабилизируешь – и выкинут... Сейчас же потенциальный экономический кризис – накладывается впервые с 1989-1991 года на «избирательные дела»: при всем фундаментальном различи тогдашнего «очарования выборами» и нынешнего разочарования в них у большинства населения страны

Я.Паппэ . Вопрос к Хазину: Миша, а почему твоих «акторов регионального выживания» не возникло в 1998 году?

М.Хазин . В 1998 году система прямого централизованного государственного управления (в том числе еще и банками через ЦБ) – еще работала. Кто кадрово реально «разрулил кризис»?

А.Рыбин – Я! Именно я предложил использовать казначейство как дублирующую систему. Раз уж рухнули банки. Однако тогда, действительно, возможность для прямого централизованного государственного управления экономикой – еще была. Теперь согласен – ее больше нету...

М.Хазин . Тогда лично это сделал Шор, у которого еще были кое-какие «работающие механизмы» в руках: пусть работающие во многом по инерции. Людей, которые разбирались бы в ЦБ, как реально работает нынешняя банковская система – не осталось после убийства Андрея Козлова ни одного.

А.Рыбин – подтверждаю. Действительно ни одного, а из механизмов остались «тащить и не пущать»...

М.Хазин . Шор больше играть в подобные подвиги не будет. Да и верно сказал Малютин про «развитие рынков вширь», что банковская система и Москва тогда были практически синонимами...

М.Малютин . Ну, были уже и Питер, Самара и Нижний, Югра...

О.Григорьев . Все вместе – менее 10%, Питер вообще в России появился как «фактор и актор» в 2000 году!
(общий громовой хохот, выкрики «Актора!» «Актора!», «Ну, Актор, погоди!», общий шум)

М.Хазин . Если говорить о внутренней ситуации России, то кошмар состоит в следующем: все финансовая инфраструктура, созданная в 1991 году (М.Малютин: «и воссозданная с конца 1998 года») не только по-прежнему не работает на развитие экономики страны, но и может быть разрушена одним движением руки! Причем как «сознательным движением» с внешнего терминала Запада (раз мы этого сегодня специально не обсуждаем, то я и не буду), так и в стихийном режиме, случайно. По каким-то причинам: ну, есть, к примеру, один московский банк, причем не самый мелкий (А.Рыбин: «подтверждаю – таки есть банк. А у него большие проблемы!»). Называть его не буду, а то еще обвинят меня в антисемитизме... Рухнет один, а цепочка покатится (ну не знаю я, как они там «перевязаны»): государство сегодня к такого рода действиям не готово абсолютно ни по кадрам старым, ни по механизмам (чей-то выкрик «А Геращенко?»). Ну, не может человек, которого 4-5 лет нигде не было – прийти и справиться, он просто не в теме, да и команд давать никому уже не может (у всех его «старых кадров» давно своя жизнь и свои собственные обязательства, включая многомиллиардные финансовые). Социальные проблемы – о которых сегодня шла речь, и разного рода «акторы» их решения до кризиса просто проявиться не могут. А проявляться начнут, когда всем станет ясно, что «по старому» выйти из кризиса хоть до уровня стабилизации – больше не получится!

Я.Паппэ . вопрос Хазину, второй раз задаю вопрос – когда? В первый раз это было, напоминаю, про «крах доллара».

М.Хазин . Исключительно гипотетически, наиболее вероятно - в августе-сентябре, когда скрывать данные будет больше невозможно.

Я.Паппэ . Тогда очень интересно: Олег, ты говорил об «ограниченно банковском кризисе», Хазин о кризисе «типа 1998 года». Ты допускаешь такую возможность?

О.Григорьев . Я не говорил об «ограниченном» - а просто о «банковском кризисе»: точная дата и масштаб пока непонятны. Собственно банки нахватали миллиардов 80, их они точно уже никогда никому не отдадут. Они их давно раздали...

М.Хазин . Они их не просто «раздали», а та прибыль, которая была в обороте – тоже уже давно ушла...

А.Рыбин . Описывая банковский кризис, я говорил о «кукольном театре», поскольку система чисто искусственная, то стихийно и случайно КРИЗИС ВОЗНИКНУТЬ В НЕЙ НЕ МОЖЕТ, должен быть кто-то «сильно заинтересованный». В 1998 году такой субъект был, а пока его вроде еще нету. Будет Заинтересованный – будем говорить о Большм Системном банковском кризисе

М.Хазин . Согласен. Кризиса быть в кукольном театре не может – а вот пожар может быть!

О.Григорьев . А я с образом «кукольного театра» не согласен вообще: банки-2007 выполняют (при сохранении всех милых черт 90-х годов по «отъему денег клиентов» - причем уже далеко не всегда и не у всех!) выполняют вполне реальные экономические функции. В них пришли большие и частные инвестиции с мировых финансовых рынков (а не «кредиты МВФ за откаты»), так что кризис вовсе не так легко устроить некому Игроку. Я согласен с идеей Яши, что «перегрев банковского рынка» может быть вообще в России связан с нынешней фазой экономического Цикла...

М.Хазин . Нужно учесть и еще ряд обстоятельств. Мировой фондовый рынок явно перекуплен, назрела серьезная коррекция. Начнется она, как пару месяцев назад, с обвала Шанхайской биржи, или сама по себе – это совершенно неважно. До лета Нью-Йоркская биржа подрастет где-то до 14 000, летом обозначится максимум, а потом, осенью, может произойти резкий скачок вниз. Что в этот момент будут делать иностранные спекулянты? Насколько упадет наш рынок? Как на это резкое падение отреагирует наша банковская система? А ведь есть еще московская недвижимость... Нет, поводов для кризиса у нас, внутри, этой осенью будет достаточно даже без участия конспирологии.

М.Малютин . А если все-таки ГосКазна к тому же попробует запустить Большие Инвестиции в 2007-8 годах, причем не помимо нынешнего банковского сектора (как пока скорее получается), а через него? И впервые созданные для обслуживания «совсем другого» механизма делания денег из воздуха - хотя бы часть этой системы заработает, наконец, на «реальный сектор». Пусть и под пинками «Свыше», с «откатами» для своих и т.п.? Впрочем, пока шансы этого сценария в текущем году очень невелики. По последни оценка аналитиков, капитал из РФ побежал с середины апреля уже 4 неделю (дело Гуцериева, политическая нестабильность и т.п.) Так что «перегрев» за счет внешней «накачки», можно сказать, уже закончился. Вообще у меня изначально было впечатление, что большого Взрыва (причем осенью, под выборы) «стихийно» быть не должно: скорее всего, «пар стравить» попробуют раньше, чем это получается у Хазина. Прежде всего для того, чтобы не допустить паники толп вкладчиков у дверей банков – именно она «снесла крышу власти» в 1998 году, в 2004 году ситуацию банковского кризиса уже удалось «задавить». Кудрин – вопреки публичным припадкам казенного оптимизма – тематикой нашего сегодняшнего обсуждения в первом приближении «владеет». Явно не будет «перегрева инвестиций» в ближайшие годы и в сфере электроэнергетики: Чубайс реально дал команду «годить» с целым рядом проектов ТЭЦ с циклом строительства в 3 года весной 2007 года, так что, скорее всего оно уже до 2008 г. не начнется. МинАтом может пока делать в Волгодонске по агрегату в год (теоретически можно перезапустить комплекс на большие мощности, однако это реально не удалось по ряду технологических причин и в СССР).

Так или иначе, сегодня А.Нещадин лично меня (и как я понимаю, большинство присутствующих экспертов) в возможности начала реализации Проекта «суверенной экономики в 2007-8 годах - пока не убедил. Тут я согласен с А.Колгановым, что «хотя высшие должностные лица завели себе привычку говорить о больших инвестиционных проектах – реально для них модернизация России пока не является серьезным приоритетом. Больше того – даже «разговоры о модернизации» еще не являются приоритетом, потому что другие «разговоры» пока значительно приоритетнее. Предположим, однако, что начнутся какие-то реальные «телодвижения» в этом направлении (они уже совершаются, хотя пока значимость их невелика, как и масштабы). Однако сразу выясняется, что никакими ресурсами для модернизации сегодня Россия реально не обладает – имеются тут в виду не деньги, они как раз есть, а «своя» технологическая база». Что реальным технологически фундаментом нынешней экономики РФ является сильно изношенное и лишенное всех «плюсов» наследие СССР, полностью сохранившее все старые минусы «мобилизационной экономики» - пока без реальных «возможностей мобилизации», тут расхождений вроде ни у кого нет. Полностью согласен я с Н.Зубаревич и в том, что «Первая и главная проблема сегодня – головокружение кремлевской власти от «профицитных успехов», выросшее из них срочное стремление строить очередной «тоннель под Беринговым проливом», реально это попытка «закопать с распилом» появившиеся свободные деньги. Если эта «дурь» в особо крупных размерах будет реализована хоть на 10% от заявленных объемов бюджета, мы окончательно порушим остатки инфраструктуры в европейской России, так что в итоге мало не покажется. Вместо того, чтобы как-то ремонтировать уже обжитое русскими пространство, «вождей» опять тянет на подвиги. Причем это вопрос буквально года, хотя, по моим ощущениям, до полного маразма «они» еще не дошли (гораздо больше с трибун амбициозной чуши говорят, чем делают), пока инвестиционные процессы реально идут в более или менее понятных направлениях» - и слава Аллаху...
Далее, обсуждение показало, что с высокими мировыми ценами на нефть дела обстоят крайне нестабильно; в том же, что наша «банковская система» может опять выступить как «триггер дестабилизации» (причем управляемый извне) никто из присутствующих и не сомневался. Встает только вопрос – когда и до какого уровня упадут «перегретые» нефтяные цены, когда начнется и насколько силен будет банковский кризис. Кстати, по поводу последнего нервничает и А.Кудин, судя по его практически синхронному с нашим АсПЭК выступлению в Высшей школе экономики. М.Леонтьев может биться по поводу откровений Кудина в истерике, публично обзывать его «мудаком» и «провокатором», а тот – неуклюже оправдываться: «Да не говорил я про дефолт!». Далее с комментариями М.Малютина излагается как P.S. к заседанию АсПЭК 17 мая текст с сайта KM RU. Могу только пожелать любознательному читателю – «почувствуйте разницу!» И желательно – сильно не материтесь...

«Экономика выходит из-под контроля правительства – таков основной лейтмотив очередного резкого выступления министра финансов Алексея Кудрина перед студентами Высшей школы экономики. Министр заявил, что процессы в финансовой и банковской сфере России очень напоминают преддверие азиатского кризиса 1997-1998 годов, когда сокращение притока капитала привело к резкой девальвации национальных валют. Кудрин выделил несколько болевых точек: инфляция, укрепление рубля, колоссальные долги крупных компаний (одна Роснефть назанимала уже 36 млрд. долларов), слабая банковская система и ограниченные возможности Центробанка по работе со спекулятивным капиталом, хлынувшим в Россию».
М. Леонтьеву (в силу должностного «казенного оптимизма» и неумеренного путинолюбия - М.М. ) остается по этому поводу заявлять «Это какой-то бред! В очередной раз у Кудрина критическое состояние. Человек просто обпился психотропных средств, ударился головой об стену, и у него начался речевой понос». Кудрин говорил, что в России иностранных инвестиций будет, скорее всего, больше, чем в прошлом году. Как это может быть связано с кризисом – мне непонятно! Чем нынешняя ситуация похожа на азиатский кризис, мне совершенно непонятно! Кризис, конечно, может быть у всех и всегда, но разговор о том, что ситуация похожа, просто абсурден, потому что причин для кризиса нет ни по одному параметру. Конечно, это может быть всякий кризис, связанный с чем угодно. Например, Кудрин мог предсказать банковский кризис, связанный с ростом невозврата кредитов или с большими кредитными задолженностями, хотя на это нет серьезных оснований. Даже если министр имел в виду не дефолт, а непредсказуемость – все равно его заявления неадекватны».
(Неадекватен, к сожалению, М.Леонтьев: страдающий «казенным отимизмом» в особо крупных размерах, особо извращенной форме и несущий свой путинолюбивый бред с особым цинизмом - М.М.).
«Прокомментируем по пунктам видимые Кудриным причины для кризиса» (а я уж прокомментирую М.Леонтьева - М.М.). Выйдет как у ибн-Рошда «Опровержение опровержения». Кудрин (как бы не относится к взглядам «умеренного либераста-чиновника») хоть за что-то отвечает, живет «не на ТВ живее всех живых», а реальном мире. Поэтому ему – «чем дальше, тем страшнее», когда речь идет об описании того, как экономике эРэФии «стабилизец подкрался незаметно, хоть виден был издалека»...
«Итак, инфляция. Кудрин заявил, что по итогам года не исключают повышение инфляции больше обещанных правительством 8%. Но инфляция у нас ровная и вполне прогнозируемая, и самое главное, что никто не пытается ее удушить. Это абсолютный бред! Страна обладает колоссальными резервами» (какова реально инфляция в РФ, М. Леонтьев мог бы узнать «в минуту просветления» и протрезвления у М.Хазина, а на фоне других проблем возможного кризиса она действительно кажется самой малой - М.М.).

«Кудрин уверил, что экономическую ситуацию в России отягощает растущий корпоративный долг государственных компаний. По его мнению, кредиты Роснефти, «Газпрома», ОАО «РЖД» и РАО «ЕЭС», взятые на внешних рынках, - валютные, и их общий объем уже превысил 300 млрд долларов. В Минфине эту цифру считают критической. В случае девальвации рубля госкомпании якобы не смогут заплатить по кредитам. И это будет их дефолт, который вполне может перекинуться на государство».
(А вот такая проблема действительно есть – в силу чудовищной экономической неэффективности «придворных кампаний Путина». А также явного желания Запада в случае чего «спросить с Паханенка» (и Казны), а не с «шестерок» - М.М.).
«Давайте подумаем, что это значит с точки зрения нормального экономиста или человека, хоть чуть-чуть разбирающегося в экономических вопросах. Что значат вообще долги госкомпаний и сами госкомпании!? Эти госкомпании, которые наращивают долги - у них колоссальная ликвидность. Они все до одной, начиная от РАО «ЕЭС» и кончая «Газпромом» и Роснефтью, даже сейчас, при страшном росте капитализации, вполне самостоятельны. При этом там есть структурные проблемы, накопленные в госкомпаниях, но они не носят критического характера. Вообще, с точки зрения эффективности наши добывающие компании более эффективны, чем западные. И структура активов у них эффективнее. Почему никто не говорит о грозящем страшном кризисе «Эксен Мобил», «Шелл» или «Бритиш петролиум»? Каким-то образом там эти концерны выживают, хотя у них аналогичные показатели намного хуже, все до одного. И, между прочим, объем разведанных запасов, принадлежащих компаниям в активе, у них просто на порядки меньше. Поэтому все, сказанное Кудриным – какая-то ерунда!»
(Этот «бред оптимиста» про «эффективные самостоятельные кампании» эРэФии оставим на совести Леонтьева: точнее на том, что не ее месте давно выросло... - М.М.).
«Вот очередной тезис Кудрина – банковский кризис. Банковский кризис чего? У нас несколько структурообразующих, системообразующих банков. И эти системообразующие банки отличаются от системообразующих банков 97-го года, когда и случился тот кризис. Тогда банки были – олигархические пузыри, которые, собственно, строились только на одном: они гоняли государственные средства, активы, потом развалились. Сейчас в целом банковская система состоит из разных банков, есть банки с очень неплохой структурой и динамикой. Заметьте, кстати, во время прошлого кризиса был один банк, который ничем не отличался от других, кроме наличия дополнительных извилин у его руководителей. Он назывался Альфа-банк. Так получилось, что кризис его не тронул. Он сам прекратил платежи – чего платить, если никто не платит? Потом возобновил работу. У нас есть Сбербанк и ВТБ. Какие проблемы у Сбербанка и ВТБ? Они тоже смогут выстоять бой. Но если у них есть серьезные проблемы, то пусть Кудрин им об этом скажет. Кроме всего прочего, я бы хотел заметить, что Кудрин имеет прямое отношение к руководству Сбербанка и ВТБ. Если он довел их до кризиса, пусть удавится прямо перед конкурентами. Если он не довел их до кризиса, то мне непонятно, о чем он говорит. Глава Минфина считает, что Центробанк во многом исчерпал свои возможности по стерилизации рублевой денежной массы. Когда я слышу такие утверждения и заявления, Кудрин напоминает мне живодера-собаколова или кошкодава Шарикова».

Про реальный банковский кризис сегодня на АсПЭК говорилось достаточно. Рассуждения же М.Леонтьева о ситуации в банках – это уровень аргументации даже не Швондера, а как раз Полиграфа Полиграфовича. Злобная ругань и «выводы» адвоката нашей «прекрасной маркизы» по фамилии Путин - в стиле «Все хорошо, все хорошо!»
Далее казенный оптимизм (пополам с бюрократическими доносами в стиле «шахтинского дела» или 1937 года - М.М.) выглядит так: «Что значит стерилизация денежной массы? Способ стерилизации денежной массы путем ее ликвидации, предложенный Кудриным, вообще-то, называется вредительством. Есть другие способы стерилизации денежной массы, которые представлены Путиным как основное направление государственной экономической политики. Получается, все сказанное Кудриным – это практически бунт против экономической политики Путина.
( А что эта за такая «новая экономическая политика Путина?» Если отвлечься от чистого пиара, то по-моему, это пока «новое платье короля» - который голый...- М.М.).
Здесь есть две интересные вещи. Способ стерилизации выбран, в отличие от просто ликвидации заработанных денег, потому что считается, что эти деньги лишние у Кудрина. То есть происходит капитализация институтов роста или аккумулирование этих средств в длинные активы, в длинные программы, в инвестиции. У нас огромный рост инвестиций, опережающий рост экономики.В России имеется 20%-й годовой рост инвестиций в основной капитал.»
(Это что, имеются в виду уже взятые «под откаты» кредиты общий объемом, который уже превысил 300 млрд. долларов? – М.М.).
«А что такое инвестиции в основной капитал? Это длинные деньги, они не образуют инфляцию. Дело в том, что причиной инфляции была борьба с инвестициями имени господина Кудрина. Вот два аспекта, по которым Кудрин устраивает такие демарши. Первый аспект – это идеологически содержательные принципы, которые не могли существовать в нашей системе, и его концепцию просто наконец вышвырнули. Второй аспект – это административно-политический: в новой системе мы покончили с ситуацией, когда министр финансов главнее премьера. Поэтому и он не работает. Вся экономическая политика заключается в макроэкономическом регулировании, сосредоточенном в руках министра финансов. А вся другая политика практически удавлена, эта система кончилась. Поэтому на самом деле за такого рода выступления надо пороть. На этот «марш несогласных», который устраивает Кудрин, надо бы ОМОН вызвать и хорошенько отдубасить. Вопрос: отобьет его охрана, как Касьянова, или нет»?
(Поневоле хочется напомнить мысль Ленина, что «когда один идеалист (в нашем случае – лакей ВВП) критикует другого, то выигрывает от этого материализм» - М.М.).
«И последний пункт – непрогнозируемое укрепление рубля. В правительстве исходят из того, что цены в России растут по причине избытка денег. Этот избыток, по их мнению, должен снимать Центробанк, однако борьба ЦБ с инфляцией вызывает непредсказуемое укрепление рубля. Кудрин считает, что в Центробанке не знают, как будет укрепляться рубль, и будто бы не отвечают за негативные последствия. Надо сказать, что не ЦБ должен отвечать за последствия, а министр финансов – иначе зачем он вообще нужен России? Дело в том, что наша экономика в значительной степени адаптировалась к укреплению рубля. То, что у нас нет возможности бороться с укреплением рубля китайскими средствами, - это как раз к Кудрину вопрос, а никак не его претензия к ЦБ или вообще к кому-либо. На самом деле неизвестно, нужно ли нам такое китайское укрепление рубля, потому что сейчас при блестящих показателях роста доходов мы видим еще один показатель – опережающий рост импорта. Понятно, что наш рост – рост общих доходов и рост потребления, частного и корпоративного, - в значительной степени замещается импортом, к сожалению. Потому что промышленные мощности не развернуты. Безусловно, эта проблема присутствует, и она связана в том числе и с укреплением рубля. Между прочим, укрепление рубля создает, во-первых, инвестиционную привлекательность, и во-вторых, укрепление рубля облегчает покупку технологий. И вот эти инвестиции в основные средства, которые в значительной степени связаны с обновлением технологий, что крайне необходимо для нашей промышленности, потому что старый потенциал практически исчерпан. Так вот это, в том числе и результат укрепления рубля, является огромным плюсом для нас. В укреплении рубля, действительно, есть некоторая проблема для экономического роста РФ. Но если мы посмотрим на реальные экономические показатели на фоне укрепления рубля, то увидим, что они увеличиваются, а не снижаются, несмотря на прогнозы Кудрина. И зачем тогда говорить эту ерунду?»

(И действительно, такую «оптимистическую ерунду» можно с серьезным видом говорить только после третьего стакана. Или какая там сейчас «норма потребления» русского народного допинга у М.Леонтьева!? М.М.).
По мнению М.Леонтьева, «Кудрина выгонят из правительства, когда будут воспринимать как городского сумасшедшего». А вот следующее заявление Кудрина: «Когда валюты становится слишком много, а курсовые перспективы рубля могут оказаться переосмысленными, инвесторы могут запаниковать». Что тут можно сказать?! Вообще, это называется хулиганством. Министра финансов, который делает такие заявления, надо гнать моментально. В нормальной стране это был бы панический сигнал для рынка, но поскольку Кудрина большинство инвесторов считают мудаком, и это консенсусное мнение, то он свободен в своих заявлениях. Я скажу одно: то, что пишется в СМИ якобы от имени Кудрина, свидетельствует о том, что с ним на самом деле покончено. Но наша нынешняя администрация, как вы знаете, даже уже решенные кадровые вопросы выдавливает из себя долго. И хотя, скорее всего, уйдет он не завтра, но это заявление человека, который свой срок отработал. Это такая илларионовщина. Помните, Илларионов хлопнул дверью, на него не обратили внимания, он еще полгода ходил и каждые 15 секунд хлопал дверью. То же самое будет с Кудриным: когда все уже будут воспринимать его как городского сумасшедшего, его, наконец выгонят».
(Блажен, кто верует! А вообще-то подобный «плюрализм» в окружении одного Путина – даже «переходного возраста» с этого поста на... - это даже не шизофрения с паранойей. Тут просто - «диагноз ставить негде». Повторюсь еще раз: «когда один идеалист (в нашем случае – лакей ВВП) ругает площадной бранью другого, то выигрывает от этого материализм». А вот экономика России, бедная, пока проигрывает - М.М.).


Оцените статью