Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

Принуждение к бакалавриату   18

Наука и образование

02.10.2017 12:03  8.7 (9)  

Росбалт

4323

Принуждение к бакалавриату

Переход на Болонскую систему образования в России за одно десятилетие был поспешным и привел к ошибкам, отмечают эксперты.

Министр образования и науки РФ Ольга Васильева минувшей осенью сообщила о вероятности возвращения в вузы специалитета при обучении некоторым специальностям. И вот она, наконец, признала, что переход на Болонскую систему образования за одно десятилетие был поспешным и привел к ошибкам. «Спорным моментом является и прикладной бакалавриат. Сегодня нет единого мнения насчет необходимости его повсеместного введения. Например, для педагогов», — сказала министр. Слова Васильевой обострили споры о наследии прежних министров образования: введении Болонской системы двухуровневого образования. Мнения экспертов разошлись.

Введение двухуровневой системы высшего образования в целом оправдало себя, считает директор департамента образовательных программ Института образования НИУ ВШЭ Александр Сидоркин. «Эта реформа позволила России более глубоко интегрироваться в мировой образовательный процесс, и наши степени стали более узнаваемы за рубежом. Я не верю, что это привело к какому-то ухудшению качества образования. Разделение на бакалавриат и магистратуру позволило разбить образование на две части: первая – более базовая, вторая – более профессионально направленная. Были ли допущены ошибки? Любая административная реформа предполагает допущение каких-то ошибок. Улучшать систему нужно, но я был бы против возврата к прежней системе специалитета с обучением в течение 5 лет», — рассказал Александр Сидоркин.

Эксперт считает, что следует так же идти по пути внедрения и развития прикладного бакалавриата. «Это иновационная, менее опробованная идея. Конечно, там есть риски, но потенциал у нее есть. Мы живем в ситуации «массового высшего образования», непохожего на «элитное высшее образование», которое было в Советском Союзе. В стране очень сложная многоукладная экономика, и людям нужны разные способы построения своей образовательной карьеры. Прикладной бакалавриат не претендует на универсальность, но это одна из опций, которая жизнеспособна, с которой надо работать и которую нужно улучшать», — уверен Александр Сидоркин.

Противоположного мнения придерживается первый зампред комитета по образованию и науке Госдумы Олег Смолин. Как заявил депутат, Болонская система должна использоваться в вузах России на принципах добровольности.
«Мне довелось быть автором закона о высшем образовании 1996 года, который разрешил в России Болонскую систему на добровольной основе. Пока действовал этот закон, 10% выпускников выходили бакалаврами, остальные – специалистами. То есть свободная конкуренция подтвердила, что прежняя система лучше. Когда же принимали закон о принудительном бакалавриате, я позволил себе сказать Андрею Фурсенко, что формула разрушения российского образования могла бы выглядеть так: антисоветская власть плюс принудительная бакалавризация всей страны», — сказал Олег Смолин.

По мнению депутата, новый термин «прикладной бакалавриат» является не более чем красивым термином. «В России раньше это называлось «техникум». Теперь это назвали прикладным бакалавриатом, вроде для того, чтобы повысить престижность. Но я не думаю, что нам это что-то прибавило. Практикоориентируемое образование у нас должно развиваться, в том числе высшее, например, педагогическое, медицинское. Но это не прикладной бакалавриат», — уверен Олег Смолин.

По мнению сопредседателя профсоюза «Университетская солидарность», доцента Павла Кудюкина, жизнь показала, что в обучении некоторым профессиям двухуровневая система не нужна, а в других — требует серьезной проработки. Иногда вузы пытаются в программы бакалавриата, в каком-то урезанном виде, вместить то, что раньше преподавалось за пять лет, и это у них получается довольно плохо.

«Почти везде эта система еще не устоялась. В принципе, разделение обучения на бакалавриат и магистратуру дает возможность более гибкой образовательной траектории. То есть человек может получить базовую бакалаврскую подготовку по одной специальности, а продолжить учиться в магистратуре по другой, но так или иначе связанной с базовой. Но тут встают проблемы. Вот я, например, на своем опыте преподавания в магистратуре столкнулся с тем, что очень часто студентам как раз не хватает этой самой базовой подготовки по избранной специальности. Ну, скажем, им надо читать курс, где требуются знания некоторых положений из экономической теории, которые требуют более-менее профессиональной подготовки, а у них ее нет. Выясняется, что они когда-то проходили, по сути, общеобразовательный курс экономической теории, очень примитивный и скромный. Предполагается, что люди будут самостоятельно „подтягивать“ то, что им не хватает. Но это проблема, и она остается», — рассказал доцент.
В то же время есть специальности, где разделение на два уровня не нужно вообще, а есть такие, где разделение может быть принципиальным.

«Есть специальности, для которых двухуровневая подготовка не подходит, где следовало бы сохранять специалитет в полном объеме и не экспериментировать. Ну, в частности, в подготовке медиков. А есть специальности, где можно давать профессиональную магистерскую подготовку после „разнородного“ бакалавриата. С моей точки зрения, так следовало бы готовить по специальности „государственное и муниципальное управление“. Точно так же бессмысленно учить в бакалавриате журналистов. Журналист должен получить какую-то базовую нежурналистскую подготовку, а уже в магистратуре освоить знания, необходимые для деятельности в той или иной области журналистики. По моим наблюдениям — а у меня много знакомых, которые работают в журналистике — лучшие журналисты получились из людей с не журналистским образованием, а с каким-то другим», — пояснил Павел Кудюкин.

Отдельным вопросом стоит тема прикладного бакалавриата, отметил доцент. «Это на самом деле что-то очень похожее по уровню на среднее профессиональное образование. В каких-то сферах это необходимо, нам не хватает специалистов именно с таким промежуточным уровнем подготовки. Но это уже отдельная проблема», — заключил эксперт.

Сопредседатель межрегионального профсоюза «Учитель» Андрей Демидов считает, что в педагогическом образовании не должно быть сокращения теоретических дисциплин, но должна быть и реальная практика. Как заявил эксперт, уровень образования выпускников российских педвузов, за исключением лучших — МПГУ и питерского «Герценовского», снижается.

«Болонская система, которая предполагает разделение на бакалавриат и магистратуру, применяется в Европе. Идея при ее введении в России была в том, что российские дипломы будут конвертируемы для работы за границей. Но мы прекрасно понимаем, что у педагогики достаточно большая специфика и российский педагогический диплом редко будет конвертироваться, мало кто из педагогов получит реальную возможность работать за границей. Из минусов же этой системы, на которые указывало педагогическое сообщество, очевидно, что четырехлетний бакалавр знает и умеет меньше, чем пятилетний специалист. Тут нетрудно понять, что целый год просто выпадает из образовательного процесса», — рассказал Андрей Демидов. Профлидер подчеркнул, что на снижении качества подготовки педагогов в провинциальных вузах также сказываются активные «реорганизации» и слияния, которым они подвергаются.

Коснувшись вопроса прикладного бакалавриата, Демидов пояснил, что тут, напротив, востребованность очевидна. «Именно прикладной составляющей не хватает в современном педагогическом образовании. Выпускник вуза, приходящий в школу, имеет, как правило, очень смутные представления о предстоящей работе в объеме недолгой практики, которую он прошел на 4-5 курсе. В то же время, например, педагогические программы бакалавариата на Западе предполагают достаточно длительный процесс практической деятельности. Поэтому если прикладной бакалавриат будет предполагать практическое наполнение, то есть работу непосредственно в школе и обучение в процессе этой работы, то никто не будет возражать против такого. Иначе, если мы сокращаем объем теоретических дисциплин, но при этом не даем достаточно практики, получается ситуация, при которой человек не получил ни теории, ни, по сути, практики тоже», — заметил эксперт.

Андрей Демидов пояснил, что при обращении к зарубежному опыту следует иметь в виду, что в разных странах Европы применяются различные модели обучения. «К примеру, в Финляндии набор на педагогические программы подготовки идет не через специальные педвузы, а после 3 курса, получив фундаментальные навыки, общее образование, студент проходит по отбору на педагогические программы, на практикоориентируемое образование. Возможно, к этому стоит присмотреться», — полагает Андрей Демидов.

Эксперт уверен, что следует учитывать российские традиции и специфику и, в то же время, брать лучший опыт, накопленный в передовых образовательных системах.

Дмитрий Ремизов


Оцените статью