Голосования



Что вы думаете о деле Улюкаева?




Хоронить заказывали?

Хоронить заказывали?

Михаил Веллер

33455


Что полезного может рассказать Эрих Мария Ремарк о Европе и России?

Экономика

20.01.2014 11:12

Сергей Голубицкий

257

«Жизнь взаймы. Жизнь, когда не жаль ничего, потому что терять, в сущности, уже нечего.
Это — любовь на грани обречённости.
Это — роскошь на грани разорения.
Это — веселье на грани горя и риск на грани гибели.
Будущего — нет. Смерть — не слово, а реальность.
Жизнь продолжается. Жизнь прекрасна!»

Эрих Мария Ремарк. Жизнь взаймы

Первую укороченную трудовую неделю 2014 года позволю себе завершить на той же ноте, что и начал, — макроэкономических прогнозах. Уж пусть простят меня любители чистоты жанра (только про ИТ, только про бизнес ИТ!): вопрос, поднятый во вчерашнем «Битом Пикселе», сегодня гораздо насущнее любых аккумуляторов, облачных систем и микросхем. В конце концов, ежели чего не заладится, то не будет у нас ни читателей, ни — тем более — писателей: всех нас тут на пике реального экономического кризиса тихо распустят, по домам и никакие клики и CPI не профинансируют графоманию даже самого высокого пошиба :-).

Мне тут понаприсылали разных нелепых писем, обвинив в нежелании признавать российский экономический кризис, обусловленный — поди ж ты! — падением цен на нефть. Где люди это падение увидели, я ума не приложу. Мне с колокольни человека, ежедневно прочёсывающего десятки раз всю биржевую статистику, никакого падения цен на нефть не видно. Видимо, потому что его нет в помине. Поэтому все разговоры про «российский кризис» на крови (пардон, нефти) отодвигаем в сторону для бедных.

Другое обвинение в адрес «экономического дилетанта», которому не дано богом оценить во всей их мощи катаклизмические пророчества Михаила Хазина (длящиеся нон-стоп уже второе десятилетие), — это якобы моё противопоставление России западным странам, и в частности Евросоюзу. Как, мол, так: в России кризиса нет, а в Европе есть? Короче, сегодня мы расставим окончательные точки над i, после чего с чистой совестью начнём на следующей неделе обстоятельно ковыряться уже в нашей — айтишной — песочнице.

Предлагаю начать с очевидного. Взгляните на ситуацию в России: что вы видите? Если абстрагироваться от непрекращающихся стонов прессы, оскорблённой помещением «тирана Путина» на обложки западных журналов по случаю присуждения ему титула самого популярного политика года, и от флюгерных сентенций штатных экономических консультантов и аналитиков, которые пифийствуют о «наступившем кризисе», из реальных признаков этого (на самом деле, конечно же, несуществующего) кризиса в глаза бросается лишь один — отсутствие свободных денег в обороте. Нет рекламных бюджетов, нет фондов развития, нет реинвестирования в производство — а значит, нет премий, зарплаты выплачиваются с задержками и тому подобные однозначно неприятные и реально осязаемые кризисные гадости.

Почему нет свободных денег, мы уже обсудили накануне. А вот почему нет основных признаков экономического кризиса, как то — инфляции (либо дефляции) в тяжёлой форме, массовой безработицы, массовых увольнений, массовых разорений системообразующих предприятий и т.п. , попробуем сегодня объяснить.

Самый простой ответ на вопрос, поднятый в предыдущем абзаце: признаков нет, потому что нет причин, которые бы вызывали эти кризисные явления. Каких причин? Прежде чем отвечу на этот вопрос, хочу предложить читателям небольшой дайджест кошмаров, которые ассоциируются с реальным кризисом. Тем, что сегодня во все тяжкие полыхает в Евросоюзе. Итак.

— Уровень безработицы в Еврозоне достиг феноменальной цифры — 12,1%: это самый высокий показатель за все времена существования этого нелепого экономико-политического образования. Хочу напомнить, что ужасы вокруг американского экономического кризиса 2007–2010 годов развивались на фоне безработицы, достигшей аж 10,2% (на самом деле ситуация в США была гораздо трагичнее, поскольку официальная статистика использует хитрые уловки для утаивания истинного положения дел, как то — показатель U3; подробности в моём «Cole not Dole»). В любом случае общеевропейские 12,1% — это ещё цветочки. Уровень безработицы в Италии сегодня — 12,7%, притом что среди итальянской молодёжи — 41,6%!!! Безработица в Испании — 26,7%, среди молодёжи — 57,7%. Общий показатель для Греции — 32%.

Цифры совершенно чудовищные. Приведу лишь один эпизод, позволяющий осмыслить катастрофу, которая сегодня уничтожает Евросоюз. Шведская IKEA запланировала открытие нового магазина недалеко от Валенсии. На испанском сайте компании было размещено объявление о щедрой вакансии — аж на 400 рабочих мест. В течение 48 часов поступило... ДВАДЦАТЬ ТЫСЯЧ ОНЛАЙН-ЗАЯВОК! Сервер захлебнулся и сдох. Вместе с надеждами на трудоустройство некогда счастливого средиземноморского народа. 

Смотрим дальше. 
— Показатель «плохих кредитов» в Испании растёт восьмой месяц подряд и достиг абсолютного исторического рекорда — 26,7%.
— Спрос на ипотеку в той же Испании снизился на 90% относительно показателя на пике бума недвижимости.
— В 2013 году продажи автомобилей в Евросоюзе были самыми низкими за всю историю (7,84 млн машин — снижение на 5,2% за один только год).

Все знают, что кризис в Евросоюзе свирепствует уже давно. Думаете, дело идёт к концу? Куда там! В обозримом будущем ситуация будет только ухудшаться.

— Расчётный уровень итальянского национального долга (цифры Citigroup) на 2016 год — 140% от ВВП! Греческого долга — 200% от ВВП! 

Вот, господа хорошие, что значит экономический кризис. Вот — реальная катастрофа, вот — человеческие трагедия и безнадёжность. Ну и где это всё в России? Хотя бы в первом, пусть даже самом отдалённом приближении?! Где НАШ кризис?

Под занавес предлагаю собственную версию, способную объяснить диссонанс между Россией и Западной Европой. Дело в том, что в основе всего современного экономического кризиса (того самого, что разыгрывается с самого начала «нулевых» годов, а не того, что вышел на поверхность осенью 2008-го) лежат ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ФИНАНСОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ. На эту тему можно долго и обстоятельно беседовать (чем, собственно, я и занимаюсь более 10 лет в «Бизнес-журнале»), однако для наших нужд сейчас хватит одной краткой и простой аксиомы: западные банки окончательно и бесповоротно отвернулись от реальной экономики и погрузились в финансовые деривативные игры. 

Самый яркий пример, не только потрясающий воображение, но и разрушающий вредный миф о том, что, мол, экономические проблемы есть только в Южной Европе, тогда как у ответственных и уравновешенных северян все тип-топ, — это крупнейший банк Германии Deutsche Bank, в котором так любят открывать счета греки, итальянцы и испанцы. Тот самый Deutsche Bank, который всеми воспринимается как гарант финансовой незыблемости Евросоюза. Так вот: сегодня портфель производных ценных бумаг (рисковых срочных деривативов вроде MBS, CDO и CDS и прочей ереси) Deutsche Bank составляет... 70 триллионов долларов!!! А соотношение долговых обязательств к активам — 60 к 1 (да-да: ШЕСТЬДЕСЯТ К ОДНОМУ)!!!

И это не какая-то российская бандитская лавка («банк») по отмыванию уворованного, а СТОЛП финансового благополучия ЕВРОСОЮЗА! 

Обратная сторона самоаннигиляции западных банков в деривативах — практика массового кредитования населения без учёта реальных доходов и возможностей этого населения покрывать свои долги. В результате почти 20 лет западные люди набирали кредитов и покупали, покупали, покупали, покупали направо и налево без оглядки. Эти покупки стимулировали рост производства, сферы услуг и т. д. Затем случился финансовый коллапс 2008 года, результатом которого стало не просто прекращение массового сметания товаров с прилавков, а изменение секулярных привычек: западные люди прекратили транжирить деньги и занялись гидропоникой кубышек.

Однако заводов-то понастроили! Ресторанов, супермаркетов, торговых центров и моллов расплодили в невиданных количествах. И как это теперь все будет дальше развиваться? Жить, сводить дебет с кредитом? А никак! Что мы и наблюдаем во всей красе по цифрам сокращения производств.

А что же в России? А ничего! Нет этого ничего! Нет и не было никогда в катастрофических (подобно Евросоюзу и США) объёмах искусственного стимулирования развития экономики за счёт создания нездорового спроса на дешёвых кредитах, не было и вовлечения российских банков в деривативный кошмар. Вот потому и нет никакого экономического кризиса. Нет и быть не может. Вот и весь разговор.

Сcылка >>


Оцените статью