М.Хазин Анализ речи В.Путина на 22-ом заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям.

Экономика

22.10.2008 04:06

Михаил Хазин

89

Речь, произнесенная премьером, показала, что его аппарат не совсем адекватно представляет себе реалии современного положения дел. М.Хазин Анализ речи В.Путина на 22-ом заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям.

о, что качество современного российского государственного аппарата оставляет, как говориться, желать много лучшего, является достаточно общепринятым фактом в экспертной среде. Но более или менее четких комментариев, показывающих это явление, в прессе не найти, по самым разным причинам. Сегодня я попытаюсь продемонстрировать это явление на вполне конкретном примере – речи премьер-министра России на 22-ом заседании Консультативного совета по иностранным инвестициям. Заметим, что кроме версии слабости аппарата есть еще и версия умышленной «подставы» руководителя правительства, но мы ее пока рассматривать не будем.
Путин: «Наша встреча проходит во время, когда мировая финансовая система, мировой финансовый порядок испытывают серьезные системные сбои. Не сказать об этом было бы сегодня неправильным и странным.
Настоящий финансовый кризис называют самым крупным со времен Великой депрессии в США в 30-е годы прошлого века. События такого масштаба заставляют нас по-новому взглянуть на мировую финансовую систему, заставляют попытаться найти причины и тогда более взвешенно, более точно поставить задачи на перспективу.»

Это – затравка. Глава государства показал, что кризис, в той или иной форме, станет основной его выступления.
«Нынешний кризис выявил несостоятельность всех основных элементов системы регулирования финансовых рынков и институтов. Американские, европейские, британские структуры при всех различиях в системе их организации и работы в равной степени оказались застигнутыми врасплох. Все эти институты оказались застигнутыми врасплох возникшими проблемами. Неготовность к кризису продемонстрировали и такие структуры как Рейтинговое агентство, Базельский комитет, МВФ. Сегодня от властей каждой страны граждане и бизнес ждут внятных, ответственных, последовательных шагов.»
Это – правда. Но, не причина, а следствие. Более того, попытки разобраться, кто, где, когда и как неправильно отрегулировал контрподуктивны – поскольку нарушители найдутся всегда, а реальный смысл событий начинает «уходить» из под анализа. Более того, есть достаточно обоснованное мнение, что попытка представить нынешний кризис как кризис регулирования есть специальная операция дезинформации, направленная на закрытие реальных причин кризиса от широкой экспертной, политической и бизнес-элиты.
«Россия входит в число ведущих мировых экономик и находится в первой четверке стран по влиянию на рост мирового ВВП. Поэтому возникшие в мировой экономике сбои затрагивают, конечно, и нашу страну. Правительство России ищет ответы на эти глобальные вызовы и находит их.»
А вот это – уже серьезная ошибка. Путин выступает не перед функционерами «Единой России», а перед крупными бизнесменами, у которых достаточно информации, чтобы знать, какая в нашей стране реальная инфляция, каково состояние промышленности, как устроены теневые финансовые потоки, контролируемые нашим бизнесом за рубежом. У нас уже года два нет реального экономического роста и на мировой ВВП мы практически не влияем, поскольку мало что производим, а наши закупки не велики. Ну и, конечно, насчет «ищет и находит» - это сильное утверждение. Весь мир ничего найти не может, и только Кудрин, Шувалов и Дворкович раз – и нашли!

«Но, прежде всего, хотел бы сказать, что мы не позволили застать нас врасплох. Формируя долгосрочную экономическую и финансовую политику, мы учитывали потенциальные риски и угрозы. Порой нас даже критиковали за излишний консерватизм. И все-таки я думаю, он оказался оправданным.
За последние 10 лет мы не только обеспечили стабильно высокие темпы роста, но и создали необходимый запас прочности. Наши государственные резервы — одни из крупнейших в мире. У нас устойчивый платежный баланс. В России одна из самых высоких в мире норма валовых национальных сбережений. И поэтому мы в значительной степени можем финансировать развитие нашей экономики за счет внутренних источников.»

Не знаю уж, что и кто учитывал, но в кризис мы влипли свой собственный, причем более сильный, чем мировой. Риски и угрозы – не учитывались, никто не готов к такому падению мировых цен на нефть, а он будут падать и дальше, потому что это естественное следствие фундаментальных экономических причин. И были в России экономисты, которые это писали, только их демонстративно не слушали. В результате – сумасшедший рост импорта, который еще стимулировался денежными властями, жестко гнобившими отечественное производство. Как следствие - платежный баланс у нас на грани – еще чуть–чуть (а может, и уже) и он станет отрицательным. Про отток капитала и говорить нечего. Резервы ... Их уже не хватает всем желающим, а ведь есть еще и корпоративные долги, с которыми тоже что-то нужно делать. Дефолт объявлять? Или передавать иностранцам контроль над банковской системой и ресурсными компаниями?
Причем, опять повторяю, это все говорится людям, которые это все знают и понимают, а не функционерам «Единой России».
«Замечу также, что, решая собственные задачи, Россия оказывает стабилизирующее влияние и на ситуацию в мировой экономике.
Российские монетарные власти одними из первых заявили о системных антикризисных мерах. Были оперативно приняты соответствующие законы и подготовлены поправки в бюджет. Они уже приняты и начинают работать.»

Не очень понимаю, какое «стабилизирующее влияние»? Нефть поставляем? Так спрос на нее сильно падает и скоро наша нефть станет совсем незначащим фактором в мировой экономике. Остается газ для Европы. Но это, скорее, политический фактор. А насчет антикризисных мер ... Если у на все хорошо, как говорилось чуть выше, то зачем спешить. А если так поспешили – то неспроста? И потом, не забудем, на Западе поддерживают всю банковскую систему и, в частности, промышленность. Но уж никак не фондовый рынок. А у нас первые деньги были выделены на поддержку фондового рынка. Это зачем? У олигархов выкупить по высоким ценам их падающие активы? В общем, я бы этим «антикризисным планом» особо не хвастался, тем более, что эффективность его реализации под большим вопросом.
«Теперь несколько слов о наших оценках сегодняшней ситуации в мировой экономике. У нынешнего кризиса есть отличительная черта — если эпицентром предыдущего глобального кризиса 1997-1998 года были развивающиеся рынки, то теперь эпицентром являются сами Соединенные Штаты. Можно вспомнить, что показатели роста экономики США в 1990-годы были столь впечатляющими и устойчивыми, что породили веру в то, что цикличные спады ушли в прошлое и что современные подходы к проведению экономической политики позволяют постоянно и — подчеркиваю это — любой ценой поддерживать высокие темпы роста.

В рамках этих представлений, по-видимому, Федеральная резервная система США пошла в начале этого столетия, как нам кажется, на беспрецедентное снижение процентных ставок, которые надолго стали отрицательными в реальном выражении, то есть были ниже инфляции и вызвали весьма значительные повышения кредитной активности, прежде всего, на рынке недвижимости. Однако рынок недооценил системные риски. Ипотечный рынок стал тем, что называют мыльным пузырем, который начал постепенно сдуваться и, кроме того, стало очевидным, что обещания Администрации США справиться с двойным дефицитом бюджета и платежного баланса не могут быть исполнены. Одновременно государственный долг США вышел на критический уровень, а доллар стал самым слабым с 1973 года. Все это свидетельствует о том, что США вступили в период жесткой рецессии.
В следующем году экономика США, Западной Европы и Европы в целом, Евросоюза будет иметь самый низкий рост за последние 18 лет. По нашим прогнозам, ВВП США и стран еврозоны в 2009 году не превысит в реальном выражении ВВП 2008 года. То есть роста не будет вообще. В некоторых странах даже ожидается падение.»

Тут даже непонятно, что комментировать. Одно понятно, что авторы этого текста с экономикой не очень знакомы и о причинах кризиса имеют самое туманное представление. В частности, снижение ставки – это инструмент, который использовался денежными властями США непрерывно с 1983 года. Ничего такого неожиданного в этом нет, соответствующие прогнозы были сделаны еще в конце 90-х – что когда ставка выйдет в ноль, то будут проблемы. Вопрос в другом: зачем они это делали, почему допустили «двойной дефицит» и так далее, и тому подобное. Почему ничего не говориться об инфляционных процессах в американской экономике и борьбе с ними (точнее, полном отсутствии такой борьбы)?
«Есть все основания полагать и хотя бы отчасти согласиться с теми экспертами и аналитиками — как российскими, так и американскими, европейскими, западными, западноевропейскими, — что одной из причин нынешнего спада является цикличность развития мировой экономики. И в этих условиях чрезмерно энергичные попытки идти против естественных тенденций развития экономики, которые были предприняты финансовыми властями Соединенных Штатов, обходятся уже сегодня и могут обойтись и в будущем Соединенным Штатам, и всему миру очень дорого.
США от первых мер выборочного спасения финансовых институтов перешли к оказанию масштабной финансовой помощи финансовому сектору. За этим последовали и правительства государств еврозоны. На этом этапе — и я хотел бы это отметить — действия монетарных властей ведущих стран, ведущих экономик пока не позволили дефициту ликвидности выйти из-под контроля. Мы считаем, что это позитивный, хороший сигнал. Тем не менее, эффективность этих мер еще до конца неизвестна.
Финансовый кризис в США заразил всю мировую финансовую систему. Это, конечно, может стать фактором замедления роста и развивающихся экономик. Дефицит ликвидности на мировом рынке капитала может привести к торможению притока ресурсов и на развивающихся рынках, к повышению стоимости заемных средств.»


А вот и ответ не предыдущий вопрос. Если инфляция высокая, то значит, мы верхней стадии циклического процесса. То есть экономику нужно замедлять, а ставку – повышать. Но ее понижают, а значит, текущие процессы к циклическим никакого отношения не имеют. То есть Путину написали бред, который он прочитал людям, которые это поймут и сразу же сделают выводы: что с такими властями дел иметь нельзя, поскольку в экономической сфере они абсолютно неадекватны. Ну и насчет «не позволили дефициту ликвидности выйти из под контроля» - это сильно. Лучшее средство против перхоти – это, как известно, гильотина. А против кризиса ликвидности – галопирующая инфляция. Авторы речи Путина изучали, как развиваются инфляционные процессы в мире? А если нет, зачем подставлять своего руководителя?
«Это отразится и на нас, на России. Возможно, это будет причиной некоторого оттока капитала. Тем более, что значительное число наших предприятий — и вы это знаете — кредитовалось в иностранных банках. Тем не менее, несмотря на это локомотивом роста мировой экономики в ближайшие годы все-таки останутся страны БРИК — Бразилия, Россия, Индия, Китай. По прогнозам МВФ, рост ВВП в 2009 году в Китайской Народной Республике должен составить 9,3%, в Индии — 6,9%, в России — 5,5%, в Бразилии — 3,5%.
Россия, конечно, уже неразрывно связана с глобальной экономикой. Мировой финансовый кризис спровоцировал, к сожалению, и падение на российском фондовом рынке и на рынке облигаций, а также оказал влияние на ситуацию в банковском секторе. Это, конечно, спровоцировало снижение котировок внутренних ценных бумаг. Надо учитывать, что в нашей стране дополнительное понижающее влияние на рынок оказывает и цена на нефть на мировых рынках. Наша экономика в целом — я хотел бы это подчеркнуть — достаточно хорошо подготовлена к длительным отрицательным внешним «шокам». В первую очередь, политика сбережений части нефтяных доходов в бюджете означает, что падение цен на нефть будет полностью компенсироваться резервным фондом Правительства. В 2009 году бюджет будет сбалансирован даже при среднегодовых ценах на нефть в 70 долларов США за баррель.
Другой важный компонент прочности и стабильности — в 2009 году мы ожидаем положительный счет текущих операций, несмотря на падение цен на энергоресурсы.
И третий компонент. Большие валютные резервы, являющиеся инструментом для поддержания стабильного обменного курса, на мой взгляд, крайне важны. Кроме того, наша страна практически к минимуму свела государственный внешний долг, осуществив досрочное погашение его основной части.»

Отразится, конечно, отразится. И экономического роста у нас уже нет, потому что инфляция даже по официальным данным почти 25%. А по реальным – и того больше. Кстати, а почему в тексте речи не написано, почему мы так много брали иностранных кредитов? Что это было следствием политики денежных властей, поддержанных и «Единой России», речь лидера которой мы анализируем, и всего правительства. И что сегодня девальвация рубля, которая практически неизбежна, вызовет коллапс финансовой системы, также, как это было осенью 98 года. Поскольку рублевые балансы наших банков уже не станут достаточным обеспечением их валютных долгов? Или президент России Путин, назначавший творцов дефолта 98 года Игнатьева и Кудрина (последний даже получил в интернете кличку Леша-дефолт) на их посты не проанализировал их политику того времени? А если не проанализировал тогда, почему этот анализ не сделали те, кто писал эту речь премьеру Путину? И зачем в такой ситуации, весьма спорной в части обеспеченности корпоративного и банковского долга, который уже, по некоторым расчетам, превышает все наши резервы и которая, напомним, отлично известна участникам встречи, говорить о маленьком государственном долге? Я бы такое на месте слушателя воспринял как издевательство со стороны человека, который мне предлагает вложить в него деньги. А какой эффект имели в виду авторы речи премьера?

«Но есть, конечно, и слабости. Мы их прекрасно видим и учитываем. Проблемы, которые нам пока не удалось преодолеть до конца. Я говорил о том, что есть резервный фонд, мы балансируем бюджет при 70 долларах за баррель. Но экономика все-таки продолжала в значительной степени опираться на нефтегазовые ресурсы. Мы больше тратили нефтедолларов, чем, может быть, нужно было для сбалансированного роста. Это вызывало и укрепление рубля и увеличивало импорт, создавало трудности для наших производителей и, прежде всего, для экспортно-ориентированных предприятий. Это способствовало и притоку спекулятивного капитала, который, кстати говоря, первым и начал «удирать» из нашей страны.
Вместе с тем хочу отметить, уважаемые дамы и господа, что, по последним данным, за 9 месяцев текущего года чистого оттока частного капитала из Росси нет. У нас в этом смысле приток и отток сбалансированный — он сейчас нулевой.
Приток «горячих» денег способствовал и переоцененности фондового рынка. Теперь это стало очевидным. Мы еще не создали достаточно источников «длинных» денег внутри страны из-за высокой инфляции и недостаточного развития финансовых институтов. Сейчас, когда внешние источники иссякли, это чувствуется наиболее остро. Вместе с тем вся совокупность предпринимаемых нами мер направлена, в том числе и, может быть, в первую очередь на создание, так называемых, «длинных» денег.
Темпы прироста кредитов в экономике в России были в предыдущие годы в полном смысле этого слова рекордными. В прошлом году они увеличились на 51,5%, а на октябрь текущего года — несмотря на все проблемы в мировых финансах — они увеличились у нас на 47%. В других странах, как вы знаете, эти темпы составляют в среднем где-то 8%, 9%, 10%, 14%. В редких случаях приближаются к 18-19%. Повторяю, что у нас в прошлые годы было 51,5%. Конечно, в ближайшие годы темпы прироста кредитов в России будут скромнее. Это естественно. Но я обращаю ваше внимание, что при этом объем кредитов все равно будет расти. А бизнесу, конечно, необходимо исходить из этих реалий при формировании своих бизнес-планов»

Эта часть выступления – вообще перл. Мы не просто опирались на нефтегазовые деньги, мы планомерно уничтожали все остальные опоры экономики. Путин говорит, что из-за нефтяных денег курс рубля завышен – это намек на то, что он будет девальвирован? То есть инвесторам нужно срочно затребовать возврат своих долгов российским банкам и корпорациям?
Что касается объема кредитов в экономике, то он, для нормального случая, должен равняться, примерно, 100% от ВВП и расти вместе с ним. У нас что, был рост 50%? Ах, нет! Значит, наша экономика была фантастически недокредитована? А знают ли авторы речи премьера, что кредит – это источник роста экономики? То есть они заставили премьера признать, что последние годы (на самом деле, с начала так называемых «либеральных реформ») наша экономика находилась в крайне тяжелом положении и ресурсов роста у нее не было. Замечательно! А теперь, он говорит, что в условиях кризиса, за несколько месяцев нужно сделать то, что создается десятилетиями? Как он в этой ситуации выглядит перед слушателями? Особенно если учесть, что много лет он одобрял деятельность денежных властей в лице, в первую очередь, Игнатьева и Кудрина, основная суть политики которых как раз и заключалась в непрерывном ограничении возможности для российских производителей получить дешевый рублевый кредит.

«Наша общая задача — достойно пройти сегодняшние сложности. России предстоит пройти свой экономический цикл, который в значительной степени связан с состоянием мировой экономики. Мировой спрос определяет цену на нефть, которая особенно чувствительна, как я уже говорил, для России. Задача российского Правительства — не компенсировать в полном объеме падение внутреннего и внешнего спроса (да и это, как мы с вами понимаем, невозможно), а обеспечить работу институтов, которые позволяют экономике адаптироваться к новым условиям.
Задача Правительства заключается в том, чтобы выполнить в полном объеме все ранее взятые на себя социальные обязательства, не допустить никакого падения уровня жизни граждан страны.»

Ну, это – общие слова. Хотя как он это будет делать? Пенсионная система развалена реформами последних лет, социальные выплаты из бюджета стимулируют и без того высокую инфляцию, а на пороге еще и бешеная безработица. И иностранные инвесторы это все понимают – и мотают на ус: что том, как компенсировать эти проблемы, докладчик не сказал. А стоимость российской рабочей силы, даже в условиях кризиса, все равно будет выше, чем китайской или индийской.
«В ближайшее время Правительство Российской Федерации примет дополнительные меры по поддержке банковского сектора и реального сектора экономики. Те меры, которые Правительство приняло с 18 сентября текущего года, хорошо известны. Я не буду в этой аудитории их сейчас повторять, называть суммы, миллиарды, которые мы направляем на те или иные цели, на поддержание ликвидности банков, на цели рефинансирования тех наших предприятий, которые ранее финансировались, кредитовались в зарубежных финансовых институтах. Повторяю, что эти цифры хорошо известны.
Все эти меры, как я уже сказал, были направлены на поддержание ликвидности и капитализацию банковского сектора. Часть этих мер уже реализована. Большая часть вступит в силу на этой неделе. Сегодня, например, Центральный Банк России проводит первый аукцион по депозитам без залогов. Эта мера по поддержанию ликвидности охватит более 120 банков Российской Федерации. Поддерживая банки, мы исходим из необходимости обеспечить доведение ликвидности до конкретных предприятий реального сектора. Банки — это кровеносная система экономики. Будут работать банки — будет работать и реальный сектор, будут сформированы необходимые сбережения, а, в конечном счете, — инвестиции.»

Банки действительно «кровеносная система». Только вот какие. Сейчас, из-за кризиса, начнут падать как раз те банки, которые кредитовали (несмотря на противодействие Кудрина и Игнатьева) реальный сектор экономики (как правильно отметил премьер, спрос падает). Но они, судя по всему, в счастливые списки поддержки не попали. Да и зачем им стабилизационные кредиты на 35 дней? Промышленность на столько не берет. А вот как им попасть в списки счастливчиков на получение длинных денег? Даже в Интернете уже пишут, сколько реально будет стоить получение таких денег, с учетом откатов посредникам? Или авторы речи премьера считают, что инвесторы не читают Интернета?

«Хочу подчеркнуть особо: одним из безусловных приоритетов Правительства России в связи с теми процессами, которые мы наблюдаем в мировых финансах, является защита интересов граждан страны, рядовых вкладчиков, защита их сбережений.
Мы уже гарантировали сохранность всех вкладов граждан в банке в сумме 700 тысяч рублей. А такой суммой располагает подавляющее большинство клиентов российских банков. Их, по данным Центрального Банка России, около 98%. Мы, безусловно, исполним это обещание. Если потребуется, рассмотрим и дополнительные меры поддержки.
Мы понимаем процессы, происходящие в мировой экономике. Будем, как и прежде, проводить ответственную экономическую политику, опираясь на достигнутый уровень развития, имеющиеся резервы, ресурсы и исходя из интересов граждан России. Поэтому наши дальнейшие меры будут направлены на укрепление банков, в том числе и частных, на поддержку непосредственно предприятий реального сектора.
Только сегодня я поручил Министерству финансов и Министерству экономического развития совместно с депутатами Государственной Думы внести проект закона о расширении функций Агентства страхования вкладов в части дополнительной капитализации банков для того, чтобы обеспечить их стабильную работу. В связи с этим прошу внести поправку в бюджет 2008 года о выделении дополнительно 200 млрд. рублей в виде имущественного взноса в Агентство страхования вкладов. Источником должно стать уменьшение объемов свободных средств федерального бюджета, который зарезервирован по нормативу, установленному бюджетным кодексом на начало текущего года. Сегодня он составляет более 600 млрд. рублей.»

А это зачем нужно инвесторам? Чтобы они поняли, что будет поддержан совокупный спрос? То есть, имеет смысл по прежнему завозить в Россию товары, уж коли, по причинам, изложенным выше, производить в России все более и более не выгодно? Или это просто демонстрация, что у нас все, «как у людей»? Но ведь экономическая–то ситуация у нас совершенно иная!
Окончание речи я уж опущу. Поскольку уже сказанное показывает достаточно грустную картину. А именно, что люди, которые готовят для премьера некоторую картинку действительности, а нашем случае, экономическую (а крупные руководители всегда и везде вынуждены пользоваться такой картинкой, иначе у них просто не будет ни на что времени), мягко говоря, не адекватны ситуации. Причем как общей, с точки зрения экономики, так и частной – не в состоянии оценить, кому именно будет говорить их руководитель подготовленную речь. И это очень грустно, особенно, в условиях кризиса.


Оцените статью