Сказка о Дамбе и жителях Старгорода

Экономика

01.02.2015 17:24

Сергей Толкачев [staroga]

230

жалкие попытки стилизации под псевдорусский сказочный стиль, чтобы прояснить существо дебатов про валютные ограничения, всплывшие на повестку дня опять нежданного кризиса

Онаученная Сказка о Дамбе

или

размышления о валютном курсе и валютных ограничениях

Жил-был Город-Старгород   в славном торговом пространстве под названием Глобалия. Все города в Глобалии располагались на берегу моря-окияна, потому как без него экономическая жизнь была почти невозможна. Окиян обеспечивал жителей города и пропитанием, и водой и транспортными   путями. Одна беда: Старгороду всегда   угрожает то наводнение, то уход всей воды в открытый океан (потоки спекулятивного капитала). Плохо и то и другое. Наводнение (приток горячих денег) заливает дороги и первые этажи домов (нарушение существующих логистических цепочек, разорение местных товаропроизводителей, поставляющих торгуемые блага на местные рынки – Голландская болезнь из-за повышения валютного курса национальной валюты), зато насыщает город дешевой рыбой, что естественным путем наплывает в окрестные воды, позволяет крупнотоннажным иностранным судам удобно заходить в местные порты (наплыв дешевого импорта),  и конечно, просто обеспечивает город изобилием пресной воды, которую получают из морской путем опреснения (конвертация долларов в рубли) .

Внезапные мощные отливы (бегство спекулятивного капитала) также губительно для города. Если вдруг береговая линия моря отступила на несколько километров, то вместе с водой ушла доступная дешевая рыба и городские рынки сразу оскудели,  негде причалить иностранным судам, торговля и сопутствующие промыслы и услуги скукоживаются (сокращение денежной массы, кредитных ресурсов и товарных потоков в экономике).

И вот в городской ратуше обсуждается вопрос: а не построить ли заградительную дамбу вокруг береговой линии Старгорода, чтобы регулировать эти разнонаправленные морские потоки (введение режима регулируемого валютного курса с сопутствующими валютными ограничениями и контролем)?

 Одна часть знати, фридомы,  которая контролирует большинство приказов Старгорода,  да и сам Верховный Правитель её слушает,   заявляет, что дамбу строить нельзя, это не современно, и, вообще, нам важно научиться жить в условиях бушующей стихии, не отгораживаться от внешнего мира. На нас не так посмотрят, сочтут за слабаков. В прошлом была такая дамба, но, вспомните сколько вреда она принесла. Купчишки иноземные в нашу гавань редко заходили, монеты заморские у нас не ходили, моряки иностранные в наших тавернах почти не сидели (иностранные туристы и инвестиции), да и таверн (сектор  услуг, кредитная система) у нас толком не было. Зато когда отцы наши (ну это понятно кто) эту дамбу разрушили, смотрите-ка как расцвела жизнь вокруг! И рыбы вдоволь едим, и таверны множатся как грибы после дождя.

А пока нужно бороться с наводнениями и отливами как и во всех других городах с помощью рытья мелких отводных каналов (стерилизация денежной массы), резервуаров для воды (резервный фонд), раскладывать мешки с песком возле самых важных объектов (

льготное кредитование и рекапитализация государственных банков и корпораций).  Зато будем жить как все остальные прибрежные города. Да и жизнь такая беспокойная нам фридомам по нутру. Нельзя противиться воле великого Окияна, все равно не станем мы никогда островком стабильности в бушующем всемирном потоке. Да и покататься на волнах Окиянских для нас фридомов сущая удаль, озорство и отдых.

 И не обращают фридомы никакого внимания на то, что другие города и над водой повыше стоят (диверсифицированная экономика), и колодцев у них побольше понастроено (развитая финансово-кредитная система), да и дамбами загородительными они иногда пользуются, вот только дамбы эти у них не примитивные насыпные, а более технологичные, механические, выдвигаются и убираются.

Другая знать в ратуше, все больше родом из трудового ремесленного сословия, мелких купчишек и зажиточного крестьянства, суверены, требует восстановить дамбу (ввести жестко регулируемый, желательно фиксированный курс рубля с валютными ограничениями), поскольку де надо быть уверенным, что очередной прилив не уничтожит посевы зерна (разорение отечественных производителей), а очередной отлив не лишит их закупок иностранных повозок и инструментов (удорожание импортных комплектующих) и чистой водички, что иноземные купцы привозят (иностранные кредиты), поскольку местная власть, что из фридомов состоит, колодцы и акведуки строить не желает (рублевая кредитно-денежная система). А как фридомы дамбу разрушили, так всем хозяйственным людям пришлось поодиночке заниматься массой мелкой и нудной деятельности, отвлекающей от полезной работы всех жителей. Надо бы всем сообща дамбу отстроить, вместе ж веселее работается и жить легче станет.

Как хорошо будет с дамбой с точки зрения сбережения народного труда, говорят суверены. Ведь тогда не придется каждому хозяйчику и мещанину ни воду вычерпывать из своих клетей после наводнения, ни бидоны с водой огромные в подвалах хранить на случай засухи (ко всем понятным аналогиям это еще и хеджирование валютных рисков – если ЦБ держит фиксированный курс рубля, он снимает с хозяйствующих субъектов все издержки по страхованию от неожиданных колебаний валюты). Не надо будет содержать столько дворников и прочей обслуги, что убирает улицы после наводнений и пыли от засухи (банковский персонал и прочий офисный планктон), а можно всех этих паразитов направить в сады-огороды и мастерские направить (в реальный сектор экономики).

Так что надо-надо дамбу строить, но с обновлениями, сделать пошире мосты и заслонки, чтобы полезных и честных иностранных купцов на кораблях пропускать. Ну и конечно набрать побольше служивых, чтобы они за порядком и безопасностью на дамбе следили (органы валютного контроля).

Но фридомы  не сдаются, упрямо твердят: да нет нигде в окрестных городах никаких дамб, смыло их могучей силой Окияна (валютно-кредитная либерализация

), да и если построить дамбу, то за сохранностью её не уследишь (коррупция правоохранительных органов), всех иностранных купцов распугаешь (недоверие зарубежных инвесторов), в общем, глупость несусветная!

И вот в период очередного мощного оттока, когда  вся прибрежная  вода ушла в океан под влиянием законов лунного притяжения (мы не сторонники теории заговора, и полагаемся на естественные циклические процессы в экономике, а не на действие мощных зарубежных насосов), местные купцы и ремесленники стали закупать воду в других городах (кредиты в Китае)  и везти её в цистернах, бадьях на конной тяге в свой город для обеспечения своих элементарных нужд. Жутко взлетела цена на воду в городе (падение курса рубля, взлет ставок кредитования), жажда замучила трудовой хозяйский люд (кредитный голод), городские рынки затихли, всякие неустройство и неразбериха разразились (спад производства и увольнения). И причитают суверены: доколе ж терпеть нам непредсказуемый нрав Окияна, не пора ли самим о себе позаботиться, колодцев понарыть поболее, да и дамбу наконец отстроить. Тут и некоторые местные мудрецы-сказители подхватили: знаем, дескать, что есть такой град на краю Глобалии, что воздвиг дамбу во время прошлого отлива (Малайзия ввела валютный контроль в 1997 г.) и сумел свои берега от обезвоживания предохранить (Малайзия быстро пресекла атаку валютных спекулянтов на курс своей валюты рингита), и хозяйство в порядок привести.

И вот пошли они с челобитной о строительстве дамбы к Верховному Правителю Старгорода....

(продолжение следует)


Оцените статью