Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

М.Хазин Прогноз на 2006 год.

Экономика

10.01.2006 04:19

Михаил Хазин

162

Традиционный прогноз М.Хазина на следующий год Прогноз на 2006 год.

Как принято на нашем сайте, прогноз на следующий год предваряется анализом прогноза на год предыдущий. Начинался он описанием проблем США с привлечением капитала для покрытия дефицита платежного баланса, возникшими в связи с нежеланием большинства стран мира участвовать в его финансировании и острой необходимости это желание стимулировать. Эту задачу США решили путем активного подъема учетной ставки, доведя ее до 4.25%. Этим проблема финансирования дефицита была (на 2005 году, разумеется) решена – как и проблема падения доллара. Однако дефицит платежного баланса – не единственная головная боль американской экономики, требующая привлечения денег, и по крайней мере одна из них в результате повышения учетной ставки резко обострилась.
В 2004 году суммарный долг США (государства, в лице всех его субъектов, от федерального правительства до правительства штатов и муниципалитетов, корпораций и домохозяйств) вырос примерно на 3 триллиона долларов (с 33 до 36 триллионов долларов). В 2005 году этот процесс продолжился: на конец 2005 года суммарный долг США вплотную приблизился к отметке 40 триллионов. Но в 2004 году учетная ставка была 1%, то есть стоимость обслуживания долга была где-то на уровне 3% годовых (в США ставка большинства кредитов привязана к учетной ставке). А в 2005 году она существенно выросла. То есть, если оценивать рост долга не по абсолютным значениям, а по объему ежегодных платежей по его обслуживанию, то скорость этого роста увеличилась практически вдвое. В абсолютном выражении это соответствует 2-2.5 триллионам долларов в год – и эти деньги, в разы превышающие объем дефицита платежного баланса, составляющий порядка 0.7 триллиона долларов в год, в 2006 году еще предстоит где-то найти.
В прогнозе на 2005 год подробно разбирались два сценария борьбы с дефицитом платежного баланса – путем укрепления доллара относительно других валют или его девальвации. Денежные власти США однозначно поставили на рост доллара, и хотя причиной такой политики была указана высокая инфляция, в реальности это привело и к поддержке роли доллара в мировой экономике. Иными словами, сторонники сохранения доллара как единой меры стоимости и мировой валюты сумели навязать свою позицию денежным властям США. Платой за это и стало резкое увеличение долговой нагрузки на субъекты американской экономики, что еще более усугубило противоречие между двумя основными функциями доллара, единой меры стоимости и национальной валюты США, что, собственно, и предполагалось в предыдущем прогнозе.
Эффективность борьбы с инфляцией путем повышения учетной ставки в США также рассматривалась в прогнозе на 2005 год, и в нем предполагалось, что этот цикл роста закончится еще до конца года. Это предположение оправдалось лишь частично – главным образом из-за того, что я не ожидал такого роста инфляции, который случился в реальности (для промышленной, PPI, с 5-6%, характерной для конца 2004 года, когда и писался прогноз, до уровня порядка 10% в год), и поднять учетную ставку до необходимого для борьбы с ней уровня стало уже практически невозможно.

Проблемы с Gеneral Motors и Ford являются в этом смысле показательными – даже такие крупные компании уже не могут выдерживать гнета увеличивающейся стоимости обслуживания накопленных долгов. В результате, в последнем протоколе заседания FOMC, ФРС США фактически объявила о скором прекращении роста учетной ставки, тем более что о приближении этого момента указывают и экономические индикаторы. В частности, речь идет о разнице в доходностях (спрэде) 2-х и 10-ти летних облигациях федерального казначейства. По всем стандартам, доходность 2-х летних бумаг, как менее рисковых, должна быть ниже, что и наблюдалось почти весь 2005 год. Однако спрэд все время уменьшался и к декабрю опустился до нуля – доходности этих бумаг сравнялись. Что обычно происходит в США перед сменой циклов подъема/снижения учетной ставки.
Отметим, что сбылся и прогноз о падении нормы сбережений американских граждан (примерно на 1%, причем она вновь зашла в отрицательную область), а вот рынок недвижимости денежным властям США удалось сохранить и рефинансирование ипотечных кредитов внесло серьезную лепту в поддержку потребления в США.
Иными словами, все те процессы, которые имели место в 2005 году в нашем прогнозе, в общем, были описаны, и те или иные отклонения имели место только в масштабе их реализации. Эти процессы, разумеется, будут иметь продолжение и в уже наступившем году, и мы переходим собственно к прогнозу.
Главным вопросом мировой экономики является вопрос о долларе США. Если цикл подъема учетной ставки в январе действительно закончится (а уже понятно, что значительная часть субъектов американской экономики дальнейшего роста ставки просто не выдержит), то доллар должен начать падать. Кроме того, что такой разворот его курса определяется фундаментальными факторами, об этом же говорит и теханализ, который показывает, что с начала нового года начинается очередной цикл падения доллара относительно других валют. А если учесть уже упоминавшуюся высокую инфляцию, то падение это может стать достаточно быстрым.
Собственно внутри США последствия этого падения могут пойти по одному из двух сценариев: дефляционному и инфляционному. Первый из них в наше время реализовался в Японии (а также во времена Великой депрессии в США) и характерен ускоренным по отношению к другим субъектам экономики падением доходов конечных потребителей (домохозяйств и государства). В результате, основополагающим фактором, влияющим на цены, становятся спросовые ограничения, розничные цены все время падают, а потребители, в ожидании дальнейшего снижения цен, все время откладывают свои покупки.
Этот сценарий может реализоваться в том случае, если власти США откажутся от стимулирования потребления или даже, если учесть предстоящие проблемы с ипотечными схемами (см. ниже), просто не станут активно наращивать программы стимулирования потребительского спроса. К такому же результату приведет последовательная борьба с инфляцией – если ставки в США продолжать поднимать до уровня, обеспечивающего реальный спад инфляции, то есть, исходя из сегодняшней ситуации, как минимум до 8-9%.

В то же время, на сегодня управляемый переход к этому сценарию представляется маловероятным, причем сразу по нескольким причинам. Во-первых, и США 30-х годов прошлого века, и Япония сегодня были и есть экономики экспортного типа, то есть внутренние проблемы они могли решать за счет увеличения экспорта (удешевления его себестоимости). Для нынешних США, с их структурными перекосами и отсутствием целого ряда отраслей, это просто невозможно. А чем в этом случае стимулировать национальную экономику, ослабленную массовыми банкротствами хозяйствующих субъектов? Эмиссионные механизмы при дефляционном сценарии исключены или просто не работают.
Во-вторых, дефляция повышает стоимость национальной валюты, то есть увеличивает реальную сумму накопившегося долга. Обслуживать который при падающих доходах станет еще более проблематично. То есть, этот сценарий неминуемо влечет за собой существенную реструктуризацию американской финансовой системы, с гибелью (банкротством) значительной части ее институтов, в которых и должна «сгореть» подавляющая часть накопленных на сегодня долгов. С учетом той роли (выражаясь словами совсем других времен и мест, «руководящую и направляющую»), которую сегодня играет в стране финансовая элита, организовать такую реструктуризацию без гражданской войны могли бы только чрезвычайно авторитетные лица и институты (причем независимые от этой самой финансовой системы), которых в политической системе США сегодня просто не наблюдается. А выращивание их потребует, скорее всего, десятилетий.
В-третьих, хотя этот сценарий и поддерживает доллар, как мировую валюту, и в этом смысле вполне мог бы быть одобрен «мировым сообществом» (то есть мировой финансовой элитой), однако он категорически отвергается новым (с 31 января) руководителем ФРС Беном Бернанке (который даже обещал для его предотвращения «разбрасывать деньги с самолета»). Это вполне естественно – он «плоть от плоти» той самой финансовой системы, которая сильнее всего от этого сценария пострадает – и будет ему сопротивляться до самого конца. Собственно говоря, не исключено, что смена А.Гринспена на Б.Бернанке и означает тот самый переход ФРС под реальный контроль национальной, а не международной финансовой элиты, о котором так много говорилось на этом сайте.
Ну и, наконец, в-четвертых, резкое падение доходов американских граждан – это неминуемое разрушение всей социально-политической системы США, на что их нынешнее руководство не пойдет ни на каких условиях, даже под давлением мировой финансовой (т.е. «Западного» глобального проекта) элиты. Тем не менее, отказ от этого сценария (если он будет явно обсуждаться в Вашингтоне), означает окончательный разрыв национальной элиты США с элитой «Западного» глобального проекта (космополитической по определению), пока еще сохраняющей контроль над банковской и финансовой системой США (в первую очередь, за счет контроля над ФРС США).

Но если предположить, что такой сценарий все-таки реализуется, то он начнется достаточно резким уменьшением мирового потребления (в частности, спроса на сырьевые ресурсы), после чего последнее стабилизируется. Произойдет также существенное изменение структуры мировых цен в пользу товаров высокой степени передела (хотя значительная часть современной потребительской номенклатуры просто «отпадет», как явно излишняя), резко вырастет мировая конкуренция. При этом, как и в США, во всем мире резко сократится объем финансовых активов – как в абсолютном, так и в относительном, по сравнению с материальными, выражении.
Система ВТО скорее всего сохранится, однако в ослабленном состоянии. Падение внутреннего спроса в США (в частности, за счет ликвидации системы государственной поддержки потребительского спроса) в рамках этого сценария будет настолько значительным (в 3-4 раза как минимум), что США не только лишатся статуса мирового лидера, но даже не смогут претендовать на положение «первого среди равных» в рамках «золотого миллиарда». Зато, в качестве «компенсации», может сохраниться система эмиссионного перераспределения материальных ценностей и собственности на средства производства. Однако, скорее всего, не на базе доллара США, а на основе нескольких валют, объединенных новым соглашением типа «Бреттон-Вудса». Правда, для реализации такого соглашения, элите «Западного» глобального проекта придется заключать соглашение с самой сильной экономикой мира – Китаем.
Собственно говоря, заявление Китая о пересчете своего ВВП, сделанное в конце прошедшего года, скорее всего и нужно рассматривать как серьезную предварительную заявку на подобного рода переговорах. При этом, поскольку предположить, что китайцев включат в элиту «Западного» проекта невозможно, согласовать механизм распределения «пакета акций» в рамках новой системы эмиссионных валют будет чрезвычайно сложно. Скорее всего, этот вопрос будет решаться путем создания постоянно действующего органа, который в режиме реального времени будет решать актуальные конкретные вопросы по мере их возникновения. Фактически, речь идет о создании новой ООН (т.е. организации, созданной в рамках «Ялтинского» мира) или G7 (соответственно, в рамках «Западного» глобального проекта).
Мировая экономика в результате реализации этого сценария перейдет к долгосрочному (возможно, продолжительностью несколько десятилетий) периоду депрессии, некоторая «жизнь» будет теплиться лишь в Юго-Восточной Азии и, возможно, в Латинской Америке, доля Китая в мировой экономике будет постепенно возрастать, причем именно в нем будет быстрее всего расти уровень жизни населения. Но эти процессы находятся уже далеко за горизонтом нашего прогноза.
А вот второй сценарий представляется более вероятным, его предпосылки заметны уже сейчас. А его историческим аналогом является ситуация 70-х годов прошлого века в США, которая сопровождалась высокой инфляцией, падением (не резким, как в альтернативном сценарии, зато постоянным) реальных доходов населения, при их росте в номинальном выражении. Цены на большинство ресурсов в мире будут при этом сценарии расти в долларовом исчислении и падать в более устойчивых валютах, доллар постепенно будет «вымываться» из обращения за пределами США. Все большую роль начнут играть региональные валютные системы, мировая финансовая элита в рамках своего конфликта с элитами национальными (американскими, европейскими, азиатскими, латиноамериканскими) будет все более и более терять свои позиции. Однако взаимоотношения региональных валют будут определяться ситуационными обстоятельствами, никаких долгосрочных соглашений по их относительной стабилизации приниматься не будут, более того, некоторые страны будут намеренно девальвировать национальные валюты с целью поддержки своего экспорта.

Единственной точкой «обострения» для этого сценария в рамках чисто экономической ситуации в 2006 году может стать вероятный обвал рынка недвижимости в США. Перегретость его неоднократно отмечали эксперты в ушедшем году, есть симптомы и того, что дальнейший рост рынка будет затруднен. С учетом его общей капитализации (порядка 30 триллионов долларов) и того, что значительная часть недвижимости, как жилой, так и коммерческой, находится под залогом, его обвал неминуемо приведет к тяжелым последствиям, в частности, поставит под угрозу банкротства значительную часть финансовых институтов, причем не только в США. Однако есть все основания считать, что в случае такого развития ситуации, денежные власти США с помощью государственных или близких к государству финансовых институтов произведут объемную операцию по выкупу значительной части ипотечных бумаг из проблемных институтов. Разумеется, источником средств на эту операцию может стать только эмиссия, что еще более увеличит долларовую инфляцию.
Для любителей катастроф отметим, что если обвал будет особенно сильным, то, теоретически, может потребоваться практически одномоментная эмиссия в размерах до 10 триллионов долларов, то есть увеличение долларовой денежной массы на порядок. А если денежные власти США окажутся не готовы уже даже не просто к инфляции, а самой настоящей гиперинфляции, то им придется смириться со спонтанным переходом к дефляционному сценарию в наихудшем варианте для его реализации.
Если говорить о политических факторах, которые могут изменить этот сценарий, то главным из них станут выборы в США в ноябре текущего года. Основная их интрига будет состоять в том, что, скорее всего, Демократическая партия США получит большинство в верхней (а может быть, и в нижней) палате американского Конгресса. Такое изменение неминуемо обострит политическую ситуацию в стране и споры о возможных действиях американского руководства в рамках обостряющихся экономических проблем. Не вызывает сомнений, в частности, что резко усилится давление на Россию, в рамках требований США о дальнейшем развитии «демократических процедур» и увеличения «свободы» в нашей стране, однако эту часть мы обсудим в отдельном тексте, посвященном прогнозу для нашей страны.
На Ближнем Востоке, напротив, степень конфронтации будет снижаться, поскольку демократы предпочитают в этом районе мира договариваться. Не исключено, что будут всерьез обсуждаться варианты ухода американских войск из Ирака, однако это потребует договоренностей с Ираном, без активного участия которого стабилизация ситуации в регионе невозможна. Не исключено, что усилится давление на президента Буша в части различных коррупционных и политических скандалов. В частности, в последнее время участились слухи об участии нынешней американской администрации в тайных поставках оружия Ирану в качестве платы за гарантию этой страны в части неучастия шиитов в антиамериканском сопротивлении в Ираке (своеобразная «реинкарнация» скандала «Иран-контрас»). В то же время, версия о начале процедуры импичмента против Буша представляется неубедительной – скорее всего, до этого дело не дойдет.

Развитие политической ситуации в США (и, как следствие, их влияние на ситуацию во всех регионах мира) будет, во многом, определяться именно противодействием республиканцев и демократов, причем чем больше шансов у последних на то, чтобы вернуться к власти в США, тем слабее в их политике будут проявляться тенденции поддержки «Западного» глобального проекта – против национальных интересов США. Что касается партии Республиканской, то негативное для нее развитие политической ситуации может заставить администрацию Буша пойти на достаточно резкие действия, в том числе и организацию явных провокаций, типа «инцидента в Тонкинском заливе» или 11 сентября 2001 года. А истинной целью этих действий будет ужесточение политического режима с резким ущемлением политических свобод. Во всяком случае, есть серьезные основания считать, что группа «неоконов», играющая на сегодня в Вашингтоне ключевую роль, именно в таком развитии ситуации видит для себя возможность сохраниться у власти.
Принципиальным моментом для инфляционного сценария являются цены на нефть. Дело в том, что основной задачей любых финансовых институтов и домохозяйств в условиях высокой инфляции является сохранение своего капитала, поиск активов, который позволит сохранить его стоимость. Обычно в качестве таких активов используется недвижимость или отдельные сырьевые товары, нефть в первую очередь. Рассчитывать на американский рынок недвижимости (в том числе, закладных и производных к ним бумаг) не приходится – он уже настолько перегрет, что в лучшем случае речь может идти о его сохранении. Китайский рынок контролируется государством, и нет уверенности, что основную часть прибыли с него смогут получать внешние агенты. Либо же речь пойдет о постепенном предоставлении Китаю контроля над все большей частью объемов собственных средств американских инвесторов. Кроме того, если американский рынок недвижимости все-таки упадет, то ко всем остальным у инвесторов появится естественная «аллергия».
Что касается нефти, то цены на нее как раз можно «разгонять» и дальше. При этом есть все основания считать, что ОПЕК не будет сильно мешать такому подходу, поскольку колоссальные денежные запасы всех его членов при высокой инфляции будут обесцениваться, и рост текущих цен на нефть будет ими рассматриваться как, пусть частичная, но компенсация этих потерь. Аналогичная ситуация, хотя, скорее всего, и в меньших масштабах (в частности, в связи с отсутствием аналога ОПЕК) будет и на некоторых других сырьевых рынках, однако нет уверенности, что в сопоставимых ценах они будут расти: возможно, речь пойдет только о менее быстром обесценении под действием инфляции.
Отметим, что такое относительное (а по отношению к нефти и, возможно, некоторым другим сырьевым рынкам и абсолютное) удорожание сырьевых ресурсов вызовет резкое увеличение издержек всех производителей – как товаров, так и услуг. При этом переложить этот рост на конечного потребителя, скорее всего, полностью не удастся. Прежде всего, из-за того, что в связи с обесценением доллара будет падать его покупательная способность. Частично это будет компенсироваться дополнительными программами поддержки потребительского спроса, но, во-первых, эти программы будут касаться только американских потребителей, а доллары США за их пределами будут продолжать обесцениваться, а, во-вторых, эти программы все равно будут отставать от роста инфляции в связи с тотальным ее занижением официальной статистикой.

Последнее обстоятельство окажет серьезное влияние на всю американскую экономику, особенно на крупные компании, акции которых котируются на фондовой бирже. Дело в том, что в условиях резкого увеличения расходов корпораций в связи с высокой инфляцией, они не смогут полностью «списать» эти потери на независящие от менеджмента обстоятельства, поскольку официальные цифры инфляции много ниже реальных. Признать убытки менеджмент корпораций не может – это чревато серьезным падением курса акций и потерей «хлебного» места, значит, скорее всего, активизируется процесс фальсификации бухгалтерской отчетности. Который, в свою очередь, неминуемо увеличит число соответствующих скандалов. Хотя общая долговая нагрузка на корпорации в рамках этого сценария, скорее всего, будет постепенно ослабляться в связи с инфляционным обесценением накопленных долгов и постепенным снижением учетной ставки в США.
Постоянное обесценение накопленных финансовых активов, увеличение числа банкротств и финансовых скандалов, снижение потребительского спроса и увеличение конкуренции неминуемо увеличит роль реального производства, обеспеченного спросом. В этом смысле колоссальное преимущество имеет Китай, который не только обладает практически неисчерпаемым внутренним рынком, но и таким же неисчерпаемым источником дешевой рабочей силы. И до тех пор, пока в США и других странах «золотого миллиарда» не произошел «дефляционный шок», даже постепенное падение реально располагаемых доходов населения под действием инфляции не может привести к тому, что себестоимость производства в этих странах сравнится с Юго-Восточной Азией.
Резюмируя вышесказанное, можно сделать окончательный вывод по прогнозу на 2006 год. Процессы, начатые в предыдущем, 2005, году, скорее всего, будут продолжаться и усугубляться, причем ключевыми моментами, которые могут их резко ускорить станут смена направления движения доллара и фондовой биржи в США (неизбежная), (возможный) обвал рынка недвижимости в США и (почти предрешенная) победа Демократической партии на выборах в Конгресс США в ноябре. При этом будет постоянно и объективно расти роль Китая в мировой экономике: и как крупнейшего производителя, и как потенциально крупнейшего источника доходных ценных бумаг (номинированных в юанях), и как одного из главных стабилизаторов текущей финансовой ситуации.
Основной темой, которая, собственно, и определит развитие мировой экономики и геополитики в среднесрочной перспективе, станет переговорный процесс между «Западным» глобальным проектом и Китаем. Дело в том, что Китай организовывает свое развитие внутри «западной» финансово-экономической парадигмы и все более и более усиливает свое влияние в ее рамках. Но в элиту этого глобального проекта, как уже отмечалось, он не входит, и входить никогда не будет. При этом описанный выше инфляционный сценарий не может продолжаться вечно, рано или поздно сделать переход к сценарию дефляционному придется. Но

чем позже произойдет этот переход, тем большую роль в рамках новой системы будет играть Китай, тем больший пакет «акций», в рамках приведенной выше аналогии, придется ему предоставить. Не говоря уже о том, что затягивание инфляционного сценария увеличивает вероятность спонтанного, неуправляемого перехода к «дефляционному шоку», который еще больше повысит роль и значение Китая для мировой экономики. А поскольку отдать контрольный пакет элита «Западного» проекта не согласится никогда, то и затягивать переговорный процесс ей никак нельзя.
Та политическая конфронтация, которая сегодня имеет место в США в рамках противостояния Демократической и Республиканской партий дает очень удобную возможность начать такие переговоры - и есть серьезные основания считать, что Китай к ним готов, и даже предъявил в конце ушедшего года свои первые аргументы. К которым относятся и пересмотр данных по ВВП, и желание реструктурировать свои валютные резервы с уменьшением в них доли доллара США, и, наконец, его готовность выйти на мировые финансовые рынки с государственными ценными бумагами, номинируемыми в юанях.
Напомним, что у нас на сайте приводился анализ, который показал, что масштаб китайской экономики и степень недооцененности его валюты, дает Китаю возможность предоставить мировым инвесторам формально бездоходные ценные бумаги, рост которых только за счет курсовой разницы составит не менее 10% годовых в течении 10 лет, в объемах, сравнимых с крупнейшими аналогичными рынками. Условия, которые сегодня не может предоставить никто, кроме него!
Жалко только, что этот переговорный процесс будет проходить в глубокой тайне и отслеживать его можно будет исключительно косвенными методами. Что касается России, то давно прошли не только те времена, когда она в обязательном порядке была участником всех таких переговоров, но и те, когда ее о них информировали... Вернутся ли они...
И в заключение следует отметить еще одно обстоятельство, на которое обратил внимание автора С.И.Гавриленков. Кроме краткосрочных и среднесрочных процессов, есть еще и долгосрочные. И если первые происходят в рамках фиксированных систем базовых смыслов (в нашем случае, определяемом в рамках «Западного» проекта), то последние – в рамках изменения таких систем. Сегодня есть только один доминирующий генератор понятий и смыслов – «западный» и потенциальная слабость Китая в том, что он не пытается этот набор смыслов изменить и в этом смысле играет «на чужом поле».
Но на сегодня есть и альтернатива – это Ислам. Скорость, с которой развивается Исламский глобальный проект, все время растет и чем хуже те условия, которые будет предлагать человечеству проект «Западный», тем более притягательными будут альтернативные понятия и смыслы. Не исключено, что именно в ближайшие годы Исламский глобальный проект наконец-то нащупает пути решения своей главной проблемы – отсутствия технологической составляющей, – что радикально увеличит его роль в мире.

И (возможные) перспективы России в 2006 году состоят не в попытках урвать крохи со стола «Западного» глобального проекта (хотя и эту работу необходимо обеспечить), а в том, чтобы в рамках взаимодействия с проектом Исламским попытаться ослабить позиции этого, пока доминирующего проекта. Поскольку проектная элита Исламского проекта еще до конца не сформировалась и в ней еще есть место. Теоретически, можно попытаться сформировать (реанимировать) свою систему понятий и смыслов и начать построение нового глобального проекта, однако, судя по состоянию мировой экономики, времени на это, скорее всего, уже просто нет. А вот «вменить» Исламскому проекту значительную долю наших смыслов, в первую очередь, советских, присущих «Красному» глобальному проекту, еще вполне возможно.
Напоминаю, что в конце января будет опубликован отдельный текст, посвященный прогнозу для России.
Благодарю С.Гавриленкова, Д.Ракшу, А.Кобякова, С.Егишянца, О.Григорьева за полезные обсуждения.

М.Хазин, 1 - 10 января 2006 года.


Оцените статью