Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




О том как всё устроено

В ожидании «европейского Чернобыля»   7

Экономика

09.01.2017 09:00  

Владимир Добрынин

235

В ожидании «европейского Чернобыля»

Кажется страха, навеянного Европе избранием Дональда Трампа американским президентом, уже нет. Не потому что Трамп вдруг стал казаться европейцам своим парнем и пообещал защитить Старый Свет от злобной России. Боязнь Кремля и Трампа просто вытеснена другим опасением. Менее зависимым от поведения конкретных политиков и более подверженным капризам природы. Европе угрожает Чернобыль. Не тот, украинский тридцатилетней давности, а свой, свежий, еще даже не случившийся, но вероятный настолько, что тут и про американского, и про российского президентов забудешь.

 

В 1975 году в Бельгии были запущены в эксплуатацию две атомные электростанции — «Дул» и «Тианж». Рассчитаны они были ровно на 40 лет использования, максимальный по тем временам период безопасной работы.

Отведенное время истекло, пора останавливать станции. «Дул» и «Тианж» удовлетворяют ровно половину потребности Бельгии в электричестве. Прекратить производить свое — это значит закупать чужое. Которое задешево не продадут, да еще и как рычаг давления будут использовать.

А может, он не так вероятен на самом деле, этот Чернобыль посреди Европы-то? Особенно с учетом того, что существует международное мнение, что АЭС вполне потянут и 60 и 80 лет эксплуатации. Если нельзя, но очень хочется, то можно же?

Бельгийское правительство на этот вопрос отвечает положительно. Вместе с Федеральным агентством по контролю над атомной энергетикой Бельгии (AFCN) правительство страны пришло к выводу, что риска никакого нет. Правда, как утверждает испанское издание El Confidencial, «в качестве превентивной меры уже запланировало раздачу таблеток, содержащих йод, населению. На случай, если вдруг что…»

Гринписовцы и разного рода экологи считают, что риск есть. Он высок и настолько, что достоин регулярных пикетов и демонстраций с гневными транспарантами, требующими закрытия АЭС и перехода на альтернативные источники производства энергии. С которыми в Бельгии — полный напряг: солнце тут регулярно закрыто облаками, да и ветер иногда настолько ленив, что с Атлантики просто не добирается до брюссельских просторов.

«Кое-какие ошибки в работе реакторов»

В 2012 году в рабочих процессах «Дул» и «Тианж» контролеры обнаружили «кое-какие ошибки». После чего специалистами были проведены тщательные обследования реакторов, приведшие к обнаружению трещин в их стенах. Работу модуля №2 на «Тианже» и №3 на «Дуле» пришлось на некоторое время приостановить, чтобы взвесить «за» и «против» дальнейшей эксплуатации. После долгих раздумий компания Electrabel, анализировавшая ситуацию, озвучила вердикт: «звуки трескающегося материала — результат некоторых ошибок, допущенных в процессе производства водных резервуаров. На работу реакторов никакого влияния они не оказывают». Блоки запустили снова. А в 2014 один из них опять останавливали из-за «аномалии». После чего вроде бы все успокоились, согласившись, что в 2015 по истечению запланированного срока работы обе АЭС будут остановлены окончательно и бесповоротно.

Но тут как раз Electrabel поделилась новостью о том, что «в Штатах срок службы атомных станций составляет 60 — 80 лет». И компания замахнулась еще, как минимум, на 10 лет эксплуатации — до 2025 года.

16 тысяч трещин

 

Венский институт изучения риска (ISR) и «Гринпис» (Greenpeace) тут же «стали на дыбы», заявив об «огромном количестве трещин, имеющихся на стенах реакторов обеих станций». В частности, у двух ранее останавливавшихся модулей «в период с 2012 по 2015 гг. было зафиксировано около 16 000 просечек и царапин (более трех тысяч на стенах «Тианж» 2 и свыше 13 000 — «Дул» 3)». Можно, конечно, сказать, что речь идет все же не о трещинах, а о мелких трещинках, но, во-первых, все большое начинается с малого, а во-вторых, речь идет о ядерном объекте, а не о детской песочнице.

Кристоф Коллиньон, мэр городка Юи, в окрестностях которого расположена АЭС «Тианж», при этом сохранял и продолжает хранить олимпийское спокойствие, заявляя, что находится «в постоянном контакте с руководством станции и видит, что ничего угрожающего в ситуации нет».

Бельгия, как известно, очень маленькая страна (она, если помните, в былые времена и в речи-то употреблялась только в триединстве «Бенилюкс», то есть Бельгия-Нидерланды-Люксембург — для большей территориальной заметности на карте) и то, что не волнует мэра одного городка остается головной болью для других. В случае, если случится неприятность на «Тианже», с термином «радиоактивное заражение местности» в реальном, а не виртуальном виде получат возможность познакомиться не только жители Юи, но и Льежа, Лимбурга, Намюра — всего, по оценкам специалистов, 90 относительно крупных населенных пунктов в округе (не только бельгийские, но и люксембургские, германские и голландские) испытают на себе «европейский Чернобыль». Жители городов и деревень, находящихся в зоне потенциальной опасности об этом осведомлены и под чутким руководством активистов из организации «Стоп Тианж-Дул» (Stop Tihange-Doel) регулярно рассылают петиции, собирающие сотни тысяч подписей, с требованием закрыть АЭС. В борьбе против мирного атома участвуют все: от футбольных команд до политических партий.

Управляющей компании Electrabel, конечно, под таким прессингом жить нелегко, но она не одинока в своей борьбе за продолжение эксплуатации двух бельгийских атомных станций. Мэрия Юи, например, тоже на ее стороне, как-никак, «Дул» и «Тианж» — это две тысячи только прямых рабочих мест и еще не менее 1500 — косвенных. «Что будет, если мы закроем обе АЭС?», — задает риторический вопрос Кристоф Коллиньон.

Пейте йод — радиация не пройдет

Чернобыльская авария повлекла смерть до 200 тысяч человек, утверждает El Confidencial, включая в эту цифру не только умерших в первые дни и недели после катастрофы, но и тех, кто скончался в последующие годы от передоза рентгенов (так в оригинале, на самом деле, согласно данным ВОЗ от радиации, после катастрофы Чернобыльской АЭС умерло не более 200 человек).

В бельгийском правительстве считают, что ничего похожего не допустят. Но населению, проживающему в радиусе 100 километров от АЭС в качестве превентивной меры раздать йодосодержащие таблетки, по совету специалистов из AFCN, уже готово. El Confidencial даже владеет информацией, что раздача йода народу в 2017 году должна была охватить всю страну и этот пункт расходов собирались отразить в государственном бюджете Бельгии. Но жесткая реальность жизни внесла коррективы, и масштабы предстоящей раздачи препарата существенно уменьшили, сократив радиус обслуживаемой территории до 20 километров.

Под прицелом джихадистов

Население, конечно, волнуется. И не только из-за 16 тысяч трещин и сокращения «зоны йодирования». АЭС — идеальный объект для теракта. В смысле чудовищности результата, который теракт может принести, если удастся. «Башни-близнецы» 11 сентября 2001 года выглядят невинной забавой по сравнению с тем, что принесет «европейский Чернобыль» в исполнении джихадистов, которые, нет сомнения, давно уже планы в отношении «Дула» и «Тианжа» строят.

 

Как организована охрана стратегических объектов и насколько бдительны люди, от которых зависит безопасность других людей — на этот счет заблуждающихся нет. Воспоминания о событиях в брюссельском аэропорту 22 марта 2016 г. расслабляться не позволяют и иллюзий «у нас все под контролем» не создают. Кстати, версия, что остановка реакторов в 2014 году была именно по причине попытки экстремистов-исламистов устроить «большой бабах» на «Тианже» — не такая уж и фантастическая. Во всяком случае, никаких доказательств, что это не так, за исключением обтекаемых слов для прессы, представлено не было. А вот информация о том, что «из турбины вытекло масло по причине вмешательства извне», то есть явилось плодом трудов человеческих, как раз в массы просочилась.

И между прочим, всего через два дня после событий в аэропорту Брюсселя на одной из этих АЭС был убит охранник. Тело его нашли, а вот идентификационной карточки, дающей право входа на станции куда угодно, обнаружить не удалось. И никто не поручится, что не изготавливаются сейчас в подпольной лаборатории клоны этой самой карточки со всеми кодами. А еще через пару дней после этого американское издание New York Times опубликовало статью, в которой утверждало, что двое охранников бельгийских АЭС покинули страну, чтобы влиться в ряды армии Исламского государства (организация, запрещенная в России). Тем не менее, бельгийская полиция отрицает как существование джихадистской сети в стране, так и угрозы теракта на АЭС.

А окружающая Бельгию «остальная Европа» все равно напрягается…

 

 


Оцените статью