Продолжение текста "Итоги 2002 года и пессимистический прогноз"

Наука и образование

30.11.-0001 00:00

Михаил Хазин

89

Более подробное описание структурных проблем американской экономики М.Хазин
P.S.
«Имеющий уши, да услышит...»

Как показывают отзывы различных товарищей на мой основной текст, необходимо более подробно объяснить специфику структурных проблем САСШ. Хотя этот вопрос не является прямой темой статьи об итогах и прогнозах, но он достаточно принципиален.
Расчет размеров структурных несоответствий американской экономики, составляющий порядка 20-25% от ее общего объема приведен впервые в тезисах II Чаяновских чтений, состоявшихся в РГГУ в марте 2002 г., в докладе М.Хазина и В.Ходачника. Изложение этого доклада можно прочитать в статье М.Хазина в журнале «Русский предприниматель» за 2002 г. N7 (http://www.ruspred.ru/arh/05/16.htm). Там же объясняется, почему для компенсации этих несоответствий из бюджета требуется порядка 200 миллиардов долларов в месяц. Однако, по всей видимости, этот тезис требует некоторой расшифровки. С точки зрения нормально работающей экономики (и в соответствии, простите за выражение, с либеральными принципами), любые государственные дотации должны предоставляться конечному потребителю. А он, в свою очередь, направляет эти деньги туда, куда считает необходимым. К сожалению, при этом он явно не будет нести эти деньги туда, куда «абсолютно необходимо» с точки зрения отдельных государственных чиновников вложить их именно сегодня. Например, в фондовый рынок или на покупку товаров и услуг «новой» экономики. Грубо говоря, если есть два автомобиля, различающиеся не ходовой частью, а электронной начинкой, которая удорожает один из них процентов на 20, то потребитель выбирает более дешевый – и ничего с этим государство сделать не может.
Проблема с точки зрения американского государства состоит в том, что оно не может себе позволить ни резкого падения фондового рынка, ни резкого сокращения «новой» экономики. Первое снижает капитализацию основных американских компаний, а это, в свою очередь, приводит к резкому ослаблению их возможностей по части привлечения новых кредитов и возврату старых. Второе ведет к мощной тенденции на падение ВВП САСШ и, соответственно, является существенным депрессивным фактором для экономики традиционной. Поскольку, как уже говорилось в основном тексте, допустить падение ВВП до президентских выборов Буш-мл. и Республиканская партия не могут, они вынуждены поддерживать именно те отрасли, которые подвержены самому сильному падению. С учетом того, что у государственной поддержки есть естественные ограничения, которые преодолеть невозможно в принципе.
Иными словами, традиционные и достаточно эффективные меры требуют структурной перестройки экономики, в то время как власти САСШ желают именно сохранить структуру текущую! Представим себе, что у нас есть производственная цепочка, причем достаточно длинная. Вы лично в ней – на самом конце, собираете из деталей товар непосредственно для граждан. Но в вашей цепочке есть одно «слабое» звено. Ну, например, директор ключевого для вас завода нахватал кредитов, якобы под реструктуризацию, а на самом деле, на то, чтобы приватизировать этот завод «под себя» и купить в рамках реформы электроэнергетики пару-тройку электростанций. Большая часть денег ушла на взятки отдельным чиновникам и руководителям энергетической монополии, часть на «успокоение» работников завода и местных властей, а на остальное директор купил квартиру в Москве и 600-й «мерседес» («Майбах»).

Приватизация (как всегда) прошла успешно, но реформа электроэнергетики остановилась, и вернуть банковские кредиты невозможно. Что вам делать? С точки зрения нормальной – выкупить у банков часть долгов и банкротить завод. В результате, можно будет реструктурировать производство и выделить тот цех, который производит жизненно важную для вас продукцию, он будет работать и все у вас будет хорошо. Альтернатива – забыть про всю цепочку, оборотный капитал и искать что-то новое. Между прочим – стандартная для России проблема. К сожалению, первый путь сопряжен с большими проблемами (они общеизвестны, я их описывать не буду), которые требуют подготовки, по крайней мере, несколько месяцев. А у вас производство стоит и надо его срочно запускать. Остается только один вариант: на то время, что вы готовитесь к силовому варианту, необходимо самостоятельно финансировать финансовые разрывы интересующего вас завода (разумеется, если эти деньги существенно меньше стоимости основного вашего бизнеса). Хотя с точки зрения экономики, это – бред! Отметим, что объемы тех денег, которые вам необходимо вкладывать зависят не от специфики производства, а от жадности чиновников и наглости директора завода.
Так вот, в американской экономике есть кусок, размером примерно 20%, который в принципе ничего не может продать (точнее, кусок составляет около 40%, но продает только на 20%). На протяжении 10 лет в него вкладывали необходимые ресурсы, и он вполне нормально существовал. Но в последние два – два с половиной года это поток практически высох. Государство может на него плюнуть – с соответствующим падением ВВП. А может и нет – но тогда оно должно искусственно воспроизвести тот самый пересохший поток. 200 миллиардов долларов в месяц – это те средства, которые необходимо «засунуть» непосредственно в «критические» точки американской экономики для того, чтобы компенсировать падающие финансовые потоки. Это позволит сохранить действующую экономическую структуру. Отметим, абсолютно несовместимую «с жизнью», в рамках действующих тенденций. При этом никакой поддержки экономики, никакого стимулирования не возникает в принципе – все эти потоки уже учтены в действующей структуре. Как уже отмечалось, с точки зрения нормальной экономической логики, такой путь крайне неэффективен. И в нашем примере (российском), и в американском, деньги, скорее всего, пойдут не столько на поддержание экономической системы, сколько на затыкание самых необходимых «дыр» и обеспечения для менеджеров получившего деньги предприятия «нормальной» с их точки зрения прибыли.
Отметим, что такие методы могут быть достаточно эффективны, но только с точки зрения государственной структурной политики. Например, если вы хотите стимулировать двигателестроение в авиации (с учетом того, что в САСШ, мировом лидере этой отрасли, начинаются проблемы), то надо создать законодательные условия для изменений (ограничения на шум) и дать возможность для соответствующих предприятий получит инвестиции на реструктуризацию.

Однако есть серьезная альтернатива. Если снижать издержки по всей производственной цепочке, то это, конечно, не эффективно с общеэкономической точки зрения, поскольку при этом поддерживаются отрасли и производства, не имеющие перспектив не только в долгосрочной, но и в среднесрочной перспективе. Но это существенно более эффективно, чем вкладывать деньги непосредственно в разоряющиеся и не имеющие никакой перспективы предприятия и отрасли. В этом смысле снижение цен на нефть обеспечивает значительно больший эффект значительно меньшими средствами. Для примера, представим себе, что ВВП САСШ равно 10 триллионам долларов, а ее рост – 4% в год. А средняя цена на нефть – 25 долларов за баррель. Это означает, что добавленная стоимость, создаваемая за год – 400 миллиардов долларов, а за день – чуть больше миллиарда долларов. Американская экономика потребляет более 20 миллионов баррелей нефти в день. Если ее цена увеличится на 10 долларов, до 35, то это съесть 200 миллионов – то есть 20% всей прибыльности американской экономики! А ведь на самом деле и ВВП существенно меньше 10 триллионов, и прибыльность балансирует около нуля! Снижение цены на 10 долларов (то есть с 25 до 12 долларов за баррель) дает формальный эффект повышения прибыльности американской экономики на 20%. Но на самом деле, значительно больше. Дело в том, что свободные деньги (излишек прибыли) начинают работать в экономике с мультипликативным эффектом. Уровень резервирования в американской банковской системе очень низок – всего 10%, и мультипликатор близок к 10. Это означает, что снижение цены на нефть до 12 долларов за баррель дает по отношению к нынешней ситуации (цена на нефть – 32 доллара) эффект дополнительных инвестиций и спроса на сумму порядка 120 миллиардов долларов в месяц (20 миллионов баррелей * 30 дней * 20 долларов падения цен * 10 мультипликатор). Эффект, который прямой поддержкой «новой» экономики никак получить нельзя. Но это еще не все, есть еще один нюанс. Если деньги в «критические» точки вообще не вкладывать и издержки внешним способом не уменьшать, то, разумеется, ВВП сразу не упадет. На первом этапе «обреченные» предприятия начинают сокращать свои резервы, накопленные за время экспансии. Увольняются лишние работники, сокращаются зарплаты (прежде всего, их неявные компоненты, типа бонусов, премий и т.д.), реструктурируются (пролонгируются) кредиты. Растет количество корпоративных дефолтов, банкротств, ухудшаются условия выдачи новых кредитов, фальсифицируется финансовая отчетность. Резко усиливаются депрессивные тенденции, однако до тех пор, пока все резервы не будут израсходованы, быстрого падения ВВП не будет. Правда, после этого падение остановить практически невозможно.
А в случае появления добавочного ресурса во всей экономике – часть полученного спроса идет в «умирающие» сектора, повышая их устойчивость, а часть – на дополнительный рост ВВП, который компенсирует медленное, на первом этапе, когда расходуются резервы в «умирающих» секторах, падение ВВП. Разумеется, глобальную проблему этим не решишь, о чем и написано в основном тексте, но у администрации Буша-мл. и Республиканской партии САСШ другая задача – дотянуть до выборов осени 2004 года.

По нашим оценкам, логика которых приведена выше, снижение нефтяных цен до 12-14 долларов за баррель по эффективности влияния на экономику на нынешнем этапе ее существования, эквивалентно непосредственному вложению 200 миллиардов долларов в отмирающие сектора. В том смысле, что оно обеспечит безубыточное (но и бесприбыльное) существование американской экономики в рамках существующей ее структуры! Если цены снизятся до 8-9 долларов за баррель, то у САСШ даже появится источник средств для развития новых отраслей (см. статью «Добьется ли Америка апокалипсиса – II», «Эксперт» N28, 2002 г.). Проблема только в том, что пока не видно тех секторов, которые могли бы обеспечить достаточную эффективность для вложенного капитала и в этом смысле, стать «заменой» «новой» экономики 90-х годов.
Отмечу еще раз, что 200 – это оценка! Может не 200, а 130 или 150. Но уже точно существенно больше тех 50, которые вкладываются сейчас.
То, что речь может идти только об оценке – принципиальный момент. Американская экономическая статистика последних лет чрезвычайно неадекватна. «Гедонистические» индексы, приписная рента и другие штучки позволяют серьезно завышать ВВП, выборочные методы, разработанные еще в 60-е – 70-е годы прошлого века, не соответствуют текущей структуре экономики. Искажения могут быть очень велики и, самое главное, их невозможно оценить без очень трудоемких исследований. Мультипликативные эффекты при стимулировании различных отраслей совершенно разные, существенно разнятся эластичности спроса при снижении цен. За два года спада существенно уменьшились резервы отдельных отраслей, что хорошо видно по растущему количеству невозвращенных кредитов, причем для всех отраслей по разному. Кстати, несмотря на существенный рост учетной ставки, стоимость производственных кредитов практически не уменьшилась – риски выросли. Для того, чтобы учесть все эти тенденции необходимо иметь очень хорошую межотраслевую модель американской экономики и иметь доступ к корпоративной и отраслевой статистике (например, поквартальным изменениям эффективной стоимости кредитов и потребностях в этих кредитах для всех отраслей). Хорошо бы знать систему перекрестного субсидирования и внутренних дотаций в крупных американских корпорациях, каждая из которых стоит отдельной отрасли (General Motors, General Electric etc.) У меня таких данных нет, как нет и группы людей, которые бы это все обсчитывали. Теоретически, этим должны заниматься академические институты (США Канады, ИМЭМО и т.д.), но они этого не делают. Так что, хотя общие тенденции американской экономики проявляются достаточно явно, точные цифры дать практически невозможно.

С Новым Годом!
Хазин Михаил Леонидович


Оцените статью