Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

71225


Прогноз 2004 с итогами 2003

Наука и образование

04.01.2004 07:25  

Михаил Хазин

108

Прогноз на 2004 года и анализ предыдущего прогноза на 2003 год Прогноз и итог 2003

Для того, чтобы нести хоть какую-нибудь ответственность за свой прогноз, его автор должен тщательно проанализировать свои предыдущие прогнозы. С этой работы мы и начнем.
"Новый прогноз" был опубликован в мае 2003 года и был основан на двух основных предположениях. Во-первых, в соответствии с ним, американская элита признала неизбежность кризиса и отказалась от реализации стратегических планов по его предотвращению. При этом все усилия и ресурсы направляются на его оттягивание. Во-вторых, прогноз гласил, что к третьему кварталу экономические показатели США существенно ухудшаться. Первая часть прогноза реализовалась практически полностью – с одним принципиальным уточнением, на которое мы укажем ниже. Вторая часть действительности не соответствует: с середины года в США начался серьезный экономический рост. В III квартале его масштаб был объявлен в размере 8.2% в годовом исчислении. Как следствие, резко вырос оптимизм американских граждан, что показали все индексы потребительского оптимизма, прежде всего, Conference Board. Даже безработица стала уменьшаться, хотя и не с такой скоростью, которая считалась необходимой для реального роста.
Отметим, что эти показатели вызвали удивления даже у американских экспертов. Газета New York Times опубликовала большую статью, в которой выражались большие сомнения в достоверности трудовой статистики. Собственно говоря, оценки экономического роста США в III квартале, сделанные рядом российских экспертов, также показывают, что реальный рост существенно меньше. Такая большая цифра вызвана как реализацией в июле-августе программ по сокращению налогов (объективный, но разовый фактор), так и «творческим» использованием гедонистических индексов, которые существенно подняли показатели расходов на компьютерную технику и другие достижения «новых технологий». Кроме того, реализация описанной в «Новом прогнозе» технологии программы «затыкания дыр» привела к резкому увеличению бюджетного дефицита и увеличению денежной массы М1.
В целом, можно сказать, что, как всегда, качественная оценка оказалась значительно более убедительной, чем количественная. Но сама по себе тенденция, при которой относительно правильные тенденции не дают возможности оценить количественные эффекты, приводит к естественному выводу: те механизмы, которые определяли управляемость экономической системы на протяжении десятилетий, достаточно серьезно «разладились». Наиболее ярко такая «разбалансировка» проявилась в динамике внешнеторгового дефицита американской экономики, который категорически отказывался уменьшаться, несмотря на существенное падение доллара. Не исключено, однако, что реакция на доллар все-таки имеет место, поскольку в отличие от предыдущих лет, внешнеторговый баланс практически не рос.
Отметим, что по крайней мере один из принципиальных моментов, оказавших серьезное влияние на ситуацию в США (правда, скорее, на ее политическую составляющую) в «новом прогнозе» вообще не был обозначен. Речь идет о последствиях, которые влечет за собой повышение учетной ставки в США. Как уже неоднократно отмечалось, основным первичным источником создания частного богатства в США и в мире был последние десятилетия контроль над главным эмиссионным центром мира – ФРС. Но последние 2 года этот контроль уже не давал серьезных «дивидендов» - как по причине кризисных явлений, так и из-за усиления влияния администрации Буша-мл. в этой организацией в условиях усиления авторитарных тенденций в Вашингтоне. И основным источником «легких денег» стала сама вашингтонская администрация, которая распределяла достаточно существенные денежные средства в рамках реализации «антикризисных» и военных сценариев. С учетом масштаба роста бюджетных расходов и возможностей ФРС и фондов Казначейства, объем этих денег можно оценить в 80-100 миллиардов долларов в месяц.

При этом общее развитие ситуации (уменьшение иностранных инвестиций, достигшее критических значений в сентябре-октябре 2003 г. и рост дефицита бюджета США) неминуемо создавало угрозу повышения учетной ставки. Связано это с тем, что основной тенденцией финансовых рынков в 2003 году стал их рост за счет частных инвесторов, которым продавали свои активы корпорации и их менеджеры–инсайдеры. Повышение учетной ставки резко увеличит обязательные расходы домохозяйств, уменьшит их склонность к инвестированию, что поставит под угрозу все финансовые рынки и еще более ослабит международную финансовую олигархию. Эта операция еще более усилит «команду Буша» и не исключено, что практически обеспечит победу республиканцев на выборах. Не исключено, что именно осознание этой ситуации вызвало резкую антибушевскую истерику Дж.Сороса в сентябре ушедшего года.
В целом, как следует из вышесказанного, писать прогноз на 2004 год – дело достаточно сложное. Особенно осложняет эту ситуацию то, что если обычно экономические проблемы развиваются независимо от политики и даже ее в чем-то определяют, то в настоящее время политические события выходят на первый план. Связано это в первую очередь с тем, что глобальные экономические тенденции, направленные на острый экономический кризис сформировались достаточно прочно и носят объективный характер. Причем как внутри нашей страны, так и за ее пределами. Но вот спусковые механизмы этих кризисов (или, если хотите, одного глобального кризиса) носят ярко выраженный субъективный характер. Что и создает специфику текущего момента.
Специфика российской ситуации состоит в том, что объективный кризис элиты перешел в открытую фазу. Связан он с тем, что экономическая модель «олигархического капитализма», построенная в 90-е годы достигла своего предела (экономика стала практически моноотраслевой и снижение мировых цен на нефть может обрушить как бюджет, так и банковскую систему), а эмигрировать без потери социального статуса может только малая часть «ельциновской элиты». Этот конфликт наложился на конфликт республиканцев и демократов в США (напомним, что именно последние полностью контролировали и контролируют группу «монетарных реформаторов», до сих пор определяющую экономическую стратегию нашей страны все 90-е), в том числе им по вопросу о долгосрочной стратегии США, и привел, в частности, к первому в нашей стране долгосрочному аресту олигарха. Поскольку «зачистки» этих «реформаторов» (пока?) не произошло, описанный раскол будет только усиливаться, что неминуемо приведет к значительным катаклизмам в верхнем эшелоне власти и олигархии. Президентские выборы (на которых почти наверняка снова победит В.Путин) с их потенциальными сложностями (явка) тоже добавят проблем.
В экономической сфере все будет развиваться в рамках инерционного сценария (медленный рост рубля относительно доллара и его падение относительно евро), во всяком случае, до повышения учетной ставки в США. После этого возможны резкие изменения, связанные с падением мировых цен на нефть, общим снижением мирового спроса и резким увеличением предложения импортных товаров по демпинговым ценам. Если к этому моменту экономическое управление страной по прежнему будет у монетарных либералов, то это может привести к проблемам, сравнимым с 1998 годом. С учетом того, что запас прочности, оставшийся со времен социализма, уже практически исчерпан, подобный кризис может вызвать серьезные социальные и региональные последствия. Прежде всего, очередное ослабление центральной власти может вызвать усиление сепаратистских тенденций (Дальний Восток, Дагестан, Северный Кавказ), активно поддержанное из-за рубежа.

Во внешнеполитической сфере, скорее всего, будут усиливаться интеграционные тенденции в рамках «четверки» (Россия, Казахстан, Украина, Белоруссия), с учетом того, что они, по всей видимости, поддерживаются Бушем-мл и его главными идеологами (Бушем-ст. и Г.Киссинджером), несмотря на противодействия многих сил в Вашингтоне. В случае «слома» инерционного сценария с резким ухудшением экономической ситуации, эти тенденции могут существенно усилиться, при условии, разумеется, базового изменения экономической стратегии в России.
Очень важной «точкой бифуркации» станет совещание стран «семерки» 7 февраля. Если на нем будет принято решение о совместной поддержке доллара, то инерционный сценарий, скорее всего, будет действовать (почти) весь год. В этом случае уровень евро/доллар равный 1.3, который, скорее всего, будет достигнут уже в конце января, продержится на таком уровне (с незначительными колебаниями) много месяцев. При этом ожидать, что такое решение будет объявлено явно, достаточно наивно, поскольку само по себе оно может крайне негативно отразиться на долларе. Покупки центральными банками ряда стран облигаций американского казначейства в этом случае позволят компенсировать отток средств частных инвесторов (поскольку доходность американских финансовых рынков расти не будет). Основной проблемой же для такой договоренности станет европейский «пакт о стабильности», который не позволяет осуществлять массовую эмиссию евро.
Если же такого решения принято не будет, то, начиная с марта, вплотную встанет вопрос о росте процентных ставок. В этом случае слом инерционного сценария практически неизбежен. Как следствие, все четче и четче будут проявляться протекционистские, защитные меры, концентрирующиеся в рамках будущих "валютных зон". Для Европы они, скорее всего, приведут к отмене «пакта о стабильности», что позволит ЕЦБ начать получать эмиссионный доход, распоряжаться которым, скорее всего, будут в первую очередь Франция и Германия, что существенно усилит их роль в рамках «единой» Европы. Однако уровень евро/доллар, с которого ЕЦБ начнет интервенции, в этом случае, скорее всего, будет порядка 1.5.
Японская экономики, по мере повышения курса иены относительно доллара, будет стагнировать, что, скорее всего, приведет к середине года к оттоку японских средств, вложенных в облигации казначейства США. Как следствие, процентная ставка в США резко подскочит, даже в случае отказа ФРС поднять учетную ставку.
В заключение хотелось бы отметить, что, по моему мнению, именно в 2004 году все кризисные сценарии проявятся достаточно явно. Хотя собственно кризис (в случае фактической отмены свободных валютных рынков по итогам совещания 7 февраля) может в следующем году и не начаться, однако точно сказать об этом можно будет только где-то к маю. В это же время станет понятно, найдется ли у Президента Путина мужество на принципиальную смену экономического курса. Именно этим сроком и ограничивается действие этого прогноза, который в мае будет существенно уточнен.


Оцените статью