Голосования

В эпоху какого руководителя России Вы предпочли бы жить?




В российские магазины - и желудки - поступил пластиковый рис из Китая

Извлечение сверхприбыли. Макро- или микро-экономика?   16

Экономика

19.01.2017 07:01  

Алексей Бармалеенко

535

Извлечение сверхприбыли. Макро- или микро-экономика?

Попробуйте после прочтения ответить себе на вопрос, чему посвящена данная статья? Извлечению прибыли, истории, философии, менеджменту или еще чему-то другому? Только пишите, пож., кратко, в пределах 500 знаков на пост. Этого вполне достаточно, чтобы выразить любую мысль, особенно когда таковая есть. Спасибо.

В какой-то мере статья продолжает цикл, начатый в «Мир состоит из...».

Листая старую тетрадь расстрелянного в 90-х предправа, я часто задумываюсь о той Рентабельности, Которую Мы Потеряли (РМКП). Вспоминаются 1000% годовых в валюте, фиксируемые по итогам каждого месяца, первые фьючерсы на Биржевой площади, шестимесячные ГКО, торгуемые по 48% от номинала, боевые корабли, горящие на орбите Ориона, силовые лучи близ Врат Тангейзера. Рядовые менеджеры, принимающие самостоятельные решения без согласований наверху. Топ-менеджеры, делегирующие полномочия вниз. Где вы теперь, мои стародавние друзья? Многим ли из вас удалось не выйти в тираж и сохранить свежесть восприятия давно прошедшей молодости? Неужели эти мгновения исчезнут навсегда, как слезы под дождем?

Сегодняшняя экономика ставит во главу угла аллегорический 3D-принтер, кредитам, выданным под смехотворные 25% годовых, присваивают статус сверхприбыльных сделок, железный конь сменил крестьянскую лошадку, и стремительным домкратом взметаются ввысь методики. Базельского комитета по управлению рисками. Вершится историческая поступь. Потребители последних айфонов в антикафе с воркшопами и хакерспейсами куют прогрессивный дизайн для гироскутеров и многоразовых ракет Илона Маска. Использование велосипедов зимой высвобождает энергию для электромобилей Тесла.

Молох возрождается...

(из подражания Щаранскому)

Это сладкое слово сверхприбыль. Термин, регулярно употреблявшийся в девяностые, ставший редкостью в нулевые, и практически исчезнувший из оборота в десятые, так что сегодня, каждый произносящий это слово, вкладывает в него собственный смысл. Вследствие чего и без того редкие обсуждения данной темы приводят к еще большей путанице.

Хотя на самом деле сверхприбыль не является чем-то уникальным. В какой-то мере ее можно сравнить с высокотехнологичным продуктом, требующим определенной культуры производства. Проблема заключается лишь в том, что в массе эта культура утеряна. Но стоит ее восстановить, как все вернется на круги своя.

Итак, что из себя представляет сверхприбыль и чем она отличается от просто прибыли? На интуитивном уровне понятно: принято считать, что фирма или структурное подразделение является сверхприбыльной, когда объем средств, остающихся в ее распоряжении после покрытия всех обязательных расходов, оказывается в разы больше, чем у большинства ее конкурентов. С позиции формулировок управленческого учета можно сказать, что соотношение чистой прибыли к доходам компании должно в два или более раз превышать среднюю величину этого показателя, рассчитанную по конкурентам компании. То есть, компания должна работать в разы эффективнее других. Конечно, жесткой границы между «большой, но обычной» и «сверх» прибылью не существует.

Также нужно понимать, что такое обязательные расходы и не смешивать их с другими типами расходов. Будет разумным относить к обязательным расходам лишь те затраты, которые необходимы для поддержания существующего бизнеса на достигнутом уровне. Не больше, и не меньше. Премии персоналу, дивиденды учредителям и затраты на расширение бизнеса корректнее считать выплачиваемыми уже из прибыли. Налоговый учет пока оставим за скобками. В этом случае вся получаемая выручка (доход) логично разложится на два крупных потока – покрытие текущих расходов, необходимых для поддержания безубыточной работы, и прибыль, направляемую на расширение производства, поощрение персонала и дивиденды учредителям. Понятно, что при таком подходе способов увеличения прибыли окажется два: либо наращивать выручку с сохранением прежних расходов по абсолютной величине, либо сокращать обязательные расходы (т.е. себестоимость) при прежней выручке.

Однако выручка, как известно, возникает не сама по себе, а является результатом реализации ранее произведенного продукта. И в случае сверхприбыли такой продукт должен быть по крайней мере непростым. Классический пример – Apple. Сверхприбыль как результат продажи сверхпродукта, которого не могут повторить конкуренты. Это позволяет Apple, по крайней мере, до сих пор удерживать монопольно высокие цены (сверхцены) на свой продукт, служащий основой для извлечения сверхприбыли.

Но каким бы уникальным ни был сверхпродукт, и он возникает не из вакуума. Для того чтобы выпустить в продажу айфон, понадобился без скромности ударный труд (сверхтруд) специально собранных вместе людей. Уместно вспомнить определение пассионариев по Гумилеву – людей, способных на сверхусилие. Выдерживая единую стилистику изложения, будет справедливо назвать их сверхлюдьми. Те, кто сейчас вспомнит про сверхчеловека Ницше, пусть наберется терпения, эта параллель будет рассмотрена во второй половине статьи. Сейчас же важно понимать, что создание сверхпродукта – задача не для случайных людей, поскольку процесс создания сверхпродукта требует как раз выхода за рамки обыденности. Те, кто на такое способен, по определению оказывается «сверчеловеком». Хотя, как показывает статистика, удельный вес пассионариев редко превышает единицы процентов (по большому счету не так уж и мало).

Зато именно наличие в команде сверхлюдей защищает сверхпродукт от копирования. Правда, с оговоркой, что сегодня в большинстве случаев сверхпродуктом является не изолированный материальный товар или услуга, который фирма Х через торговую сеть продает потребителям, а симбиоз товара с технологией его продвижения. Что именно позволяет продавать айфон по сверхценам – его техническое совершенство или маркетинговая машина Apple? Вопрос риторический, ибо и то и другое одновременно. Такая же ситуация с продуктами Майкрософт, Гугл и т.д. Товар любой сверхприбыльной компании сегодня неотделим от методов его продвижения.

Следующий момент. В основе любого сверхпродукта всегда лежит принципиально новая идея – сверхидея. Не всякая идея, будучи воплощенной, даст сверхприбыль. Статистика неудачных стартапов наглядно подтверждает этот факт. Однако если рассматривать одни лишь успешные стартапы, то нельзя не отметить следующий характерный момент: неразрывность или неотделимость конкретной идеи от конкретных людей, обеспечивших ее воплощение. Не существует однозначного ответа на вопрос, что обеспечит успех стартапа в большей степени: удачная идея или люди, способные ее воплотить? Обе составляющие играют одинаково важную роль. Также к ним следует добавить учредителя, тоже подбираемого под конкретных людей сугубо индивидуально.

Именно неразрывный симбиоз «учредитель-идея-люди» создает команду для успешного бизнеса. Люди с идеей, но без учредителя не в состоянии сделать ничего. Равно как и учредитель без людей. И учредитель с людьми в отсутствие объединяющей их идеи – это тоже не команда, а собравшиеся для приятного времяпрепровождения люди. Им просто нечего друг с другом делать. Кто из них станет автором сверхидеи, совершенно неважно, она может быть даже взята извне. Важно понимать, что только полностью укомплектованный и спаянный набор индивидуально подобранных друг под друга сверхучредителя, сверхлюдей и сверхидеи порождает тот симбиоз, который отличает успешную команду от неуспешной.

К слову наиболее частой причиной неудач стартапов является как раз механистичный или комбинаторный (как в конструкторе Лего) подход к формированию команд, активно насаждаемый западными школами. Об этом пойдет речь в конце статьи.

Когда все составляющие в наличии, образуется непрерывный и самоподдерживающийся процесс, разбору которого и посвящена данная статья – кольцо управления сверхприбылью.
Кольцо управления сверхприбылью

Как работает кольцо. Во-первых, как и в любом кольце, в нем нет начала и конца – нет главных и второстепенных частей. По большому счету все равно, с какого элемента начинать его строить. Единственное, что необходимо учесть, это то, что любой процесс всегда инициируют и осуществляют люди, и начинаться он может тоже только с людей. С каких именно – роли не играет. Главное, чтобы они смогли друг друга найти: сверхучредитель мог встретиться со сверхлюдьми, и вместе они бы приняли сверхидею по созданию сверхпродукта, продажа которого принесет им всем сверхприбыль. Вот такая конструкция в стиле «Дом, который построил Джек».

После того как команда сформирована, может продолжиться дальнейшее построение кольца. Сверхлюди, совершив сверхусилие (или «сверхтруд», как на рисунке), – т.е. действие, на которое не способны их конкуренты, производят сверхпродукт, не имеющий аналогов на рынке. За что могут запрашивать сверхцену.

Ну, а дальше кольцо замыкается автоматически: сверхцены неумолимо обеспечивают сверхприбыль, которую можно и нужно будет распределять между инвестициями в расширение производства, сверхдивидендами сверхучредителю и сверхбонусом сверхлюдям.

Результат достигнут.

В чем заключается роль сверхучредителя:

  1. Уметь отличать людей, способных на сверхусилие, от обычных людей. И сверхидеи от обычных идей.
  2. Понимать отличие сверхпродукта от продукта обычного и инвестировать средства в создание именно первого, а не второго.
  3. Грамотно определять и делегировать полномочия, необходимые менеджерской команде, что само по себе очень непростой вопрос.
  4. Соблюдать баланс, распределяя получаемую прибыль между развитием бизнеса, бонусами персоналу и дивидендами себе лично.

Далеко не каждый учредитель может быть сверхучредителем. Статистика неудачных стартапов красноречиво свидетельствует об этом. Подавляющее большинство нынешних учредителей видят свою роль лишь в выделении средств и механическом наборе команд по объявлению. За что в итоге получают неизбежно отрицательный результат.

В чем роль сверхлюдей:

  1. В способности на сверхусилие при воплощении сверхидеи в сверхпродукт – своей главной задачи. От них вовсе не требуется обладать высоким коэффициентом интеллекта или работать по 16 часов в сутки. Зачитывается именно конечный результат, а не усилия по его достижению. Главный парадокс сталинской экономики, который озвучил уже после его смерти С.М.Будённый: "Вот возьмём наш Президиум ЦК КПСС (так называлось во времена Хрущева Политбюро – прим.авт.). По отдельности взять – ну муд@к на муд@ке и муд@ком погоняет, а все вместе мы – сила!" Никита Сергеевич после таких слов очень на Семена Михайловича обиделся.
  2. Как следствие, в способности выделять сверхидеи из общей массы идей и находить сверхучредителей в массе обычных учредителей.

Какими свойствами должна обладать сверхидея:

  1. Она должна описывать сверхпродукт, реализация которого обеспечит производителю монопольное либо близкое к монопольному положение на рынке в течение продолжительного срока.
  2. Она должна «зажигать» (вдохновлять) как сверхлюдей, так и сверхучредителя. Если сверхидеей кто-то из них не «горит», ничего путного не выйдет. Без энтузиазма не будет инициативы, а без инициативы никогда не родится сверхпродукт.

В принципе, структура кольца может видоизменяться (дополняться другими элементами) в весьма широких пределах. Важно только понимать ключевые условия его существования:

  1. Кольцо обязательно должно быть замкнутым.
  2. Каждый элемент кольца должен пребывать в состоянии «сверх-».
  3. В кольце должны действовать внутренние связи, обеспечивающие его устойчивость.

Почему так:

  1. С замкнутостью понятно. Капитал должен безостановочно циркулировать, порождая сверхприбыль. А в разомкнутом состоянии движение невозможно.
  2. Сверхприбыль очень чувствительна к сохранению качества «сверх-» для каждого из элементов кольца. Стоит одному из них это свойство утратить, как начнется цепная реакция разрушения кольца сверхприбыли:

- предположим, что учредитель перестал выполнять функции сверхучредителя. Например, в какой-то момент владелец компании решает устроить «ночь длинных ножей» и избавиться от «дорогостоящего менеджмента», выстроившего бизнес с нуля. Весьма типичная история, регулярно повторяющаяся во многих компаниях: команда, создавшая бизнес, и команда «эксплуатирующая» бизнес – это зачастую две разные команды. Что происходит при таком развитии событий: новый персонал, пришедший на смену старому, не обладает должным пониманием процесса, вследствие чего производство сверхпродукта при малейших изменениях внешних условий начинает сбоить, рентабельность снижается и сверхприбыль уменьшается до просто прибыли. Тот же результат имеет место, если первоначальная менеджерская команда по тем или иным причинам уходит сама.

- другой вариант, когда сверхучредитель или сверлюди утрачивают понимание сверхидеи. Не следует воспринимать сверхидею как нечто неизменное. В постоянно меняющихся обстоятельствах сверхпродукт, дабы оставаться сверхпродуктом, должен непрерывно эволюционировать, а для этого опережающими темпами должна эволюционировать и сохранять свою актуальность сверхидея. Единожды достигнутое единомыслие между членами команды требует непрерывных усилий по своему поддержанию. В противном случае – опять падение рентабельности и превращение сверхприбыли в просто прибыль.

- сверхтруд превращается в просто труд – и это совсем не редкость. Речь идет не о прилагаемых усилиях, а именно о результате труда, хотя последний с усилиями несомненно связан. Не удается сохранить сверхтруд – сверхпродукт утрачивает приставку сверх-. И т.д.

  1. Теперь о внутренних связях. По существу это инструмент для поддержания гибкого и осмысленного баланса:

- сверхлюди – штучный товар, требующий соответствующей оплаты. Их закреплению и удержанию служит сверхбонус, размер которого по абсолютной величине должен опять-таки в разы превышать средний уровень бонусов для данной отрасли. Нет сверхбонуса – сверхлюди уходят и c их уходом исчезает сверхприбыль. Хотя в процентном отношении сверхбонус к сверхприбыли может быть и не слишком большим.

- помимо сверхбонуса сверхучредитель определяет также размер ресурсов, расходуемых на расширение и качественное развитие бизнеса. Стоит им сократиться, как сверхпродукт и сверхприбыль тоже постепенно утрачивают качество «сверх-».

- третья статья расходов – сверхдивиденды. Вклад «настоящего» или «правильного» сверхучредителя ничуть не меньше, чем вклад сверхлюдей, и его труд должен оплачиваться на таком же уровне.

Отсюда становится понятным необходимость грамотного распределение полномочий. Учредитель действует на начальном (поиск ключевых менеджеров и выработка идеи) и конечном (распределение сверхприбыли) этапах, а менеджерская команда берет на себя всю середину (участие в выработке идеи, разработка и создание продукта, его продвижение и сбыт). Любое иное распределение ролей неизбежно приведет к разрушению кольца управления.

Такой подход логично вытекает из общего принципа соответствия полномочий обязанностям. Задача учредителя состоит в максимизации долговременного дохода от вложенных средств. Для этого ему не требуется быть специалистом в области создаваемого продукта – с этой целью он нанимает команду профессиональных менеджеров. Тем самым, делегируя свои полномочия. А вот менеджерам быть профессионалами жизненно необходимо – полученные ими полномочия они «переделегировать» уже не могут – сделав это, менеджеры моментально «выпадут» из процесса производства.
Кольцо управления сверхприбылью

Чтобы лучше понять распределение полномочий, рассмотрим несколько связанных с этим примеров.

Первая очень типичная и очень распространенная ошибка связана с вмешательством учредителя в текущую работу менеджерской команды. В норме учредителю очень важно правильно понять свое место в команде: либо он нанимает менеджеров для реализации сверхидеи и, делегировав им полномочия, не вмешивается в текущую деятельность, либо сам выступает в качестве постоянно работающего менеджера, но тогда и менеджерская ответственность тоже остается за ним. Любые промежуточные варианты будут неизбежно приводить к нарушению принципа единоначалия и конфликту интересов.

Симметричная ошибка состоит в стремлении менеджерской команды «подмять» право распределения сверхприбыли. Когда это происходит, сверхприбыль начинает направляться на неконтролируемое наращивание объемов продаж, так как размер бонусов пропорционален обороту. Что тоже не есть хорошо. Ибо параллельно растут сопутствующие риски (при «правильном» распределении полномочий часть сверхдивидендов неизбежно направляется на создание определенного «страхового фонда», а в рассматриваемом случае он будет проедаться). Это опять приведет к конфликту интересов – учредитель заинтересован в сохранности капитала, и данную ответственность делегировать никому не может. Значит, он обязан сохранить за собой и необходимые полномочия – изымать и вкладывать деньги в бизнес. Как только учредитель этих полномочий лишается, образуется перекос – учредитель остается наедине с ответственностью за капитал, но без полномочий, а менеджеры приобретают полномочия по распоряжению капиталом, но без ответственности. В итоге стабильный ранее процесс теряет равновесие. Примерами того, как неконтролируемый рост оборотов привел к гибели успешную и прибыльную компанию, заполнено немало учебников по менеджменту.

Наконец несколько слов о сверхчеловеке Ницше. Модный ныне Н.Н.Талеб (до Ницше скоро дойдем) ввел в оборот термин «Интеллектуалы-но-Идиоты» (ИнИ). Главным отличительным признаком ИнИ является шаблонность поведения. Талеб даже составил шуточный реестр конкретных шаблонных действий, которые позволяют определять ИнИ на практике. Нешуточным здесь является тот факт, что доля таких людей крайне высока. История прошедших экономических кризисов показывает, что только нескольким процентам их «участников» удается избежать потерь. А 90% и более во время кризиса теряют свои накопления, в первую очередь, из-за стадности поведения.

С точки зрения статьи это говорит о том, что успех при извлечении сверхприбыли тоже может сопутствовать лишь небольшому числу претендентов. Качество «сверх-», которое требуется внедрить во все элементы кольца, заставляет участников выходить за привычные рамки поведения, а не оставаться внутри них по примеру большинства.

И в этом заключается ключевой момент статьи – признание и понимание того простого факта, что мир неоднороден и состоит как минимум из двух типов принципиально разных людей. Сама по себе эта мысль не нова и регулярно муссируется еще со времен Ветхого Завета, провоцируя то широкие дискуссии, то наоборот компании по запрету их. Однако факты – вещь упрямая. Одно только существование ИнИ как социальной группы уже доказывает, что социум не может быть однородным. Что помимо них обязательно должна существовать альтернативная группа лиц, качественно отличающаяся от ИнИ в социальном плане. Говоря строгим научным языком, мы должны признать существование как минимум двух социальных норм, которые условно можно охарактеризовать как статистическая и физиологическая нормами.

Социальная статистическая норма – это привычное и хорошо всем известное со школьной скамьи  математическое среднее, взятое по всему социуму сразу. Нормальный человек в статистическом смысле представляет собой того самого ИнИ, о котором на своем полудилетантском птичьем языке пытается говорить Талеб. Человека в меру эрудированного, и не в меру шаблонного. Все знания и опыт ИнИ – это всегда почерпнутый извне набор чужих шаблонов поведения. Комбинируя их, ИнИ строит свою жизнь. Понятно, что как только появляется ситуация, в которой ни один шаблон не подходит, ИнИ тут же попадает впросак. Любой экономический кризис в этом смысле – это десятки миллионов ИнИ, садящихся в лужу одновременно. Исключительно в силу схожести своего поведения.

Одновременно с этим является очевидным, что биологический вид homo sapiens, состоящий из одних только ИнИ, не смог бы успешно выжить и распространиться по всему земному шару. Следовательно, наблюдаемая на практике статистическая норма не может являться нормой в биологическом и/или физиологическом смысле. Помимо нее внутри социума неизбежно должна существовать отдельная категория людей, которые способны произвольно управлять своим поведением и преодолевать ограничения накопленных шаблонов поведения. Именно их усилиями создается новое знание и именно они обеспечивают выживание вида в целом. Пусть численность такой группы невелика и на фоне статистического большинства не превышает уровня шумов, но отрицать ее существование невозможно.

Об этом, собственно, и пытался сказать Ницше в своих работах. Сверхчеловек в его представлении – это своего рода «homo vulgaris», путем длительного труда над собой эволюционировавший до уровня полноценного homo sapiens. Человека, активно использующего свои биологически заложенные возможности. С позиции среднестатистического человека полноценный homo sapiens – это действительно, сверхчеловек (безо всяких кавычек), которого статистическое большинство зачастую активно не любит и при первой же возможности старается отправить на костер. При том, что в физиологическом или анатомическом смыслах ни о какой приставке «сверх-» и речи не идет.

Скорее наоборот, статистически нормальный homo vulgaris по отношению к физиологически нормальному homo sapiens является недочеловеком в эволюционном смысле. Ущербным, в силу ограниченности своих поведенческих реакций. Теоретически (биологически) никто не мешает любому homo vulgaris за один вечер превратиться в homo sapiens, но, как показывает практика, этого никто не хочет делать. Современные интернет-болваны, цитирующие Ницше «Бог умер», не догадываются о существовании второй части этой цитаты – «Бог умер.. в Человеке…». С которой фраза приобретает совершенно иной смысл.

И в этом смысле «сверхлюди из кольца управления», которым посвящена данная статья – никакие не супермены, а всего лишь физиологически нормальные люди, отличающиеся от остальной массы тем, что сохранили в себе творческое пассионарное начало. А добываемая ими сверхприбыль – всего-навсего «физиологически нормальная» прибыль, которая, так уж сложилось, в разы превышает «статистически нормальную» недоприбыль у подавляющего большинства. К слову, современное западное образование здесь очень сильно подгаживает своим адептам. Ориентируясь на массовость обучения, т.е. на урезанные возможности статистического большинства, единственное, что оно внедряет в головы студентов, это тот или иной набор шаблонов поведения. А навык преодоления шаблонов исключается из учебной программы, поскольку не может быть усвоен 90% учащихся, и его преподавание «ущемляет права тупых». В итоге «не доставайся же ты никому» – стены высшей школы покидают плотные ряды «одинаково тупых», которые к тому же накрепко убеждены в безальтернативности полученных шаблонов. Нетрудно понять, что возможность извлекать сверхприбыль на практике для них перекрыта навсегда. Даже столкнувшись вживую с работающим кольцом управления, они будут не столько способствовать его работе, сколько препятствовать и разрушать его.

Ярчайший и одновременно одиознейший пример кольца управления сверхприбылью (или стартапа в широком толковании этого слова) – советская экономика 1922-1952 г.г. Вот уж где качество «сверх-» проявилось в наивысшей степени. В ней сошлось все: невиданная до того сверхидея, фигура Сталина в качестве сверхучредителя, подчиненные ему сверхлюди, которых даже такой «искренний» противник СССР, как Черчилль, называл «сообществом крокодилов с образцовыми интеллектами», сверхтруд и сверхпродукт в виде 13% среднегодовых темпов роста на протяжении целых 30 лет. И сверхбонусы для сверхлюдей как со знаком плюс, так и со знаком минус, выплачиваемые в принудительном порядке. Все было сплавлено в единое кольцо, обеспечившее 40-кратный рост промышленности всего за 30 лет, невзирая на прошедшую в это время мировую войну и полное отсутствие внешних инвестиций. Для наглядного сравнения: США за тот же самый 30-летний период смогли нарастить производство промышленных товаров всего лишь в 3 раза. Можно по-разному относиться к СССР того времени, но сверхрезультат в виде созданной промышленности говорит сам за себя.

Что характерно, алгоритм управления предприятиями был очень близок к описанному кольцу управления: каждое предприятие получало план по выпуску продукции в натуральном выражении плюс верхний порог себестоимости для нее. Сверхприбыль, образующаяся за счет выпуска сверхплановой продукции, либо за счет снижения себестоимости, делилась пополам между бюджетом и предприятием. Из бюджета деньги возвращались в промышленность в виде средств на развитие производства, а ту часть, что оставалась в распоряжении предприятия, последнее могло расходовать по своему усмотрению. Немудрено, что при таких условиях стимулирования все предприятия лезли из кожи вон для перевыполнения плана. Это как если сейчас в какой-нибудь компании учредители начнут премировать низовой персонал в размере 50% от стоимости проданных сверх плана услуг. Такая компания моментально продемонстрирует чудеса роста, недостижимые для остальных.

Сталин, надо отдать ему должное, прекрасно понимал силу сдельной оплаты труда и в свободное от вынесения приговоров время внедрял ее повсюду, где только мог. Одновременно он понимал и ключевую роль сверхлюдей в организации производства. Ибо «Arbeit (конечно) macht frei», но гораздо большую роль в ускоренной индустриализации СССР сыграло «Jedem das seine». Без уникальных и незаменимых сверхлюдей сверхприбыли не существовало. С чего началось построение управленческой системы СССР – с образования т.н. «номенклатуры ЦК» – избранной группы людей, наделенных особыми правами, включавшими в себя иммунитет от регионального руководства и в какой-то мере от подсудности обычному законодательству. Одновременно с этим работал механизм регулярной чистки команд от субпассионариев. Применяемые методы оставляли желать лучшего, но история не знает сослагательного наклонения.

Как только Сталина сменил Хрущев, кольца управления во всей промышленности моментально стали рассыпаться. Хрущев начал с кадровых перестановок – замены части сверхлюдей обычными людьми. Примерно как работающий в ядерном реакторе уран разбавить ранее выброшенным шлаком. Как только это произошло, оставшиеся сверхлюди оказались неспособны выполнять свою главную функцию. Полномочия низов забрал себе центр – и… перестал быть сверхучредителем. Предприятия лишили права распоряжаться сверхплановой прибылью – внутренние связи, обеспечивающие устойчивость кольца исчезли. В итоге темпы прироста экономики неуклонно покатились вниз, и в 1991 страны не стало. Можно только поражаться запасу прочности, который был накоплен всего за 30 лет успешной работы.

     Что происходит сегодня.

«История стала легендой. Легенда превратилась в фарс. А потом уже и анекдотов всяких насочиняли» (с). Кольцо управления перекочевало с государственного на уровень отдельных компаний, где периодически проявляет себя. Тогда мир обогащается еще одной «историей успеха». Из которой толпы дипломированных ИнИ клепают очередную Легенду об «исключительном, и ранее никому неизвестном», но одновременно Универсальном Шаблоне Поведения. Легенда, отразившись в многочисленных учебниках по менеджменту, вырождается в фарс, пересказываемый на примитивном уровне всевозможными блогерами от экономики. Последние, не имея ИнИ-шного опыта и образования, и переняв у тех только самую последнюю букву, низводят фарс до уровня анекдотов в духе Гарри Поттера. Где добыча сверхприбыли в их изложении оказывается неразрывно связана с Тайным Знанием, сообщаемым исключительно этими блогерами, и присутствием Волшебных Артефактов Основателей. Только за неимением в реальном мире Меча Гриффиндора, Диадемы Равенкло и Чаши Хафлпафа эту роль блогеры присваивают Джинсам Билла Гейтса, Опухоли Стива Джобса и Крайней Плоти Сергея Брина.

Перед тем, как начинать возмущаться, задумайтесь о том, что в реале именно так все и обстоит. На каждую историю успеха приходится по несколько сот историй неуспеха, а единственная категория лиц, получающая из всего этого стабильный доход – консультанты, преподаватели менеджмента, коучи, блогеры и т.д. То есть, те, кто сами не в состоянии сделать н-и-ч-е-г-о. Зато готовы неограниченно учить других.

Поэтому первое, что приходится делать на практике, это ограничивать себя в применении каких бы то ни было теорий. Данный тезис идет вразрез с общепринятым подходом к менеджменту, но статистика говорит в его пользу. Пока что в силу каких-то удивительных и до конца невыясненных причин так и не появилось ни одного успешного подражателя Microsoft, Google и пр. Хотя учебников о том, как следует повторить их успех, напечатан не один миллион экземпляров.

Читатели, которым посчастливилось лично работать в сверхприбыльных компаниях, наверное, тоже обращали внимание, что теоретические знания, безусловно, облегчают создание сверхприбыльного бизнеса, но решающей роли все-таки не играют. Зато без практического навыка выделять из общей массы сверхучредителей, сверхлюдей, сверхидею обойтись не удается никому. Но в отличие от академических знаний этот навык невозможно ни формализовать, ни передать через обучение. Он либо проявляется в нужный момент сам по себе, либо не проявляется вообще. Как у композиторов – знание, как написать симфонию, не гарантирует ее создания на практике. Можно только констатировать задним числом, оказалась конкретная попытка успешной или нет. С кольцом управления то же самое. Ведь не случайно время работы «внутри кольца» оставляет в памяти всех его участников то неизгладимое и незабываемое ощущение творческого полета, к которому им потом хочется вернуться всю жизнь, и которое оставляет о себе память как о лучшем времени в жизни.

Читатели, не обладающие подобным опытом, могут попробовать проанализировать собственную компанию с позиции данной статьи. Наверняка обнаружится, что какие-то элементы кольца в спящем виде у вас уже присутствуют. Попытайтесь для тренировки определить, каких элементов не хватает. Не факт, что это удастся сразу, но новый взгляд на хорошо знакомых людей и управленческие отношения внутри своей компании вы наверняка получите.

PS Для скептиков хочу добавить, что статья написана на основе практического опыта работы в банках в 90-е и нулевые. Не следует считать, что описанные в статье сверхучредители и сверхлюди – это какие-то супермены в смокингах от Джеймса Бонда или красных трусах поверх синего трико. Большинство из них о существовании словосочетания «кольцо управления» по сей день не догадываются. Что не мешает зарабатывать больше других. Птице для того, чтобы летать, не требуется диплом о высшем образовании или докторская степень в области аэродинамики. Все, что на самом деле необходимо, это нормальная физиология и мотивация к полету. На практике многие из успешно работавших колец управления состояли из людей весьма разнородных и от экономики далеких. Другой вопрос, что их качества оказывались востребованы самой логикой кольца, и последнее как бы втягивало нужных людей внутрь себя. А там уже всех объединяли решительность, понимание общей цели и наличие здравого смысла.

Простой пример и парадокс одновременно: самые успешные биржевые инвесторы и спекулянты по факту получаются из людей изначально с экономикой не связанных. Интересующимся рекомендую не полениться прочитать «Покер лжецов» Майкла Льюиса, где он описывает собственный опыт работы в Salomon Brothers и работавших в нем людей, которые обеспечили банку как резкий рост относительно конкурентов, так и резкое падение. Помимо корпоративного Salomon-а кто персонально из наиболее успешных инвесторов сейчас на слуху? Сорос – так он тоже по образованию не экономист, а философ. Карл Айкан, о котором не так давно писал РБК – снова философ. Талеб – опять философ. Что за ерунда? Это как если наиболее успешными программистами оказывались бы не профессионалы, а выпускники филологических вузов, для которых обычную таблицу умножения запомнить – уже огромный труд.

Тем не менее факт имеет место быть. Подумайте отчего?

PPS Поскольку через обратную связь приходят просьбы от людей, не связанных с финансовым сектором, пояснить насчет процентов годовых, приведу еще один пример. На сегодня средняя ставка по кредитам (она же средняя доходность кредитного портфеля) грубо, с точностью до первого знака, составляет около 20% годовых. При том, что ставка по депозитам (тоже грубо) – 10% годовых. Т.е. имея кредитный портфель 1 млрд.руб. банк получает от его размещения 200 млн. в год, при этом выплачивая держателям депозитов 100 млн. На оставшиеся 100 млн. он содержит персонал, платит налоги, арендует/покупает здания, совершает закупки и т.д.

Если банк хочет нарастить обороты и прибыль, он вынужден набирать дополнительных сотрудников, обеспечивая их помещениями, оборудованием и пр. То есть, нести расходы, которые в норме будут давать прирост кредитного портфеля и такую же норму прибыли, что и уже имеющийся портфель.

Теперь предположим, среди персонала банка появляется группа людей, которая начинает обслуживать заметно большее число заемщиков в пересчете на одного сотрудника. Банк, не неся дополнительных затрат, получает повышенную прибыль из-за того, что число сотрудников и удельный вес расходов в пересчете на 1 рубль кредитного портфеля сократился. Или другой вариант: та же самая группа людей значимо уменьшает процент невозвратов (потерь) по кредитам. Это тоже приводит к появлению дополнительной прибыли у банка. Когда величина «превышения» над прежней прибылью становится значительной, то можно говорить о том, что банк стал сверхприбыльным.

Естественно, если предправ банка не дурак, он будет держаться за своих «стахановцев» двумя руками, дабы те не ушли конкурентам. Платя им повышенные премии, прощая свободомыслие, мелкие грешки и т.д.

Но при этом нужно четко понимать, что просто так из ничего повышенная производительность труда не возникнет. Если она уже есть, то в ее основе всегда лежат чьи-то мозги – сверхидея. Которую из-за невозможности копирования этих мозгов не способны воспроизвести конкуренты.

Аналогию с реальным производством дальше провести несложно.

 


Оцените статью