Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Фирма и дело или бизнес (Глава из учебника экономики)

Экономика

12.10.2014 06:47  

Евгений Гильбо

220

Бизнес как предмет экономического анализа - Товарность и стоимость бизнеса - Роль фирмы в экономике - Оптимальный масштаб и формы организации экономики - Фирма как правовой объект - Фирма как интеграция - Другие формы организации бизнеса

Фирма и дело или бизнес (Глава из учебника экономики для Высшей Школы Госкадров, 1995 год)

Бизнес как предмет экономического анализа

 

 

Как мы выяснили при изучении производства, бизнес - это тот юридический объект, в рамках которого только и можно организовать процесс производства. Бизнесом (делом, фирмой) называется юридический объект, в рамках которого организуется экономический процесс. Речь здесь идет не только о процессе производства, речь здесь идет о любой хозяйственной деятельности. Бизнес - это юридическая и социальная оболочка экономических отношений, некий законченный, самодовлеющий комплекс этих отношений.

 

Экономические отношения в равной мере существуют как внутри бизнеса, так и вне его. Бизнес в силу этого имеет двойственный характер. С одной стороны, он является внешней оболочкой для определенной системы экономических, социальных и правовых отношений. Он представляет собой эту законченную, самодовлеющую и самодостаточную систему. Бизнес с этой точки зрения - сложнейшая структура, может быть целый мир специфических отношений. Это оказывается верным даже если бизнес представляет собой всего лишь индивидуальную хозяйственную деятельность частного предпринимателя.

 

С другой стороны бизнес - целостный объект, включенный во внешнюю для него систему экономических отношений. При таком рассмотрении он выступает уже не как сложная система, а как некий объект, описываемый определенной системой поведенческих характеристик, формой реакции на внешние стимулы. С точки зрения окружающей экономической системы, в которой он действует, то есть национальной экономики в целом, бизнес представляет собой "черный ящик". Его внутренняя структура не имеет значения для анализа интересующих нас в этом аспекте явлений. Значения имеют только лишь его поведенческие характеристики как целостного объекта.

 

Бизнес как научное понятие и как идея представляет собой некую границу, разделяющую пространство экономических отношений на две сферы - внутренние для него и внешние для него. Первые изучает наука об организации бизнеса, вторые - о функционировании экономики в целом.

 

Эти два научных направления, впрочем, подразделяются и дальше. например, наука о функционировании экономики, то есть о поведении экономических субъектов, может строиться с двух точек зрения: с точки зрения экономики в целом на поведение отдельных субъектов и их системы и с точки зрения отдельного субъекта на экономику в целом. Первое рассмотрение порождает науку макроэкономику, второе - микроэкономику. Макроэкономика изучает общие для экономической системы закономерности, а микроэкономика - закономерности поведения конкретной фирмы в экономической среде, которая описывается как система стимулов. Характер реакций на стимулы и описывает поведение фирмы.

 

Существует тенденция рассматривать бизнес как оформление производства, а взаимодействие бизнесов - как процесс обмена. В рамках такого подхода внутренние для бизнеса процессы отождествляются с производством, а внешние процессы - целиком с процессом обмена.

 

На самом деле это не так. Внутри бизнеса могут присутствовать как производственные процессы, так и отношения обмена. Он вполне может содержать внутренние рыночные регуляторы, например. Отношения между его подразделениями могут строиться на принципах полной хозяйственной самостоятельности и свободного обмена. С другой стороны сам бизнес может (хотя и в очень редких, специфических, случаях) оказаться частью производственного процесса.

 

Государство также может оказаться бизнесом, хотя рассмотрение его в этом качестве не всегда корректно. Некорректность сведения государства к бизнесу связана с более широкими функциями и предназначением государства, которое представляет собой общественный договор, форму этнической, культурной, правовой и социальной организации.

 

Тем не менее, для ряда исследовательских целей государство вполне плодотворно может быть рассмотрено как бизнес. Например, если государство является организатором всего процесса производства в национальном масштабе и выступает на рынке как единый и неделимый субъект, то при исследовании его экономического поведения вполне корректно рассматривать его как бизнес. Государство демократического образца может быть рассмотрено как производитель определенных услуг (безопасности, информации, менеджмента, торгового посредничества и т.п.), реализующий их в рамках отношений коммерческого и некоммерческого характера. В этом случае оно также выступает в отношениях обмена как единый бизнес.

 

Еще одно различение внешних и внутренних для бизнеса (фирмы) отношений - это часто встречающееся отождествление внутренних отношений с отношениями административного контроля, а внешних - с отношениями рыночного, свободно-конкурирующего взаимодействия. Однако, такой подход все же является упрощением. Фирма не обязательно должна быть организована как строго иерархическая структура, но может включать в себя элементы механизмов саморегулирования. Да и формой взаимодействия фирм в рамках в национальной экономике не обязательно должно быть свободное рыночное саморегулирование. Возможны и другие формы.

 

 

Товарность и стоимость бизнеса

 

 

Еще один аспект бизнеса: он является целостным объектом собственности. Бизнес кому-то принадлежит. Будучи правовым объектом в конкретном правовом пространстве бизнес является объектом собственности, предусмотренной законодательством, которое задает это правовое пространство. К примеру, фирма может находиться в собственности одного лица, замкнутой группы лиц, переменного сообщества владельцев акций, государства и т.п. Государство тоже может находиться в конкретной собственности некоего суверена. Собственность на государства может быть семейно клановой (монархия, диктатура), общенародной (демократия, республика, охлократия, социализм), этнической (национал-социализм, апартеид, "прибалтийская демократия"), замкнутой группы лиц (аристократия, олигархия, колониализм).

 

В рамках некоторых правовых систем, как мы уже говорили, имеет место товарный характер бизнеса. Бизнес может являться не только объектом собственности, но и объектом купли-продажи.

 

Возможность свободной купли-продажи собственности, как известно, признают далеко не все правовые системы, в рамках которых право собственности существует и определяется. Существуют и промежуточные случаи, когда возможность распоряжения собственностью ограничивается. Примером таких ограничений являются, например, майораты.

 

В рамках западных правовых систем была очень сильно стеснена или совсем запрещена продажа, к примеру, феодальных владений. Каждое такое владение являло собой особую форму бизнеса, промежуточную между частной фирмой и государством. В рамках восточных правовых систем единым бизнесом, объектом правовых отношений, считалась община. Община обычно рассматривалась как собственность суверена и находилась в доверительном управлении самостоятельных государственных чиновников (сатрапов, бояр), которые и составляли правящий класс, не будучи обычно собственниками.

 

Промежуточный характер имела русская система после XVIIвека, когда собственность на общину была закреплена за землевладельцем, что поставило в личную зависимость от него членов общины. При этом суверен также сохранял все права "хозяина земли русской и всех холопьев". Такой дуализм сохранялся до XX века, несмотря на развитие буржуазно-правовых отношений западного образца в городах. Еще Николай II, заполняя анкету переписи населения, указал в графе РОД ЗАНЯТИЙ: "хозяин земли русской", что было юридически безупречной характеристикой правовой функции царя.

 

Понятно, что товарность бизнеса существует, таким образом, только в рамках современного развитого западного права, в рамках которого и существует так называемая "рыночная экономика". В этом смысле она является с одной стороны, конвенциональным понятием, а с другой - объективным явлением, порожденным сложившейся структурой правовых и общественных отношений.

 

Будучи товаром, бизнес несомненно обладает стоимостью, которая выявляется в процессе его обращения как товара. Возникает актуальный вопрос, что считать стоимостью бизнеса.

 

Совершенно очевидно, что вы можете купить фирму, например, приобретя все ее акции по сложившемуся на день покупки курсу. Именно все, а не контрольный пакет. Приобретая последний, вы приобретаете лишь определенное положение внутри этого бизнеса, власть в его рамках, но не бизнес как таковой.

 

Рыночная цена, по которой вы приобрели фирму, является (для случая свободного рынка) проявлениемколичественной составляющей ее стоимости. Качественной составляющей является сам факт признания этой фирмы товаром. Можно ли признать эту величину стоимости стоимостью бизнеса? Входит ли в эту стоимость также и стоимость оборудования, рабочих мест, технологий, товарных запасов и т.п.? Входит ли в стоимость бизнеса стоимость тех объектов, на которые бизнес обладает правом собственности? Короче, что же вы купили за уплаченную цену?

 

С одной стороны, все перечисленное неотделимо от купленного вами бизнеса. С другой стороны, структурные изменения в количественной структуре и составе этих объектов ничего по существу не меняют. Такие изменения в процессе функционирования бизнеса происходят каждый день, а сам бизнес остается прежним. Следовательно, включать стоимость этих объектов в стоимость бизнеса некорректно, но и игнорировать их присутствие нельзя.

 

С другой стороны, возникает вопрос: отличается ли стоимость бизнеса от стоимости объектов собственности, его составляющих? И если отличается, то почему и насколько?

 

Известно, что распродажа имущества обанкротившейся фирмы приносит несравненно меньшую выручку, чем продажа функционирующей фирмы с тем же объемом собственности. Разница примерно такова же, как между ценностью человеческой личности и ценностью трупа (постановка вопроса о стоимости человека, кстати, тоже зависит от правовой системы. В одних обществах личность человека бесценна и потому не ценится вообще. В других ей находят механизм определения точной цены, страхуют, возмещают ущерб от утраты и т.п. В третьих ее продают как товар).

 

В чем же разница между бизнесом и суммой его составляющих? Аналогия между человеком и трупом приведена выше не зря. Разницу в стоимости определяют схожие закономерности.

 

В первой главе мы специально остановились на вопросе о том, что свойства системы не сводимы к свойствам ее элементов. Система обладает чисто системными свойствами, которые придают ей дополнительную ценность. Эти системные свойства являются проявлением, развертыванием в материальном мире идеальных объектов. Не все объективные идеи развертываются в виде материальных объектов, некоторые - в виде отношений, свойств, которые нельзя воспринимать непосредственно, но которые можно опосредованно познавать. Но несмотря на невозможность быть непосредственно воспринятыми, эти явления объективно существуют, обладают полезность, имеют потребительскую стоимость.

 

Грубо говоря, покупая бизнес, мы платим не только за объекты собственности, но и за нечто, присутствующее и проявляющееся в нем из мира духов. Точно также, как в человеке главную ценность представляют не только и не столько составляющие его мясо, требуха и желчь, сколько проявление в нем его бессмертной души, его объективной идеи.

 

Очевидно, разница в стоимости бизнеса как такового и составляющих его объектов собственности и является ценой вот этого неуловимого системного свойства, которое делает его для нас столь исключительно ценным. Эту-то дополнительную стоимость и имеет смысл признать стоимостью бизнеса как такового. Стоимостью бизнеса называется стоимость его системных свойств, представляющая собой разницу между стоимостью бизнеса в целом как системы и стоимостью составляющих его объектов собственности.

 

Интересно, что системные свойства бизнеса как таковые, сами по себе, не могут быть объектом собственности. Объектом собственности может быть лишь бизнес в целом, в котором они проявляются. При этом бизнес, как объект собственности, отличен от суммы объектов, правами собственности на которые он обладает.

 

Таким образом, эти идеальные объекты сами по себе не могут быть товаром и не обладают стоимостью. Это естественно, поскольку они не принадлежат нашему миру, а лишь проявляются в нем. Соответственно, и стоимость бизнеса нельзя представить как складывающуюся из стоимости его составляющих плюс стоимость этих системных свойств. Тот факт, что стоимость бизнеса отличается от стоимости его составляющих, есть проявление в нашем мире определенных закономерностей мира идеального. Но проявление это происходит более сложно, оно не сводимо к законам функционирования материальных объектов.

 

Таким образом, бизнес обладает стоимостью, которую можно исчислить как разницу стоимости бизнеса вкупе с принадлежащими к нему объектами и стоимости самих этих объектов. Исчислить, но не определить как такую разницу. Это необходимо всегда иметь в виду.

 

 

Роль фирмы в экономике

 

 

Вполне возможна такая экономика, в которой каждый обеспечивает себя всем сам и участвует в отношениях обмена. С другой стороны, возможна экономика, в которой общество ведет всю экономическую деятельность как единое целое и обеспечивает таким образом своих граждан товарами и услугами. Обе эти формы вполне просты, логичны и очевидны. И обе они исторически имели своих апологетов.

 

Но в реальности как та, так и другая форма оказываются экономически неэффективными. Гораздо более эффективной оказывается более сложно устроенная экономика, в которой имеет место промежуточный объект - бизнес, фирма, коллективный производитель. С одной стороны, он объединяет коллективный труд, а с другой - участвует в отношениях обмена подобно отдельному члену общества.

 

Зачем же подобный объект нужен? В чем смысл его появления? В чем причина его необходимости обществу? Где секрет его живучести? Почему его присутствие не снижает, а повышает эффективность экономики?

 

Дело здесь в фундаментальных законах организации человеческих отношений. Отношения эти основаны на обмене информацией и на символических интеракциях. Рассмотрение ситуации с этой точки зрения очень многое позволит нам прояснить.

 

Обмен информацией имеет свои законы. Человек, общество, бизнес с этой точки зрения представляют собой системы приема, обработки и передачи информации. Все экономические отношения представляют собой именно отношения такого рода. Но "пропускная способность" каналов передачи информации и систем ее обработки ограничена. Наличие таких ограничений и легло в основы доказательства Норбертом Винером теоремы о том, что государство в целом глупее отдельного гражданина.

 

В результате этих ограничений чем больше сложность системы, тем больше информации теряется, оказывается недоступной переработке и передаче. Чем меньше объем эффективно потребляемой информации, тем менее эффективны принимаемые решения, тем больше убытки, порождаемые ошибочностью таких решений.

 

Альтернативная стоимость

 этих потерь и есть плата за неэффективность организации экономики и общества, показатель неэффективности этой организации. Естественно поставить задачу минимизировать эту альтернативную стоимость и оптимизировать таким образом экономическую систему.

 

Альтернативную стоимость убытков от ошибочных решений в результате потерь информации в системе мы назовем трансакционными затратами. Оговоримся сразу, что обычно этот термин используется для обозначения затрат на менеджмент внутри фирмы и затрат на поиск информации, ведение переговоров, заключение контрактов, контроль за соблюдением договоров, юридическую защиту вне фирмы. Мы даем более общее определение этому термину и расширяем его толкование с целью более строго построения теории.

 

Предположим, что трансакционные затраты прямо пропорциональны потерям информации в системе. Это условие выполняется, когда можно пренебречь различиями в поведении участников информационного обмена и рассматривать его как взаимодействие одинаковых объектов. Для нашего рассмотрения это предположение правильно моделирует реальность, но вообще говоря, в частных случаях это условие может и не выполняться.

 

Потери информации экспоненциально зависят от количества участников информационного процесса. Следовательно, для отдельной фирмы они прямо пропорциональны размерам фирмы. Для экономики в целом они прямо пропорциональны количеству участвующих в ней фирм.

 

Пусть N - численность членов общества, в рамках которого функционирует наша экономика. Пусть F - размер фирмы, которая функционирует в экономике. Тогда P = N/F - число фирм, которые функционируют в экономике. Для простоты мы предполагаем, что все фирмы одинаковы по размерам и пренебрегаем целочисленностью их количества и размеров.

 

Внутрифирменные трансакционные затраты составят в этом случае:

(...)

Полный текст: http://shel-gilbo.livejournal.com/4514.html

Сcылка >>


Оцените статью