М.Хазин, "Валдайские ассоциации"

Экономика

22.10.2014 10:53

Михаил Хазин

109

О проблемах обсуждения кризисных явлений

Меня тут судьба затащила на заседание Валдайского клуба в Сочи. Сейчас еще идет первый (из трех) дней заседаний клуба, но некоторые общие ощущения у меня уже сформировались. И об этих ассоциациях я и буду писать дальше.

Прежде всего, информация. Я ее много раз уже говорил, но повторю еще раз. Средний доход домохозяйств в США сегодня находится (по уровню покупательной способности) на уровне 1962-62 года. Все превышение жизненного уровня населения идет за счет роста долга (частного и государственного). Средний долг американского домохозяйства превышает 120% от уровня его годового дохода. И, наконец, американские домохозяйства тратят на 3 триллиона долларов больше, чем получают. Точнее, равновесное потребление при сегодняшнем уровне доходов находится на уровне, на три триллиона долларов ниже, чем в реальности. 

Поскольку стимулирование спроса происходило за счет эмиссии, а этот инструмент практически исчерпан, экономика США (а значит, и всего мира) начнет самопроизвольно возвращаться в равновесное, в том числе по параметру расходы-доходы состояние. Поскольку падение спроса влечет за собой и падение доходов (если нет спроса, останавливается производство), то равновесное состояние лежит существенно ниже нынешнего уровня доходов. Я не буду здесь приводить точные расчеты (их можно посмотреть, например, здесь: http://worldcrisis.ru/crisis/1136733 ), но получается, что точка равновесия лежит ниже нынешнего уровня потребления на 6-7 триллионов долларов в год. 

Такой масштаб спада спроса (который, по большей части, и формирует ВВП страны), означает, что ВВП США упадет на 55-60% относительно своего нынешнего уровня (который составляет около 12 триллионов долларов в год, все остальное - вычислительная фикция). Но это цифра колоссально велика и разум отказывается в нее верить. Как же такое может быть?

Ответ на этот вопрос лежит в структурном характере кризиса. В падение на 30-35% вполне верится - именно на таком уровне, без всякой войны, упали США в начале 30-х годов прошлого века и Россия в 90-е годы. Но падение в США (Россия на фоне нефтяного экспорта - особый случай) проходило практически без изменения структуры экономики. То есть доля промышленности, сельского хозяйства и так далее, в том числе финансового сектора, осталась практически без изменений. А вот дальше, уже на фоне роста, изменения как раз происходили.

Если до II Мировой войны доля финансового сектора в перераспределении общей прибыли в экономике не превышала 5%, то после войны поднялась до 10%, а сегодня превышает 50%. Соответственно, выросла и доля финансового сектора в ВВП.

Отмечу, что когда я говорил о финансовом секторе, то имелись в виду не только чисто финансовые компании (например, банки или управляющие компании), но и финансовые подразделения компаний традиционной экономики (которые, теоретически, могут быть выделены в свободное плавание). Дело тут в механизмах получения прибыли - они чисто финансовые.

Такая роль финансового сектора не должна удивлять, уж коли именно за счет перераспределения эмиссии доллара (не так важно, какой, денежной или кредитной) эта прибыль в экономике образовывалась. Но вот по итогам кризиса ситуация будет ухудшаться - поскольку кредитный мультипликатор находится на практическом минимуме, новая эмиссия неминуемо будет вести к инфляции. А спад при этом будет сопровождаться серьезными структурными изменениями. 

Если гипотеза об упрощении экономики в процессе кризиса верна (а я пока серьезных возражений против нее не встречал), то доля финансового сектора сократится на порядок - с величины, порядка, 50%, до тех 5% которые были 80 лет назад. А вот реальный сектор может как раз сократиться не так сильно, например, процентов на 30. А то и меньше. Ну, точнее, на этапе быстрого спада (соответствующего периоду весна 1930 - конец 1932 года), финансовый сектор должен сократиться раз в пять, дальнейший спад возможен уже потом. Но даже и такое сокращение вызовет радикальное изменение в элитах практически всех стран.

Дело в том, что, поскольку основные прибыли последние десятилетия получались в финансовом секторе,  то именно в нем хранятся капиталы основных представителей мировой элиты. И уйти из этого сектора просто невозможно - аналогичных активов просто нет, а то, что есть (например, недвижимость) будет на фоне кризиса экономически убыточно. В частности, налоги на недвижимость вырастут точно. И это значит, что мировую элиту ждет не менее жестокая реструктуризация, чем экономику.

В такой ситуации любое обсуждение кризиса со стороны тех, кто так или иначе находится в рамках элитных структур (то есть получает от них финансирование) становится совершенно невозможным. Говорить в такой ситуации можно только о том, как сохранить «старый» порядок, в лучшем случае - о том, как можно, теоретически, его реформировать без принципиальных изменений. С полным пониманием того, что реализовать эти рецепты на практике будет невозможно.

Именно последнее обстоятельство вызвало мое глубокое разочарование от первого дня заседания Валдайского клуба. Много говорилось о том, что «старая» система в кризисе (кто бы мог подумать!), много - о том, что нужно как-то собрать какое-нибудь уважаемое собрание для его «починки». Но уже даже о том, что в кризисе вся Бреттон-Вудская система, основанная на эмиссии доллара, никто сказать не решился ... Что уж тут говорить о рецептах и выходе из ситуации ... В общем, грустно это как-то все.   


Оцените статью