«Что-нибудь бизнесу предложим, Алексей Леонидович?»   38

Экономика

07.10.2017 10:26  7.9 (33)

Forbes

5043

«Что-нибудь бизнесу предложим, Алексей Леонидович?»

Борис Титов ответил Алексею Кудрину через Forbes

Бизнес-омбудсмен разобрал предложения главы ЦСР Алексея Кудрина по бюджетному маневру из экономической программы для президента
 
Споры о том, как ускорить экономический рост и какие реформы нужны в России, чтобы вывести экономику на траекторию устойчивого роста, продолжаются. Президенту на этот счет представлено несколько программ от правительственных и околоправительственных экспертов, и сейчас они обсуждаются в закрытом режиме.

Экс-министр финансов Алексей Кудрин, председатель совета Центра стратегических разработок, в сентябре в журнале «Вопросы экономики» опубликовал часть предложений из своей стратегии развития страны до 2024 года в статье «Бюджетный маневр и структурная перестройка российской экономики». Статья была написана в соавторстве с завлабораторией Института прикладных экономических исследований РАНХиГС Ильей Соколовым. Кудрин считает, что для будущих реформ потребуется перераспределение бюджетных расходов: это может ускорить экономический рост.

В правительстве по существу предложения Кудрина по бюджетному маневру не комментируют. «Все программы, которые сейчас написаны, президент смотрит по блокам. Наиболее востребованные блоки будут критически рассмотрены, переработаны, доработаны и лягут в основу президентской программы», — говорил первый вице-премьер Игорь Шувалов РБК.

Свои аргументы Титов изложил в статье, которую публикует Forbes.


Туннельным зрением света не увидишь

Есть в психоанализе такой термин — вытеснение. Это когда человеку настолько неприятны какие-то воспоминания, что он делает вид, что с ним ничего подобного и не происходило. Вытесняет их, в общем, за пределы сознания. И когда я наблюдаю за конкурентами по стратегическому планированию, я не могу избавиться от ощущения, что они упорно вытесняют частный бизнес (живой, настоящий, а не выдуманный) из своей картины мира. 

Вот у Минэкономразвития (и правительства в целом) все хорошо. Инфляцию подавили, теперь сидим, ждем начала нового кредитного цикла. К 2020 году выйдем на среднемировые темпы роста — ну вот просто так выйдем, потому что теперь-то уже все будет хорошо. Выйдем, поверьте, что вам, трудно поверить?

Правительство понять можно. Они — исполнительная власть, вот и исполняют. Для них хорошая мина — уже полдела. А вот Алексей Кудрин сейчас не на посту, поэтому может позволить себе более трезвый взгляд. В недавней программной статье «Бюджетный маневр и структурная перестройка российской экономики» он пишет: «При сохранении статус-кво темпы прироста ВВП даже в наиболее «успешные» годы не будут превышать 2,5%, а в среднем составят 2,1%. В этом варианте страну ждет производственная стагнация и увеличение экономики к 2035 году лишь на 50% по сравнению с 2016-м».

Увы, трезвая оценка последствий у Алексея Леонидовича абсолютно не означает наличия действенного рецепта по предотвращению последствий. Кудрин, как обычно, говорит о том, что знает и понимает. То есть о верстке бюджета. Самые актуальные задачи он видит так:

восстановление кратко- и среднесрочной бюджетной сбалансированности и защищенности от рисков;

обеспечение долгосрочной бюджетной устойчивости;

создание благоприятных условий для экономического роста.

Именно так, в такой последовательности. Причем первую задачу правительство уже успешно решает. «Расходы федерального бюджета за 2017-2019 гг. должны быть сокращены в реальном выражении на 13%, а расходы бюджетной системы — на 14%, — пишет Кудрин. — Это позволит к 2020 г. адаптировать параметры бюджетной политики к низким ценам на нефть».

Вот так-то. Есть в мире ЦСР свои альфа и омега — цена на нефть, да и баланс бюджета. А другого и знать нам не надо, все равно мы, кроме торговли нефтью, ни на что не способны. Когда Кудрин переходит к решению второй задачи (по сути, той же первой, только на более длительную перспективу), он из этого и исходит: нефть по-прежнему будет недорогая, а значит, расходы надо готовиться всячески ужимать.    

«Понижательный тренд будущих бюджетных доходов (в процентах ВВП) обусловлен прежде всего сравнительно низкой динамикой добычи и экспорта углеводородов, — говорится в статье. — Мировой спрос на них растет значительно медленнее, чем глобальная экономика в целом, что определяет принципиальную слабость сырьевой модели, характерной для России.

Что касается растущих расходов, то основной причиной этого выступает старение населения. Это общая для всех стран тенденция, но Россия сильно отстает в осознании серьезности проблемы и еще не приступила к реализации мер для защиты бюджетной системы от ее последствий».

Со стареющим населением Алексей Леонидович разберется просто — заставит работать без пенсии едва ли не до смерти (с учетом того, что по средней продолжительности жизни мы отстаем не только от европейцев или японцев, но и от китайцев).

Но вот мы наконец добрались и до третьей задачи — стимулирования экономического роста. Вообще-то Кудрин, как выясняется, все это время только о нем и заботился. «Заметим, что первые две задачи важны не только с точки зрения собственно бюджетной политики — без их решения трудно рассчитывать на ускорение экономического роста, — говорится в статье. — Наличие растущего разрыва между доходами и расходами государства с точки зрения инвесторов говорит о возможном повышении налогов, что может обесценить сделанные инвестиции. Таким образом, обеспечение кратко- и долгосрочной бюджетной устойчивости — обязательное условие преодоления неопределенности относительно будущего фискального режима в стране и тем самым — завоевания доверия инвесторов, без чего невозможно активизировать процесс накопления капитала».

Ну да ладно, но помимо верстки бюджета, что-нибудь бизнесу предложим, Алексей Леонидович? Увы, на этом месте Кудрин пересказывает неоклассическую макроэкономическую теорию американца Роберта Барро, из которой делает глубокомысленный вывод: «К производительным расходам относят прежде всего инвестиции в человеческий и физический капитал, расходы на фундаментальные исследования и другие аналогичные виды расходов. К непроизводительным традиционно относят социальные расходы, которые с экономической точки зрения представляют собой перераспределение ресурсов между группами населения, не оказывающее значимого положительного воздействия на экономический рост, а также расходы на национальную оборону, правопорядок, частично на государственное управление».

Итого глобальный рецепт имеем следующий: расходы на здравоохранение и образование нарастить, расходы на оборону и безопасность сократить. Ну а стимулирование экономики (раз уж обозначили такую цель) удостаивается следующего абзаца: «В рамках расходов на национальную экономику нужен дифференцированный подход. Бюджетные расходы на дорожное хозяйство и транспорт (развитие инфраструктуры) следует увеличить на треть, а ряд других видов расходов, носящих характер неоправданных субсидий, должен быть серьезно оптимизирован. Дополнительные средства на строительство транспортной инфраструктуры позволят существенно ускорить ее развитие и повысить технологический уровень, обеспечив создание сети высокоскоростных железных и скоростных автомобильных дорог, реализацию концепции мультимодальной транспортной интеграции на базе создаваемых транспортно-логистических хабов». Все, конец, не вру.

Что я хочу сказать? Нельзя построить стратегию, если ты не видишь объекта этой стратегии. Да, если ты живешь в стране, где есть нефть, труба для ее перекачки за границу и население, на которое требуются «непроизводительные расходы», то описанные методы годятся. Но я хочу жить в иной стране. Не дураков, а гениев, как когда-то пелось. В стране, где частная инициатива не подавляется, а культивируется. В стране, которая может выстраивать свое будущее на каких-то еще основаниях, помимо нефтяных фьючерсов на Нью-Йоркской бирже.

И если принять миллионную массу предпринимателей за живой организм, если дышать с ними одним воздухом, то сразу увидишь и поймешь, чего не хватает России для роста. Все гораздо проще, чем теория из учебника. Доступный кредит. Справедливый, не грабительский тариф на пользование инфраструктурой. Уважение и доверие, а не бесконечное давление со стороны чиновников. Тогда и будет настоящий рост, будут новые рабочие места, новые хорошие зарплаты и пенсии. Тогда не придется отнимать последние крохи у без того нищающего населения.

А полтора-два процента роста в год — это все равно ни о чем. Вот конкретные цифры МВФ: европейского уровня жизни Россия может достичь, только если в течение ближайших 15 лет будет приращивать ВВП на 4,5% в год. Но это, как говорится, совсем другая история.


Оцените статью